Определение о процессуальном правопреемстве

Для замены лиц, участвующих в деле, используется заявление о процессуальном правопреемстве. Заменить можно любое лицо, истца, ответчика или третье лицо (как с самостоятельными требованиями так и без них). Для случаев рассмотрения дела в особом производстве или приказном производстве, такая возможность так же сохраняется. В этом случае могут быть заменены заявитель или заинтересованные лица.

Подготовка заявления о процессуальном правопреемстве

Правом обращения в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве обладают как лица участвующие в деле, так и и сами правопреемники. Основным критерием является наличие самого правопреемства.

Случаи, когда можно подать заявление о процессуальном правопреемстве перечислены в статье 44 ГПК РФ. К ним относятся:

  • смерть гражданина, участвовавшего в деле. В этом случае правопреемниками будут наследники этого лица
  • реорганизация юридического лица. Правопреемником будет вновь образованное или иное юрлицо, к которому перешли права предыдущего
  • перевод долга. В этом случае новым лицом, участвующим в деле будет новый кредитор

Здесь перечислены не все случаи правопреемства, возможны и другие ситуации перемены лиц в обязательствах.

Подача заявления о процессуальном правопреемстве

Заявление о правопреемстве подается в суд, который рассматривает гражданское дело. Такое заявление можно подать в любое время после возбуждения дела в суде. До этого правопреемник будет привлечен к участию в деле, как самостоятельное лицо, ответственное или имеющие интерес в обязательствах.

Отдельно хочется отметить случаи, когда правопреемство наступает после вынесения решения суда, в ходе его исполнения. в этом случае заявление о правопреемстве так же подается в суд, рассматривавший дело. Судебное постановление об установлении правопреемство послужит основанием для замены лиц в исполнительном производстве. таким образом правопреемник просто становится на место выбывшего лица, новое решение не выносится.

Рассмотрение заявления о процессуальном правопреемстве

Заявление о процессуальном правопреемстве рассматривается в судебном заседании. Суд извещает лиц, участвующих в деле о времени и месте рассмотрения этого вопроса.

В судебном заседании суд обязан проверить возможно ли правопреемство в спорных правоотношениях, произошло ли оно действительно и является ли конкретное лицо правопреемником.

По итогам рассмотрения дела суд выносит определение, которым устанавливает правопреемство или отказывает в удовлетворении заявления. такое определение можно обжаловать частной жалобой.

Образец заявления о процессуальном правопреемстве

В ________________________
(наименование суда)
Истец(ответчик): ____________
(ФИО полностью, адрес)

Заявление о процессуальном правопреемстве

В соответствии со статьей 44 Гражданского процессуального кодекса РФ, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах), суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 44 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Прошу:

Дата подачи заявления: «___»_________ ____ г. Подпись _______

Скачать образец заявления:

Заявление о процессуальном правопреемстве

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июня 2017 г. N 46-КГ17-16

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению ООО «Радуга Мебели» об установлении процессуального правопреемства

по кассационной жалобе директора ООО «Радуга Мебели» Гурова И.О. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Радуга Мебели» обратилось в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве.

Определением Октябрьского районного суда г. Самары от 22 апреля 2016 г. требования ООО «Радуга Мебели» удовлетворены, произведена замена взыскателя ООО «Радуга Мебели» на Нестерова С.А.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г. определение Октябрьского районного суда г. Самары от 22 апреля 2016 г. отменено, по делу постановлено новое определение, согласно которому в удовлетворении заявления ООО «Радуга Мебели» о замене стороны исполнительного производства правопреемником Нестеровым С.А. отказано.

В кассационной жалобе директора ООО «Радуга Мебели» Гурова И.О. содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 17 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела такие нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что решением Октябрьского районного суда г. Самары от 2 октября 2015 г., вступившим в законную силу 28 января 2016 г., частично удовлетворены исковые требования Солодовникова Д.В. к ООО «Радуга Мебели» о защите прав потребителей: заключенный между сторонами договор купли-продажи расторгнут, с ответчика в пользу истца взысканы уплаченная по договору сумма в размере 274 750 руб., неустойка за нарушение срока возврата указанной суммы в размере 50 000 руб., расходы на оплату судебной экспертизы и изготовление цветных фотографий в размере 15 000 руб. и 1320 руб. соответственно, компенсация морального вреда в размере 2000 руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя в размере 50 000 руб.

Одновременно на Солодовникова Д.В. судом возложена обязанность вернуть ООО «Радуга Мебели» приобретенный товар: кровать двухъярусную с лесенкой и одним ящиком, шкаф платяной, фасад с рейкой, стол-бюро, стул, стеллаж, полку навесную, матрас Optima Twist (2 шт.) и наматрасник Memorix.

28 января 2016 г. между ООО «Радуга Мебели» и Нестеровым С.А. заключен договор уступки прав (требования), согласно условиям которого первоначальный кредитор — ООО «Радуга Мебели» передает, а новый кредитор — Нестеров С.А. принимает право требовать с Солодовникова Д.В. возврата приобретенного у ООО «Радуга Мебели» товара.

12 апреля 2016 г. ООО «Радуга Мебели» направило в адрес Солодовникова Д.В. уведомление о переуступке права (требования).

20 апреля 2016 г. заместителем начальника отдела — заместителем старшего судебного пристава ОСП Красноярского района Самарской области вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства N 12318/16/63014-ИП в отношении Солодовникова Д.В.

Удовлетворяя заявление ООО «Радуга Мебели» о замене взыскателя, суд первой инстанции исходил из того, что право на замену стороны в исполнительном производстве предусмотрено законом, какие-либо законодательные или договорные ограничения для его реализации отсутствуют.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления ООО «Радуга Мебели», суд апелляционной пришел к выводу о том, что обязанность потребителя вернуть приобретенный товар (встречное обязательство) является производной и возникает после обязанности продавца вернуть денежные суммы, которая не была исполнена. При этом на основании пункта 1 статьи 359 Гражданского кодекса Российской Федерации Солодовников Д.В. вправе удерживать у себя товар до получения полного исполнения от ООО «Радуга Мебели» решения Октябрьского районного суда г. Самары от 2 октября 2015 г., постановленного в его пользу.

С данным выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Процессуальное правопреемство представляет собой переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица к другому в связи с материальным правопреемством и допускается в том числе на стадии исполнительного производства. При этом, по смыслу статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основанием процессуального правопреемства при уступке требования является именно договор уступки требования безотносительно к юридической действительности основного обязательства.

В связи с этим, разрешая требование о процессуальном правопреемстве, суд должен проверить соблюдение сторонами императивно установленных законом — главой 24 Гражданского кодекса Российской Федерации — норм, касающихся уступки требования (цессии) и вправе отказать в процессуальном правопреемстве только в случае несоблюдения указанных выше требований закона.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент заключения договора уступки требования), право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты (пункт 1).

Согласно статье 383 Гражданского кодекса Российской Федерации переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что требование, принадлежащее кредитору, может быть передано другому лицу в существовавшем на момент сделки объеме при условии, что такое требование не относится к числу тех, которые не могут переуступаться, то есть неразрывно связаны с личностью кредитора.

Согласно статье 388 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации условием уступки требования является то, что она не должна противоречить закону.

Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения (пункт 4 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая вышеизложенные положения закона, суду апелляционной инстанции следовало установить, сделала ли уступка требования неденежного исполнения обязательство Солодовникова Д.В. по возврату мебели более обременительным для него, а также установить, имелось ли соглашение между Солодовниковым Д.В. и ООО «Радуга Мебели», допускающее запрет или ограничение уступки требования ООО «Радуга Мебели» на получение неденежного исполнения. Однако эти юридически значимые обстоятельства судом установлены не были.

Кроме того, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении требований о процессуальном правопреемстве, суд апелляционной инстанции не сослался на закон, который, по его мнению, не допускает уступки требования по встречному обязательству, а также, делая вывод о том, что уступка требования по встречному обязательству — возврату мебели, препятствует возможности взыскания Солодовниковым Д.В. с ООО «Радуга Мебели» присужденных денежных средств, не учел, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (статья 386 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Так, в качестве возражений должник может сослаться на прекращение обязательства зачетом, поскольку согласно статье 412 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Это судом апелляционной инстанции не было принято во внимание, в результате чего вынесенное судебное постановление не отвечает требованиям статей 195, 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка суда на положения статьи 359 Гражданского кодекса Российской Федерации об основаниях удержания вещи, положенная в обоснование отказа в удовлетворении требований о процессуальном правопреемстве, не может быть принята во внимание, поскольку ею не регламентируются вопросы процессуального и материального правопреемства.

Допущенные нарушения норм права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ООО «Радуга Мебели».

В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г. отменить и направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 16 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Резолютивная часть определения объявлена 03.03.2020.

Определение в полном объеме изготовлено 11.03.2020.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Киселевой О.В.,

судей Грачевой И.Л. и Поповой Г.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Скания Лизинг» (далее — ООО «Скания Лизинг», ответчик, должник) на определение Арбитражного суда города Москвы от 28.05.2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2019 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.09.2019 по делу N А40-251034/2015.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселевой О.В. и объяснения представителей лица, участвующего в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

общество с ограниченной ответственностью «ГК Стилком» (далее — ООО «ГК Стилком», истец, взыскатель) обратилось с иском в Арбитражный суд города Москвы к ООО «Скания Лизинг» о взыскании 1 190 407 руб. 78 коп. неосновательного обогащения и 59 647 руб. 37 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 28.04.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2016 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 09.12.2016, иск удовлетворен.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 08.02.2017 произведена замена взыскателя ООО «ГК Стилком» на производственный кооператив «Таврия» в части требования к ООО «СканияЛизинг» возврата 1 190 407 руб. 78 коп. неосновательного обогащения, 59 647 руб. 37 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, присужденной ООО «ГК Стилком» решением суда от 28.04.2016.

В связи с принятием судебного акта в пользу ООО «ГК Стилком» последний обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о взыскании с ООО «Скания Лизинг» 150 000 руб. судебных расходов, понесенных на оплату услуг представителя.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017, с ООО «Скания Лизинг» в пользу ООО «ГК Стилком» взыскано 50 000 руб. в возмещение судебных расходов на представителя.

В Арбитражный суд города Москвы 19.03.2019 поступило заявление Медведева Игоря Вадимовича о процессуальной замене взыскателя с ООО «ГК Стилком», в пользу которого вынесено определение Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017, на правопреемника — Медведева И.В.

ООО «Скания Лизинг» 19.04.2019 обратилось с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения Арбитражного суда города Москвы от 28.04.2016 по настоящему делу путем зачета встречных однородных требований ООО «Скания Лизинг» к ООО «ГК Стилком», возникших на основании решения Арбитражного суда города Москвы от 25.01.2017 по делу N А40-188650/2016 о взыскании с ООО «ГК Стилком» в пользу ООО «Скания Лизинг» 1 324 094 руб. 75 коп., включая 1 127 547 руб. 03 коп. долга, 196 547 руб. 72 коп. неустойки, а также 1 591,20 евро неустойки в рублях по курсу, установленному Банком России на день платежа, и 27 387 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

В процессе рассмотрения заявлений ООО «СканияЛизинг» подало ходатайство об уточнении заявления, в котором должник просил вместо изменения способа исполнения решения Арбитражного суда города Москвы от 28.04.2016 изменить способ и порядок исполнения определения Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017, а именно зачесть встречные однородные требования ООО «Скания Лизинг» к ООО «ГК Стилком», возникшие на основании решения Арбитражного суда города Москвы от 25.01.2017 по делу N А40-188650/2016, в счет исполнения обязательства по возмещению судебных расходов, взысканных определением от 25.04.2017 по настоящему делу. Данные уточнения приняты судом.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 28.05.2019, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2019 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 18.09.2019, произведена замена взыскателя по определению суда первой инстанции от 25.04.2017 о распределении судебных расходов с ООО «ГК Стилком» на Медведева И.В.; заявление ООО «Скания Лизинг» об изменении способа и порядка исполнения названного определения от 25.04.2017 оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе ООО «Скания Лизинг», ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права, просит обжалуемые судебные акты отменить и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 06.02.2020 кассационная жалоба ООО «Скания Лизинг» вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Отзывы на жалобу не поступили.

ООО «ГК Стилком» и Медведев И.В. своих представителей в судебное заседание не направили, что по правилам части 2 статьи 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.

В судебном заседании представители ООО «Скания Лизинг» поддержали доводы кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителей лица, участвующего в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, 15.03.2019 ООО «ГК Стилком» (цедент) и Медведев И.В. (цессионарий) заключили договор уступки права требования (цессии), по которому истец передал Медведеву И.В. право требования с ответчика 50 000 руб. судебных расходов, взысканных на основании определения Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017 по настоящему делу, а также подписали акт приема-передачи документов к договору и направили в адрес должника уведомление об уступке.

В процессе рассмотрения заявления Медведева И.В. о процессуальной замене взыскателя по определению Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017 ООО «Скания Лизинг» подало заявление в порядке статьи 324 АПК РФ, в котором должник просил зачесть встречные однородные требования ООО «Скания Лизинг» к ООО «ГК Стилком», возникшие на основании решения Арбитражного суда города Москвы от 25.01.2017 по делу N А40-188650/2016, в счет задолженности по уплате судебных расходов, взысканных определением от 25.04.2017 по настоящему делу (с учетом принятого судом уточнения).

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 382, 384, 388 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), статей 48, 324 АПК РФ, статей 37, 88.1 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве), разъяснениями, изложенными в пункте 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», пункте 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательства зачетом встречных однородных требований», осуществили процессуальное правопреемство на основании договора уступки права требования (цессии) от 15.03.2019 и отказали в удовлетворении заявления ООО «Скания Лизинг».

Отказывая в удовлетворении заявления ООО «Скания Лизинг» об изменении способа и порядка исполнения судебного акта, суды исходили из того, что заявление о зачете встречных требований должником в адрес взыскателя, Медведева И.В. и в суд направлено после подачи Медведевым И.В. заявления о процессуальном правопреемстве, и, кроме того, в материалы дела не представлено доказательств возбуждения исполнительных производств по исполнительным листам.

Между тем судами не учтено следующее.

Согласно статье 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Случаи недопустимости зачета перечислены в статье 411 ГК РФ.

В соответствии со статьей 88.1 Закона Об исполнительном производстве по заявлению взыскателя или должника либо по собственной инициативе судебный пристав-исполнитель производит зачет встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации.

Исходя из буквального толкования указанной нормы, ее положения определяют порядок проведения зачета требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства, но не устанавливают запрет на осуществление зачета в случае, когда исполнительное производство по судебному акту не возбуждено.

Таким образом, ошибочным является вывод судов о недопустимости осуществления зачета без возбуждения исполнительного производства по делу со ссылкой на статью 88.1 Закона об исполнительном производстве.

Само по себе наличие в процессуальном законодательстве указания на процедуру проведения зачета при наличии исполнительных производств, возбужденных по встречным требованиям сторон, не препятствует лицу, чье требование подтверждено судебным актом, заявлять о прекращении встречного требования зачетом по общим правилам гражданского законодательства.

При наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения (часть 1 статьи 324 АПК РФ).

Поскольку для лица, заявляющего о зачете, зачет представляет собой способ реализации собственного требования и одновременно способ удовлетворения кредитора по встречному требованию, к нему возможно применение правил статьи 324 ГК РФ, касающихся исполнения судебного акта.

Кроме того, в соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», по смыслу статей 386, 412 ГК РФ должник имеет право заявить о зачете после получения уведомления об уступке, если его требование возникло по основанию, существовавшему к этому моменту, и срок требования наступил до получения уведомления либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Если же требование должника к первоначальному кредитору возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, однако срок этого требования еще не наступил, оно может быть предъявлено должником к зачету против требования нового кредитора лишь после наступления такого срока (статья 386 ГК РФ). Требование должника к первоначальному кредитору, возникшее по основанию, которое не существовало к моменту получения должником уведомления об уступке требования, не может быть зачтено против требования нового кредитора.

Действующее законодательство не ограничивает право должника на применение статьи 412 ГК РФ и зачет против требования нового кредитора своего встречного требования к первоначальному кредитору, подтвержденного судебными актами.

Схожая правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.11.2013 N 4898/13, определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2015 N 307-ЭС15-1559.

Следовательно, отказ судов в удовлетворении заявления ООО «Скания Лизинг» о зачете со ссылкой исключительно на положения статьи 88.1 Закона об исполнительном производстве и статьи 324 АПК РФ не может быть признан обоснованным.

В силу части 1 статьи 48 АПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 3 пункта 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», рассмотрение судом вопроса о правопреемстве выбывшей стороны исполнительного производства осуществляется применительно к правилам, установленным статьей 440 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии со статьей 358 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, статьей 324 АПК РФ в судебном заседании с извещением судебного пристава-исполнителя, сторон исполнительного производства и лица, указанного в качестве правопреемника.

Признавая вступление лица в процесс в качестве правопреемника законным способом реализации права на судебную защиту и устанавливая при этом примерный (открытый) перечень оснований для процессуального правопреемства, федеральный законодатель учитывал, что правопреемство в материальном праве в случае перехода прав и обязанностей от одного лица к другому в порядке универсального или сингулярного правопреемства само по себе не порождает (автоматически и безусловно) процессуальное правопреемство. Вопрос о процессуальном правопреемстве во всех случаях решается судом, который при рассмотрении дела обязан исследовать по существу его фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16.11.2018 N 43-П).

Осуществляя процессуальное правопреемство на стадии исполнения судебного акта, суд производит замену цедента цессионарием по заявлению или с согласия последнего в той части, в которой судебный акт не исполнен (пункт 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»).

В случае прекращения обязательства должника по правилам главы 26 ГК РФ без возбуждения исполнительного производства суду следует рассмотреть вопрос о прекращении исполнения выданного им исполнительного документа применительно к подпункту 1 пункта 2 статьи 43 Закона об исполнительном производстве, а само по себе ненадлежащее формулирование должником способа защиты своего права при очевидности преследуемого им материально-правового интереса не может являться основанием для отклонения возражений должника об исполнении им судебного акта.

Аналогичная правовая позиция изложена в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 20.02.2017 N 306-ЭС15-18494 и 09.12.2019 N 306-ЭС17-22275 (2).

Таким образом, если до вынесения судебного акта о процессуальном правопреемстве судебный акт исполнен путем осуществления зачета, оснований для замены стороны в споре в силу статьи 48 АПК РФ не имеется.

Вместе с тем неправильное применение судами норм материального права привело к тому, что остался неисследованным вопрос, состоялся ли зачет на момент принятия обжалуемого определения суда о процессуальном правопреемстве и на какую сумму.

Без оценки данных обстоятельств решение вопроса о процессуальном правопреемстве является преждевременным. Допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, дать оценку всем представленным в дело доказательствам, правильно применить нормы права, принять законный и обоснованный судебный акт.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

определение Арбитражного суда города Москвы от 28.05.2019, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2019 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.09.2019 по делу N А40-251034/2015 отменить.

Направить дело N А40-251034/2015 в Арбитражный суд города Москвы для нового рассмотрения заявления Медведева Игоря Вадимовича о процессуальном правопреемстве и заявления общества с ограниченной ответственностью «Скания Лизинг» об изменении способа и порядка исполнения определения Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья О.В. Киселева
Судьи И.Л. Грачева
Г.Г. Попова

Как происходит замена взыскателя в исполнительном производстве по алиментам?
Для замены взыскателя алиментов по судебному приказу или исполнительному листу необходимо обратиться в суд, а по соглашению об уплате алиментов — к судебному приставу-исполнителю.
Основания для замены взыскателя в исполнительном производстве по алиментам.
Взыскателем алиментов обычно является тот, кто предъявляет такое требование должнику. Вопрос о замене взыскателя на стадии исполнительного производства возникает, например, в связи с его смертью, при назначении нового опекуна недееспособного получателя алиментов. В таких случаях судебный пристав-исполнитель заменяет взыскателя алиментов другим лицом, к которому переходят его права и обязанности (правопреемником).
Следует учитывать, что не допускается переход к другому лицу в порядке правопреемства права на алименты. В связи с этим не может быть заменен взыскатель, являющийся тем лицом, на содержание которого взыскиваются алименты.
Исключение составляют случаи, когда на момент смерти получателя алиментов имеется задолженность по их уплате, которая включается в состав наследственного имущества и может быть получена его наследниками.
Однако, часто взыскателями алиментов являются один из родителей или опекун несовершеннолетнего ребенка либо опекун недееспособного гражданина. В случае их выбытия в исполнительном производстве производится замена взыскателя.
Замена взыскателя не производится при взыскании задолженности по алиментам, если ребенок достиг совершеннолетия. В судебной практике это объясняется тем, что требование о взыскании задолженности по алиментам неразрывно связано с личностью взыскателя, а не ребенка.
Судебный порядок замены взыскателя в исполнительном производстве по алиментам.
Если исполнительное производство по алиментам возбуждено на основании судебного приказа или исполнительного листа, то для замены взыскателя необходимо обращаться в суд.
С требованием о замене взыскателя в суд могут обратиться судебный пристав-исполнитель, стороны исполнительного производства (должник или взыскатель) либо лицо, считающее себя правопреемником взыскателя.
Заявление о процессуальном правопреемстве в исполнительном производстве, по общему правилу, рассматривает суд, выдавший исполнительный документ о взыскании алиментов.
К заявлению необходимо приложить документы, подтверждающие правопреемство (например, свидетельство о смерти взыскателя, свидетельство о праве на наследство, постановление судебного пристава о сумме задолженности по алиментам на момент смерти взыскателя).
По результатам рассмотрения заявления суд выносит определение о замене стороны в исполнительном производстве. На основании его судебный пристав-исполнитель производит замену взыскателя.
Внесудебный порядок замены взыскателя в исполнительном производстве по алиментам.
Если исполнительное производство по алиментам возбуждено на основании исполнительного документа, не являющегося судебным актом (например, соглашения об уплате алиментов), то замена взыскателя осуществляется без обращения в суд. Для этого новому взыскателю (правопреемнику) необходимо обратиться к судебному приставу-исполнителю, ведущему исполнительное производство, с заявлением о замене взыскателя и документами, подтверждающими выбытие взыскателя.
Указанное заявление рассматривается судебным приставом-исполнителем в десятидневный срок со дня его поступления.
По результатам рассмотрения судебный пристав выносит постановление, которое утверждается старшим судебным приставом или его заместителем.
Кроме того, необходимо отметить, что при перемене взыскателем имени в ходе исполнительного производства замена взыскателя не производится. Судебный пристав-исполнитель указывает об этом в соответствующем постановлении, а также при необходимости может внести изменения в ранее вынесенные постановления.
Помощник прокурора района
юрист 1 класса С.В. Токарев

admin