Опознание УПК РФ

Новая редакция Ст. 193 УПК РФ

1. Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп.

2. Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать.

3. Не может проводиться повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам.

4. Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупа. Перед началом опознания опознаваемому предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц, о чем в протоколе опознания делается соответствующая запись.

5. При невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне сходных с опознаваемым лицом. Количество фотографий должно быть не менее трех.

6. Предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов в количестве не менее трех. При невозможности предъявления предмета его опознание проводится в порядке, установленном частью пятой настоящей статьи.

7. Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или один из предметов, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данные лицо или предмет. Наводящие вопросы недопустимы.

8. В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего.

9. По окончании опознания составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса. В протоколе указываются условия, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, то это также отмечается в протоколе.

Комментарий к Статье 193 УПК РФ

Комментарий удалён по просьбе автора.

Другой комментарий к Ст. 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Перед опознанием обязателен предварительный допрос опознающего об обстоятельствах, при которых он наблюдал лицо или предмет, и о приметах и особенностях, по которым он сможет их опознать. Возможно изготовление при допросе со слов опознающего с помощью специалиста синтетического портрета лица, подлежащего отождествлению (как для его розыска, так и для проверки объективности последующего узнавания).

2. Протокол этого следственного действия (как и других действий) является самостоятельным видом доказательств (ст. 83 УПК РФ). Доказательством служат и объяснения (показания), данные опознающим, о тождестве, сходстве или различии объектов. Это же относится и к фотоснимкам, видеограммам, фиксирующим ход и результаты опознания.

3. На опознание могут быть представлены различные объекты: личность (как в натуре, так и в фотоизображении), предметы, животные, труп. Опознание личности возможно и по кинофильмам. Не исключено и опознание местности и строений (например, дома, в котором были приобретены поддельные купюры).

4. Предъявление для опознания осуществляется с соблюдением общих правил проведения следственных действий и обязательно в присутствии понятых и лиц, предъявляемых совместно с опознаваемым (статистов).

5. В качестве как опознаваемого, так и опознающего могут выступать подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и свидетель.

6. До официального предъявления для опознания опознающий не должен видеть опознаваемого.

7. Процедура опознания предусматривает создание группы сходных объектов, одним из которых является объект, предположительно причастный к делу.

8. Предъявляемые лица (статисты) должны быть сходны по внешности с опознаваемым. Сходство должно касаться пола, возраста, роста, телосложения, цвета волос и глаз, прически, покроя и цвета одежды и обуви. Предметы должны быть однородными по наименованию, назначению, цвету, размеру и форме.

9. Опознание личности может быть проведено по фотографиям только тогда, когда нельзя предъявить само лицо (опознаваемый умер, скрывается от следствия). Такая же ситуация складывается, когда лицо существенно изменило свою внешность. Для опознания должно быть предъявлено не менее трех фотографий, изображающих опознаваемого и лиц, по возможности сходных с ним по внешности. Фотографии, выполненные в одинаковом масштабе и формате, должны быть пронумерованы, опечатаны и удостоверены подписью следователя на фототаблице.

10. Требование закона о предъявлении группы объектов числом не менее трех не распространяется на опознание трупа.

11. Право опознаваемого занять по своему выбору любое место в группе служит гарантией против возможных подсказок опознающему месторасположения лица, на которое опознающий должен указать.

12. Если дополнительными признаками, позволяющими отождествить лицо, являются походка и голос, следователь может предложить каждому из опознаваемых встать, пройтись, произнести несколько фраз.

13. Следователь предлагает опознающему объяснить, по каким признакам, особенностям он узнал лицо или предмет.

14. Для оценки обоснованности отождествления особое значение имеет указание опознающего на особые приметы (шрамы, родинки, татуировки и пр.).

15. Все участники предъявления для опознания вправе делать замечания, подлежащие занесению в протокол. Замечания могут касаться лишь порядка проведения очной ставки.

16. Для защиты опознающего (чаще всего потерпевшего и свидетеля) от угроз и давления со стороны опознаваемого (подозреваемого, обвиняемого), а также со стороны близких ему лиц и членов преступных групп УПК РФ предусмотрел возможность проведения опознания в условиях, исключающих визуальный контакт опознающего с опознаваемым, т.е. возможность сохранения в тайне личности опознающего.

СТ 193 УПК РФ

1. Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп.

2. Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленные для опознания лицо или предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать.

3. Не может проводиться повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам.

4. Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупа. Перед началом опознания опознаваемому предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц, о чем в протоколе опознания делается соответствующая запись.

5. При невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне сходных с опознаваемым лицом. Количество фотографий должно быть не менее трех.

6. Предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов в количестве не менее трех. При невозможности предъявления предмета его опознание проводится в порядке, установленном частью пятой настоящей статьи.

7. Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или один из предметов, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данные лицо или предмет. Наводящие вопросы недопустимы.

8. В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего.

9. По окончании опознания составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса. В протоколе указываются условия, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, то это также отмечается в протоколе.

Комментарий к Статье 193 Уголовно-процессуального кодекса

1. Предъявление для опознания — следственное действие, заключающееся в предоставлении опознающему лицу для восприятия человека, предмета (или их фотографий) или трупа в целях идентификации одного из представленных объектов по его мысленному образу, сформировавшемуся у опознающего в связи с совершением преступления или при иных обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

2. Согласно ч. 1 ст. 193 УПК РФ, опознаваемыми объектами являются люди, предметы, труп. Однако в практике расследования преступлений к опознаваемым объектам могут относиться также участки местности, помещения, домашние животные и птицы.

3. Лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности не резко отличающимися от него по возрасту, росту, телосложению, цвету кожи и т.п. Недопустимо, например, предъявление опознаваемого маленького роста совместно с лицами высокого роста, белокожего в числе чернокожих, так как это акцентирует внимание опознающего на особенностях лица, о которых он дал показания, и поэтому существенно снижает доказательственное значение результатов опознания.

4. Количество опознаваемых объектов — не менее трех — является нижним пределом. Опознающему может быть предъявлено для опознания и большее количество объектов, но, исходя из практических соображений, не более девяти, так как при большем количестве предъявляемых объектов рассеивается внимание опознающего.

5. Опознание по фотографии менее достоверно, чем опознание лица или предмета в натуре. Фотография не передает всех особенностей запечатленного на ней объекта, по которым возможно его опознание. Однако бывают случаи, когда следователь вынужден предъявлять объект по фотографии, например в случае невозможности (человек скрылся, умер и т.п.) или нецелесообразности предъявить объект в натуре. Фотография с изображением опознаваемого лица и фотографии с изображением других лиц, по возможности сходных с ним по внешности, должны быть в одинаковом формате и масштабе. При этом фотографии нумеруются, скрепляются печатью и удостоверяются подписью следователя на фототаблице, изготовленной на бланке протокола предъявления для опознания. Предъявление для опознания предмета по фотоизображениям производится с соблюдением указанных правил. Предъявление лица в натуре после положительного опознания его по фотоизображению не имеет смысла, так как это будет иметь значение наводящего вопроса.

6. Лицо предъявляется для опознания по признакам внешности, голоса, особенностям речи, походки, мимики, жестов.

7. Предварительный допрос опознающего необходим по нескольким основаниям. Во-первых, допрашиваемое лицо сообщает об условиях восприятия объекта (видимости, слышимости, ощущениях и т.п.), что позволяет создать при необходимости сходные условия при производстве предъявления для опознания. Во-вторых, даются показания о приметах и особенностях объекта, по которым лицо может его опознать, что позволяет подобрать для производства данного следственного действия по возможности сходные объекты, а также объективно оценивать результаты проведенного опознания.

8. В ходе допроса следователь должен убедиться в том, что допрашиваемое лицо после восприятия и запечатления объекта, о котором оно дает показания, его не видело, так как в этом случае опознание не имело бы смысла.

9. Повторное опознание лица или предмета теми же опознающими и по тем же признакам недопустимо. Однако повторное опознание объекта тем же опознающим по другим особенностям и приметам в принципе возможно. Такая ситуация может сложиться в тех случаях, когда на первоначальном допросе лицо по той или иной причине не называло важных для опознания признаков объекта и отрицательные результаты этого следственного действия были получены без их учета. Если при дополнительном допросе были названы другие особенности и приметы объекта и причина пробелов предыдущих показаний, то повторное предъявление для опознания не будет нарушением уголовно-процессуального закона.

10. Часть 4 ст. 193 УПК устанавливает, что перед началом предъявления для опознания опознаваемому предлагается занять любое место среди предъявляемых лиц. Это должно делаться в отсутствие опознающего для того, чтобы исключить сомнение в том, что опознающий заранее знал местонахождение опознаваемого среди предъявляемых ему лиц.

11. Перед предъявлением для опознания опознающий не должен видеть опознаваемый объект. Это требование означает, что следователь должен исключить какую-либо возможность опознающего видеть опознаваемое лицо или предмет до предъявления их для опознания.

12. Недопустимы также действия следователя, в той или иной форме подсказывающие опознающему желаемый ответ. Выполнение этого требования необходимо для исключения какого-либо внешнего воздействия на данное лицо и для обеспечения доказательственного значения результатов опознания.

13. С учетом криминогенных реалий и практики расследования преступлений ч. 8 ст. 193 УПК допускает возможность в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания проводить в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего. Решение о проведении предъявления для опознания в этих условиях целесообразно оформлять постановлением, в котором указываются основания проведения этого следственного действия в данных условиях.

14. При подготовке к предъявлению для опознания предметов следует соблюдать правила их подбора. При невозможности индивидуализировать предмет подбираются предметы, сходные по родовым признакам, но имеющие различные видовые признаки (например, пистолеты разных систем, ножи различных моделей, сумки одинакового цвета, но различного фасона). При возможности индивидуализировать предмет подбираются предметы одного вида, сходные по общим признакам, но имеющие различные частные признаки (например, оружие одной системы, ножи одного типа, сумки одного образца).

15. В протоколе указываются условия, в которых производилось предъявление для опознания, и их соответствие требованиям ст. 193 УПК, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего.

Статья 228. Предъявление для опознания
Статья 229. Порядок предъявления для опознания

Статья 228. Предъявление для опознания

1. С целью установления тождества или различия с ранее наблюдавшимся лицом или объектом следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому. Для опознания может быть предъявлен и труп.
2. Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они наблюдали соответствующее лицо или предмет, о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание.

Статья 229. Порядок предъявления для опознания

1. Лицо, подлежащее опознанию, предъявляется опознающему вместе с иными лицами того же пола, не имеющими резких отличий во внешности и одежде. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупа.
2. Участие в следственном действии иных лиц, среди которых располагается опознаваемый, возможно только при их добровольном согласии и условии, что опознающий с ними заведомо не знаком.
3. Как правило, труп предъявляется в единственном числе. По делам о катастрофах и другим делам со значительным числом жертв, предъявление для опознания трупа может производиться в общем числе погибших. В необходимых случаях, по указанию следователя, перед показом трупа опознающему специалист производит гримирование («туалет») трупа. Указание следователя об обеспечении сохранности трупа в месте его нахождения обязательно для исполнения в период времени, необходимого для проведения предъявления для опознания.
4. Если опознающим является свидетель или потерпевший, он перед опознанием предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний, ему разъясняется право не свидетельствовать против самого себя, супруга (супруги) и своих близких родственников, а священнослужителю также — против доверившихся ему на исповеди.
5. Перед началом проведения опознания следователь предлагает опознаваемому занять любое место между иными лицами, что отмечается в протоколе.
6. При невозможности предъявления лица опознание может быть произведено по его фотокарточке, предъявляемой одновременно с фотокарточками других лиц, по возможности сходных по внешности с опознаваемым, в количестве не менее трех, а также по звуко- и видеозаписи.
7. Предмет предъявляется в группе однородных предметов в количестве не менее трех. При опознании предмета, для которого невозможно или затруднительно подобрать аналогичные объекты, опознание производится по единственному предъявляемому экземпляру.
8. Опознающему предлагается указать лицо или предмет, о котором он дал показания. Наводящие вопросы не допускаются.
9. Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или один из предметов, ему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он узнал данное лицо или предмет.
10. Предъявление для опознания производится в присутствии понятых.
11. В целях обеспечения безопасности опознающего, а также при опознании по особенностям голоса, речи, походки, предъявление лица для опознания может быть произведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. В этих условиях понятые находятся в месте нахождения опознающего. Опознающему и понятым должна быть обеспечена возможность достаточного визуального наблюдения лиц, предъявленных для опознания.
12. Не может производиться повторное опознание лица тем же опознающим по тем же признакам.
13. О предъявлении для опознания составляется протокол с соблюдением требований статьи 203 настоящего Кодекса. В протоколе указываются условия, ход, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, это также отмечается в протоколе.

Нарушений требований ст. 193 УПК РФ при проведении С. опознания Мирзошоева и Мирзошозоды, которые влекли бы признание данных доказательств недопустимыми, допущено не было. Несмотря на то обстоятельство, что оба обвиняемых в присутствии понятых отказались от подписи в протоколе, никаких замечаний по процедуре проведения данного следственного действия не высказали, результат опознания не оспаривали, из материалов дела не усматривается, что обвиняемые ходатайствовали о предоставлении им защитников в порядке ст. 50 УПК РФ при предъявлении их для опознания, что также не позволяет сделать вывод о нарушении их конституционных прав.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 922-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Криволуцкого Олега Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.Н. Криволуцкий, осужденный согласно вступившему в законную силу 27 июля 2016 года приговору за совершение нескольких преступлений, просит признать не соответствующей статьям 15 (часть 4), 46 и 52 Конституции Российской Федерации статью 193 «Предъявление для опознания» УПК Российской Федерации, как позволившую на стадии предварительного расследования перед проведением его опознания в качестве подозреваемого в совершении преступления продемонстрировать опознающей фотографию с его изображением, а суду — признать полученный по результатам такого опознания протокол в качестве допустимого доказательства.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 912-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мирошина Ильи Сергеевича на нарушение его конституционных прав статьями 88 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

статью 193 «Предъявление для опознания», полагая, что ее нормы позволяют следователю предъявлять лицо для опознания после демонстрации его же фотографии опознающему.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 909-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Скрылева Александра Витальевича на нарушение его конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.В. Скрылев просит признать противоречащими Конституции Российской Федерации следующие положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: части первую, третью и четвертую статьи 15 «Состязательность сторон», части первую и вторую статьи 16 «Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту», части первую и вторую статьи 50 «Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда», пункт 3 части второй статьи 151 «Подследственность», части вторую, третью, четвертую и седьмую статьи 193 «Предъявление для опознания», часть третью статьи 195 «Порядок назначения судебной экспертизы», часть первую статьи 198 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы», части первую и четвертую статьи 283 «Производство судебной экспертизы».

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2017 N 842-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Талмазана Павла Степановича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», статей 89 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин П.С. Талмазан, осужденный за совершение преступлений, просит признать не соответствующими статьям 19 (части 1 и 2), 45 (часть 2), 49 (часть 1), 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положения статьи 11 «Использование результатов оперативно-розыскной деятельности» Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и статьи 89 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности» УПК Российской Федерации, как позволяющие использовать в качестве доказательств результаты оперативно-розыскных мероприятий, проведенных до возбуждения уголовного дела, а также положения статьи 193 «Предъявление для опознания» этого Кодекса, как допускающую, по мнению заявителя, возможность оглашения в судебном заседании протокола опознания по фотографии.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 254-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ахмедова Башира Абдурашидовича на нарушение его конституционных прав статьями 75, 87, 88 и 193 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Б.А. Ахмедов просит признать противоречащими статьям 15 — 19, 45, 46, 49, 50 (часть 2), 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также Конвенции о защите прав человека и основных свобод статьи 87 «Проверка доказательств», 88 «Правила оценки доказательств» и 193 «Предъявление для опознания» УПК Российской Федерации, утверждая, что во взаимосвязи со статьей 75 «Недопустимые доказательства» данного Кодекса они позволяют следователю подбирать статистов для проведения опознания, не учитывая их схожесть по возрасту, национальности и росту, а суду — признавать протокол проведенного таким образом опознания обвинительным доказательством, не проверяя его и не сопоставляя с другими доказательствами, а также не препятствуют следователю и суду использовать доказательства, имеющие заранее установленную силу.

Согласно материалам дела следственное действие, предусмотренное ст. 193 УПК РФ, с участием А. не проводилось. В связи с этим суд на предъявление для опознания А. осужденного Яппарова в приговоре не ссылался.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 01.12.2016 N 23-АПУ16-8 Приговор: По ст. 317 УК РФ за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Судом также дана тщательная оценка и сделаны обоснованные выводы о соответствии процедуры опознания по фотографиям А. и Х. Меньлибаева А.Б., известного им как члена «<…>» по прозвищу «А.», требованиям ст. 193 УПК РФ, а составленных протоколов опознания — требованиям ст. 166 УПК РФ.

Доводы адвоката Люосева о том, что протокол предъявления предмета для опознания по фотографии от 5 сентября 2015 г., является недопустимым доказательством ввиду предположительного вывода об опознании автомобиля, несостоятельны, так как нарушений требований уголовно-процессуального закона, ставящих под сомнение законность добытого доказательства, органом следствия не допущено. Как ст. 193 УПК РФ, так и ст. ст. 166, 167 УПК РФ не требуют фиксации с помощью технических средств участия в процедуре опознания понятых. Результаты состоявшегося опознания удостоверены подписями участвовавших в нем лиц, включая понятых с указанием их анкетных данных. До начала опознания потерпевший в своих показаниях сообщил сведения относительно запомнившейся ему машины нападавших и по этим же признакам опознал ее.

Как усматривается из исследованных в ходе судебного заседания письменных доказательств, порядок производства этих следственных действий, предусмотренный ст. ст. 177, 193 УПК РФ, органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена. Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи, каких-либо возражений и заявлений не поступило. Фактов необходимости создания органами следствия искусственных доказательств судом не установлено.

Предъявление для опознания считается не только лишь значимым, однако и достаточно часто проводимым в рамках уголовного процесса следственным действием, обладающим наглядно выраженными криминалистическими особенностями. С одной стороны, опознание подозреваемого свидетелем считается прямым доказательством, однако, с иной стороны, неверная идентификация подозреваемого потерпевшим либо свидетелем считается основной причиной судебных ошибок.37

Соответственно функционирующему уголовно-процессуальному закону, следователь способен предъявить для опознания лицо либо предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому либо обвиняемому; для опознания может быть предъявлен и труп (ч. 1 ст. 193 УПК РФ). Из данного следует, что в качестве субъектов предъявления для опознания (опознающих) выступают свидетель, потерпевший, обвиняемый и подозреваемый; вследствие этого, прочие лица (в том числе эксперт, специалист) опознающими являться не могут. Затем, объектами предъявления для опознания (узнаваемыми объектами) считаются люди и предметы; таким образом, участки местности, помещения опознаваемыми объектами быть не могут. Цель — обеспечить возможность лицу опознать, выяснить среди предъявляемых ему людей, вещей либо других объектов тот, который он наблюдал либо знал прежде. Это может быть человек (обвиняемый, подозреваемый), труп, личность которого предстоит определить, предметы, украденные у потерпевшего, и предметы, утерянные преступником на месте происшествия. Альтернатив данного следственного действия в сочетании «субъект-объект» может быть достаточно большое количество. Но общим для них станет то, что опознающий обязан хранить в своей памяти облик опознаваемого объекта (человека, предмета, животного) и способен по данному образу или идентифицировать объект, или определить только его схожесть с образом, или дать отрицательный ответ на вопрос о тождестве.38

Данная же статья дает право при конкретных обстоятельствах осуществлять опознание лиц по фотографиям. Необходимо отметить, что для расследования изнасилования, свершенного несовершеннолетними, это обстоятельство крайне существенное, так как многочисленные очевидцы и в особенности потерпевшие уходят от подобного следственного действия (как и от очной ставки) из страха мести со стороны насильников и в особенности из чувства стыда и позора, что потерпевшая переживает в результате изнасилования, и прежде всего, свершенного ровесником из числа друзей.

Предъявление с целью опознания — следственное действие, что нельзя повторить. Непосредственно по этой причине так значима подготовка к данному следственному действию.39 В соответствии с ч. 2 ст. 193 УПК РФ, опознающие заранее допрашиваются об условиях, при которых они наблюдали соответствующее лицо, и о приметах и спецификах, по которым они могут осуществить опознание. Это положение принципиально существенно. Проблема в том, что в другом случае, т.е. в отсутствии предварительного допроса опознающего, почти нельзя справедливо оценить верность проделанного опознания. Далее, такого рода допрос даст возможность выбрать для производства опознания, как данного и требует уголовно-процессуальный закон, сходных для опознания лиц. Необходимо ещё отметить, то, что при допросе опознающего следователю немаловажно узнать условия, напрямую предшествовавшие восприятию объекта, подлежащего предъявлению для опознания. В случаях изнасилования больше всего к опознанию предъявляется физическое лицо — подозреваемый в совершении изнасилования. Не всегда на допросе, предшествующем предъявлению для опознания, потерпевшая может указать все индивидуальные черты объекта опознания; когда ведь оно снова видит объект, в таком случае упоминает и называет несколько свойств, не отмеченных во время допроса. Данный психологически закономерный процесс не говорит о противоречиях в показаниях лица, а доказывает, что не всегда лицо может вспомнить все без исключения черты объекта без его непосредственного восприятия. Необходимо, кроме того, иметь в виду, то что эмоциональный шок, испытанный потерпевшей, кроме того может быть причиной изменений в восприятии ею признаков лица, предъявленного для опознания. Лицо, опознание которого выполняется, предъявляется опознающему совместно с иными лицами, по возможности сходными по внешности с опознаваемым. Количество лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не меньше трех (ч. 4 ст. 193 УПК РФ). Данное положение преследует цель обеспечения необходимой объективности опознания лица и нацелено на искусственное создание так именуемой информационной массы, из которой опознающий должен подобрать известные ему по предыдущему восприятию объекта информационные сигналы — приметы и особенности, согласно которым он способен произвести опознание. Предъявляемые для опознания лица обязаны быть по возможности сходны по внешности. Данное означает, в главную очередь, единство опознаваемых по полу, отсутствие между ними расовых, этнических и, в ряде случаев, национальных отличий, сходство по возрасту, росту, телосложению, одежде и в целом исключение всего того, что может явно отметить опознаваемого среди лиц, вместе с ним предъявляемых опознающему. Неприемлемо, к примеру, предъявление опознаваемого в пальто среди лиц, облаченных в костюмы; опознаваемого маленького роста вместе с личностями роста высокого, брюнета в числе блондинов (и напротив) и т.п., так как все без исключения данное, в сути, считается не чем другим, как «наводящими действиями», акцентирующими внимание опознающего непосредственно на данном лице, что как и любой наводящий вопрос, с крайне большой степенью вероятности приводит к получению искаженной, а то и в целом ошибочной информации, в рассматриваемом случае к ошибочному опознанию. Уголовно-процессуальным законодательством определен, как отмечалось, нижний предел количества опознаваемых персон — не меньше трех. Однако их может быть и более, что, безусловно, благоприятно повлияет на объективность опознания. Но при данном необходимо иметь в виду известный в психологии «закон миллеровской семерки»: лицо в то же время может принимать и концентрировать собственное внимание приблизительно на семи объектах. Из данного следует, то что распознающему могут предъявляться одновременно не более девяти объектов (лиц, предметов). Помимо этого, не следует представлять для опознания одно лицо иному, в случае если: ни один из них не отрицает прецедента знакомства; у опознающего существуют физические либо технические недостатки, ставящие под подозрение возможность опознания; опознающий прежде принял участие в следственных действиях, в процессе которого видел опознаваемого; опознающий до возбуждения дела в ходе оперативно-розыскных мероприятий узнал лицо. Процесс выполнения этого следственного действия подразумевает, то что перед началом предъявления для опознания опознаваемому предполагается занять любое место среди предъявляемых лиц (ч. 4 ст. 193 УПК РФ). Данный момент нужен для того, чтобы устранить вероятность «договорного» опознания, т.е. это положение, кроме того, нацелено на обеспечение «чистоты» опознания. Помимо этого, оно преследует цель исключения возможных сомнений в том, не было ли опознающему предварительно известно место, которое будет занимать опознаваемый среди предъявляемых лиц. Как отмечалось прежде, при неосуществимости предъявления лица опознание может быть совершено по его фотографии. В подобных вариантах фотография опознаваемого предъявляется в то же время с иными фотографиями в количестве не менее трех. Данное процессуальное положение, имеющее тактическую важность, обуславливается реалиями и нуждами следственной практики. Проблема в том, то, что нередко опознающий (а их может быть и несколько) и лицо, которое необходимо предъявить для опознания, находятся в разных населенных точках, в том числе и находящихся крайне далеко друг от друга. Более того, место пребывания одного из них (либо даже обоих) может не совпадать с местом производства расследования. В данных ситуациях образующиеся организационно-технические трудности (вызов опознающего, доставка опознаваемого, в случае если он находится под стражей, крайне большие материальные затраты на данное и т.п.) значительно мешают своевременности предъявления лица для опознания в действительности. В подобных моментах следователь может прибегать к предъявлению лица для опознания по фотографиям, хотя совершенно очевидно, то что опознание по фотографии менее надежно и убедительно, нежели опознание лица в действительности. Проблема в том, то, что фотография статична, она запечатлевает человека только в одном ракурсе и, безусловно, не передает все «оттенки», характерные черты человеческой внешности, столь значимые для объективного опознания. Помимо этого, опознание, проведенное по фотографии, исключает вероятность последующего предъявления запечатленного на ней лица тому же опознающему, по-другому данное будет являться «наводящим» действием. И, в конечном итоге, необходимо принимать во внимание, то что опознание по фотографии обладает существенно меньшим психологическим и тактическим влиянием на опознанного, нежели то, которое имеется при опознании его «в натуре». Все без исключения фотографии, предъявляемые опознающему, обязаны быть сделаны в одном масштабе и в одном формате, произведены на одинаковой фотобумаге (что требует в ряде случаев изготовления соответствующих этим обстоятельствам фоторепродукций). Личности обязаны быть запечатлены на них в одних и тех же ракурсах и быть «по возможности сходны по внешности», т.е. на данные фотографии распространяется все без исключения сказанное выше о лицах, предъявляемых для опознания (с надлежащими, безусловно, коррективами). Для предъявления для опознания свойственен определенный тактический риск, который состоит в том, то что опознающий может осознанно не узнать предъявляемое ему лицо. Предпосылки данного могут быть различными. Но, как демонстрирует практическая деятельность расследования уголовных дел об изнасиловании, наиболее распространенная причина — это страх мести со стороны насильников. Отсюда появляется проблема защиты опознающих, какими, как правило, считаются сами потерпевшие. Необходимо отметить, то что в предшествующем уголовно-процессуальном законодательстве не существовало норм, где прямо фиксировались бы нормы о безопасности пострадавших и свидетелей во время проведения рассматриваемого следственного действия в виде предъявления для опознания. В данной связи в криминалистической литературе рекомендовалось для защиты распознающих применять следующие приемы: процесс опознания выполняется в помещении, одна часть которого затемнена, а иная освещена; опознающий находится вместе со следователем и понятыми в затемненной части здания; лица, предъявляемые для опознания, находятся в хорошо освещенной части помещения. Говоря о проблемных вопросах, необходимо выделить, то, что проведение опознания «в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым» (ч. 8 ст. 193 УПК РФ) может проводиться только лишь по решению следователя. Однако так как речь идет о безопасности не следователя, а опознающего (потерпевшего, свидетеля). Таким образом, Шестак С.В. полагает, что наиболее верным и последовательным было бы решение, в соответствии которому установленный в уголовно-процессуальном законе порядок выполнения следственного действия в виде предъявления для опознания обязан проводиться, само собой, по решению следователя, но такого рода порядок обязателен, в случае если на данном настаивает непосредственно опознающий. При данном опознающему перед проведением этого следственного действия следует объяснить порядок и условия, при которых предъявление для опознания может изготавливаться в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. Необходимо, кроме всего прочего, иметь в виду, то что при предъявлении для опознания свидетелю либо потерпевшему лиц, не достигнувших 14 лет, непременно содействие педагога. Производя допрос данных лиц перед предъявлением для опознания, а кроме того, предъявляя им объекты для опознания, необходимо принимать во внимание их возрастные и персональные характерные черты, и, конечно, уровень развития.40

admin