Ответственность пристава за бездействие

От ошибок никто не застрахован, но некоторые из них могут стоит дорого. Два дела, дошедших до Верховного суда, подтверждают, что в исполнительном производстве цена просчетов велика. Бездействия судебных приставов привели к тому, что граждане потеряли возможность вовремя получить свои законные деньги: дела затянулись не на один год, а государству это грозит потерей нескольких миллионов рублей.

Задержка по зарплате привела в суд

Фирма «ДЭФНЭ», занимающаяся оптовой торговлей, задолжала своей сотруднице Жанне Рыбаковой* с 2006 года 522 925 руб. заработной платы. Женщина числилась в штате, хотя уже не работала, а трудовой договор с ней продолжал действовать. Сначала Рыбакова пыталась добиться расторжения трудового договора и выплаты зарплаты мирным путем, но ей это не удалось. Тогда сотрудница обратилась в 2008 году в суд. Октябрьский районный суд Новороссийска в феврале 2009 года возложил на директора компании – Ольгу Кондрашову* – обязанность расторгнуть со своей работницей трудовой договор и выплатить ей долг.

Тогда же судебные приставы Новороссийска возбудили два исполнительных производства. А глава фирмы, чтобы уклониться от исполнения решения суда, продала ООО «ДЭФНЭ» другому лицу. Как итог – 8 апреля 2009 года по договору уступки права требования ООО «Знак Огня» стало правопреемником компании.

Октябрьский районный суд Новороссйиска четыре раза в период с 2011 по 2013 год по жалобам Рыбаковой признавал незаконность бездействия должностных лиц службы судебных приставов, которым так и не удалось довести до исполнения решение суда.

Рыбакова, уставшая от такой нескончаемой борьбы, обратилась в Октябрьский районный суд Краснодара, чтобы взыскать с Управления ФССП по Краснодарскому краю убытки и компенсацию морального вреда на общую сумму 2,4 млн руб.

Суд Рыбаковой отказал, придя к выводу, что заявительница не представила доказательств незаконности бездействия судебных приставов. По мнению суда, Рыбаковой не удалось доказать и причинение ей физических или нравственных страданий действиями ответчика. Краснодарский краевой суд оставил решение первой инстанции в силе (дело № 33-10950/2015).

Безмотивационные решения нижестоящих инстанций

Тогда Рыбакова обратилась с жалобой в Верховный суд. В ВС согласились с позицией заявительницы, указав, что выводы нижестоящих судов о недоказанности причинения убытков, физических и нравственных страданий Рыцаревой сделаны без учета фактических обстоятельств дела и не мотивированы (дело № 18-КГ15-243). Судьи ВС сослались на решения Октябрьского районного суда Новороссийска, который четырежды признавал незаконность бездействия должностных лиц службы судебных приставов.

Как отметили в ВС, требования заявительницы о компенсации морального вреда в апелляции и вовсе не оценивали, так как в решении не указаны доводы, по которым суд их отверг. «Тройка» под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение Краснодарского краевого суда и отправила дело на новое рассмотрение обратно в апелляцию (прим. ред. – дело пока не рассмотрено).

Бездействием приставов воспользовался должник

В другом деле от действий, а точнее бездействий приставов ущерб оказался значительнее. Владимир Левицкий* задолжал Антону Платонову* 21 млн. руб. Приставы Преображенского РОСП УФССП России по Москве в июне 2013 года возбудили исполнительное производство о взыскании с должника этой суммы. В ноябре 2013 года кредитор обратился к судебным приставам, чтобы они наложили арест на имущество должника, находящееся в общей совместной собственности его и супруги. Приставы этого не сделали.

А спустя месяц жена Владимира Левицкого продала Сергею Лебедкину* 1/3 доли в праве собственности на жилой дом и земельный участок. В то же самое время супруги Левицкие нотариально удостоверили договор о разделе общего имущества, по которому в собственность экс-жены перешли земельный участок с жилым домом, а также автомобиль.

Преображенский районный суд Москвы в апреле 2014 года признал незаконными действия судебного пристава-исполнителя – Ирины Глушаковой*, которая не наложила арест на общее имущество супругов (дело № 2-2922/2014 ~ М-1979/2014). Апелляция оставила это решение без изменений.

Исполнительное производство не закончилось: не переживайте

Опираясь на выводы этих судебных актов, Платонов обратился в Мещанский районный суд Москвы с иском к РФ в лице ФССП, чтобы взыскать убытки на сумму 8,1 млн руб.

Суд отказал заявителю, ссылаясь на то, что признание незаконным бездействия пристава не является основанием для взыскания в пользу истца убытков. Первая инстанция исходила из того, что Левицкий получает зарплату, исполнительное производство еще не закончилось, значит, еще есть возможность взыскать деньги с должника. Кроме того, суд подчеркнул, что для обращения взыскания на долю супруга-должника сначала требовалось произвести ее выдел, а это не входит в обязанности судебного пристава-исполнителя. Апелляция это решение оставила без изменений (дело № 33-24074/2015).

Верховный суд обнаружил множество ошибок

Платонов обжаловал эти акты в Верховном суде. В ВС указали, что для наступления ответственности за бездействие судебного пристава необходима совокупность условий: 1) наступление вреда; 2) противоправное поведение причинителя вреда (действие или бездействие); 3) причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; 4) вина причинителя вреда.

ВС пришел к выводу, что нижестоящие инстанции не установили, можно ли было обратить взыскание на имущество, находившееся в общей совместной собственности супругов Левицких (дело № 5-КГ16-37). Кроме того, суды не учли, что наложить арест на имущество супругов можно независимо от того, кто из них является его титульным владельцем. ВС решил, что апелляция не установила причинно-следственную связь между бездействием пристава и тем обстоятельством, что истец не получил удовлетворения из имущества, которое экс-супруга Левицкого продала.

Судьи ВС пояснили, что нижестоящие инстанции не выяснили, имеется ли иное имущество у должника для удовлетворения требований кредитора и отвечает ли таким требованиям зарплата Левицкого. Обязанность по доказыванию этих фактов возлагается на приставов.

«Тройка» под председательством Вячеслава Горшкова отменила решение апелляции и отправила дело на новое рассмотрение обратно в Московский городской суд (прим. ред. – заседание назначено на 18 июля 2016 года).

* – имена и фамилии изменены редакцией

Бюллетень Федеральной службы судебных приставов, № 2, 2010.

Шевченко Светлана Игоревна
советник отдела судебной защиты и судебно-аналитической деятельности Правового управления ФССП России

Ефимова Валентина Николаевна
заместитель начальника Правового управления ФССП России

Проверка органами прокуратуры деятельности судебных приставов-исполнителей проводится чаще всего по заявлениям граждан и организаций – сторон исполнительного производства, обратившихся в органы прокуратуры. При этом в случае выявления в действиях судебных приставов-исполнителей нарушений закона прокурор применяет меры прокурорского реагирования.

Как правило, до обращения в суд с заявлением об оспаривании действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей прокурор вносит руководителю территориального органа ФССП России представление об устранении нарушений закона. Данное полномочие предоставлено прокурорам ст. 22 Федерального закона от 17.01.1992 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре). Представляется, что обращение в суд является крайней мерой, которую применяет прокурор.

Полномочия по обращению в суд предоставлены прокурорам ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) и ст. 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Кроме того, по вопросам полномочий по обращению прокуроров в суд издан приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 02.12.2003 № 51 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве». Согласно данному приказу прокурор может обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В порядке реализации предоставленных ч. 3 ст. 45 ГПК РФ полномочий обязательным является участие прокурора в рассмотрении следующих дел:

  • о выселении без предоставления другого жилого помещения;
  • о восстановлении на работе в связи с прекращением трудового договора;
  • о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении трудовых и служебных обязанностей, а также в результате чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

В иных случаях прокурор вступает в процесс и дает заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, если истец или ответчик по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может лично отстаивать в суде свои права и свободы либо спор приобрел особое общественное значение в субъекте Российской Федерации или муниципальном образовании.

Однако в судах общей юрисдикции не выработана единая позиция по вопросу возможности оспаривания действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей прокурором.

Так, в соответствии со ст. 121 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства и иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием).

В силу п. 1 ст. 49 Закона об исполнительном производстве взыскателем и должником могут быть гражданин или организация, а также объединение граждан, не являющееся юридическим лицом.

Закон о прокуратуре также не предусматривает возможность оспаривания прокурором постановлений судебных приставов-исполнителей в порядке ст. 441 ГПК РФ и Закона об исполнительном производстве.

Согласно толкованию, данному в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», исполнение судебного решения является составляющей частью судебного разбирательства.

Функция осуществления прокурором надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, в ходе осуществления судом правосудия по гражданским делам, ГПК РФ не предусмотрена и, следовательно, не распространяется на стадию исполнения судебных постановлений как на составную часть судебного разбирательства.

Данной позиции придерживаются, в частности, Котласский районный суд Архангельской области и Саратовский областной суд.

Вместе с тем право прокурора на обжалование действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, как правило, не ставится судами под сомнение в случаях, когда прокурором подано заявление:

  • в интересах Российской Федерации и муниципальных образований о признании незаконными действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в рамках исполнительных производств по взысканию административных штрафов;
  • в интересах несовершеннолетних о признании незаконными действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в рамках исполнительных производств по взысканию алиментных платежей.

Данное обстоятельство обусловлено тем, что право прокурора на обращение в суд в указанных случаях предусмотрено ст. 45 ГПК РФ.

Оспаривание бездействия судебных приставов-исполнителей

Как правило, основанием для оспаривания прокурорами бездействия судебных приставов-исполнителей служит непринятие мер по исполнению исполнительного документа, в том числе:

  • ненаправление запросов в регистрирующие органы;
  • неналожение ареста на имущество должника;
  • непроведение проверки имущественного положения должника;
  • необъявление розыска должника или его имущества;
  • непроведение проверки кассы должника-организации.

Так, Балтийским районным судом города Калининграда рассмотрено заявление прокурора о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению требований исполнительного листа о взыскании алиментов, поданное в защиту интересов несовершеннолетнего Г.

Судом установлено, что алименты с должника не взыскивались с момента возбуждения исполнительного производства, меры принудительного исполнения не применялись, место нахождения должника и его имущества не установлено. Прокурором было внесено представление об устранении нарушений законодательства об исполнительном производстве руководителю Управления Федеральной службы судебных приставов по Калининградской области – главному судебному приставу Калининградской области, который, в свою очередь, направил поручение о постановке исполнения данного исполнительного производства на контроль начальнику отдела – старшему судебному приставу. Однако какие-либо меры по исполнению исполнительного документа предприняты не были.

С учетом указанных обстоятельств бездействие судебного пристава-исполнителя по непринятию мер по своевременному, полному и правильному исполнению требований исполнительного листа о взыскании алиментов признано незаконным.

Елизовский городской прокурор обратился в суд с заявлением об оспаривании бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в неисполнении постановления судьи по делу об административном правонарушении в части административного приостановления деятельности общежития – запрета эксплуатации общежития для студентов профессионально-технического училища в период с 16.02.2009 по 16.05.2009.

Причинами бездействия судебного пристава-исполнителя послужили затруднения в части исполнения решения суда о запрете эксплуатации общежития, связанные с переселением проживающих в нем граждан. В связи с этим в соответствии с ч. 1 ст. 32 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о разъяснении способа и порядка исполнения требований исполнительного документа. В своем заявлении судебный пристав-исполнитель указал, что в общежитии проживают граждане, не являющиеся учащимися ПТУ, которые производят оплату за пользование жилым помещением и электроэнергию, имеют на иждивении несовершеннолетних детей, и для многих из которых данное жилье является единственным. Выселение подразумевает освобождение жилого помещения, указанного в исполнительном документе, от выселяемого и его имущества, а также запрет выселяемому пользоваться освобожденным помещением. В связи с этим, по мнению судебного пристава-исполнителя, выселение указанных граждан из общежития повлечет нарушение их конституционных прав, так как в исполнительном документе указаний о выселении (переселение) не содержится.

Решением Елизовского районного суда Камчатского края заявление прокурора удовлетворено, бездействие судебного пристава-исполнителя признано незаконными. При этом суд указал, что судебным приставом-исполнителем не исполнены содержащиеся в постановлении судьи требования об административном приостановлении деятельности общежития в части запрета эксплуатации указанного общежития, а именно: судебным приставом не произведено опечатывание помещений общежития, как это требуется в соответствии с ч. 2 ст. 109 Закона об исполнительном производстве.

Кинешемским городским судом Ивановской области рассмотрено заявление Кинешемского городского прокурора, поданное в интересах В., о признании незаконным бездействия начальника подразделения судебных приставов – старшего судебного пристава отдела, выразившегося в непринятии мер по восстановлению исполнительного производства.

Судом в ходе рассмотрения жалобы установлено, что в результате аварии отопительной системы, произошедшей в подразделении судебных приставов в 2007 году, исполнительное производство о взыскании в пользу В. алиментов на содержание ребенка утрачено. Однако начальником подразделения судебных приставов в нарушение приказа ФССП России от 29.10.2007 № 507 «Об организации работы по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств в Федеральной службе судебных приставов» не предприняты меры по восстановлению материалов исполнительного производства и исполнительного листа. В связи с этим заявление прокурора было удовлетворено судом.

Вместе с тем имеют место случаи, когда прокурором оспаривается бездействие судебных приставов-исполнителей, не связанное с исполнением требований исполнительного документа.

Так, в январе 2009 года Шалинским городским судом Чеченской Республики рассмотрено 49 заявлений прокурора Курчалоевского района Чеченской Республики о признании незаконным бездействия судебных приставов-исполнителей Шалинского межрайонного отдела УФССП России по Чеченской Республике. Все 49 заявлений удовлетворены судом.

Основной причиной удовлетворения требований прокурора послужило то, что судебными приставами-исполнителями по 49 исполнительным производствам по истечении срока, установленного должникам для добровольного исполнения исполнительных документов, не приняты меры по взысканию исполнительского сбора. Кроме того, указанные исполнительные производства окончены, однако должникам не были направлены копии постановлений об окончании исполнительного производства. Таким образом, судебными приставами-исполнителями нарушены требования ст.ст. 30, 47, ч. 1 ст. 112 Закона об исполнительном производстве, ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее – Закон о судебных приставах).

Оспаривание действий судебных приставов-исполнителей по отказу в возбуждении исполнительного производства

Удовлетворение заявлений прокуроров данной категории обусловлено, прежде всего, неправильным толкованием судебными приставами-исполнителями установленных законодательством требований к исполнительным документам.

Так, Истринский городской прокурор Московской области обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства по делу об административном правонарушении.

В адрес судебного пристава-исполнителя поступило постановление-квитанция, вынесенное инспектором ДПС ОГИБДД Истринского УВД о наложении на К. наказания в виде штрафа.

Однако судебный пристав-исполнитель отказал в возбуждении исполнительного производства, сославшись на п. 4 ст. 31 Закона об исполнительном производстве. Так, по мнению судебного пристава-исполнителя, исполнительный документ не соответствует ст. 13 Закона об исполнительном производстве, а именно: в исполнительном документе отсутствуют наименование дела или материалов, на основании которых выдан исполнительный документ, их номера; резолютивная часть не содержит требований о возложении на должника обязанности по передаче взыскателю денежных средств.

Судом при рассмотрении заявления установлено, что постановление-квитанция о наложении на К. административного наказания в виде штрафа соответствует требованиям ч. ст. 32.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку в нем содержатся:

  • ссылка на ч. 1 ст. 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающую административную ответственность за данное правонарушение (то есть, по мнению суда, указано наименование материала об административном правонарушении);
  • номер постановления-квитанции;
  • резолютивная часть постановления-квитанции содержит требование о возложении на должника обязанности по передаче взыскателю денежных средств (требование об оплате штрафа).

Суд также указал следующее.

Постановление-квитанция о наложении административного наказания вступило в законную силу. Лицо, привлеченное к административной ответственности, не уплатило штраф добровольно в предусмотренный законом тридцатидневный срок. Административный материал был направлен в службу судебных приставов для взыскания штрафа в порядке, предусмотренном федеральным законодательством, поскольку постановление-квитанция имеет силу исполнительного документа.

На основании изложенного постановление судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства отменено судом.

Аналогичные решения об отмене постановлений судебных приставов-исполнителей вынесены Истринским городским судом по 30 заявлениям Истринского городского прокурора.

Оспаривание действий судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительного производства

Практика рассмотрения судами заявлений прокуроров об оспаривании действий судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительного производства не является распространенной.

Прокурор Архаринского района Амурской области в марте 2009 года обратился в суд с 18 заявлениями о признании незаконными действий судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительных производств о взыскании с должника-организации в пользу граждан задолженности по заработной плате.

В обоснование заявленных требований прокурор указал, что исполнительные производства возбуждены судебным приставом-исполнителем на основании удостоверений комиссии по трудовым спорам, которые подписаны ее председателем, не имевшим на то полномочий, так как на день выдачи удостоверения комиссия по трудовым спорам организации-должника не существовала.

Кроме того, прокурором указано, что в нарушение положений информационного письма ФССП России от 06.12.2005 № 12/1-01-4367-НВ «О результатах реализации на практике законодательства об исполнительном производстве», взыскателями при предъявлении удостоверений комиссии по трудовым спорам не были представлены копии решений, на основании которых были выданы исполнительные документы.

По результатам рассмотрения судом указанных заявлений о признании действий судебных приставов-исполнителей по возбуждению исполнительных производств признаны правомерными, в удовлетворении заявленных прокурором требований отказано.

При этом суд руководствовался следующим.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 12 Закона об исполнительном производстве удостоверения, выдаваемые комиссиями по трудовым спорам, являются исполнительными документами, направляемыми (предъявляемыми) судебному приставу-исполнителю. Основания для отказа в возбуждении исполнительного производства предусмотрены ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве. Поскольку удостоверения комиссии по трудовым спорам соответствовали требованиям, предъявляемым к исполнительным документам, установленным ст. 13 Закона об исполнительном производстве, то основания для отказа в возбуждении исполнительного производства отсутствовали.

В соответствии с ч. 1 ст. 12 Закона о судебных приставах в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Перечень исполнительных действий, которые может совершать судебный пристав-исполнитель при исполнении требований, содержащихся в исполнительных документах, предусмотрен ч. 2 ст. 12, ст. 64 Закона об исполнительном производстве. Вместе с тем, ни Закон о судебных приставах, ни Закон об исполнительном производстве не возлагают на судебного пристава-исполнителя обязанность по проверке законности предъявленных исполнительных документов.

О том, что исполнительное производство возбуждается лишь на основании удостоверения комиссии по трудовым спорам, указано также в ст. 389 Трудового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, информационное письмо ФССП России, на которое ссылался прокурор в своих заявлениях, носит рекомендательный характер и относится к периоду действия Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве», утратившего силу.

Оспаривание действий судебных приставов-исполнителей по окончанию исполнительных производств

Основанием для обращения прокуроров в суд с заявлениями данной категории служит преждевременное окончание исполнительного производства, сопряженное с непринятием судебным приставом-исполнителем всех предусмотренных законом мер по исполнению требований исполнительного документа.

Так, Змеиногорский межрайонный прокурор обратился в суд с 3 заявлениями об оспаривании постановлений об окончании исполнительных производств по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве.

Основаниями для обращения в суд послужили ненаправление судебными приставами-исполнителями запросов в налоговые инспекции, Пенсионный фонд Российской Федерации, ФГУП «Ростехинвентаризация», а также непринятие мер по установлению места работы должника.

Суд пришел к выводу о том, что окончание исполнительных производств является необоснованным, если судебным приставом-исполнителем не предпринят исчерпывающий комплекс мер по исполнению исполнительного документа. На основании изложенного заявления прокурора признаны обоснованными, а постановления судебных приставов-исполнителей об окончании исполнительных производств – незаконными.

Вместе с тем имеют место случаи оспаривания прокурорами по указанным основаниям постановлений об окончании исполнительных производств, суммы взыскания по которым являются незначительными (например, на основании постановлений о взыскании административного штрафа за нарушение правил дорожного движения).

В соответствии с ч. 5 ст. 4 Закона об исполнительном производстве одним из принципов, в соответствии с которыми осуществляется исполнительное производство, является соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения

В то же время стоимость имущества должника, сведения о котором могут представить отдельные регистрирующие органы (например, ГИБДД, Росреестр), как правило, многократно превышает сумму взыскания по вышеуказанным исполнительным документам.

В связи с изложенным направление запросов в органы, регистрирующие дорогостоящее имущество, в рамках исполнительных производств о взыскании незначительных сумм денежных средств представляется нецелесообразным.

Прокурор Сусанинского района Костромской области обратился в суд с заявлением о признании действий судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительного производства незаконными. В обоснование заявленных требований прокурор указал следующее.

Постановлением Сусанинского районного суда Костромской области деятельность индивидуального предпринимателя К. по использованию торцовочного станка была приостановлена на срок до 90 суток.

Однако по истечении 35 суток с момента вынесения постановления суда судебным приставом-исполнителем вынесено постановление об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе. Однако моментом фактического исполнения требований, указанных в постановлении суда, следует считать окончание срока административного приостановления деятельности, то есть дату истечения 90 суток.

Сусанинский районный суд, признав доводы прокурора обоснованными, признал действия судебного пристава-исполнителя незаконными.

Черемушкинским районным судом города Москвы рассмотрены 4 заявления прокурора о признании незаконными действий судебных приставов-исполнителей по вынесению постановлений об окончании исполнительных производств о взыскании с должников денежных средств в доход Московского городского фонда обязательного медицинского страхования.

По мнению прокурора, указанные действия нарушили интересы Российской Федерации как субъекта гражданских правоотношений, поскольку в результате незаконного окончания исполнительных производств в казну Российской Федерации не поступили денежные средства. Прокурор указал, что нарушения, допущенные судебным приставом-исполнителем при исполнении должностных обязанностей, а именно: непринятие всех предусмотренных законом мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов, были выявлены в ходе проверки его деятельности прокуратурой.

Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указал, что судебным приставом-исполнителем произведены все действия по розыску имущества должников и их доходов. Кроме того, исполнительное производство окончено по основаниям, не препятствующим повторному предъявлению исполнительного листа к исполнению, в связи с чем действия судебных приставов-исполнителей суд признал законными.

Анализ практики рассмотрения судами заявлений прокуроров об оспаривании действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей свидетельствует, что в большинстве случаев требования прокуроров являются обоснованными.

При подготовке данной статьи использованы материалы практики рассмотрения судами заявлений органов прокуратуры об оспаривании действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей за 9 месяцев 2009 года, представленные территориальными органами ФССП России.

Нормативные акты:

1. Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;
2. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации»;
3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации;
4. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации;
5. Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 02.12.2003 № 51 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве»
6. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»;
7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях;
8. Трудовой кодекс Российской Федерации;
9. Федеральный закон от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве».

документы

Время создания/изменения документа: 26 июня 2011 15:59 / 26 сентября 2011 10:08

Версия для печати

(Марданов Д. А.) («Трудовое право», 2006, N 3)

ДИСЦИПЛИНАРНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ

Д. А. МАРДАНОВ

Д. А. Марданов, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Уфимского юридического института МВД России.

В самом общем виде меры ответственности за нарушение законодательства об исполнительном производстве могут быть поделены на материально-правовые и процессуально-правовые.

Меры ответственности материально-правового характера предусмотрены нормами гражданского, трудового, уголовного, административного права, некоторых других отраслей права, а процессуально-правового характера — нормами исполнительного производства. В. А. Орлов выделяет следующие виды юридической ответственности: гражданско-правовая, административно-правовая, уголовно-правовая. Ответственность судебного пристава-исполнителя бывает дисциплинарная, материальная, гражданско-правовая и уголовная <*>. ——————————— <*> Орлов В. А. Ответственность судебного пристава-исполнителя России. М.: Спарк, 2005. С. 31, 47 — 58; Орлов В. А. Судебный пристав как государственный служащий // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2005. N 2. С. 75 — 81.

Следовательно, ответственность в гражданском исполнительном праве обеспечивается реализацией не только собственных специальных санкций, но и санкций, заимствованных в других отраслях права: гражданском, трудовом, административном, уголовном, в каждом случае в пределах исполнительных норм. Дисциплинарная ответственность наступает в исполнительном производстве вследствие совершения дисциплинарных проступков судебным приставом-исполнителем. Дисциплинарным проступком признается противоправное, виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение судебным приставом-исполнителем своих служебных обязанностей. Применительно к государственным служащим неисполнение или ненадлежащее исполнение ими возложенных на них обязанностей образует должностной проступок, за который также может наступить дисциплинарная ответственность. Судебные приставы-исполнители несут дисциплинарную, материальную ответственность в соответствии с трудовым законодательством (общая ответственность), по ФЗ «О государственной гражданской службе в РФ» (специальная). Судебный пристав является должностным лицом, состоящим на государственной службе, поэтому на него распространяется статус государственного служащего, и его правовое положение определяется в том числе Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации», поэтому и вопрос о его дисциплинарной ответственности рассматривается с учетом этих норм. Согласно ст. 192 Трудового кодекса РФ применяются следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям. Статья 57 ФЗ «О государственной гражданской службе в РФ» предусматривает следующие виды дисциплинарных взысканий: замечание, выговор, предупреждение о неполном служебном соответствии, освобождение от замещаемой должности гражданской службы, увольнение. Перечень мер дисциплинарных взысканий в этих нормативных актах не совпадает. И норма специального закона должна иметь большую юридическую силу, чем закона общего. Поэтому к судебным приставам-исполнителям должны применяться меры, указанные Федеральным законом. Например, начальником ГУ МЮ РФ по Республике Башкортостан Приказом N 105 от 20.10.2003 утверждены Правила внутреннего распорядка для государственных служащих ГУ МЮ РФ по РБ, где в параграфе 7 описан порядок привлечения к дисциплинарной ответственности. Судебный пристав-исполнитель, привлеченный к дисциплинарной ответственности и считающий ее применение неправомерным, вправе обжаловать наложенное взыскание в суд. Например, в 2003 году по результатам выездов на места наказаны в дисциплинарном порядке, освобождены от занимаемых должностей пять главных судебных приставов. Имеются претензии к деятельности службы судебных приставов и в Республике Башкортостан <*>. ——————————— <*> Мельников А. Т. Об итогах работы службы судебных приставов в 2003 году // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2004. N 1. С. 24 — 26.

Если в результате совершения дисциплинарного проступка работодателю причинен материальный ущерб, то работник может быть привлечен не только к дисциплинарной, но и к материальной ответственности. В соответствии со ст. 233 Трудового кодекса РФ материальная ответственность наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне договора в результате виновного противоправного поведения (действия или бездействия), если иное не предусмотрено федеральными законами. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с судебного пристава не подлежат. При решении вопроса о привлечении к материальной ответственности работодатель должен убедиться в наличии определенных условий, лишь полная совокупность которых создает возможность наступления ответственности. К их числу относятся следующие условия: 1) противоправность поведения работника; 2) действительный ущерб; 3) причинная связь между поведением работника и возникшим ущербом; 4) вина работника в причинении ущерба. В соответствии с положением, сформулированным в ст. 241 ТК РФ, за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом или иными федеральными законами. Данный вид материальной ответственности принято считать основным, так как иные ее пределы устанавливаются специальным законодательством и в прямо предусмотренных случаях. Полная материальная ответственность состоит в обязанности работника возмещать причиненный ущерб в полном размере. Санкции, предусмотренные ст. 85 Закона «Об исполнительном производстве», должны стимулировать должника совершать определенные действия или воздержаться от их совершения. В ряде случаев исполнение решения, обязывающего должника к совершению определенных действий, возможно путем отнесения к компетенции судебных приставов-исполнителей исполнения решений об изменении формулировки причины увольнения посредством внесения записей в трудовую книжку и скрепление ее печатью суда <*>. ——————————— <*> Кузнецов В. Ф. Реализация судебных решений, не связанных с передачей имущества или денежных сумм: Автореф. дис. к. ю.н. Свердловск, 1986. С. 17.

В Трудовом кодексе РФ также имеются нормы об исполнении решений по трудовым спорам (ст. 396 ТК РФ), согласно которым решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника, о восстановлении на прежней работе работника, незаконно переведенного на другую работу, подлежит немедленному исполнению. При задержке работодателем исполнения такого решения орган, принявший решение, выносит определение о выплате работнику за все время задержки исполнения решения среднего заработка или разницы в сумме заработка. Исполнение судебных постановлений и иных юрисдикционных актов, предусмотренных законом, — это правоприменительная деятельность специально на то уполномоченных субъектов исполнительного производства — судебных приставов-исполнителей. Судебный пристав-исполнитель выполняет требования, определенные в суде, нотариате, при рассмотрении трудового спора в комиссии по трудовым спорам и т. п. с помощью специального механизма исполнительного производства <*>. ——————————— <*> Исполнительное производство / Под ред. Я. Ф. Фархтдинова. СПб.: Питер, Изд. 2, доп. 2003. С. 13.

Избежав негативной тенденции непубличной разработки при составлении первого кодифицированного источника гражданского исполнительного права — Исполнительного кодекса РФ, теперь особенно важно не затянуть правотворчество в этом направлении на долгие годы и десятилетия, как это произошло с кодифицированными источниками гражданского процессуального, трудового и других отраслей права. Согласно другой точке зрения иск должен предъявляться к соответствующему органу Министерства юстиции РФ. При этом предполагается возмещение вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем, за счет государства <*>. Судебные приставы-исполнители несут дисциплинарную, материальную ответственность в соответствии с трудовым законодательством. ——————————— <*> Федоренко Н. В. Особенности разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «Об исполнительном производстве» // Вестник ВАС РФ. 2001. N 1. С. 109.

Добровольное (договорное) представительство основано на соглашении между стороной и лицом, осуществляющим представительство. Этот вид представительства основывается на договоре поручения (ст. ст. 971 — 979 ГК РФ), на агентском договоре (ст. ст. 1005 — 1011 ГК РФ), а также на трудовом договоре (ст. 57 ТК РФ). Удостоверения комиссии по трудовым спорам (КТС), выдаваемые на основании ее решений. Решение комиссии по трудовым спорам вступает в законную силу немедленно, ни в каком утверждении не нуждается. Так, ст. 396 ТК РФ предусматривает немедленное исполнение решения КТС (о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника и об оплате вынужденного прогула). Остальные решения КТС подлежат исполнению работодателем в трехдневный срок по истечении 10 дней, предусмотренных на обжалование <*>. ——————————— <*> Трудовое право России: Учебник / Под ред. С. П. Маврина, Е. Б. Хохлова М.: Юристъ, 2002. С. 537; Гусов К. Н., Толкунова В. Н. Трудовое право России: Учебник. М.: ТК Велби, Проспект, 2003. С. 431.

Порядок исполнения решения комиссии по трудовым спорам о восстановлении на работе незаконно переведенного работника регулируется ст. 389 Трудового кодекса РФ. В случае неисполнения администрацией предприятия, учреждения, организации решения комиссии в установленный срок комиссией по трудовым спорам работнику выдается удостоверение, имеющее силу исполнительного листа <*>. Удостоверение не выдается, если работник или администрация обратились в установленный срок с заявлением о разрешении трудового спора в районный суд <**>. ——————————— <*> Комментарий к Трудовому кодексу РФ / Под ред. С. А. Панина. М.: МЦФЭР, 2002. С. 892. <**> Трудовое право: Учебник для вузов / Под ред. В. Ф. Гапоненко, Ф. Н. Михайлова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. С. 399.

На основании удостоверения, выданного комиссией по трудовым спорам и предъявленного не позднее трехмесячного срока со дня его получения в соответствующее подразделение службы судебных приставов, судебный пристав-исполнитель приводит решение комиссии по трудовым спорам в исполнение в принудительном порядке. Требования судебного пристава-исполнителя обязательны для работодателя.

Комментарий дает начальник отдела правового обеспечения Управления ФССП по Республике Карелия Татьяна Ермолинская

Зачастую граждане и юридические лица сталкиваются с тем, что судебным приставом-исполнителем производятся незаконные действия, задевающие их права и интересы. Иногда эти действия наносят материальный ущерб. В этих случаях законодательством предусмотрена возможность взыскания вреда, причиненного государственным органом или должностным лицом.

Общие положения

В соответствии с п. 2 ст. 119 ФЗ «Об исполнительном производстве» заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения. Вред, причиненный судебным приставом-исполнителем возмещается в порядке установленном гражданским законодательством РФ.

При взыскании вреда необходимо руководствоваться нормами ГК РФ, а именно ст. ст. 16, 125, 1069, 1071.

В соответствии со ст. 16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Из содержания главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что общими условиями деликтной ответственности является наличие состава правонарушения, включающего в себя: наступление вреда; противоправность поведения причинителя вреда; причинную связь между двумя первыми элементами; вину причинителя вреда; размер причиненного вреда.

Все эти элементы должны быть доказаны истцом в суде, в противном случае иск удовлетворению не подлежит.

Некоторые процессуальные вопросы

Подведомственность исков о взыскании вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем, определяется субъектным составом: если в числе лиц, участвующих в деле, присутствует гражданин – дело подведомственно суду общей юрисдикции, в других случаях – арбитражному суду.

Необходимо учитывать, что при обращении взыскания на имущество должника в некоторых случаях судебным приставом-исполнителем может быть произведен арест имущества третьих лиц.

В этих случаях законодательством предусмотрен особый порядок освобождения имущества от ареста. Даже если имущество было реализовано, изначально, в этой ситуации, в суд заявляется иск об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи.

Ответчик

Как показывает практика, зачастую истец по данной категории исков не правильно определяет ответчика, что приводит к отказу в удовлетворении исковых требований. Приведу пример из своей практики: судебный пристав-исполнитель наложил арест на пиво, действия его обжаловались в суде и были признаны законными. Исполнительное производство на время обжалования, которое длилось около полугода, судом не приостанавливалось. За это время срок годности пива истек, его реализация была невозможна, что вызвало обращение в суд с иском о взыскании вреда взыскателя. В удовлетворении иска было отказано в связи с тем, что в исковом заявлении указан ненадлежащий ответчик.

В соответствии со ст. 22 ФЗ «О судебных приставах» финансовое обеспечение деятельности службы судебных приставов является расходным обязательством Российской Федерации. Вред, причиненный действиями судебного пристава-исполнителя, возмещается Российской Федерацией.

Исходя из ст. ст. 1069, 1071 ГК РФ, вред, причиненный незаконными действиями судебных приставов-исполнителей, возмещается за счет средств казны РФ. От имени казны РФ в судебных органах выступают соответствующие финансовые органы.

До вступления в действие Бюджетного кодекса РФ, в качестве ответчиков в суде по данной категории дел выступало Министерство финансов РФ. Сейчас мнения разделились: в качестве ответчика суд назначает МФ РФ или ФССП России. Соответчиком выступает территориальное Управление службы судебных приставов.

В соответствии с п. 10 ст. 158 БК РФ в суде от имени Российской Федерации в качестве представителя ответчика по искам о возмещении вреда, причиненного физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, или должностных лиц этих органов выступает главный распорядитель бюджетных средств.

В соответствии с Положением о Федеральной службе судебных приставов, утвержденным Указом Президента от 13.10.2004 N 1316, Федеральная служба судебных приставов является юридическим лицом и осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на реализацию возложенных на службу функций.

Т.е. по искам о взыскании вреда, причиненного незаконными действиями судебных приставов-исполнителей, ответчиком является Федеральная служба судебных приставов.

Однако на практике суды общей юрисдикции в качестве ответчика по такого рода искам указывают Министерство финансов РФ. У арбитражного суда практика различна.

Незаконность действий

Как следует из ст. 1069 ГК РФ взысканию подлежит вред, причиненный незаконными действиями судебных приставов-исполнителей. Признание действий судебного пристава-исполнителя незаконными производится в порядке, установленном ФЗ «Об исполнительном производстве». Обязательно ли для удачного разрешения спора истцу заручиться решением суда по жалобе, признающим действия судебного пристава-исполнителя незаконными?

По этому вопросу существует различная судебная практика.

Обратимся к приложению к письму Министерства финансов РФ от 19 апреля 2000 г. N 19-03-14/2616 «Об обзоре практики рассмотрения в судах споров с участием Министерства финансов РФ по защите интересов казны РФ и Правительства РФ за 1999 год». В нем приведено два примера судебных решений по указанному вопросу.

В первом из приведенных в Обзоре примеров, довод о том, что акты судебного пристава — исполнителя не обжаловались, был отклонен судом. Такая позиция обосновывалась тем, что признак противоправности деяния лицом, причинившим вред, входит в предмет доказывания и устанавливается судом в каждом конкретном случае при рассмотрении иска, а закон не устанавливает обязательности наличия преюдициального судебного акта, устанавливающего противоправность действий лица, причинившего вред.

Во втором примере суд отклонил иск о взыскании вреда, мотивировав свое решение тем, что на момент рассмотрения иска отсутствовало решение суда, признающее действия судебного пристава-исполнителя незаконными.

Вторая позиция представляется более верной, т.к. признание действий судебного пристава-исполнителя незаконными – особая категория дел. Жалоба на действия судебного пристава-исполнителя может быть подведомственна суду общей юрисдикции, а иск о взыскании вреда – арбитражному суду. При рассмотрении жалобы состав лиц, участвующих в деле, может отличаться от состава лиц, участвующих при рассмотрении иска о взыскании вреда. В рамках иска о взыскании вреда вопрос противоправности действий судебного пристава-исполнителя может быть оценен с нарушением 10-дневного срока обжалования, установленного законом.

Срок исковой давности

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. В отношении указанной категории исков законодательством не установлены специальные сроки. Следовательно, по искам о взыскании вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, срок исковой давности составляет три года.

В суд могут быть заявлены иски о взыскании морального вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, в случае если им затронуты нематериальные блага. В этом случае необходимо учитывать, что ст. 208 ГК РФ предусмотрено, что исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.

Причины обращения в суд

Поводы для обращения в суд с исками о взыскании вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, различны: продажа в процессе исполнительного производства изъятого имущества по ценам, значительно заниженным относительно рыночных, нарушение сроков исполнительного производства, осуществление исполнительных действий после приостановления исполнительного производства и др.

Как показывает практика, наиболее часто в суд обращаются с исками о взыскании вреда в связи с неисполнением требований исполнительных документов. Т.е. истцами в таких случаях выступают взыскатели, чьи исполнительные документы длительное время находятся на исполнении в службе судебных приставов, либо возвращены судебными приставами-исполнителями по причинам невозможности взыскания.

В большинстве случаев, такого рода иски не удовлетворяются судом, а причины, по которым взыскание по исполнительным документам не осуществляется – это отсутствие у должника денежных средств и имущества.

Пожалуй, неплатежеспособность должников, для России — основная причина неисполнения решений судов. Что говорить о частных структурах, если и государственные организации не погашают задолженность длительное время. Уже и Европейский суд по правам человека неоднократно удовлетворял жалобы российских граждан и принимал решения о взыскании денежных сумм с Российской Федерации в связи с неисполнением решений судов бюджетными организациями, и все равно проблема эта остается актуальной.

admin