Отказ от манту

Отказ от туберкулинодиагностики (пробы Манту или диаскин-теста) не ограничивает права ребенка на посещение школы и садика, если у ребенка нет контакта с туберкулезным больным, и есть заключение врача-фтизиатра об отсутствии заболевания туберкулезом (письмо Минздрава России от 8 апреля 2019 г. № 15-2/927-07). Тактику обследования фтизиатр определяет индивидуально в каждом конкретном случае, в том числе – с учетом клинических рекомендаций – применяет тест T-SPOT.TB.

С этой позицией выступил Минздрав России. Ведомство отметило, что Порядок проведения профмедосмотров «на туберкулез» предлагает (для массового обследования детского населения на туберкулезную инфекцию) использовать кожные пробы с аллергенами туберкулезными: аллерген туберкулезный очищенный в стандартном разведении – детям до 7 лет (включительно), аллерген туберкулезный рекомбинантный в стандартном разведении – детям до 14 лет (включительно), а детям в возрасте 15-17 лет (включительно) аллерген туберкулезный рекомбинантный в стандартном разведении) или рентгенологическое флюорографическое исследование органов грудной клетки (легких).

При этом с учетом принципа добровольности получения противотуберкулезной помощи, при отсутствии контакта с туберкулезным больным родители вправе отказаться от туберкулинодиагностики, что в соответствии с действующим законодательством не ограничивает права ребенка на посещение образовательного учреждения, при условии представления на таких детей заключения врача-фтизиатра об отсутствии у ребенка заболевания туберкулезом (пункт 5.7 санитарно-эпидемиологических правил СП 3.1.2.3114-13 «Профилактика туберкулеза»). Тактика обследования определяется врачом-фтизиатром индивидуально в каждом конкретном случае, в том числе на основе соответствующих федеральных клинических рекомендаций, содержащих рекомендации по применению альтернативного теста для выявления туберкулеза –диагностического теста T-SPOT.TB, который может быть проведен в случае отказа родителей от туберкулинодиагностики.

Право на выбор безопасного способа диагностики на туберкулез

В разъяснениях Главного внештатного детского специалиста фтизиатра Минздрава России, доктора медицинских наук, профессора Аксеновой В.А., (в ответ на запрос от 18.03.2015 «Об использовании альтернативных способов диагностики для получения разрешения на посещение детского учреждения без посещения противотуберкулезного учреждения, проведения туберкулинодиагностики и рентгенологического обследования ребенку, согласно санитарно–эпидемиологическим правилам СП 3.1.2.3114-13 «Профилактика туберкулеза»), указывается, что:
«В России существует несколько иммунологических тестов, которые могут быть альтернативным общепринятым методикам используемых в настоящее время в нашей практике. При отказе от проведения пробы Манту, вопрос о выдаче заключения об отсутствии туберкулеза у ребенка решается индивидуально, по результатам дополнительных/альтернативных методов обследования (рентгенологическое обследование, проба с аллергеном туберкулезным рекомбинатным, исследование крови на уровень специфического гамма-интерферона и др.), при исключении контактов с больным туберкулезом. Во многих странах мира широко используется для диагностики туберкулеза Квантифероновый тест.
В России он также широко используется для диагностики заболевания наряду с другими существующими иммунологическими тестами (Т-СПОТ, Тубинферон, Диаскинтест). Данные тесты являются обязательными только в алгоритме диагностики заболевания в группах риска и при клинических симптомов.
При нежелании проводить обследование ребенка с использованием пробы Манту родители или законные представители детей действительно могут её не делать, написав отказ, как от любого медицинского вмешательства.
Для посещения детского учреждения необходимо представить документ об отсутствии в окружении ребенка больного туберкулезом. Этот документ можно получить, только посетив фтизиатра и представив данные о проведении родителями флюорографического обследования в положенные сроки согласно законодательству страны».
В приведенном письме Главный внештатный детский фтизиатр России делает верный вывод в отношении прав детей: детям можно не делать пробу Манту, и вообще не делать никаких тестов без клинических симптомов болезни.
Однако специалист ошибается в отношении прав родителей: получается, что для получения справки в садик или школу родители теперь должны пройти флюорографию.
При этом лучевые виды обследований запрещены в отношении беременных женщин, и опасны для взрослых людей со слабым здоровьем. И также от лучевой нагрузки любой взрослый человек вправе отказаться.

— Эта мама всех чуть не до инфаркта довела: и педиатров, и фтизиатров, и отдел образования! — ​возмущается обнинский врач-фтизиатр Эмине КОНСТАНТИНОВА. — ​Она приходит на приём с диктофонами, телефонами, звонит каким-то юристам. Уже просто нет сил! Как будто трудно провести обследование ребёнка!

Эпизодический контакт

Многодетная мама Елена Т. (имена женщины и детей по её просьбе изменены. — ​Прим. ред.) в нау­кограде — ​почти знаменитость. «Прославилась» она после того, как её младшую дочь, трёхлетнюю Катю, из-за отсутствия прививки БЦЖ и туберкулинодиагоностики отстранили от посещения детского сада. Елена с этим категорически не согласилась и отправила жалобы и в городской отдел образования, и в прокуратуру, и даже в Аппарат Уполномоченного по правам ­ребёнка в РФ.

— По закону, если у ребёнка нет прививок и туберкулинодиагностики, это не может быть основанием для того, чтобы не пускать его в образовательное учреждение, — ​говорит женщина.
У Елены четверо детей. Старшие ​уже взрослые. Младшему сыну — ​пять с половиной лет, дочери — ​три с половиной. Антипрививочную позицию она заняла не так давно.

— Мои старшие дети привиты полностью, и я вижу, что это негативно отразилось на состоянии их здоровья, поэтому младших не вакцинирую вообще, — ​рассказывает женщина. — ​Дети ходят в детский сад, сын — ​с 2016 года, дочь — ​с октября 2017-го. Проблемы начались в январе этого года, когда врачу из сада, который посещает дочь (дети Елены ходят в разные дошкольные учреждения. — ​Прим. ред.), понадобилось проверить её на туберкулёз, хотя признаков этого заболевания у дочери нет. Она здоровый ребёнок, болеет редко. Заведующая дала нам две недели на то, чтобы мы либо принесли справку от фтизиатра, либо сделали пробу Манту.

Фтизиатр оценил состояние Кати как удовлетворительное. Признаков опасного заболевания при осмотре не выявлено. Но, увидев фамилию ребёнка (она достаточно редкая), врач написал в заключении, что девочке требуется туберкулинодиагностика. Как оказалось, в сентябре прошлого года одного из воспитанников детского сада, который посещает сын Елены, периодически забирал родитель с открытой формой туберкулёза.

— За сыном Елена приходила вместе с дочерью, поэтому не исключено, что оба ребёнка контактировали с этим больным, — ​пояснили мне медики.

— Дети не привиты, были в контакте с больным ­туберкулёзом, то есть по всем нашим стандартам и приказам находятся в группе риска, — ​говорит Эмине Константинова. — ​Все дети этой группы обследованы, при необходимости пролечены, сейчас там все здоровы. И только эта мама ничего слышать не хочет!

Противоречивые СанПиНы

Елена действительно настроена категорически против обследования детей. Женщина считает, что причин для этого нет и её дети полностью здоровы.

— Мой ребёнок не обнимался с этим больным, не целовался, не общался. Его осматривали врачи, мы сдали все анализы, ничего подозрительного не обнаружено. Если возникнет хотя бы теоретическая угроза, что дети больны, я проведу все необходимые обследования, которые нужны, — ​я своим детям не враг!

— Но ведь признаки болезни до определённого момента могут быть не видны.

— С сентября прошло уже 8 месяцев. Если бы что-то было, я бы уже заметила и, естественно, приняла меры. Пока у человека нет каких-либо признаков ­заболевания, он считается здоровым.

Отказываясь от тубдиагностики, Елена цитирует Федеральный закон № 77 «О предупреждении распространения туберкулёза», в соответствии с которым противотуберкулёзная помощь детям может оказываться только при добровольном согласии их родителей. Чиновники же отдела образования и министерства здравоохранения в своих ответах на жалобы Елены ссылаются на пункт 5.7 Санитарно-эпидемиологических правил «Профилактика туберкулёза». В нём говорится, что дети, которым туберкулинодиагностика не проводилась, в детскую организацию допускаются только при наличии заключения врача-фтизиатра об отсутствии заболевания.

— СанПиН по своему статусу ниже федерального закона, — ​говорит по этому поводу Елена. — ​К тому же этот пункт чиновники трактуют неверно. У меня есть письмо из генпрокуратуры, в котором говорится, что это относится к тем детям, в отношении которых заподозрено названное заболевание, и что отказ от прививок и от тубдиагностики не должен влиять на получение образования.

У медиков на этот счёт иная точка зрения.

— В федеральном законе определены только основные положения, но есть очень много других документов, — ​считает Эмине Константинова. — ​Насчёт того, что из них главнее: по статусу выше всего Конституция, а там написано, что все имеют право на здоровую среду обитания. Дети, которые посещают детский сад или школу, имеют право не контактировать с инфекционными больными. Эта мама может не обследовать своего ребёнка, но посещать детское учреждение такие дети, тем более имевшие контакт с больным туберкулёзом в открытой форме, не могут. Потому что являются потенциально опасными.

Взяли как бы авансом

На первый взгляд, доводы чиновников, врачей и педагогов кажутся логичными. ­Судебная практика также в их пользу. Однако затем возникают новые вопросы, и ответы на них звучат уже не так убедительно. Например, если во главу угла ставится СанПиН, то почему детей Елены приняли в детский сад без прививки БЦЖ и справки от врача-фтизиатра? Напомню, не обследованная на туберкулёз Катя до того, как ей указали на дверь, посещала детсад больше года.

— Насколько мне известно, девочку приняли, потому что её мама пообещала провести обследование, ребёнка взяли как бы авансом, — ​комментирует Елена РУБАН, заведующая детским садом, который посещала Катя. — ​А потом врачи написали служебную записку, что девочку надо вывести. На этом основании её и вывели. Вам лучше связаться по этому вопросу с врачами, потому что они принимали девочку.

— Нет, это вопрос не к нам, а к заведующей детским садом, — ​ответила зав. детской поликлиникой г. Обнинска Людмила СЕРГЕЕВА. — ​Конечной инстанцией по приёму детей являемся не мы, а заведующая или директор школы.

Не всё ясно и с тем сентябрьским «эпизодическим контактом». Наталья ЛЕНИВКИНА, руководитель образовательного учреждения, где он имел место, уверяет, что сведениями об этом инциденте не располагает.

— Официальной информации по поводу контакта подобного рода у меня нет, — ​пояснила она. — ​Лично меня как должностное лицо об этом никто не информировал. И карантина у нас не было.

Позже врачи-фтизиатры объяснили, что карантина по туберкулёзу не бывает в принципе. Но все необходимые дезинфекционные мероприятия в детском саду, которым руководит Наталья Ленивкина, были проведены, заверили медики. Странно, что заведующая об этом ничего не знает, правда?

Продолжение следует

Недавно конфликт Елены с системой вышел на новый виток. На днях её пригласили на заседание Комиссии по делам несовершеннолетних. Основанием для этого послужило заявление и.о. главного врача Клинической больницы № 8 г. Обнинска Эдуарда ИВАНОВА на имя прокурора города. Иванов считает, что отказ Елены от обследования детей на наличие у них туберкулёза следует расценивать как административное правонарушение по статье «Неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних». По словам Елены, члены КДН доказывали ей, что она обязана прививать детей и что закона, который даёт родителям право отказываться от вакцинации, на самом деле не существует.

— Члены комиссии спросили и о том эпизодическом контакте. Я поинтересовалась, на каком основании сделана запись. Члены КДН ответили, что сделают запрос в КБ № 8. На этом заседание закончилось. Следующее должно состояться 11 июня.

Компромисс лучше войны

Во время подготовки этого материала я пообщалась с большим количеством мам, которые так же, как Елена, либо не прививают детей, либо не делают им Манту из-за сильной аллергической реакции на туберкулин, входящий в состав пробы. Тем не менее практически все они по-разному подтверждают, что их дети здоровы. Для этого существует несколько способов диагностики, не требующих введения лекарственных препаратов.

— Да, я тоже считаю, что федеральный закон имеет более высокий статус, чем СанПиН, но бороться с системой в этом контексте, на мой взгляд, бесполезно, — ​говорит одна из моих знакомых мам-антипрививочниц. — ​Лично у меня моральных ресурсов на это нет, поэтому иду на компромисс. А если бы существовала хотя бы небольшая вероятность того, что мои дети контактировали с больным туберкулёзом в открытой форме, я провела бы полное обследование, чтобы исключить вероятность заболевания, не дожидаясь каких-­либо признаков.

Эта статья была опубликована в №23 газеты «Калужский перекрёсток» от 05.06.2019. Ещё больше интересных материалов можно найти в бумажной версии и электронном архиве издания. Опубликовано: 06.06.2019 10:49 16497 Тэги: общество

Делать ли прививки, пробу Манту ребенку — решает каждый родитель самостоятельно И это его право, гарантированное законом. Могут ли возникнуть сложности с поступлением в детский сад или школу из за отказа от прививок? Разбор норм и практики далее.

Что говорит закон?

В ФЗ Об охране здоровья сказано про приоритет профилактики заболеваний (ст.12) путем раннего выявления, предупреждения и проведения санитарно-противоэпидемических мероприятий. Законодатель обращает свое внимание именно на профилактику болезней, особо выделяя «социально значимые» — к которым относится туберкулез, гепатит в, дифтерия (помимо других, указанных в постановлении №710).

Как видно, данные заболевания опасны не просто для человека или отдельной группы людей, а для общества в целом.

В статье 20 того же закона говорится, что условием любого медицинского вмешательства является добровольное согласие. При этом согласие на медицинские манипуляции не требуется, если человек болен социально опасной болезнью, о которых я говорила выше, то есть в случае, когда диагноз предварительно уже поставлен.

Статья 29 описывает виды организации охраны здоровья, одним из которых является «разработка и осуществление мероприятий по профилактике возникновения и распространения заболеваний».

В статье 18 говорится про право каждого на охрану здоровья, в том числе путем создания безопасных условий воспитания и обучения.

К чему я веду и зачем привожу столько статей?

Чтобы показать, что безусловному праву на отказ от медицинского вмешательства (в нашем случае прививок) законодатель противопоставляет такое же безусловное право каждого на охрану своего здоровья, которая осуществляется в том числе в виде профилактики заболеваний и создания безопасных условий воспитания\обучения. Любое право не безгранично, оно кончается тогда, когда затрагивает права и интересы других лиц.

Тем не менее, закон предоставляет право родителю отказаться как от прививок для своего ребенка, так и от туберкулинодиагностики — так называемой пробы Манту. Закон разделяет эти два понятия — Манту не является прививкой и проводится с целью диагностики туберкулеза путем ввода туберкулина внутрикожно. О разнице между прививкой и Манту как то высказывался Минздрав.

Как оказаться от прививок \ Манту?

Для отказа от прививок и\или Манту в поликлинике необходимо заполнить отказ по настоящей форме. Отказ от прививок в наше время уже спокойно воспринимается врачами и не вызывает особых проблем, как еще пять лет назад. Основную проблему вызывает именно отказ от Манту. Почему? В пункте 5.7 СП 3.1.2.3114-13 О профилактике туберкулеза сказано, что если ребенок направляется к фтизиатру, родители обязаны представить заключение от врача в течение месяца, иначе ребенок не допускается в сад или школу.

Как видно, санитарные правила не обязывают делать Манту для зачисления в образовательное учреждение, в них сказано, что ребенок направляется к фтизиатру для получения заключения. При этом фтизиатр, разумеется, заключение просто так не даст — нужно будет делать либо рентген, либо другие методы диагностики туберкулеза — на вскидку я помню как минимум 3.

А если я не поведу ребенка к фтизиатру? Я не давала согласия на вмешательство, а какой то СанПин не может закону противоречить!

А СанПин ему и не противоречит. Отказ от всего на свете противопоставляется общим мерам профилактики туберкулеза и созданию безопасных условий обучения и воспитания. Если не будет заключения от фтизиатра в течение 1 месяца — ребенок не допускается в детское учреждение по ПРИКАЗУ заведующей\директора. Медсестра не является лицом, имеющим право не допускать ребенка в сад или школу.

Да, данный приказ можно оспорить в суде — но практика в целом отрицательная и суды отказывают в удовлетворении исков, говоря о приоритете профилактики туберкулеза. Сад или школа — это общественное место и если родителю не нравятся правила пребывания в нем — можно находиться на домашнем обучении.

Практика суда

Приведу несколько решений (но их в базе гораздо больше, выбрала самые интересные):

один, два, три, решение Конституционного суда и решение ВС. Из определения Конституционного суда видно, что, похоже, заявитель сам не понял что он просит у суда и что ему нужно. Кстати, этот же заявитель смог все же признать незаконным отказ Тубдиспансера выдать заключение. Это пока единственное положительное решение суда, которое я смогла найти и которое признает отказ физиатра выдать заключение без диагностики туберкулеза противоречащим требованиям закона. Есть еще одно решение, которое можно назвать условно положительным — истцу в удовлетворении иска было отказано по причине отсутствия приказа заведующей детского сада о запрете посещать ДС, при этом суд дает интересную последовательную оценку доводам истицы.

И еще хочу привести пример из судебной практики, достаточно пугающий, но имеющий место быть — директор школы отстранил от обучения двоих детей в связи с отсутствием заключения фтизиатра, а также написал заявление в полицию. Комиссия по делам несовершеннолетних МВД привлекла мать к ответственности по ст. 5.35 КоАП — за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Женщина обжаловала постановление в суд, но суды двух инстанций отказали в иске (постановление суда). От комментирования судебного акта я воздержусь — каждый сам может его прочитать и сделать для себя выводы к чему могут привести такие постановления (речь идет конечно не о размере штрафа, он мизерный).

И что же делать?

Как я указала в начале статьи — родители сами для себя решают что лучше для их ребенка, но при этом важно понимать, что шашкой махать не нужно (зачем?), в судебных процессах ответчиком у вас будет государство в лице Тубдсипансера или районной поликлиники, а не медсестра. К слову, зайдя в базу «правовые акты здравоохранения» и введя слово «туберкулинодиагностика» я была поражена количеством документов за последние 3 года по данной теме — это миллион писем Роспотребнадзора, Минздрава, писем и постановлений Главного Санитарного врача, материалы конференций и круглых столов. О чем это говорит? Что тема профилактики туберкулеза злободневная и актуальная и ближайшие года, думаю, ничего не изменится, либо изменится в сторону полного запрета права отказа от прививок.

Да, перед написанием статьи я просмотрела всем известные сайты против прививок и пришла в ужас от количества «образцов» жалоб и заявлений во все возможные органы, написанные явно не юристами. Некоторые из них — в достаточно грубой и неприятной манере изложения. Какой смысл во всей этой писанине? И приводятся даже ответы из разных ведомств и даже прокуратуры — ну и что? Признать действия врача или заведующей незаконными может только суд.

Что делать тем, кто не хочет ставить Манту своему ребенку? Существуют же другие методы диагностики — почему бы их не использовать? Часто матери в порыве своего праведного гнева не задумываются о том, что своими бесконечными жалобами только привлекают к себе излишнее внимание органов опеки и иных подобных, что нежелательно, учитывая тенденцию последних лет в области ювенальной юстиции.

Опубликовано 22.01.2017 от Наталья Демина (Обновлено: 20.02.2020)

Запрет посещать сад или школу будет считаться нарушением права ребенка на получение образования?

Отказ в допуске ребенка в образовательное учреждение или его разобщение с обследованными детьми не свидетельствуют о нарушении его права на получение образования. Поясним…

Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения – одно из основных условий реализации конституционных прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду. В связи с этим на граждан возложена обязанность выполнять требования санитарного законодательства, заботиться о здоровье, гигиеническом воспитании и обучении своих детей, не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение прав других граждан на охрану здоровья и благоприятную среду обитания.

Вместе с тем в России гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, начального, основного и среднего общего образования. К компетенции образовательных организаций относится создание условий, необходимых для охраны и укрепления здоровья обучающихся и работников образовательной организации (п. 15 ст. 28 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»). Кроме того, в организациях отдыха и оздоровления детей, образовательных организациях должны выполняться требования санитарного законодательства и осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья воспитанников и обучающихся.

Законом предусмотрены различные формы получения образования: очная, очно-заочная, заочная, семейное образование и самообразование (ст. 17 Закона об образовании). Если ребенок не прошел обследование на туберкулезную инфекцию, он может быть зачислен в образовательную организацию с последующим выбором форм и методов образовательного процесса, исключающих посещение здорового детского коллектива. И это не будет противоречить действующему законодательству: как указал Верховный Суд РФ, таким образом будет обеспечено право на общее образование детей, не прошедших иммунодиагностику, при соблюдении права каждого обучающегося на охрану здоровья.2

Следует учитывать, что в случае проведения массовой вакцинации для предотвращения заражения непривитого ребенка допускается его разобщение с остальной группой детей на определенный период. Так, при вакцинации против полиомиелита непривитых детей разобщают с привитыми на 60 дней (Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 28 июля 2011 г. № 107 «Об утверждении СП 3.1.2951-11 «Профилактика полиомиелита”»). При этом руководители образовательных учреждений обязаны организовать раздельное пребывание таких детей в стенах образовательного учреждения.

Аналогичный вывод подтверждается и судебной практикой. Так, в 2017 г. Архангельский областной суд пришел к выводу о правомерности действий руководства дошкольного образовательного учреждения по отстранению непривитого ребенка от посещения группы раннего развития в связи с проведением плановой иммунизации воспитанников против полиомиелита. Суд указал, что такое ограничение прав ребенка не является дискриминирующим, поскольку оно направлено на обеспечение права на охрану здоровья и осуществляется способами, установленными законом, в том числе путем разобщения привитых детей и не участвующих в иммунизации.3

admin