Оскорбление сотрудников полиции

Что считается оскорблением полицейского при исполнении?

Это выраженное человеком публично, вслух или письменно, в некорректной форме недовольство действиями, присутствием полицейского, находившегося на момент конфликта на работе (исполняющего должностные обязанности или проводящего другие действия, связанные с работой).

Что грозит за оскорбление полицейского

Вся серьёзность нарушения состоит в разрушении авторитета не какого-то конкретного сотрудника, а всего правоохранительного органа. За оскорбление сотрудников полиции нарушитель в обязательном порядке привлекается к уголовной мере ответственности, которая предусматривает следующие санкции:

  • выплата денежного штрафа в размере 40 тыс. руб.;
  • исправительно-принудительные работы на 1 год;
  • лишение зарплаты на период от одного до трёх месяцев;
  • обязательные работы до 360 часов;

Кроме всего вышеперечисленного, наказание за оскорбление в отношении полицейского при исполнении своего служебного долга предусматривает запрет на замещение определённых должностей и управленческих постов.

Можно обоснованно ожидать присуждения максимального наказания, если обвиняемый:

  • Умышленно предпринял действия для демонстрации унижения полицейского максимально большому количеству людей.
  • Осознавал свои действия, как противоправные, оскорбляя полицейского.
  • Находился под воздействием алкоголя, одурманивающего препарата.
  • Несколько раз получил устные предупреждения, что его действия являются правонарушением, но не прекратил оскорблять полицейского.
  • Своими словами создал обстановку, из-за которой самочувствие пострадавшего ухудшилось настолько, что впоследствии это стало причиной госпитализации последнего.

Под данные санкции попадает словесное или письменное оскорбление – высказывание гражданином всего того, что он думает непосредственно напрямую правоохранителю, либо в виде записки или публикации в СМИ.

Для определения тяжести совершённого преступления берётся во внимание оценка оскорбительного поступка, определяемая с помощью таких субъективных факторов, как умысел, мотив, обстоятельства оскорбления и подтверждение вины. К примеру, если гражданин нанёс оскорбление сотруднику полиции из-за того, что тот вымогал взятку или использовал другие способы давления, тогда мера наказания будет значительно смягчена или же вовсе не будет применена.

Водители авто также должны понимать, что сотрудник Госавтоинспекции занимает должность в силовой структуре и относится к категории полицейских. Поэтому, если автолюбители недовольны действиями автоинспекторов, им следует сдерживать свою агрессию. В случае, когда водитель не согласен с действиями работника ДПС, ему нужно сообщить об этом в службу ГИБДД или в вышестоящие органы.

Еще французский философ, писатель и мыслитель Жан-Жак Руссо сказал: «Оскорбления – это обычные доводы тех, кто неправ». И, кроме того, если вам пришло в голову оскорбить полицейского, не забывайте о том, что завтра может возникнуть ситуация, в которой вам придется обратиться к нему же за профессиональной помощью.

Представители власти являются неотъемлемой частью механизма, который управляет страной. Это особая идеологическая сфера. Поэтому оскорбительные выражения в адрес такого лица, считаются оскорблением всей системы.

Прежде чем вступать в острый конфликт с представителем власти, стоит понимать, что оскорбление сотрудника полиции при исполнении в соответствии со статьей 319 УК РФ, грозит неприятными последствиями для граждан.

Подобные действия наказываются штрафными санкциями. Штраф за оскорбление сотрудника полиции во время исполнения им своих обязанностей составляет приблизительно сорок тысяч рублей, размер заработной платы или иного дохода нарушителя за период до трех месяцев.

Кроме этого, в качестве наказания могут быть назначены обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до 1 года.

Главным объектом преступления выступает нормальная деятельность правоохранительных органов, их авторитет. Дополнительным объектом является честь и достоинство сотрудника полиции.

Унижение нецензурными выражениями представителя власти представляет опасность для общества. Это вызвано тем, что такие преступления подрывают авторитет органов управления и создают неблагоприятную обстановку в деятельности их сотрудников, затрагивают их честь и достоинство, что очень негативно отражается на организации работы органов управления.

Объективная сторона таких противоправных действий заключается в оскорблении представителя власти публично в тот период, когда он исполняет свои должностные обязанности или в связи с их исполнением.

Оскорбление — это унижение чести и достоинства другого гражданина, которое выражается в неприличной форме.

Термин «честь» означает общественную оценку личности, она касается следующих принципов:

  • моральных;
  • нравственных;
  • духовных;
  • социальных.

Достоинство — это внутренняя оценка человека собственной личности. При этом гражданин оценивает себя с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, проводит самооценку своих умственных, деловых и моральных качеств.

Оскорбление личности может быть выражено разными способами:

  • словесно;
  • жестами;
  • письменно.

На наличие состава преступления способ его совершения влияния не оказывает.

Что считается оскорблением сотрудника милиции, за которое грозит наказание

При рассмотрении проблемы, связанной с оскорблением сотрудника полиции, учитывается следующее:

  1. Каждый случай особенный и индивидуальный.
  2. Знание законов полезно, но не всегда гарантирует достижение желаемого результата.
  3. На возможность положительного исхода влияет множество факторов.

Чтобы рассматривать оскорбление представителя органов власти, как преступление, необходимо наличие нескольких условий:

  1. Оскорбление должно быть осуществлено публично. В соответствии с законодательством 2020 года, публичными признаются такие оскорбления, которые сознательно осуществляются в присутствии многих граждан с целью нарушения нормальной деятельности сотрудников полиции или ущемления их авторитета, унижения чести и достоинства конкретного представителя правоохранительных органов. Таким образом, факт оскорбления становится известным третьим лицам, и виновный это осознает. К примеру, если оскорбления наносится с использованием внутреннего радиовещания. Оскорбление может осуществляться не только в присутствии оскорбляемого, но и в его отсутствие.
  2. Оскорбление должно осуществляться во время исполнения представителем власти своих должностных обязанностей либо в связи с их исполнением. В случае, когда подобные действия осуществляются за пределами вышеуказанных обстоятельств, оно подлежит квалификации по статьям УК РФ, которые устанавливают ответственность за преступление против личности. Для состава оскорбления сотрудника милиции не имеет значения, кокой мотив такого действия. Если оно нанесено в период исполнения обязанностей в соответствии с занимаемой должностью. Такое оскорбление может осуществляться в качестве мести за деятельность представителя милиции, либо выражать неудовлетворенность таким действием.
  3. Оскорбление должно выражаться в неприличной форме. Это означает не только нецензурную брань или непристойные жесты в адрес представителя власти, но и другие формы, что противоречат принятым в обществе нормам поведения. Например, пощечина, унизительная кличка.

Подобное преступление относится к преступлениям с формальным составом. Оно считается оконченным с момента совершения оскорбления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что унижает достоинство и честь сотрудника полиции и хочет этого.

Если оскорбления наносятся не в период исполнения должностных обязанностей, то обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является его мотивация — связь с сотрудником полиции.

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, которому уже исполнилось 16 лет.

Оскорбление сотрудника ГИБДД

Водители авто также должны понимать, что сотрудник Госавтоинспекции занимает должность в силовой структуре и относится к категории полицейских.

Поэтому, если автолюбители недовольны действиями автоинспекторов, им следует сдерживать свою агрессию и не употреблять агрессивную лексику.

В случае, когда водитель не согласен с действиями работника ДПС, ему нужно сообщить об этом в службу ГИБДД или в вышестоящие органы.

Спорить и доказывать свою правоту — чревато неприятными последствиями.

Наказание за оскорбление представителя органов власти

Представителями власти считаются те, кто уполномочен государством осуществлять действия, которые направлены на защиту порядка в обществе.

Рассматривая вопрос, что грозит за оскорбление сотрудника полиции при исполнении следует понимать — состав преступления может быть только тогда, когда сотрудник защищает порядок на улице или в общественном месте, а оскорбления в его адрес мешают ему нормально исполнять свои обязанности.

За оскорбление сотрудника полиции вменяется статья 130 УК РФ, если в этот момент сотрудник находился в отделении полиции, а рядом присутствовали его коллеги. В этом случае он выступает в роли должностного лица.

Если представитель органов власти находится на отдыхе, то нецензурные выражения в его адрес будут наказываться в соответствии со статьей 5.61 КоАП РФ. При этом штраф в размере от 1 до 3 тысяч рублей.

В некоторых случаях, к примеру, при определении таких мотивов, как противодействие системе порядка, личная неприязнь, дело могут переквалифицировать в уголовное.

Таким образом, прежде чем оскорблять сотрудника полиции, важно подумать, что будет за подобные действия. В соответствии со статьей 319 УК РФ, суд может вынести такие решение:

  1. Штраф в размере около 40 тысяч рублей.
  2. Обязательные работы до 360 часов.
  3. Исправительные работы сроком до 1 года.

Кроме этого, в Уголовном кодексе РФ есть еще одна статья под номером 297, она применяется в случае неуважения к суду. Нарушениями считаются попытки осуществить беспорядок в процессе судебного заседания.

Штрафные санкции за оскорбление полицейского

Какие штрафные санкции назначит суд за оскорбление сотрудника полиции, зависит от статьи. Когда и какое именно наказание предусмотрено:

  1. По статье 297, при неуважительном отношении к суду, виновнику может грозить штраф в размере 200 тысяч рублей или наказание в виде исправительных работ сроком до 2 лет, а также арест до 6 месяцев.
  2. По стать 319 УК РФ штраф за оскорбление составляет 40 тысяч рублей, удержание дохода за три месяца, обязательные работы до 360 часов или исправительные до 1 года.
  3. По статье 5.61 КоАП РФ применяются в случае грубых нецензурных высказываний в адрес полицейского в условиях, не связанных с работой — штраф от 1 до 3 тысяч рублей.

При назначении штрафных санкций, суд учитывает наличие смягчающих и отягощающих обстоятельств.

Не зависимо от степени своего недовольства некоторыми представителями власти, их оскорбление приведет к наказанию. Свою неприязнь следует излагать в исключительно корректной форме.

Даже, если гражданину был нанесен вред, оскорбление сотрудника полиции при исполнении является правонарушением. В таком случае, гражданин может воспользоваться своим правом на обжалование действий сотрудника полиции в соответствии с законодательством РФ.

Избежать ареста, штрафов и принудительных работ возможно только в случае примирения сторон по обоюдному согласию.

Сотрудники полиции являются одной из тех категорий участников правоохранительного процесса, в адрес которых высказываются угрозы в связи с их профессиональной деятельностью. За высказывание или фактическое осуществление таких угроз лицо, которое такие угрозы высказало, можно привлечь к уголовной ответственности.

Меры ответственности

Уголовный Кодекс Российской Федерации в отношении преступлений, связанных с высказыванием или реализацией угроз в адрес сотрудника правоохранительных органов, представляет, в целом, две статьи, на которые следует ориентироваться, чтобы понимать объём возможного наказания. Это статьи:

  • статья 119, которая назначает наказание в целом за высказывание угроз в адрес одного человека и членов его семьи, а также группы лиц (может применяться в качестве определяющей наказание в целом за высказывание угроз, если есть все основания их опасаться в реальном виде);
  • статья 296, определяющая основные формы наказания за высказывание угроз в связи с осуществлением правосудия или предварительного расследования (применяется, в основном, для защиты судей и членов их семей, но, в некоторых случаях, и в отношении сотрудников полиции);
  • статья 317, которая непосредственно посвящена угрозам в отношении жизни и здоровья сотрудников полиции и других правоохранительных органов и наказанию за высказывание таких угроз (чаще всего для назначения наказания применяется именно эта статья).

Чаще всего угрозы в адрес жизни и здоровья сотрудника полиции и членов его семьи высказываются в связи с непосредственным осуществлением им своей профессиональной деятельности, а также в качестве мести за неё (например, если такие угрозы высказываются в отношении уволившегося сотрудника полиции). Наказание за такое преступление предусмотрено статьей 317 Уголовного Кодекса Российской Федерации.

Ст.319 УК РФ

Публичное грубое высказывание в адрес сотрудника полиции (оскорбление) в момент присутствия его на службе и исполнения обязанностей является уголовно наказуемым деянием.

Опасность этого правонарушения в том, что виновник посягает на деятельность органов власти, их авторитет, честь и достоинство полицейского. УК РФ предусматривает за это ответственность в статье 319-ой.

Состав и описание преступления

Под ответственность попадает лицо, которому на момент совершение преступления исполнилось 16 лет (субъект преступления). Как правило, нецензурные высказывания в адрес сотрудников полиции совершаются всегда с прямым умыслом, а основными мотивами являются обида, месть, нежелание выполнять законные требования полицейского и самое обычное хулиганство. В большинстве случаев лица, которые ведут себя грубо с полицией, находятся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, нередки ситуации, когда оскорбление стражей порядке происходит подростками, которые не отдают отчет своей дерзости.

  1. Объект преступления – авторитет органов госвласти или местной администрации. Дополнительный объект – честь и достоинство представителя власти (в описанном случае – сотрудника органов внутренних дел).
  2. Объективной стороной состава преступления является унижение чести и достоинства. При этом необходимым признаком объективной стороны является публичность совершения злодеяния.
  3. Состав преступления считается формальным. Преступление является оконченным в момент публичного произнесения виновным оскорбительных слов, независимо от наступления последствий деяния.

При этом публичность, как обязательное условие, может выражаться не только в словесном высказывании оскорблений в обществе, но и в публикации недостоверной информации в СМИ, на общедоступных ресурсах в Интернете, печатных изданиях.

Наказание за оскорбление сотрудника полиции по статье

Обратим внимание, что санкции ст. 319 УК РФ могут быть применены только при нанесении оскорбления в момент нахождения потерпевшего на службе, либо они имеют прямую связь с его деятельностью (к примеру, касаются проведения оперативных мероприятий по уголовному делу).

Когда оскорбление происходит в условиях, не связанных с работой (вне несения службы, на отдыхе или быту), то действия виновного будут квалифицированы по статье 130 УК РФ или подпадут под административную ответственность по 5.61 КоАП РФ и могут быть рассмотрены в гражданском порядке.

Согласно ст.319 Уголовного кодекса за оскорбление сотрудника полиции в публичном месте, в период нахождения его на службе, либо связанное с исполнением им должностных обязанностей, виновному лицу может быть назначен значительный штраф (до 40 тысяч рублей), либо из расчета из заработной платы за период до 3 месяцев, исправительные работы сроком до 1 года, либо обязательные работы — до 360 часов.

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением —
наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года.

В действующем уголовном законодательстве оскорбление входит в единую группу преступлений против личности и является составной частью преступлений против свободы, чести и достоинства личности. Вместе с тем, ответственность за ряд преступлений, связанных с оскорблением отдельных категорий должностных лиц, предусмотрена специальными нормами Уголовного кодекса Российской Федерации.

Статьей 319 Уголовного кодекса РФ предусмотрена уголовная ответственность за оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Нет смысла спорить о том, что честь и достоинство лиц, облеченных властью, требуют более высокой степени защиты, поскольку в данном случае под угрозой оказываются не только личные интересы указанных должностных лиц, но и интересы государства. Нормальная деятельность органов власти в рамках совершения рассматриваемых преступлений нарушается не просто из-за подрыва ее репутации, а в результате ущемления чести и достоинства конкретных лиц, осуществляющих ее.

В качестве лиц, в отношении которых наиболее часто совершаются указанные преступления в силу специфики их служебной деятельности, выступают сотрудники полиции, а точнее те из них, которые непосредственно пресекают преступления и административные правонарушения: сотрудники патрульно-постовой службы, оперуполномоченные и участковые уполномоченные полиции.

Так, например житель города Нарьян-Мара, находясь в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте, при составлении административного протокола на него предусмотренного ст.20.21 КоАП РФ, умышленно оскорбил сотрудников УМВД России по Ненецкому автономному округу. В настоящее время следственными органами в отношении нарушителя возбуждено уголовное дело по ст. 319 УК РФ (Оскорбление представителя власти).

Есть такая статья в Уголовном кодексе: 319 «Оскорбление представителя власти». Каким же, наверное, дерзким должен быть человек, совершающий такое преступление! Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. К сожалению, практика свидетельствует совсем об обратном: такой «преступник» часто оказывается совсем не таким, как ожидается.

В прошлом месяце один мой знакомый в Нижнем Новгороде столкнулся с такой ситуацией. Вышел вечером на улицу не совсем в трезвом виде и был задержан полицейскими. Наутро из отдела полиции его выпустили, вот только он не обнаружил золотого обручального кольца, которое до задержания было, а после – исчезло. Человек никогда ранее с полицией не сталкивался, представление о работе полицейских имеет только по героическим сериалам, показывающим доблестных полицейских во всей красе. Поэтому на счет пропажи кольца к полиции предъявлять претензии он даже и не подумал. Но пропажа оказалась не самым неприятным событием: через день ему позвонил некий сотрудник полиции и сообщил, что во время задержания он, оказывается, нецензурно оскорблял сотрудников полиции, о чем они составили рапорта, по которым будет возбуждено уголовное дело за оскорбление сотрудников полиции…

Человек, по его словам, совершенно уверен, что никого не оскорблял, не на столько он был пьян, чтобы этого не помнить. Но свидетели говорили об обратном. Ах, да, свидетелями оказались сами же сотрудники полиции, которые везли его на полицейском автомобиле в участок. Никто из прохожих, никто из сотрудников или посетителей в дежурной части оскорблений не слышал. Только задерживавшие гражданина сотрудники. После доставления в КАЗ человек мирно лег спать на лавку и никому неприятностей не доставлял. Да и вообще, по характеру этот человек достаточно миролюбивый, к тому же вежливый и интеллигентный.

Тем не менее, было возбуждено уголовное дело, которое расследовал очень молодой следователь из Следственного комитета (бывшее следствие прокуратуры). На допросе этот следователь с усмешкой сообщил, что эта статья «популярная». При этом обвиняемого следователь сразу успокоил: ничего страшного в том, что гражданина обвиняют в этом преступлении нет. Оказывается, очень просто прекратить это дело и полностью избежать судимости и наказания. Достаточно лишь признать свою вину и принести извинения потерпевшим от оскорбления сотрудникам полиции. В этом предложении практически все слова надо бы брать в кавычки, потому что все термины: вина, извинения, потерпевшие – не выражают ожидаемого от них содержания. Вины – нет, человек ничего не совершал преступного, извинения – фарс и пустая формальность, потерпевшие – это фактически лжесвидетели, оговаривающие невиновного человека… Но доказательств этому нет! Человек загнан в угол и лишен возможности доказать свою правоту. Здравый смысл здесь не работает. Торжество формальной системы доказательств и инквизиционного процесса, заклейменных и отвергнутых в юридических учебниках.

Адвокат – на стороне следователя и ненавязчиво намекает подзащитному, что настаивать на своей невиновности бесполезно, и приведет лишь к осуждению и наказанию, которое никому не нужно.

Следователю нужны показатели в отчетности о количестве расследованных и направленных в суд уголовных дел, полиции – показатели «раскрытых» преступлений, прокуратура и суд обслуживают и покрывают элементы системы, с которыми работают в единой связке…

Не имея ни одного свидетеля на своей стороне, перед угрозой судимости, наказания, неблагоприятных последствия всего этого на работе и карьере, гражданин решил принять правила игры, навязанные ему системой. Недавно закончился суд, который прекратил это уголовное дело в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшим. Гражданин остался несудимым, для него это важнее этической стороны данного процесса, государственные органы, провернувшие эту фабрикацию – получили нужные им единицы для отчетности.

Такая история меня с одной стороны не удивила, потому что такой способ фабрикации уголовных дел я описал в своей книге «В Круге Втором» еще в 2005 году. А с другой стороны, удивила, потому что прошло столько времени, а в работе, вернее, преступной деятельности полиции, следствия, прокуратуры и суда ничего не изменилось! И сделать с этим ничего нельзя, т.к. все рассказы об этом для контролирующих и надзорных органов (прокуратуры, суда) ничего не значат, для них – это домыслы и слухи, вымыслы, призванные опорочить доблестную полицию, подорвать ее авторитет в глазах населения, кем – вы и сами знаете, врагами, пятой колонной, нацпредателями…
Фабрикация уголовных дел в отношении невиновных в России превратилась в слаженную, отточенную систему взаимодействия и покрывательства преступлений друг друга со стороны полиции, сотрудники которой продуцируют лжедоносы и лжесвидетельства в отношении невиновных; следствия, где следователи, зная, что человек не виновен, возбуждают уголовное дело по лжедоносу и ложным показаниям полиции, прокуратуры, которая покрывает эту практику, и суда, где судьи штампуют приговоры в отношении невиновных. Все элементы этой системы утешают себя (и жертву своих преступлений) тем, что суд по таким делам заканчивается прекращением дела в связи с «деятельным раскаянием». Вот так и моему знакомому следователь объяснил, что «ничего страшного», дело в суде прекратят по этому основанию, если жертва «признает вину», судимости не будет. Все довольны.
Неужели, чтобы поверить в то, что полиция, следствие, прокуратура и суд в России совершают преступления, осуждают невиновных – и всего лишь ради имитации своей работы по борьбе с преступностью – неужели, чтобы поверить в это, каждый должен лично испытать это на себе?
Мое дело, кстати, сфабриковано по этой же схеме: подставной «потерпевший», совершающий лжедонос, и два подставных лжесвидетеля. Все прямо или косвенно связаны с полицией. Судья уже высказал свою позицию адвокату: будет обвинительный приговор, если я не «признаю вину» и не «примирюсь» с лже-потерпевшим. Преступная система обвинения невиновных отточена и не дает сбоев – пока общественность молчит и «все довольны»…
Привожу отрывок из моей книги 2005 года, где я описал фабрикацию уголовных дел по вышеописанной схеме именно по статье 319 УК РФ, в те годы это было нужно следствию прокуратуры для имитации плодотворной работы по расследованию и направлению в суд дел прокурорской подследственности. С тех пор, как показала практика, мало что изменилось.

А. Поднебесный. «В Круге Втором». Отрывок.
Как я убедился в своей работе, прокуратура района закрывает глаза на фактически известные злоупотребления сотрудников РУВД, так как в противном случае прокуратуре не удастся побеждать в отчетной игре. Дело в том, что прокуратура не занимается раскрытием преступлений. Только в телесериалах следователи прокуратуры раскрывают преступления, на практике же следователь прокуратуры занимается расследованием уже раскрытого преступления. За раскрываемость отвечает милиция – РУВД. Не будет необходимого количества раскрытых милицией преступлений — не будет показателей у прокуратуры. На каждого следователя прокуратуры по указанию прокурора области Демидова (уволен в 2006-м году после многочисленных вскрывшихся нарушений, в т.ч. и благодаря публикации моей книги, ныне пристроен зам.министра юстиции – прим.автора) необходимо иметь по два направленных в суд уголовных дела в месяц. Конкретные механизмы, которые используют прокуроры районов для побед в этих отчетных играх, могут несколько отличаться, но в целом система одна: лояльность прокуратуры к злоупотреблениям милиции в обмен на необходимое количество раскрытых уголовных дел для прокуратуры. Так в Канавинском районе на поток поставлено раскрытие уголовных дел, связанных с оскорблением сотрудников милиции. Почти 90 % плана по прокуратуре по направлению уголовных дел в суд приходится на эту категорию дел. Механизм таков: сотрудники милиции задерживают подвыпившего субъекта и доставляют его в отделение милиции. Человек, естественно, начинает возмущаться. На это сотрудники милиции тут же составляют рапорта о том, что задержанный их оскорбил грубой нецензурной бранью, после чего задержанный сразу же освобождается. По этим рапортам возбуждается уголовное дело по статье 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти», а так как оскорблены (то есть являются потерпевшими) сотрудники милиции, то расследование этого дела отнесено законом к подследственности прокуратуры. Ни сами сотрудники милиции, ни следователи прокуратуры не скрывают, что в большинстве случаев никакого оскорбления в действительности не происходило. Практически по всем таким делам в качестве «свидетелей» этих оскорблений выступают одни и те же подставные лица – стажеры милиции или родственники, знакомые, любовницы и т.п «оскорбленных» сотрудников милиции. Протоколы допроса этих «свидетелей» следователи прокуратуры готовят на компьютере путем копирования одних и тех же текстов, когда-то ранее подготовленных, меняя в них только фамилии обвиняемых и те или иные конкретные обстоятельства. Даже фразы, которыми обвиняемые «оскорбляли» сотрудников милиции остаются из дела в дело идентичными. Сами «свидетели» при «допросах» самих себя не присутствуют, приходят только расписаться в протоколе допроса, подготовленном следователем прокуратуры. То же самое и с «потерпевшими» — «оскорбленными» сотрудниками милиции. Сами сотрудники милиции за фабрикацию таких дел тоже получают поощрения, рапорт о таком преступлении приравнивается к раскрытию реального преступления, например, кражи, грабежа, и поэтому чем больше «оскорблений» претерпят сотрудники милиции, тем выше будут статистические показатели и Канавинского РУВД. Такими «оскорблениями» милиционеры иногда делятся друг с другом, когда, например, у кого-то не хватает показателей в отчетном месяце. Так, задержать человека, который «оскорбил» при задержании сотрудников, могут одни сотрудники, а оформить могут на других сотрудников. Если клиент был сильно пьян, то он, как правило, не помнит, кто именно его задерживал. Когда же его начинает допрашивать следователь прокуратуры о том, кто его задерживал и кого он оскорбил, то обвиняемый может сказать, что задерживал его сотрудник милиции на вид толстый и маленького роста, а по материалам дела окажется, что этот милиционер худой и высокий.
Если бы не погоня за статистическими показателями, то дела бы такие не возбуждались бы в таком количестве. Об обоснованности, точнее о полной необоснованности возбуждения таких дел наглядно свидетельствует тот факт, что практически все они прекращаются в суде. Основанием прекращения служит примирение сторон, что по прокурорской отчетности считается так называемым нереабилитирующи основанием, то есть считается, что преступление было, но ввиду примирения сторон суд прекращает уголовное преследование подсудимого. Здесь есть еще одна уловка прокуратуры. Если потерпевший и обвиняемый примирились, то дела небольшой тяжести, каковыми и являются дела об оскорблении сотрудников милиции, могут быть прекращены и в ходе следствия. Нецелесообразно направлять такие дела в суд, поскольку суду не остается ничего иного, кроме как прекратить такое уголовное дело. По сути направляя в суд такие дела прокуратура необоснованно загружает суд ненужной работой, которую могла бы проделать сама, то есть прекратить уголовное деле по тем же самым основаниям и руководствуясь той же самой статьей 25 УПК РФ «прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон». Но это приведет к ухудшению прокурорской отчетности, фактически лишит смысла всю затею с возбуждением таких дел. Если дело, возбужденное прокуратурой, прекращается самой же прокуратурой, то в существующей отчетной системе считается, что не было оснований возбуждать такое дело, то есть оно было возбуждено незаконно, что грозит взысканием прокурору и негативно сказывается на отчетности. Но если в такой же ситуации такое же дело прекращается в суде, то для прокурорской отчетной системы это не имеет никаких негативных последствий. Дело в суд направлено, свою «работу» прокуратура выполнила, а как дальше с делом поступит суд, по большому счету прокуратуру это не касается. Поэтому дела прекращаются только в суде. Примирение с потерпевшим – это «нереабилитирующее» основание прекращения уголовного дела, такое основание не портит отчетности. Однако рассматривая эту ситуацию с точки зрения истины, реальной действительности, а не лживой прокурорской «потемкинской» отчетности, всегда нужно помнить, что в таких делах обвиняемые вынуждены признавать свою вину под давлением подставных свидетелей, и примирение является фикцией, поскольку в большинстве случаев не было и никакого оскорбления. Даже если предположить, что оскорбление имело место, то все равно в тех случаях, когда дело направляется прокуратурой в суд и судом прекращается, это значит, что прокуратура занимается исключительно показушной, не нужной обществу и налогоплательщикам работой, зря тратит наши с вами деньги. Такая «работа» прокуратуры направлена исключительно на цели собственного воспроизводства, призвана имитировать бурную деятельность.
С такой практикой, когда с целью создания видимости большого числа расследованных и направленных в суд уголовных дел сотрудниками милиции под руководством прокуратуры в больших количествах фальсифицируются уголовные дела об оскорблениях сотрудников милиции, я столкнулся только в Канавинской прокуратуре. В Шахунской прокуратуре такими делами не занимаются. Так, за два с половиной года моей работы в Шахунском районе только одно или два подобных преступления (статья 318 УК РФ) было совершено. И это реальный показатель количества подобных преступлений, именно столько – одно или два за год, совершается их в действительности. В Канавинском же районе в 2004 и 2005 гг ежемесячно возбуждалось более двадцати уголовных дел по фактам оскорблений сотрудников милиции. Это говорит о том, что большинство этих дел сфальсифицированы.

admin