Ответственность эксперта

Содержание

Закупочные службы государственных и муниципальных учреждений уже приобрели немалый опыт при оформлении соответствующей документации и работе с поставщиками и подрядчиками. Но все же в некоторых случаях имеющегося опыта недостаточно, поэтому учреждения привлекают различных экспертов для анализа условий исполнения контрактов исполнителями. В 2019 году ответственность за проведение таких экспертиз усилилась.

Новогоднее обновление

Уже не первый год законодателем под занавес календарного года принимается пакет федеральных законов, направленных на корректировку закупочного законодательства. Так, в последние дни декабря были приняты:

  • Федеральный закон от 27.12.2018 № 502-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Федеральный закон № 502-ФЗ) (вступит в силу 01.07.2019, за исключением отдельных положений);
  • Федеральный закон от 27.12.2018 № 510-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Федеральный закон № 510-ФЗ) (вступил в силу 07.01.2019);
  • Федеральный закон от 27.12.2018 № 520-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 520-ФЗ) (вступил в силу 08.01.2019).

Изменений в правила осуществления закупок внесено немало. Особое внимание законодателем уделено экспертным заключениям и ответственности экспертов.
Напомним, что на этапе исполнения контракта для проверки предоставленных поставщиком (подрядчиком, исполнителем) результатов, предусмотренных контрактом, в части их соответствия условиям контракта заказчик обязан провести экспертизу. В зависимости от сложности предмета контракта и наличия специальных требований законодательства у заказчика есть два варианта организации экспертизы:

  1. экспертиза может проводиться заказчиком своими силами;
  2. к ее проведению могут привлекаться внешние специалисты (эксперты, экспертные организации).

В рамках настоящей статьи рассмотрим вопросы проведения экспертизы силами внешних специалистов, тем более что с января 2019 года такие эксперты будут привлекаться не только к административной, но и к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного экспертного заключения.

Процедура не состоялась – привлекать эксперта необязательно

По общему правилу заказчик обязан привлекать экспертов к проведению экспертизы поставленного товара, выполненной работы или оказанной услуги в случаях, преду-смотренных ч. 4 ст. 94 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ). С 27.12.2018 были скорректированы случаи, когда проведение внешней экспертизы не является для заказчика обязательным.
Напомним, в II полугодии 2018 года многим заказчикам необходимо было решать вопрос организации приемки товаров (работ, услуг) по итогам несостоявшихся процедур, проводимых в электронной форме, а особенно это было актуально для электронного аукциона. С 01.07.2018 в ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ были введены «специальные» пункты:

  • для заключения контракта по итогам несостоявшегося конкурса и аукциона в электронной форме (п. 25.1);
  • для несостоявшегося запроса котировок в электронной форме (п. 25.2);
  • для несостоявшегося запроса предложений в электронной форме (п. 25.3).

При этом в ч. 4 ст. 94 Закона № 44-ФЗ данные пункты не были указаны как исключения, освобождающие заказчика от проведения внешней экспертизы поставленных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) при приемке товаров (работ, услуг).
Таким образом, теперь в действующей редакции ч. 4 ст. 94 Закона № 44-ФЗ указанная коллизия устранена. Следовательно, если конкурентная процедура признана несостоявшейся (например, комиссией принято решение о признании только одного участника закупки, подавшего заявку на участие аукционе, его участником), то заказчик имеет право провести экспертизу собственными силами, не затрачивая время и финансовые ресурсы на привлечение внешних экспертов.

Привлечение внешних экспертов

Привлечение внешних экспертов при приемке товаров (работ, услуг) является для заказчика достаточно затратным вариантом организации приемки не только с финансовой точки зрения, но и с точки зрения трудозатрат по поиску эксперта и заключения с ним соответствующего соглашения. Поэтому действующими нормами Закона № 44-ФЗ предусмотрено четыре группы исключений, когда заказчик освобождается от обязанности привлечения внешних специалистов:

  1. в случае проведения закупок, предусмотренных п. 1 – 9, 14, 15, 17 – 23, п. 24 (только при осуществлении закупок для обеспечения федеральных нужд), п. 25, 25.1, 25.2, 25.3, 26, 28 – 30, 32, 33, 36, 40, 41, 42, 44, 45, 46, 47 – 48, 50 – 54 ч. 1 ст. 93 Закона № 44-ФЗ;
  2. при осуществлении закупок услуг экспертов, экспертных организаций;
  3. если результатом предусмотренной контрактом выполненной работы являются проектная документация объекта капитального строительства и (или) результаты инженерных изысканий, прошедшие государственную или негосударственную экспертизу, проведение которой обязательно в соответствии с положениями законодательства РФ. Данное исключение вполне очевидно, так как в соответствии со ст. 49 ГрК РФ экспертиза проектной документации и (или) экспертиза результатов инженерных изысканий проводятся в форме государственной экспертизы или негосударственной экспертизы;
  4. в ситуациях, предусмотренных Правительством РФ. Последнее вправе определить случаи обязательного проведения экспертами, экспертными организациями экспертизы предусмотренных контрактом поставленных товаров, выполненных работ, оказанных услуг.

Если же закупки заказчика не подпадают под перечисленные исключения, то привлечение внешнего эксперта становится неизбежным. И на данном этапе заказчику не только необходимо осуществить выбор или отбор экспертов, но и оформить пакет закупочной документации. При проведении приемки с привлечением эксперта у заказчика в наличии должны быть следующие документы:

  • соглашение (договор, контракт) с экспертом о проведении экспертизы;
  • уведомление от эксперта о допустимости своего участия в проведении экспертизы;
  • заключение по результатам экспертизы (далее – экспертное заключение).

Обратите внимание!
Законодательно установлены минимальные требования к порядку оформления заключения. Например, в случае, если по результатам экспертизы установлены нарушения требований контракта, не препятствующие приемке поставленного товара (работы, услуги), в заключении могут содержаться предложения об устранении данных нарушений, в том числе с указанием срока их устранения. По правилам делопроизводства документ по итогам экспертизы подписывается экспертом (экспертами), проводившим (проводившими) экспертизу, регистрируется в организации, которая проводила экспертизу, удостоверяется подписью ее руководителя и скрепляется печатью экспертной организации (при наличии).

Риски внешней экспертизы

Привлечение внешних экспертов для анализа условий исполнений контрактов несет и определенные риски. Основной риск – это получение от эксперта ложного заключения или наличие в нем, например, недостоверных сведений. В этом случае перед заказчиком встает вопрос: кто несет ответственность за качество экспертного заключения?
Положениями Закона № 44-ФЗ установлена ответственность эксперта, экспертной организации, ее должностных лиц за предоставление недостоверных результатов экспертизы, экспертного заключения или заведомо ложного экспертного заключения, а также за невыполнение экспертом, экспертной организацией требования о направлении уведомления о допустимости своего участия в проведении экспертизы. Но специальных составов в части КоАП РФ или УК РФ предусмотрено не было. Ранее, например, ст. 17.9 КоАП РФ и 307 УК РФ предусматривали ответственность экспертов только при производстве по делу об административном правонарушении или исполнительном производстве, а также при производстве предварительного расследования.
И только теперь (с января 2019 года) законодательно установлены основания и размер ответственности экспертов.
Но прежде рассмотрим особенности взаимодействия заказчика с внешними экспертами. Это важно, чтобы заказчик четко осознавал границы своей ответственности при работе с экспертами. Тем более что судебная практика имеет соответствующие примеры.

Выбор заказчика

Следует иметь в виду, что заказчик самостоятельно принимает решение о выборе того или иного специалиста в качестве эксперта и, следовательно, его мнению и квалификации заказчик доверяет. Либо такой внешний специалист (представитель экспертной организации) определен нормативными актами. Например, в Законе РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» (пп. «з» п. 1 ст. 12) закреплено право торгово-промышленных палат проводить в соответствии с законодательством РФ по поручению государственных и муниципальных органов, российских и иностранных организаций, индивидуальных предпринимателей и граждан экспертизу по определению страны происхождения товаров, иные экспертизы и контроль качества, количества и комплектности товаров, а также экспертизу выполненных работ и оказанных услуг.
Следовательно, заказчику нужно тщательно изучить нормативную базу, а также деловую репутацию потенциальных экспертов или экспертных организаций до того, как им будет принято решение о необходимости привлечения внешнего эксперта.

Вину устанавливает суд

Факт того, является ли экспертное заключение ложным, устанавливается только судом.
Как правило, вопросы о качестве экспертного заключения встают при возникновении спора о правомерности прекращения контрактных обязательств, особенно это актуально при одностороннем отказе от исполнения контракта. Прежде чем вынести решение, суды исследуют заключение эксперта на предмет допустимости и относимости доказательств к рассматриваемому делу в рамках АПК РФ. При этом в судебном процессе эксперта предупреждают об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений.

Пример 1

Заказчик в одностороннем порядке расторг контракт и не оплатил осуществленные работы, поскольку они были некачественно выполнены и выполнены в объеме, не соответствующем объему, установленному проектной документацией и контрактом.

При рассмотрении спора между заказчиком и подрядчиком судом исследовалось экспертное заключение. При этом суд установил: оно (заключение) каких-либо противоречий не содержало, сомнений в его достоверности не имелось; выводы эксперта являлись полными и обоснованными; эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений, в связи с чем экспертное заключение обладало признаками относимости и допустимости доказательства по делу.

Отметим также, что если эксперт не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, то данное обстоятельство хотя и лишает составленный им документ силы экспертного заключения, но не лишает его доказательственного значения. Такой документ из круга доказательств по делу не исключается, его следует рассматривать как иное письменное доказательство (Определение ВС РФ от 14.02.2017 № 18-КГ16-187).
Лицо, которое составляет экспертное заключение, не всегда лично привлекается к делу в рамках судебного процесса. Поэтому заказчикам можно порекомендовать включать оговорку об ответственности эксперта непосредственно в текст заключения. Обратите внимание, что отсутствие такой оговорки еще не говорит о том, что заключение ложное и т. п.

Пример 2

Подрядчик не согласился с односторонним отказом заказчика от исполнения государственного контракта в связи с поставкой товара ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для ответчика срок.

При рассмотрении спора суд обратил внимание на то, что экспертное заключение не содержит сведений о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Но при этом иными материалами дела (протоколами испытаний) было подтверждено и судом фактически установлен факт поставки товара, не соответствующего требованиям документации, что расценено судами как поставка товара ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для заказчика срок.

Результаты экспертизы, проводимой экспертом или экспертной организацией, оформляются в виде заключения, которое должно быть объективным, обоснованным и соответствовать законодательству РФ. При этом все неточности экспертного заключения могут быть устранены в ходе судебного разбирательства путем представления скорректированного документа, а также дачи экспертами пояснений по поводу него.

Ответственность экспертов

В силу ч. 7 ст. 41 Закона № 44-ФЗ за предоставление недостоверных результатов экспертизы, экспертного заключения или заведомо ложного экспертного заключения, за невыполнение экспертом, экспертной организацией требования о допустимости своего участия эксперт, экспертная организация, уполномоченный представитель экспертной организации, должностные лица экспертной организации несут ответственность в соответствии с законодательством РФ. С января 2019 года введена административная и уголовная ответственность внешних экспертов за дачу заведомо ложного экспертного заключения.
Согласно ст. 7.32.6 КоАП РФ дача экспертом, экспертной организацией, уполномоченным представителем экспертной организации заведомо ложного экспертного заключения в сфере закупок товаров (работ, услуг) для обеспечения государственных и муниципальных нужд, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния, влечет:

  • наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 30 000 до 50 000 руб. или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года;
  • наложение административного штрафа на юридических лиц – от 100 000 до 150 000 руб.

Федеральным законом № 510-ФЗ установлено, что физические лица, осуществляющие деятельность в области проведения экспертизы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, давшие заведомо ложное заключение, несут ответственность как должностные лица.
С 08.01.2019 введена уголовная ответственность за дачу экспертом, уполномоченным представителем экспертной организации заведомо ложного экспертного заключения в сфере закупок товаров (работ, услуг) для государственных и муниципальных нужд. Она наступит в случае причинения крупного ущерба, а также ущерба, повлекшего по неосторожности тяжкий вред здоровью или смерть человека, причинения смерти двум и более лицам:

1) причинение крупного ущерба:

  • штраф в размере до 300 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;
  • принудительные работы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;
  • лишение свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет;

2) причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека:

  • штраф в размере от 300 000 до 500 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет;
  • принудительные работы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет;
  • лишение свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до четырех лет;

3) причинение смерти двум и более лицам:

  • ограничение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет;
  • принудительные работы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет;
  • лишение свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

Отметим, что по указанным делам предварительное следствие проводится следователями Следственного комитета РФ.

* * *

Очевидно, что, привлекая внешних экспертов, заказчик должен просчитать все риски, варианты развития событий. Иначе судебные разбирательства потребуют дополнительных финансовых расходов и существенно затруднят ведение хозяйственной деятельности.

Написать эту статью меня подтолкнул один из поисковых запросов, по которым люди находят мой блог «ЛингЭксперт».

Действительно, когда действия негосударственного эксперта попадают под уголовную статью? Разумеется, имеется в виду ответственность в связи с профессиональной деятельностью. Других – общегражданских – поводов для уголовного преследования по отношению к экспертам тоже никто не отменял. Как и любого гражданина РФ, негосударственного эксперта могут привлечь, скажем, за получение взятки. Или за причинение тяжкого вреда здоровью (если говорить про экспертов-медиков). Или за служебный подлог. Да мало ли за что ещё!

Это смежные темы. А исчерпывающий перечень оснований для преследования именно в связи с дачей заключения изложен в уголовно-процессуальном кодексе. В статье 57 в разделе о том, чего эксперт делать не вправе, читаем:

«Эксперт не вправе:

1) без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса;

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд».

Серьёзная уголовная ответственность наступает за нарушение пунктов 4) и 5).

Ответственность по статье 307 УК (заведомо ложное заключение эксперта или специалиста)

За заведомо ложное заключение как эксперт (то есть лицо, которому поручено провести экспертизу по назначению суда или следователя), так и специалист (лицо, которое проводит исследование ДО суда или начала следствия) по выбору суда либо заплатят солидный штраф (до 80 000 рублей или до суммарного полугодового дохода), либо вынуждены пройти 480 часов обязательных работ или в течение двух лет работать на исправительных работах. Ещё одна альтернатива – арест сроком до 3 месяцев.

Если же к обвинениям в даче заведомо ложного заключения добавляются обвинения в совершении тяжких или особо тяжких преступлений (например, крупных хищений, терактов, разбоя, убийства и т.д.), виновнику могут присудить до пяти лет принудительных работ или тюремное заключение.

В конце 2019 года был принят федеральный закон от 02.12.2019 № 410-ФЗ «О внесении изменений в статью 307 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Он распространил ответственность по 307-й статье и на заключение, данное специалистом на ДОследственной стадии – с момента сообщения о преступлении и до того, как дело будет направлено в суд. В законе эта стадия характеризуется термином «досудебное производство». В этот период следователь тоже имеет право назначать судебную экспертизу, требовать проверок, ревизий и т.п. Так что услуги специалиста не только нужны, но и порой в принципе позволяют решить, стоит ли возбуждать уголовное дело.

К ответственности по ст. 307 УК эксперта можно привлечь и в процессе производства по делу, в связи с которым он давал заключение, и после того, как был вынесен приговор.

Однако вот что важно. Из норм нового закона вытекает, что за ложное заключение эксперта привлекают тогда, когда заключение это было дано для официального лица по официальному назначению – как до возбуждения дела, так и после.

А если исследование специалист провёл по инициативе стороны защиты? Полагаю, в этом случае специалиста тоже можно привлечь по 307-й статье, но нужно ОЧЕНЬ постараться. Заведомую ложь вообще доказать непросто. Эксперт всегда в спорных случаях будет упирать на то, что добросовестно заблуждался. Кстати, сейчас самое время охарактеризовать, в чём эта самая заведомая ложность может находить практическое выражение. Примеры буду приводить из области лингвистической экспертизы.

Итак, в чём выражается ложность заключения:

1. Если эксперт умалчивает о существенных фактах и признаках объекта. Скажем, в делах о диффамации не учитывает при анализе жанр текста. А ведь если текст художественный, или написан в ироническом ключе, или с подчёркнутой гиперболизацией, что характерно, например, для фельетонов, это накладывает явный отпечаток на то, как читатель воспринимает изложенные сведения – как сообщение о фактах или как личное мнение автора и игру его воображения.

2. Если эксперт искажает признаки объекта или описывает их не полностью. Например, в коррупционном дискурсе вычленяет только фразы, которые свидетельствуют о согласии лица на взятку, но не замечает фраз, указывающих на провокацию со стороны взяткодателя.

3. Если эксперт приписывает объекту признаки, которых нет, додумывает за автора текста, выдаёт своё мнение за истину без учёта объективных данных. Например, находит лингвистические свидетельства в пользу того, что автор текста призывает к насильственному свержению власти с помощью фраз вроде «Давайте использовать любые формы протеста».

4. Если эксперт заведомо неправильно оценивает установленные в процессе исследования факты. Например, фразы с обоснованной критикой действий конкретных чиновников характеризует как «направленные на подрыв авторитета власти».

Доказать всё это сложно, но возможно. Нужен сильный эксперт-оппонент, чтобы выявить логические нестыковки в анализе и выводах, подмену понятий и маскировку фактов. Но, как я уже сказала, обычно заподозренные в заведомой необъективности эксперты прячутся за завесой «добросовестных заблуждений» и малоопытности. А о том, как распознать малоопытного эксперта-лингвиста, я уже писала.

Кстати, согласно той же статье 307 УК РФ, эксперт или специалист освобождается от уголовной ответственности, если до вынесения приговора признает вину за то, что дал заведомо ложное заключение. Встречала на просторах интернета статьи (например, вот ), в которых авторы с апломбом рассуждают: достаточно, мол, признаться, и с тебя — как с гуся вода. Правда, никто не говорит, что репутация эксперта после такого случая неминуемо будет запятнана, а то и разрушена навсегда. Стоит ли овчинка выделки?

***

Ещё очень важный процессуальный момент.

А если эксперт (специалист) не давал подписку о том, что предупреждён об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения? Или если его предупреждение носит только формальный характер. Например, когда в определении суда указана обязанность предупредить эксперта, но не указано на кого эта обязанность возлагается. Особенно важна эта тонкость, если экспертиза назначена, например, сотруднику вуза или частному эксперту лично. Что, в таких случаях лжеца невозможно привлечь к ответу?

Привлечь можно. Даже если подписки не было или она составлена и взята с нарушениями, а значит, недействительна. Ответственность по 307-й статье возникает по факту дачи заключения, а не по факту подписки. Законы страны обязательны для исполнения всеми её гражданами, даже если некий конкретный гражданин о них не знает и в каждом конкретном случае не подписывался, что исполнять их будет. Это тоже следует иметь в виду.

***

Последнее замечание. Уголовную ответственность по 307-й статье эксперт (специалист) несёт, даже если он проводил экспертизу (исследование) не по уголовному делу. Например, в Кодексе административного судопроизводства в статье 49, п. 16 указано:

«За дачу заведомо ложного заключения эксперт может быть привлечён к уголовной ответственности, о чём он предупреждается судом или по поручению суда руководителем государственного судебно-экспертного учреждения и даёт подписку».

В Гражданском процессуальном кодексе в статье 80, п.2 читаем:

«В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации».

Та же норма содержится и в статье 55, п.5 АПК.

Только за производство экспертиз по административным делам (например, оскорбление, неуважение к власти, экстремизм – если виновный привлекается впервые) эксперт или специалист несут административную ответственность. По статье 17.9 КоАП РФ за заведомо ложное заключение предусмотрен штраф от тысячи до 5000 рублей.

Ответственность по статье 310 УК РФ (разглашение данных предварительного расследования)

Ответственность по статье 310 УК за разглашение без согласия следователя данных предварительного расследования, ставших эксперту известными в связи с производством экспертизы, совершенно такая же, как и по статье 307. Здесь даже нечего расписывать.

Единственное, что важно: в кодексе прописано, что ответственность по статье наступает тогда, когда лицо (в данном случае эксперт) в установленном порядке предупреждено о том, что данные разглашать недопустимо. То есть он должен получить официальное предупреждение (например, чётко прописанный в постановлении следователя пункт) и поставить свою подпись.

Кстати, ещё обратим внимание на выражение «без согласия следователя или лица, производящего дознание». То есть следователь может не иметь ничего против, но, выпуская какие-то сведения в публичное пространство, эксперту лучше запросить его письменное согласие на это.

***

Я изложила основания для уголовной ответственности эксперта/специалиста именно в связи с производством экспертизы, которые на сегодняшний день действуют в нашей стране.

За другие нарушения обязанностей и запретов (например, за неявку в суд без уважительной причины, за немотивированный отказ дать заключение и т.д.) эксперты и специалисты несут дисциплинарную ответственность или платят судебные штрафы. Кроме того, само заключение может быть признано недопустимым доказательством, если выявлены процессуальные нарушения (например, когда эксперт вопреки кодексам и закону о ГСЭД сам собирал материалы по делу, общался с представителями сторон, не заявил самоотвод, когда были основания).

Статья получилась довольно большой и информативно насыщенной. Надеюсь, она была вам полезна. Пишите в комментариях, удавалось ли вам привлечь эксперта к уголовной ответственности. Или, возможно, когда-нибудь пытались привлечь вас, если вы сами эксперт. Качественные дискуссии на профессиональную тему расширяют кругозор и помогают уложить в голове нормы законодательства.

Анастасия АКИНИНА,

негосударственный эксперт-лингвист, член ГЛЭДИС,

член Союза журналистов России,

автор блога «ЛингЭксперт».

22 декабря 2017 года у предпринимателя был куплен товар: развивающая игрушка «Умный телефон». В течение трех дней после покупки был обнаружен недостаток: не работает кнопка переключения. 27 декабря 2017 года товар был отнесен предпринимателю, но было отказано в приеме. 30 декабря 2017 года предпринимателю была вручена претензия, в которой был описан недостаток (товар ненадлежащего качества) с требованием о возврате денег в течение десяти дней. Был соблюден гарантийный срок — пятнадцать дней. 20 февраля 2018 года было подано исковое заявление о взыскании денежных средств, неустойки, морального вреда. Мировой судья на предварительном заседании отклоняет пятнадцатидневный срок и требует провести экспертизу, так как товар неисправен. Говорит о том, что, если товар исправен, издержки лягут на проигравшую сторону. Обязательно ли в изложенной ситуации проведение экспертизы товара?

28 марта 2018

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Проведение экспертизы товара не является обязательным условием удовлетворения требований покупателя, обусловленных передачей товара ненадлежащего качества. Обязанность по проведению экспертизы возлагается на продавца. Поскольку покупатель заявил требование в пределах гарантийного срока, продавец, уклоняющийся от проведения экспертизы, несет ответственность за недостатки товара. При этом для разрешения спора может иметь значение, в частности, доказывание того обстоятельства, что покупатель действительно принял необходимые меры для возврата товара продавцу (соответственно, продавец не был лишен возможности провести экспертизу), а продавец отказался принимать товар или уклонился от его принятия.

Обоснование вывода:
Правоотношения между гражданами-потребителями и продавцами, осуществляющими предпринимательскую деятельность по продаже товаров, регулируются нормами Гражданского кодекса РФ о договорах купли-продажи, в том числе розничной (параграфы 1 и 2 главы 30 ГК РФ), Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон N 2300-I), а также другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами РФ (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», далее — постановление Пленума N 17).
Как следует из ст. 503 ГК РФ и п. 1 ст. 18 Закона N 2300-I, в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, потребитель по своему выбору вправе: потребовать замены на товар этой же марки (этих же модели и (или) артикула); потребовать замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены; потребовать соразмерного уменьшения покупной цены; потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы. Причем право выбора принадлежит потребителю (п. 38 постановления Пленума N 17).
Отметим, что недостатком товара признается его несоответствие или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для которых товар такого рода обычно используется, или целям, о которых продавец был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию (абзац 8 Преамбулы к Закону N 2300-I).
Согласно абзацу 2 п. 6 ст. 18 Закона N 2300-I (п. 2 ст. 476 ГК РФ) в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товаров потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.
Согласно абзацу 2 п. 5 ст. 18 Закона N 2300-I продавец обязан принять товар ненадлежащего качества и в случае необходимости провести проверку качества товара. При этом потребитель вправе участвовать в такой проверке. Абзацем третьим того же пункта предусмотрено, что в случае спора о причинах возникновения недостатков товара продавец обязан провести экспертизу товара за свой счет. Экспертиза товара проводится в сроки, установленные ст.ст. 20, 21 и 22 Закона N 2300-I для удовлетворения соответствующих требований потребителя. Потребитель вправе присутствовать при проведении экспертизы товара и в случае несогласия с ее результатами оспорить заключение такой экспертизы в судебном порядке.
Если в результате экспертизы товара установлено, что его недостатки возникли вследствие обстоятельств, за которые продавец не отвечает, потребитель обязан возместить продавцу расходы на проведение экспертизы, а также связанные с ее проведением расходы на хранение и транспортировку товара (абзац 4 п. 5 ст. 18 Закона N 2300-I).
Как следует из приведенных норм, проведение экспертизы не является обязательным условием для удовлетворения требований потребителя. Целью проведения экспертизы является установление причин возникновения недостатков товара*(1), поэтому, в конечном итоге, необходимость ее проведения определяется продавцом. Непроведение экспертизы качества товара само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требования потребителя, связанного с недостатками переданного товара.
Как подчеркивают судьи, по общему правилу бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе) (апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 13.08.2014 по делу N 33-5106/2014).
Уклонение продавца от проведения экспертизы может быть квалифицировано судом как подтверждение факта продажи покупателю товара ненадлежащего качества (ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, смотрите также, например, апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 28.05.2013 по делу N 33-2706). Иными словами, если претензия в связи с передачей некачественного товара предъявлена покупателем в течение гарантийного срока (п. 3 ст. 477 ГК РФ, п. 1 ст. 19 Закона N 2300-I) и продавец путем проведения экспертизы не доказал, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы, то продавец несет ответственность перед покупателем за недостатки товара (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 03.08.2017 по делу N 33-12888/2017, апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 11.08.2016 по делу N 33-13527/2016, апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14.10.2015 по делу N 33-10466/2015, апелляционное определение Пермского краевого суда от 10.10.2012 по делу N 33-8912).
Факт уклонения от проведения экспертизы (равно как и от принятия товара для проведения экспертизы) подлежит доказыванию (смотрите, например, апелляционное определение Кировского районного суда г. Красноярска от 20.07.2012 по делу N 11-77/2012, определение Московского городского суда от 24.04.2012 N 4г/9-1443/2012).
Отметим, что при нежелании продавца проводить и оплачивать экспертизу действующее законодательство не препятствует покупателю самостоятельно обратиться в экспертное учреждение и инициировать проведение экспертизы товара за свой счет. Если экспертизой будет установлено, что недостатки возникли не по вине покупателя, то продавец обязан будет компенсировать все понесенные расходы последнему в добровольном порядке (по письменной претензии покупателя) либо на основании судебного решения (по соответствующему иску) (смотрите, например, апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 28.08.2015 по делу N 33-12176/2015).
В случае нарушения продавцом прав потребителя (в том числе при непроведении в установленный срок экспертизы, неисполнении требования потребителя о возврате полученных за товар денежных средств и т.п.) гражданин может обратиться с жалобой в территориальное управление Роспотребнадзора (ст. 40 Закона N 2300-I, Положение о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека», утвержденное постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 322) и, разумеется, в суд (ст. 17 Закона N 2300-I). При удовлетворении судом требований потребителя, не удовлетворенных продавцом добровольно, с продавца могут быть взысканы также штраф в размере 50% от присужденной в пользу потребителя суммы (п. 6 ст. 13 Закона N 2300-I, п. 46 постановления Пленума N 17), неустойка в размере 1% от цены товара за каждый день задержки возврата денежных средств (п. 1 ст. 23 Закона N 2300-I) и компенсация морального вреда (ст. 15 Закона N 2300-I).
Таким образом, экспертиза товара не является обязательным условием удовлетворения требования покупателя о возврате уплаченных за товар денежных средств в связи с передачей товара ненадлежащего качества. Обязанность по проведению такой экспертизы возлагается на продавца. Причем, поскольку покупатель предъявил требование в пределах гарантийного срока, продавец несет риск наступления неблагоприятных для себя последствий непроведения экспертизы: «по умолчанию» признается, что он передал покупателю товар с недостатками. Иначе говоря, в рассматриваемой ситуации именно продавец должен доказать, что переданный покупателю товар соответствовал установленным требованиям к качеству или целям его использования (смотрите также постановление президиума Московского областного суда от 02.02.2011 N 18).
Однако решение, которое примет суд по иску покупателя в подобной ситуации, зависит от многих обстоятельств, устанавливаемых в ходе судебного разбирательства, от доказательств, которые представят стороны (ст. 56 ГПК РФ). Немаловажным для исхода спора может являться выяснение того, действительно ли продавец уклонялся от проведения экспертизы товара, передавал ли покупатель товар продавцу для проведения экспертизы или не принимал мер к такой передаче (уклонялся от нее), отказался ли продавец принимать некачественный товар от покупателя и т.д. (смотрите, в частности, определение Московского городского суда от 26.09.2016 N 4г-11394/16, апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 29.10.2014 по делу N 33-2592/2014). Оценка судебной перспективы спора не входит в направления деятельности службы Правового консалтинга, поэтому мы не можем утверждать, что в рассматриваемом случае суд удовлетворит требование покупателя или, напротив, примет сторону продавца в возникшем споре.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Парасоцкая Елена

7 марта 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

10 февраля в Совете Федерации прошел «круглый стол» по обсуждению проекта закона о внесении изменений в ГПК и АПК (в части порядка назначения и проведения судебных экспертиз), подготовленный первым заместителем председателя Комитета СФ по экономической политике Сергеем Калашниковым.

Законопроектом предлагается внести в процессуальные кодексы поправки, согласно которым в случае назначения экспертизы по ходатайству лица, участвующего в деле, вне зависимости от круга и содержания вопросов, определенных судом, суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные этим лицом. Если ходатайствующее лицо настаивает, вопросы должны быть поставлены в предложенных им формулировках. При этом суд должен разъяснить ему последствия постановки перед экспертом предлагаемых вопросов, в том числе в связи с возможным увеличением стоимости экспертизы.

Предусматривается, что суд не сможет отклонить предложенную ходатайствующим лицом кандидатуру эксперта или экспертную организацию. При наличии таких возражений со стороны другого участвующего в деле лица суд будет вправе назначить комиссионную экспертизу, включив в состав экспертов кандидатуру, предложенного лицом, заявившим данные возражения, а также поставив перед экспертами вопросы, предложенные этим лицом.

Законопроектом предусматривается невозможность суда отказать в назначении дополнительной или повторной экспертизы, если об этом ходатайствует участвующее в деле лицо, несогласное с заключением экспертизы, ранее проведенной по ходатайству другого лица, участвующего в деле.

«Суд вправе отказать в назначении дополнительной или повторной судебной экспертизы, если об этом ходатайствует лицо, по ходатайству которого ранее судом уже была назначена и проведена судебная экспертиза с тем же предметом исследования либо если такая экспертиза была проведена комиссионно с участием эксперта, предложенного этим лицом», – отмечается в проекте.

Указывается, что назначение дополнительной или повторной экспертизы в рамках гражданско-процессуальных отношений производится в порядке, предусмотренном ст. 79 ГПК, а в рамках арбитражно-процессуальных отношений – ст. 82 АПК.

При этом законопроектом предусматривается исключить из ч. 2 ст. 187 ГПК «Исследование заключения эксперта. Назначение дополнительной или повторной экспертизы» указание на то, что несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы, проводимой в случаях и в порядке, которые предусмотрены ст. 87 настоящего Кодекса.

Один из участников круглого стола, президент Судебно-экспертной палаты РФ Денис Шульженко изложил «АГ» основные тезисы своего выступления. Он отметил, что законопроект не решает намеченной цели по распространению состязательности судебного процесса, а его принятие приведет к нарушению принципа разумности срока судопроизводства, закрепленного ст. 6.1 ГПК и ст. 6.1 АПК. «Кроме того, законопроект предполагает необоснованное увеличение судебных расходов и создает предпосылки к злоупотреблению лицами, участвующими в деле, предоставленными правами для затягивания срока рассмотрения дела», – посчитал Денис Шульженко.

По его мнению, действующие положения кодексов, а также сложившаяся судебная практика позволяют утверждать, что лица, участвующие в деле, обладают необходимыми правами для оспаривания заключений судебной экспертизы. Так, например, несогласная сторона вправе представить соответствующие доказательства: рецензию на заключение эксперта или суждения (пояснения, объяснения) соответствующих специалистов. При этом суд будет обязан дать оценку представленным доказательствам и при наличии оснований вынести определение о назначении повторной или дополнительной судебной экспертизы.

Денис Шульженко отметил, что, поскольку лиц, участвующих в деле, может быть много, законопроект, в случае его принятия, будет обязывать суд назначать судебные экспертизы неограниченное количество раз, что противоречит принципу разумности срока судопроизводства, а также влечет необоснованное увеличение судебных расходов.

Кроме того, он указал, что зачастую лица, участвующие в деле, формулируют вопросы для эксперта неграмотно, некорректно и нелогично, их вопросы могут носить правовой характер и выходить за пределы специальных знаний. По мнению Дениса Шульженко, ответы на такие вопросы, как и само заключение, подлежат признанию судом недопустимыми, что создаст очередные предпосылки для назначения повторной экспертизы.

Участвовавший в мероприятии член Совета АП г. Москвы Максим Устинюк отметил, что изменения назрели давно. По его мнению, поправки должны повысить ответственность судей за принимаемые решения. «Тенденция, наблюдаемая в последнее время в судебных процессах, такова, что суды все чаще признают необходимым проведение различного рода экспертиз. При этом, как правило, заключение эксперта принимаются судом как безусловное, а порой и единственное доказательство того или иного обстоятельства, подлежащего установлению в рамках судебного разбирательства, хотя по закону это совсем не так. В результате состязательность сторон на данном этапе становится практически невозможной. И предложенные к обсуждению поправки как раз направлены на укрепление прав сторон и состязательность процесса», – подчеркнул он.

Максим Устинюк назвал спорными предложенные изменения об обязанности судов назначать повторную или дополнительную экспертизу, если одна из сторон не принимала участия в назначении первоначальной экспертизы и не согласна с ее заключением. «Это нововведение требует тщательной проработки, так как его реализация в предложенном виде может привести к злоупотреблениям процессуальными правами и необоснованному затягиванию рассмотрения дела со стороны недобросовестных участников процесса. При этом участвующим в деле лицам необходимо предоставить больше, чем есть в настоящее время, возможностей для выбора экспертных учреждений и постановки вопросов экспертам», – посчитал он.

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы, Почетный юрист Рязанской области Павел Милюхин назвал полезным нововведение о том, что «суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные лицом, ходатайствующим о назначении экспертизы, в предложенных этим лицом формулировках». По его мнению, это согласуется с принципом состязательности: каждая сторона должна иметь возможность выяснить весь круг вопросов у эксперта, узнать, какие наиболее существенны для разрешения дела. «Тем более что эксперт в силу своих специальных знаний имеет право в дальнейшем переформулировать вопросы, не изменяя, по сути, объема и места задания», – указал юрист.

Павел Милюхин назвал «прорывной нормой» запрет суда на отклонение кандидатуры эксперта или экспертной организации, заявляемой одной из сторон. Суд в том случае, если сторона возражает против кандидатуры эксперта, будет вправе назначить комиссионную экспертизу, включив в состав экспертов, которым поручается проведение экспертизы, эксперта, предложенного лицом, заявившим данные возражения.

Юрист отметил, что в настоящее время суды, как правило, поступают следующим образом: если стороны предлагают разных экспертов (экспертные организации), то, соблюдая принцип беспристрастности, назначают судебную экспертизу по своему усмотрению третьей организации. При этом, если данная организация выполнит ее некачественно, то у сторон будет возможность назначить повторную экспертизу, что затягивает судебный процесс и порождает недоверие к судье.

«Здесь же предлагается озадачить стороны более скрупулезным выбором экспертной организации и пониманием того, что за все надо платить. На первый взгляд, это также должно ускорить процесс, по крайней мере, стадию производства судебной экспертизы и улучшить ее качество, поскольку в комиссии эксперты вынуждены будут тщательнее проводить исследование, чувствуя плечо коллеги-конкурента, так как и в комиссионной экспертизе по правилам ГПК (п. 2 ст. 83) и АПК (п. 2 ст. 84) эксперты могут выражать свое мнение, отличное от мнения другого коллеги», – отметил Павел Милюхин.

В то же время он указал, что процесс организации комиссионной экспертизы, проводимой двумя различными организациями, имеет ряд особенностей: различный уровень квалификации экспертов, используемые методы и средства исследования, очередность производства судебной экспертизы, необходимость работы с материалами гражданского дела (в арбитражном процессе, как правило, эксперты знакомятся с ними в суде), подготовка совместного заключения, что само по себе значительно усложняет производство экспертизы и увеличивает ее сроки производства.

«Если же комиссионная экспертиза все-таки будет проведена некачественно, то, во-первых, стороны оплатят двойную ее стоимость, а во-вторых, по вышеуказанной причине лишатся возможности проведения дополнительной и повторной экспертизы, поскольку суд теперь легко это обоснует и примет решение уже по имеющейся судебной экспертизе, так и не установив истину», – посчитал Павел Милюхин. Он с сожалением отметил, что ввиду абсолютной бесконтрольности деятельности негосударственных экспертных организаций и квалификации негосударственных судебных экспертов такое на практике случается нередко. По его мнению, данное положение проекта требует детальной проработки именно с экспертными организациями, которые кроме судебно-экспертной деятельности занимаются методической и научной работой в области знаний «Судебная экспертиза».

Кроме того, Павел Милюхин посчитал, что положение о том, что «суд не вправе отказать в назначении дополнительной или повторной экспертизы, если об этом ходатайствует участвующее в деле лицо, несогласное с заключением экспертизы, ранее проведенной по ходатайству другого лица, участвующего в деле», «не состыкуется» с поправками о том, что сторона вправе возражать относительно кандидатуры эксперта или экспертной организации. «Получается, что если сторона добросовестно вела себя при назначении экспертизы, возражала против кандидатуры эксперта по каким-либо обстоятельствам, предложила кандидатуру и получила комиссионную экспертизу, но не получила требуемый результат, то она не вправе рассчитывать на дополнительную либо повторную экспертизу вообще. Если же она «тихо отсиделась”, то после проведения экспертизы кандидатурой противной стороны, изучив все недостатки экспертизы, может заявить о проведении повторной экспертизы, которая и поставит точку в деле», – указал юрист.

УДК 343.1

ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СУДЕБНОГО ЭКСПЕРТА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Н.А. Байгончокова

Проведен анализ положений законодательства Кыргызской Республики, регламентирующих основания и порядок привлечения к ответственности судебного эксперта. Предложены поправки к отдельным статьям УПК и УК, способствующие оптимизации уголовно-процессуального статуса судебного эксперта.

Ключевые слова: уголовный процесс Кыргызской Республики, судебный эксперт, уголовно-процессуальный статус судебного эксперта, ответственность судебного эксперта.

На современном этапе развития уголовно -процессуального

законодательства у судебного эксперта в УПК КР закреплен довольно обширный комплекс полномочий, однако, наряду с этим законодатель предусмотрел ряд действий, осуществление которых запрещено эксперту, а также установил ответственность для данного участника судопроизводства.

Связь между правами и обязанностями эксперта, предусмотренными ст. 63 УПК КР и ст.ст. 21, 22 Закона о судебно-экспертной деятельности Кыргызской Республики и их реализация проходит через призму ответственности эксперта. За качество выполнения своей работы эксперт несет уголовную ответственность. Такие последствия влекут за собой действия эксперта, предусмотренные ч. 4 ст. 63 УПК КР. В частности, в случае отказа или уклонения эксперта от выполнения своих обязанностей без уважительных причин он несет ответственность по статье 331 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, а за дачу заведомо ложного заключения — по статье 330 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

Вопрос о привлечении эксперта к уголовной ответственности, как правило, возникает в ходе предварительного расследования, а также в процессе судебного разбирательства в результате проверки и оценки заключения эксперта и сопоставления его с другими материалами дела. В этой связи следователь и суд должны основательно исследовать вопрос об истинности заключения эксперта, с тем, чтобы правильно отграничить заведомо ложное заключение от ошибочных выводов, причиной которых может явиться неподготовленность эксперта, добросовестное заблуждение и т. д.

Как уже отмечалось ранее, уголовная ответственность эксперта наступает при умышленных действиях во вред установлению истины по уголовному делу. Вместе с тем, необходимо отметить, что действующее законодательство Кыргызской Республики, как, впрочем, и законодательство государств -участников СНГ, не предусматривает уголовной ответственности за ошибочное заключение эксперта.

При расследовании и разрешении подобных дел целесообразно установить, имелись ли на это у эксперта мотивы совершения преступления —

дачи заведомо ложного заключения. Общественная опасность данного деяния не вызывает сомнения — в результате дезинформации органов предварительного расследования и суда относительно значимых дл я справедливого разрешения уголовного дела обстоятельств может быть искажена реальная картина преступления и получены неверные сведения о причастности к нему конкретных лиц. Преступления против правосудия, к каковым относится и дача экспертом заведомо ложного заключения, тем и опасны, что посягают на «общественные отношения, обеспечивающие быстрое, полное, объективное и справедливое расследование, рассмотрение и разрешение дел в сфере … уголовного судопроизводства, … права и законные интересы физических и юридических лиц, честь и достоинство человека, собственность». Эта общественная опасность проявляется именно через активные действия лица, назначенного экспертом по уголовному делу, которые могут привести к вовлечению в доказательственную базу по уголовному делу заведомо искаженной информации, способной причинить вред охраняемым законом интересам.

Несколько иначе обстоит дело с деянием, запрещенным ст. 331 УК Кыргызской Республики. Лицо, назначенное для производства судебной экспертизы, уклоняется от выполнения своих обязанностей, отказывается их исполнить без уважительных причин. Негативные последствия от такого деяния существенно меньше — пробел в доказательственном материале следователь или суд могут восполнить и иным способом — не обязательно путем назначения и производства судебной экспертизы.

Насколько вообще обосновано установление уголовной ответственности для судебного эксперта за отказ и уклонение от выполнения своих обязанностей без уважительных причин?

Ответ на данный вопрос можно найти, проанализировав положение ст. 23 Конституции Кыргызской Республики, где в п. 3 закреплено, что «запрещается принудительный труд, кроме случаев войны, ликвидации последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, а также в порядке исполнения решения суда» . Аналогичного содержания положение закреплено в ст. 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где провозглашается запрет на рабство и принудительный труд, а именно п. 2 данной статьи гласит: «Никто не должен привлекаться к принудительному или обязательному труду» . Отсюда следует, что положение ч. 4 ст. 63 УПК КР явным образом противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также основному закону Кыргызской Республики, устанавливая уголовную ответственность для лиц, отказывающихся выполнять работу по производству судебной экспертизы.

В соответствии с ч. 1 ст. 12 Закона КР о СЭД в качестве судебного эксперта может выступать государственный судебный эксперт, или другое физическое лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями.

Соответственно, в случае отказа или уклонения эксперта от выполнения своих обязанностей без уважительных причин он должен нести

ответственность иного характера — с учетом общественной опасности его отказа. Полагаем, речь должна идти о дисциплинарной ответственности, так как в описываемой ситуации — нарушение служебной дисциплины государственным судебным экспертом, который является аттестованным работником государственного судебно-экспертного учреждения, производящим судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей (ч. 2 ст. 12 Закона КР о СЭД).

Наряду с этим, в соответствии с ч. 4 ст. 12 Закона КР о СЭД, экспертом может выступить и частное лицо, то есть «эксперт, привлеченный для участия в деле в качестве судебного эксперта, не состоящий в штате какого-либо судебно-экспертного учреждения, производит судебную экспертизу в порядке выполнения поручения органа (лица), ее назначившего». Между этим лицом и следователем должен быть заключен договор, при неисполнении условий которого должна наступать материальная ответственность в соответствии с положениями ГК Кыргызской Республики, гл. 20 которого регулирует вопросы ответственности за нарушение обязательств .

В данном случае следует учитывать, что между лицом, назначившим экспертизу, и экспертом складываются договорные отношения по предоставлению услуг, где при недобросовестности таких экспертов при проведении судебной экспертизы нарушаются условия договора возмездных услуг, что влечет возникновение гражданско-правовой ответственности негосударственного эксперта.

Анализ положений ст. 63 УПК КР в системном единстве со ст. 173 УПК КР «Недопустимость разглашений данных следствия» приводит к выводу о непоследовательности кыргызского законодателя в вопросах формулирования ответственности судебного эксперта: несмотря на прямой запрет в ст. 173 УПК КР разглашать материалы следствия, указание на наличие ответственности за данное деяние, норма об обязанностях и ответственности судебного эксперта не содержит упоминания об этом. На лицо — явный пробел в праве, который необходимо устранить.

Резюмируя вышеизложенное, предлагаем следующую редакцию ч. 4 ст. 63 УПК Кыргызской Республики:

«(4) За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 330 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.».

Соответствующие изменения необходимо внести в ст. 331 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, изложить ее наименование в следующей редакции: «Статья 331. Отказ или уклонение свидетеля или потерпевшего от дачи показаний», исключив из числа специальных субъектов, упомянутых в данной статье, судебного эксперта.

Кроме того, следует ввести в ст. 63 УПК КР новую часть (4 -1), закрепляющую уголовную ответственность судебного эксперта в связи с несанкционированным разглашением материалов следствия:

«(4-1). За разглашение данных следствия без согласия прокурора и следователя эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 333

Уголовного кодекса Кыргызской Республики, если он был об этом заранее предупрежден в соответствии со ст. 173 настоящего Кодекса».

Полагаем, сформулированные нами новеллы будут способствовать оптимизации уголовно-процессуального статуса судебного эксперта, а четко установленные виды уголовной ответственности послужат гарантией надлежащего осуществления судебно-экспертной деятельности в Кыргызской Республике.

Список литературы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Конституция Кыргызской Республики от 27 июня 2010 года . mkk.gov.kgnndex.php…

5. Закон КР о СЭД.

7.Зайцева Е.А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства: монография. М.: Издательство «Юрлитинформ», 2010.

Н.А. Байгончокова, адъюнкт Волгоградской академии МВД России. e-mail: zaitceva-expert@rambler.ru (Кыргызская Республика)

RESPONSIBILITIES OF COURT EXPERT IN CRIMINAL TRIAL KYRGYZ REPUBLIC

N.A. Baygonchokova

admin