Образец акционерного соглашения

Особенности и содержание

Документ подлежит заключению как между всеми, так и между избранными лицами. Акционерному соглашению (далее – АС) как самостоятельному документу присуще несколько характерных признаков:

  • самостоятельное регулирование отношений между акционерами;
  • «непубличность» характера;
  • отсутствие возможности изменения условий без получения соответствующего согласия со стороны участников;
  • необязательность для акционеров, которые не выступают в качестве основных сторон сделки.

По части управления АО документ обеспечивает обязательность явки акционеров на общее собрание, голосования в отношении определенных вопросов, формирования особого порядка по определению кандидатуры и избранию членов наблюдательного совета.

Если говорить об отчуждении акций, документ способствует определению преимущественного права акционеров, которые заключили соглашение, на обретение акций, а также на запрет в отношении их отчуждения.

Содержание соглашения является классическим и включает в себя права, обязанности сторон, порядки разрешения споров, уровень ответственности, персональные данные и подписи. Регулирование базовых условий АО производится посредством закона №14-ФЗ, однако делается это лишь частично. Например, в рамках бумаги есть возможность установления определенного порядка голосования или договоренности о последующей продаже акций и частных условиях.

Обязательные условия

Если в рамках акционерного соглашения предусматривается фактор ответственности, в ходе нарушения обязательств будут приняты соответствующие меры. Например, если договор предусматривает факт отсутствия у акционера права на реализацию доли в адрес конкурирующей фирмы, остальные участники имеют право требовать перевода прав на бумаги на себя.

Хотя в рамках №14-ФЗ никакие последствия для лиц, нарушивших договорные условия, не предусмотрены. Но если говорить о ФЗ №208, то можно отметить, что такие действия сопровождаются определенными «наказаниями»:

  • за виновной стороной закрепляется обязательство по возмещению нанесенных убытков;
  • немаловажную роль играет выплата штрафных санкций, установленных на основании договоренности сторон.

К ответственности по соглашению само Общество привлечено быть не может. Также следует принять во внимание тот факт, что в рамках действующего законодательства отсутствует установленная возможность по принуждению стороны к исполнению обязательств по факту.

Поэтому даже в ходе судебного разбирательства в процессе принуждения одного из участников к каким-либо действиям могут возникнуть трудности.

Рекомендации по заполнению

На порядок, в котором происходит заключение документа, распространены базовые нормы и правила, связанные с договорами.

Подписание должно осуществляться со стороны лиц, имеющих на это соответствующие полномочия. Выяснить их не составит труда посредством проверки документации. Иначе в судебном разбирательстве АС не будет рассматриваться как серьезная доказательная бумага.

АС категорически не может быть заключено со стороны конечных бенефициаров и других лиц. Данным правом наделяются исключительно акционеры. Данные о том, что лицо является акционером, подтверждающие его текущий статус, необходимо также включать в текстовую часть договора или же прикладывать в отксерокопированном варианте.

  1. При определении условий АС необходимо осуществить проверку на предмет соответствия уставу, т. к. за сторонами не закреплено право на ссылку к недействительности соглашения.
  2. Ст. 32.1 ГК РФ свидетельствует об обязательстве сторон по уведомлению АО о заключении АС. Добиваются регулирования вопроса, связанного с возложением обязательства на определенного акционера.
  3. Как и в рамках любого другого договора, есть возможность вариантов и меры обеспечения ответственности за отклонение от норм. Рекомендуется описывать все механизмы, связанные с ответственностью, подробно, в противном случае возникнут трудности с реализацией идеи.

Таким образом, акционерное соглашение представляет собой договоренность, заключаемую между акционерами. Ее оформление производится в качестве единого документа, подлежащего подписи со стороны всех участников.

В законодательстве установлены формы акционерного поведения, которые могут или не могут быть оговорены в рамках документации.

Дополнительная информация по акционерному соглашению представлена на видео ниже.

Соглашения участников ООО. Акционерные соглашения. Новеллы российского законодательства и некоторые вопросы их реализации

Согласно Федеральному закону от 30.12.2008 № 312-ФЗ с 1 июля 2009 г. вступила в силу фактически новая ре¬дакция Закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), а 10 июня 2009 г. вступил в силу Федеральный закон от 03.06.2009 № 115-ФЗ, вносящий изменения в ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО). Примечательно, что теперь оба закона, регулирующие правовое положение двух основных видов хозяйственных обществ России, содержат важнейшие для российского корпоративного законодательства новеллы, а именно включают правовое регламентирование соглашений участников ООО и соглашений акционеров.
Очевиден тот факт, что с развитием рынка, увеличением числа бизнес-проектов и их укрупнением, повышением интенсивности вхождения на наш рынок иностранных инвесторов российское корпоративное законодательство нуждалось в реформировании. Так, например, применительно к такой наиболее распространенной организационно-правовой форме осуществления предпринимательской деятельности как ООО, правовое регулирование в общем не подвергалась какому-либо серьезному усовершенствованию на законодательном уровне. В отношении акционерных обществ, несмотря на отсутствие прямых запретов закона, до последнего времени российская судебная практика свидетельствовала о негативной оценке судами правомерности заключения соглашений акционеров. При таких обстоятельствах изменение корпоративного законодательства в этом аспекте было крайне важным шагом на пути развития и либерализации российской системы права.
Необходимость использования таких инструментов регулирования внутрикорпоративных отношений и управления компаний, как соглашение участников и соглашение акционеров, проявлялась на протяжении достаточно долгого времени. Отсутствие правовой основы для этого в России приводило к тому, что владельцы компаний в подобных ситуациях прибегали к использованию зарубежного законодательства и соответствующим образом структурировали корпоративное строение своего бизнеса.
Однако и это не всегда могло стать выходом из ситуации: широко обсуждавшееся постановление ФАС Западно-Сибирского округа и ряд других судебных актов констатировали недопустимость подчинения иностранному праву акционерных соглашений между участниками российских юридических лиц в силу ст. 1202 ГК РФ. А анализируя соглашение акционеров по российскому праву, суд пришел к выводу о его ничтожности в силу противоречия нормам ГК РФ и Закону об АО.
Теперь, когда эти препятствия в целом устраняются, возможность использования данных институтов в российском правовом поле становится очевидной, и суды не будут связаны сформировавшейся ранее судебной практикой.
В нашей статье мы воздержимся от резко негативных или однозначно позитивных оценок обсуждаемых новелл, а также прогнозов с точки зрения жизнеспособности новых норм и их соответствия поставленным задачам. Тем не менее, хотелось бы поделиться с читателями мнением о том, с какими проблемами можно столкнуться на данном этапе.
Поскольку первым законом, в который был введен институт так называемых соглашений акционеров, стал не Закон об АО, а Закон об ООО (что у ряда юристов вызвало недоумение), мы в первую очередь рассмотрим его новеллы.
Необходимо отметить, что обсуждаемый вид соглашения в Законе об ООО называется «Договор об осуществлении прав участников общества» (п. 3. ст. 8). Законодатель, наряду с возможностью наделения отдельных участников дополнительными правами (что было и в предыдущей редакции закона, но не получило эффективного практического применения), предусмотрел договор, нацеленный на урегулирование взаимоотношений между участниками ООО не столько на этапе создания общества, сколько в ходе его деятельности (будем для краткости именовать такой договор «соглашение участников»).
В ст. 8 Закона об ООО, посвященной правам участников общества, законодатель предоставил участникам право заключать «договор, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав». К предмету данного соглашения в части осуществления / воздержания от осуществления определенных прав законодатель относит вопросы голосования определенным образом на общем собрании участников; согласования варианта голосования с другими участниками; продажи доли или части доли по определенной в договоре цене и (или) при наступлении определенных условий; воздержания от отчуждения доли или части доли до наступления определенных условий; осуществления согласованно иных действий, связанных с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества.
Таким образом, новый правовой инструмент могут использовать те участники ООО, которые пожелают это сделать, при этом договоренности участников не будут находиться только в обязательственно-правовой сфере отношений, но будут распространяться и на внутрикорпоративные отношения конкретного ООО.
Очевидно что, данная норма ст. 8 является крайне сжатой по содержанию. В ней дан лишь примерный перечень условий договора об осуществлении прав, а также требования к его форме — соглашение заключается письменно путем составления одного документа, подписанного сторонами. Тем не менее, из нее усматривается, что (1) соглашение участников представляет собой договор, заключаемый в связи с осуществлением ими прав, возникающих в результате их участия в ООО; (2) такой договор связывает лишь его стороны, которым в связи с их участием в ООО предоставлены определенные права и которые приняли на себя конкретные обязательства как участники гражданско-правового соглашения.
Так как законодатель предусмотрел не исчерпывающий перечень вопросов, которые могут охватываться соглашениями участников, целесообразно будет остановиться на том, какие еще положения включить в такие соглашения.
Поскольку Закон об ООО не предусматривает необходимости раскрывать кому-либо наличие и содержание соглашения участников, уместно будет воспользоваться этим допущением и предусмотреть в соглашении участников положения о конфиденциальности (нераскрытия третьим лицам информации о содержании и условиях, достигнутых участниками в соглашении, о том, кто является его сторонами).
Очевидно, что объем соглашения будет оставаться в тайне в той мере, в которой соответствующая информация не может быть получена из публичных источников, но ряд существенных положений можно договориться оставить недоступными для третьих лиц.
Кроме того, Закон об ООО теперь позволяет не включать в устав общества сведения об участниках и размерах принадлежащих им долей. Эта информация будет содержаться в новом для ООО обязательном документе — списке участников. Однако соглашение участников может содержать положения о размере и составе вкладов в уставный капитал общества, о форме и порядке их внесения конкретным участником, о порядке внесения участниками дополнительных вкладов в уставный капитал и имущество общества. Также, коль скоро возможность предоставления дополнительных прав участникам и возложения на них дополнительных обязанностей осталась в Законе об ООО, соглашение может содержать положения, отражающие договоренности сторон по распределению дополнительных прав и обязанностей. Ряд указанных вопросов должен быть соотнесен с положениями устава, а порядок принятия решений по ним должен соблюдаться с учетом положений устава и Закона об ООО.
Одновременно следует отметить, что некоторые положения исключаются из сферы регулирования соглашений участников, так как определяются уставом. Например, определяется уставом возможность или запрет выхода участников из общества, установление необходимости принятия решений определенным количеством голосов по тем вопросам, где Закон об ООО содержит императивные нормы, количественный состав органов управления общества и пр.
С точки зрения сложившейся практики, когда корпоративное законодательство прямо не предусматривало возможности заключения соглашений участников, немаловажным представляется ответ на вопрос о том, можно ли подчинить соглашение иностранному праву. Как уже было сказано, судебная практика фактически этому препятствовала. Суд, в частности, указывал на то, что выбор иностранного права, применяемого к вопросам статуса юридического лица, противоречит публичному порядку Российской Федерации. Также отмечалось, что внутренние отношения, включая отношения юридического лица с его участниками, должны определяться в соответствии с личным законом юридического лица, т. е. с российским правом, а российское законодательство не разрешает участникам хозяйственных обществ заключать договоры, направленные на урегулирование их прав и обязанностей в обществе, с подчинением иностранному праву.
Таким образом, в отсутствие каких-либо указаний на этот счет в новой редакции Закона об ООО, остается риск того, что подчинение соглашений участников иностранному праву может быть также негативно воспринято судебной практикой.
К сожалению, остался открытым крайне важный вопрос о судебной защите прав в случае нарушения соглашений участников и об ответственности за такие нарушения.
Любой юрист понимает, что договор должен работать, и не только в смысле его соответствия нормам закона, добровольной реализации его положений сторонами, но и с точки зрения возможности защиты прав по нему в случае нарушения и его исполнения в принудительном порядке (enforceability). To есть самая серьезная проблема соглашений участников обществ — это реальное обеспечение их гарантиями исполнения и защиты нарушенных прав.
Закон об ООО не предусматривает ответственности, не указывает на последствия нарушения соглашений участников. Кроме того, не допускает возможности, например, оспорить решения органов управления или сделку по основаниям нарушения стороной соглашения своих обязательств по нему при голосовании или заключении сделки. Также остался открытым вопрос о последствиях нарушения условий соглашения участников в контексте соотношения его положений с уставом общества. Так как устав общества, несомненно, имеет преимущественную силу по отношению к соглашению участников, представляется сомнительной возможность признания недействительным решения общего собрания участников общества, принятого в соответствии с формальными требованиями устава (созыв, кворум, порядок проведения и пр.) и закона, но с нарушением условий договора об осуществлении прав.
Единственной гарантией исполнения соглашения участников может стать введение с учетом общих норм гражданского законодательства мер ответственности за нарушение условий соглашения. Отметим, что юристы не едины во мнении относительно возможности применения норм об обязательствах в рамках корпоративных отношений, однако полагаем, что иного пути в данной ситуации нет.
В целом представляется, что ответственность за неисполнение обязательств по соглашениям участников может быть установлена лишь в виде возмещения убытков или уплаты неустойки. При этом на практике доказывание убытков может быть сопряжено со значительными трудностями (например, в случаях, когда речь идет о нарушении положений соглашения о голосовании на общем собрании определенным образом). Что касается неустойки, то следует учитывать возможность применения судом ст. 333 ГК РФ и уменьшения установленной в договоре неустойки по причине ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Коль скоро речь может идти о соразмерности (т. е. о субъективной оценке соответствующих обстоятельств), не существует априори общего понимания того, насколько нарушение корпоративных соглашений может быть оценено как существенное и насколько значительны последствия нарушений. Иными словами, данный вопрос останется на усмотрении суда, будет зависеть от конкретных обстоятельств, сути спора и эффективности (а иногда и возможности) доказывания.
Эта проблема стала предметом дискуссий еще на стадии обсуждения законопроекта, касающегося регулирования акционерных соглашений. В частности, говорилось о целесообразности введения положения о том, что установленный в соглашении сторонами размер неустойки предполагается соразмерным последствиям нарушения обязательств, за которое такая неустойка предусмотрена. Но в контексте соглашений участников ООО законодатель оставил без внимания этот аспект, равно как и в целом не урегулировал возможность установления мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение обязательств по соглашению участников.
Ввиду отсутствия в Законе об ООО механизмов реализации положений, касающихся соглашения участников, а также ответов на некоторые важные вопросы, роль судебной практики будет иметь немалое значение и позволит оценить, как можно «работать» с новеллой и насколько реально нововведения могут обеспечивать и гарантировать интересы собственников в управлении компанией.
Вслед за изменениями в Закон об ООО 8 июня 2009 г. вступил в силу Федеральный закон № 115-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и статью 30 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Теперь Закон об АО содержит ст. 32.1, посвященную акционерным соглашениям.
Следует отметить, что само законодательное определение акционерных соглашений и их предмета, по сути, корреспондирует определению и предмету соглашений участников.
Это «договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции», стороны которого «обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества».
Однако акционерные соглашения получили более подробное правовое регулирование, в частности в Законе об АО отражены некоторые важные моменты, отсутствующие в Законе об ООО в отношении соглашений участников. Не совсем ясна логика, которой руководствовался законодатель, когда ряд важных правовых аспектов по соглашениям участников ООО остался без внимания, а по акционерным соглашениям достаточно подробно прописан. Тот факт, что ООО являются более «закрытыми», малочисленными по составу участников и проще в процессах корпоративного управления, не должен, на наш взгляд, иметь определяющего значения, ведь соглашения участников и акционеров принципиально не разграничиваются по своей сути (индивидуальное регулирование вопросов реализации прав корпоративного участия и процессов управления), а отличаются в основном по признаку членства сторон в том или ином обществе (ООО или АО).
Остановимся далее на некоторых специфичных именно для акционерных соглашений новеллах.
Статья 32.1 Закона об АО прямо устанавливает, что «акционерным соглашением могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из акционерного соглашения, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств.
Права сторон акционерного соглашения, основанные на этом соглашении, в том числе права требовать возмещения причиненных нарушением соглашения убытков, взыскания неустойки (штрафа, пеней), выплаты компенсации (твердой денежной суммы или суммы, подлежащей определению в порядке, указанном в акционерном соглашении) или применения иных мер ответственности в связи с нарушением акционерного соглашения, подлежат судебной защите».
Таким образом, для акционерных соглашений в отличие от соглашений участников предусматривается возможность установления мер гражданско-правовой ответственности и судебной защиты соответствующих прав.
Хотя затронутый выше вопрос о соразмерности неустойки и в этом случае останется на усмотрение суда, законодатель, помимо неустойки, отдельно выделяет право требовать выплаты прописанной в акционерном cоглашении или определяемой в соответствии с ним компенсации, что можно расценить как специальное регулирование мер ответственности по акционерным соглашениям.
Пункт 4 ст. 32.1 указывает, что нарушение акционерного соглашения не может являться основанием для признания недействительными решений органов общества. Таким образом, несмотря на то, что по ряду вопросов стороны соглашения акционеров непосредственно заинтересованы в обеспечении исполнения установленных обязательств в натуре, в том числе в принудительном порядке (в первую очередь это может касаться голосования определенным образом по некоторым вопросам управления или деятельности общества), закон такого средства правовой защиты нарушенных интересов им не предоставляет и не допускает возвращения ситуации в состояние, предшествовавшее нарушению акционерного соглашения.
Следовательно, поскольку Закон об АО прямо закрепляет принцип применения к нарушившей стороне лишь указанных в нем видов ответственности, неисполнение обязательств может повлечь только соответствующие монетарные последствия, даже если результат нарушения договоренностей «формализовался» в виде решения органа управления АО.
При этом законодателем допускается отступление от правила компенсаций для случаев заключения стороной акционерного соглашения договора в нарушение этого соглашения. Закон закрепляет принцип обязательности акционерного соглашения только для его сторон. Однако если сторона акционерного соглашения в нарушение содержащихся в нем договоренностей заключила какой-либо договор, то такой договор может быть признан судом недействительным. Для этого необходимо, во-первых, требование о признании договора недействительным, которое может заявить в суд заинтересованная сторона акционерного соглашения. Во-вторых, потребуется доказать, что другая сторона по заключенному договору знала или заведомо должна была знать об ограничениях, предусмотренных акционерным соглашением.
Здесь следует остановиться на том, какому кругу лиц может быть доступна информация о наличии и содержании акционерного соглашения.
В отличие от соглашений участников ООО, факт наличия акционерных соглашений не всегда может быть закрыт. Так, п. 5 ст. 32.1 Закона об АО устанавливает, что «лицо, приобретшее в соответствии с акционерным соглашением право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям общества, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта, обязано уведомить общество о таком приобретении в случае, если в результате такого приобретения это лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицом или лицами прямо либо косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75 процентами голосов по размещенным обыкновенным акциям общества». При этом в направляемом обществу уведомлении должны содержаться предусмотренные законом сведения общего характера только о наличии и сторонах акционерного соглашения. Сведения о содержании соглашения раскрытию не подлежат, за исключением информации о дате, сроке действия, сторонах соглашений и количестве акций, в том числе голосующих, о датах изменений в соглашения и их прекращения.
Таким образом, возвращаясь к возможности признания в судебном порядке недействительным договора, заключенного стороной акционерного соглашения, можно сделать вывод, что содержание договоренностей сторон акционерного соглашения (в том числе предусмотренные в нем ограничения) де-юре не подлежит раскрытию, и в данном случае потребуется приложить немало усилий для того, чтобы доказать в суде, что третье лицо знало или заведомо должно было знать об имевшихся в соглашении ограничениях. С практической точки зрения целесообразно будет учитывать этот момент, и предусматривать в соответствующих договорах положения о гарантиях ненарушения существующих акционерных соглашений, а равно устанавливать корреспондирующие меры ответственности сторон.
Несомненно, что в переходном периоде, когда возникает много важнейших вопросов юридического и практического характера, правоприменительная и судебная практика еще не сформировалась, рано делать однозначный вывод об успешности реформирования российского корпоративного законодательства. Вероятно, что дальнейшие шаги в этом направлении еще предстоит сделать, и прогнозы действия новых норм на практике будут активно обсуждаться. Мы остановились лишь на некоторых общих вопросах, вызвавших интерес по рассматриваемой проблематике в связи с вступившими в силу изменениями в законодательство об обществах с ограниченной ответственностью и об акционерных обществах. Представляется, что рассмотренные выше новеллы акционерного законодательства в ряде случаев можно будет использовать по принципу аналогии закона для соглашений участников ООО, а поскольку зачастую существующие пробелы законодательства восполняются судебно-арбитражной практикой, юристам потребуется внимательно следить за ее развитием.

Разновидности акционерных соглашений, цели их заключения

Основная цель АС – обезопасить права вкладчиков в случае выхода акционеров, имеющих большой пакет акций, при реорганизации или ликвидации. Но этот документ помогает так же определить порядок работы предприятия, участие в ней акционеров, способы распределения прибыли, поведение инвесторов при возникновении разногласий по деятельности.

Бесплатная консультация юриста по телефону Задать вопрос юристу По Москве и Московской области Санкт-Петербург и область Федеральный номер

Все АС можно разделить на 3 группы:

  1. договоры между соинвесторами, владеющими примерно одинаковыми пакетами акций, определяющие порядок финансирования, управления, распределения прибыли;
  2. договоры миноритариев (вкладчиков, не владеющих контрольными пакетами ценных бумаг) – определение мер, позволяющих защитить свои интересы и увеличить влияние в управлении;
  3. договоры мажоритариев (вкладчиков с контрольными пакетами ценных бумаг) – разработка мер по использованию своих преимуществ в управлении.

Это значит, что соглашение может заключаться между всеми акционерами или их частью.

Пример акционерного соглашения, возможности изменения и дополнения

В АС обязательно указывается наименование документа, место и время подписания, реквизиты всех участников, цель заключения договора, обязанности и права акционеров, способы разрешения споров, подписи с расшифровками.

Можно скачать образец Акционерного соглашения

Также можно добавить следующие разделы (если они нужны):

  • управление: способ принятия решений (общее собрание), выбор генерального директора и совета директоров, их компетенции, порядок освобождения;
  • порядок голосования при созыве общего собрания;
  • финансирование и распределение прибыли: источники инвестируемых средств, их объемы, распределение доходов и убытков;
  • порядок заключения сделок, например, определение максимальной суммы;
  • ситуации, при которых покупаются и отчуждаются акции, по какой цене;
  • действия при необходимости в реорганизации или ликвидации;
  • ограничение при выходе из общества, передаче и выкупе акций;
  • запрет сотрудничать с конкурентами.

Желательно так же определить, какой документ будет обладать преимуществами при возникновении противоречий или конфликтов – соглашение или устав.

Сначала нужно разработать проект документа и согласовать его со всеми участниками. Только потом можно создавать окончательный вариант и предлагать на подписку. Если состав вкладчиков меняется, действие АС прекращается, разрабатывается новый документ.

Законодательство РФ не дает возможности разработать полноценное акционерное соглашение. Нет четких определений по основным понятиям этого документа, условным сделкам и штрафам. Законом № 208 не предусмотрено заключение договора между вкладчиками и акционерным обществом, между учредителями до зачисления на лицевой счет акций. Это вызывает недоразумения, но большинство предприятий разрабатывают эти документы как инструмент регулирования отношений между акционерами.

13 октября 2006 Соглашение между акционерами в российском праве: есть ли альтернатива?

Понятие и виды соглашений между акционерами
Соглашение между акционерами (shareholders’ agreement) – широко распространенный в мировой практике институт, позволяющий объединять капитал в рамках совместных предприятий, предупреждать недружественные поглощения и обеспечивать прогнозируемое развитие компании. С начала 1990-х гг. этот правовой инструмент стал использоваться и в России. Однако, как оказалось, ни законодатель, ни правоприменительные органы, ни судебная практика не были к этому готовы. На Западе многие положения, оговаривающие порядок голосования по каким-либо вопросам, ограничивающие акционеров в распоряжении акциями, устанавливающие особый порядок формирования органов компании, а также регулирующие распределение прибыли, возникают на базе соглашений между акционерами. В России сфера применения подобных соглашений ограничена. Дело не только в том, что единственным учредительным документом акционерного общества является устав, но и в чрезмерной регламентации большинства сфер функционирования акционерного общества. Кроме того, и принудительно исполнить такие соглашения не всегда представляется возможным. Концепция развития корпоративного законодательства на период до 2008 г., разработанная Министерством экономического развития и торговли РФ (далее – Концепция)(1) , предусматривает внесение изменений в закон об акционерных обществах для интеграции данного института в российское право.
В мировой практике соглашения между акционерами используются для реализации целого комплекса договоренностей между участниками общества по различным вопросам, среди которых:

• определение порядка голосования (voting agreements), в частности, голосования на общем собрании акционеров, при выборе членов совета директоров и т.д.;
• ограничение акционеров в распоряжении принадлежащими им акциями, например, запрет на продажу акций в течение определенного периода времени (lock in, Russian Roulette, tag along, drag along);
• разрешение «тупиковых ситуаций» (deadlock resolution). Применяется в случае, если акционерам не удается придти к общему знаменателю по какому-либо вопросу (например, при назначении генерального директора в ситуации 50/50 – когда владельцами общества являются два лица в равных долях) и деятельность общества таким образом парализуется;
• введение особого порядка формирования органов компании, например, установка привилегий для одного или нескольких акционеров при назначении члена совета директоров или исполнительного органа общества, выдвижение кандидатов в органы управления общества. Конкретный порядок обусловлен ограничениями, накладываемыми применимым правом;
• распределение прибыли, финансовых потоков, продукции, регламентация иных аспектов хозяйственной деятельности.

Данный перечень не является исчерпывающим. В зависимости от применимого права могут быть использованы различные варианты соглашений между акционерами. Обобщенный образец структуры соглашения между акционерами приведен в приложении.
Существуют также соглашения, по которым акционеры передают свои акции доверительным собственникам (voting trust agreement). Доверительный собственник осуществляет в отношении переданных акций полномочия собственника, т.е. голосует на общем собрании, получает дивиденды и т.д. Однако, как отмечается в специальной литературе(2) , данный механизм применяется скорее не для согласования воль акционеров, а в целях защиты активов, так как по законодательству некоторых стран на имущество, переданное в траст, нельзя обратить взыскание, оно не подлежит разделу при разводе и не входит в наследственную массу.
Предпосылки заключения соглашения между акционерами можно условно разделить на две группы: 1) когда объединяются миноритарные акционеры для оказания реального влияния на управление компанией («соглашение миноритариев») и 2) когда несколько инвесторов создают совместное предприятие и хотят обеспечить максимально доверительный характер отношений в компании («соглашение соинвесторов»).
Соглашения между акционерами широко используются и для минимизации рисков при проведении публичного размещения акций (IPO). Например, в ходе IPO АФК «Система» (основной акционер ОАО «МТС») было заключено соглашение между Deutsche Telecom (владелец 10,15% акций ОАО «МТС») и АФК «Система», по которому немецкий телекоммуникационный гигант обязался в течение полугода после размещения акций не продавать принадлежащие ему акции ОАО «МТС»(3) .
Российская практика применения соглашений между акционерами
Несмотря на признание принципа свободы договора (стороны вправе заключить любой договор, в том числе и не предусмотренный явно законодательством, на согласованных ими условиях), сегодня в российском правовом поле реализация большинства из упомянутых задач «напрямую» (в рамках соглашения между акционерами) затруднена. В этой статье мы предлагаем технологию достижения этих целей «в обход» ограничений корпоративного законодательства, т.е. с использованием иных доступных и признанных правовых институтов.
Есть мнение, что заключение между акционерами соглашения, ограничивающего их в распоряжении принадлежащими им акциями, противоречит действующему законодательству. Принятие акционером на себя обязательства не отчуждать и не обременять ценные бумаги в течение определенного периода не согласуется с установками п. 3 ст.22 ГК РФ, в котором закрепляется недопустимость отказа от право- или дееспособности, а следовательно, соглашения, включающие подобные положения, являются ничтожными.
Соглашения, устанавливающие особый порядок формирования органов акционерного общества, могут вступить в противоречие с Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО). Так, например, п. 4 ст. 66 Закона об АО предусмотрено, что выборы членов совета директоров осуществляются кумулятивным голосованием. Возможность изменения данной процедуры законом не предусмотрена.
Распределение прибыли между акционерами регулируется нормами гл. V Закона об АО. Решение о выплате дивидендов принимается общим собранием акционеров и базируется на рекомендациях совета директоров. Соглашения отдельных акционеров не могут повлиять на конкретный размер дивидендов, установленных для остальных акционеров общества. Вследствие этого реальным представляется заключение договора о перераспределении дивидендов между участниками данного соглашения уже после выплаты причитающейся им части прибыли, однако такой вариант неизбежно влечет дополнительные финансовые потери, в том числе налоговые.
Разрешение «тупиковых ситуаций» (deadlock) российским правом не регламентировано. В зарубежной практике для преодоления подобных ситуаций используются процедуры медиации, а также механизмы принудительного выкупа акций или выхода из проекта. В отсутствие законодательного регулирования таких процедур «тупиковые ситуации» могут стать реальной проблемой для многих совместных предприятий.
Пожалуй, «в чистом виде» совместимо с российским законодательством только соглашение о голосовании. Суть данного договора заключается в том, что несколько акционеров берут на себя обязательство голосовать на предстоящем общем собрании одинаково. Однако возникает вопрос о последствиях нарушения подобной договоренности, так как ст. 49 Закона об АО не предусматривает возможности отмены решения общего собрания по причине нарушения соглашения между акционерами. Доказывание же размера убытков и оснований их возникновения, а также причинной связи между несоблюдением условий соглашения и убытками проблематично.
Как представляется, ситуацию не исправит и включение в соглашение высокой неустойки за его нарушение. В данном случае вполне вероятно применение судом ст. 333 ГК РФ, предусматривающей, что если неустойка явно несоразмерна последствиям неисполнения обязательства, суд вправе ее уменьшить. Перспективным вариантом (при наличии возможности и коммерческой целесообразности) может стать банковская гарантия, условием реализации которой является предъявление документов, подтверждающих факт нарушения обязанностей (выписка из реестра, доказывающая изменение количества принадлежащих партнеру акций; протокол общего собрания, содержащий сведения о голосовании вопреки договоренностям; выписка из ЕГРЮЛ с указанием на то, что исполнительным органом является несогласованное лицо). Важным элементом стабильности здесь служит абстрактность банковской гарантии (по умолчанию она не зависит от судьбы основного обязательства), независимость и кредитоспособность выдавшего ее финансового учреждения.
При нарушении акционером соглашения в части запрета на распоряжение принадлежащими ему акциям возможно оспаривание сделки со ссылкой на ст. 174 ГК РФ, предусматривающую, что если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором, то такая сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. Для этого необходимо доказать, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанных ограничениях, т.е. по сути ознакомилась с соглашением акционеров (которое часто рассматривается участниками как конфиденциальный документ). Однако, по мнению ряда экспертов, данная статья закона распространяется лишь на отношения между юридическими лицами и их органами, а также отношения представительства и не охватывает договорные ограничения, соглашения независимых контрагентов.
На практике акционеры пытаются обойти указанные запреты на заключение соглашений между ними, подчиняя свои соглашения иностранному праву. Однако это не снимает проблему. Так, в одном из решений ФАС Западно-Сибирского округа указывается, что регулирование вопросов правового статуса субъектов российского права является суверенным правом России, следовательно, к этим правоотношениям не могут применяться нормы иностранного права (4) . Факты этого дела таковы. Акционеры открытого общества заключили соглашение, регулирующее некоторые вопросы взаимоотношений основных акционеров между собой и с акционерным обществом (а именно вопросы функционирования совета директоров, общего собрания, исполнительных органов общества; ограничения на передачу акций и сопутствующих прав, запрета на конкуренцию и управления финансами в обществе). По логике суда, подчинение акционерного соглашения, регулирующего статус российской компании (в том числе права и обязанности акционеров), иностранному праву недействительно; пункты соглашения, противоречащие императивным нормам Закона об АО, не имеют юридической силы.
Признавая соглашение между акционерами недействительным, суд отметил, что в силу ст. 96, 98 ГК РФ и п. 2 ст. 1, п. 2 ст. 11 Закона об АО статус и деятельность любого акционерного общества РФ регулируется исключительно положениями российского законодательства и учредительными документами. Соглашения акционеров между собой возможны только по вопросам, прямо определенным законом (ст. 98 ГК РФ, ст. 9 Закона об АО). Заключенные акционерами соглашения не могут нарушать законодательство страны и учредительные документы общества.
Представленные выводы суда, на наш взгляд, небесспорны, поскольку норма ст. 11 Закона об АО предполагает лишь отсутствие названных ограничений в учредительных документах общества, указывает на свойства (обременения) всех ценных бумаг, выпущенных обществом, и ограничение их оборотоспособности, связывающее любого владельца и потенциальных приобретателей, т.е. посвящена вещно-правовому аспекту данной проблемы, и не отрицает возможности заключения соглашений по этому поводу и вступления в обязательственные отношения. Очевидно, что при этом оборотоспособность акций не ограничивается, так как обязанным лицом в случае их отчуждения будет лишь прежний владелец, а на нового владельца условия такого соглашения распространяться не будут. В случае нарушения установленного договором порядка распоряжения акциями отвечать перед бывшими партнерами будет лишь прежний владелец, виндикационные же и иные требования к последующим собственникам акций открытого акционерного общества, понятно, предъявляться не могут, так как договор между двумя лицами никаких обязанностей для третьих лиц не создает.
Необходимо провести грань между правами акционера как участника общества (плоскость акционер–общество, относительные отношения) и его полномочиями как собственника акций (вещно-правовой аспект, абсолютные отношения). Порядок работы органов юридического лица действительно является элементом его правового статуса, а вот вопросы распоряжения акциями, принадлежащими отдельным участникам акционерного общества, со статусом юридического лица не связаны – в этой сфере действует принцип свободы договора, в том числе автономии воли сторон.
На практике права и обязанности сторон договоров купли-продажи акций российских акционерных обществ сплошь и рядом подчиняются иностранному праву (5) , что, если следовать логике указанного судебного решения, противозаконно, так как тогда и в данном случае речь идет не только об акциях как имуществе, но и о статусе акционерного общества.
Развивая логику суда, можно заключить, что, например, акции ОАО не могут быть предметом залога, так как институт залога предполагает невозможность распоряжения заложенным имуществом без согласия залогодержателя (кредитора). Ведь никаких исключений в Законе об АО на этот счет не содержится. Проблемы возникают и в контексте передачи акций в доверительное управление.
Возможные варианты соглашений
С учетом позиции, выработанной российской судебной и правоприменительной практикой, задачи, которые на Западе решаются путем заключения соглашения между акционерами, отечественное законодательство позволяет решить косвенно. Выбирая вариант имплементации подобного договора, следует исходить из бизнес-договоренностей сторон и искать институты права, которые позволяют их реализовать. Можно предложить следующие варианты воплощения согласования воль акционеров.
Иностранная компания
Если соглашение между акционерами необходимо для предоставления особых гарантий участникам совместных предприятий, то в основном используется механизм, когда единственным акционером российского общества становится иностранная компания. Соглашение между акционерами иностранной компании обычно подчиняется правопорядку, который предоставляет наибольшие возможности для реализации принципа свободы договора, автономии воли сторон, а также для заключения соглашений такого типа. Как правило, это английское право. Сама компания как единственный акционер российского общества полностью определяет решения последнего (6) . Подобная схема подойдет и при проведении IPO.
Общество с ограниченной ответственностью
Если соглашение необходимо для консолидации пакетов миноритарных акционеров, то структура с иностранной компанией не подойдет, так как обычно у миноритариев отсутствуют средства и компетенция, необходимые для создания такой структуры. К тому же вряд ли целесообразно для консолидации мелких пакетов учреждать компанию за рубежом.
В этом случае миноритариями имеет смысл создать общество с ограниченной ответственностью (далее – ООО) с передачей акций мелких акционеров в качестве вклада в уставный капитал ООО. «Соглашение» акционеров находит свое выражение в решениях ООО. Следует учитывать, что использование данного механизма имеет свои плюсы и минусы (см. схему 1).
Договор простого товарищества
Участники договора простого товарищества объединяют свои вклады и совместно действуют для достижения какой-либо цели, не противоречащей закону (п. 1 ст. 1041 ГК РФ). Целью такого договора, заключаемого между акционерами, вполне может быть выработка единой позиции по управлению активами в акционерном обществе. Голосование на общем собрании в этом случае аналогично «пользованию» имуществом.
Существуют различные механизмы согласования позиций партнеров по вопросам текущей деятельности (взаимные консультации; привлечение независимых экспертов, консультантов; посредничество и даже мини-арбитраж; получение информации о деятельности общества и т.д.). Эффективным вариантом решения данной проблемы, с нашей точки зрения, является передача акций в общую долевую собственность всех участников договора. Риски, связанные с возможными требованиями о выделении части имущества в натуре, можно снизить, связав образование общей собственности с заключением между партнерами-акционерами договора простого товарищества. Условия выхода и исключения участника простого товарищества с учетом императивных положений ГК РФ можно прописать так, чтобы они соответствовали коммерческим договоренностям относительно порядка распоряжения акциями (т.е. в косвенной форме закрепить те же самые условия относительно выкупа, преимущественных прав, прав параллельной продажи и др.).
Альтернативой формированию общего пула акций может служить сохранение акций в единоличной собственности акционеров с заключением договора простого товарищества (в целях совместного инвестирования и управления обществом) и взаимным обременением акций залогом (в обеспечение обязательств, вытекающих из договора о совместной деятельности).
Описанный вариант соглашения между акционерами позволит решить многие практические проблемы, а в большинстве случаев и снять проблему «тупиковых ситуаций». Поскольку решения, касающиеся общих дел товарищей, по общему правилу, принимаются ими единогласно, то возникнет необходимость привлечения специалистов и независимых медиаторов/арбитров или даже суда для выработки единой позиции. Если подобный порядок не будет предусмотрен в договоре, то деятельность товарищества может быть парализована из-за действий одного из участников. Однако договор простого товарищества представляет своего рода «российскую модель акционерного соглашения». В соответствии с п. 3 ст. 58 Закона об АО в случае, если акция общества находится в общей долевой собственности нескольких лиц, то правомочия по голосованию на общем собрании акционеров осуществляются по их усмотрению одним из участников общей долевой собственности либо их общим представителем. Выбрав своего представителя и выдав ему доверенность на голосование определенным образом, акционеры получают некоторые гарантии того, что их согласованное решение будет реализовано.
Положения ГК РФ о договорах простого товарищества предоставляют простор для юридически корректного структурирования порядка принятия решений, оформления полномочий и, в целом, управления акциями товарищей.
Обладая возможностью претворять в жизнь свои согласованные решения, акционеры смогут оказать значительное влияние на формирование органов управления общества, получить доступ к информации о его деятельности и контроль над ним.
Наконец, такой подход позволяет легитимировать ограничения на распоряжение акциями, так как если акции, внесенные в качестве вклада, принадлежали акционерам на праве собственности, то они, по общему правилу, поступают в общую долевую собственность товарищей. Пункт 1 ст. 246 ГК РФ предусматривает, что распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников. Что же касается пользования (есть мнение, что реализация акционерами корпоративных прав представляет собой «пользование» ценной бумагой, т.е. извлечение ее полезных свойств), то при недостижении соглашения любая из сторон договора вправе обратиться в суд (п. 1 ст. 247 ГК РФ).
Дополнительные гарантии участникам можно предоставить, передав находящиеся в долевой собственности акции на хранение депозитарию. Договор с депозитарием предоставляет широкие возможности для структурирования порядка голосования по переданным акциям и распоряжения ими с учетом договоренностей акционеров между собой, а наличие нейтрального контрагента, который дорожит своей лицензией, снижает риск «эксцесса исполнителя» – действий одного из совладельцев вразрез с соглашением с партнерами.
Некоммерческое партнерство
По данному варианту договора акционеры передают партнерству свои акции, взамен становясь его членами. Их «соглашение» находит свое выражение в решениях некоммерческого партнерства. Становясь собственником акций, партнерство реализует волю своих членов – бывших акционеров. Вопросы выхода из партнерства и исключения партнеров регулируются законодательством весьма гибко. Так, возможно предусмотреть как выделение выходящему участнику части имущества в натуре, так и выплату лишь денежной компенсации.
Следует отметить, что на практике применяются и другие способы оформления коммерческих договоренностей соинвесторов. Например, если акционеры хотят, чтобы единоличным исполнительным органом стало определенное лицо (например, кандидат, предложенный одним из акционеров), то функции исполнительного органа возлагаются на управляющую компанию (организацию) в иной организационно-правовой форме или даже иной юрисдикции, допускающей реализацию данной задачи. Как вариант, в устав российского АО включаются такие требования к исполнительному органу, что стать им сможет только согласованное лицо. Установка подобных требований не противоречит действующему российскому законодательству, а к их числу могут относиться, в частности, место или опыт работы кандидата в конкретной организации или соответствие квалификационным требованиям этой организации. Согласно п. 3 ст. 11 Закона об АО, помимо обязательных положений, устав общества может содержать и иные положения, не противоречащие Закону об АО и иным федеральным законам. Учитывая диспозитивную направленность норм гражданского права, можно сделать вывод о том, что установление требований к единоличному исполнительному органу общества вполне допустимо.
Для ограничения акционеров в распоряжении принадлежащими им акциями между акционерами заключаются взаимные договоры залога акций. Эффективным механизмом предотвращения несогласованной концентрации контроля над компанией может стать предварительный договор купли-продажи акций под отлагательным условием. В качестве поворотного момента, с которым связано возникновение права требовать выкупа или, наоборот, приобретения акций, может выступать и факт концентрации определенного количества акций у одного акционера или его аффилированных лиц. В случае наступления подобных условий акционер, ставший обладателем определенного количества акций, обязан их продать другому акционеру, с которым был заключен предварительный договор.
Перспективы развития института
В результате реализации Концепции корпоративное законодательство станет совместимым с институтом соглашения акционеров. Но не стоит ожидать, что грядущие изменения будут революционными. Сама Концепция не говорит о конкретных поправках, которые следует внести в законодательство для успешного применения акционерных соглашений.
Существует два варианта развития анализируемого института: либо внесение в законодательство кардинальных изменений, позволяющих, например, посредством акционерного соглашения определять компетенцию общего собрания; либо «точечная» либерализация ряда норм.
При сегодняшнем состоянии законодательства применение модели договора простого товарищества (своеобразного «российского акционерного соглашения») и конструкции с использованием иностранной компании позволяет значительно эффективнее управлять активами, чем заключение соглашения акционеров в «чистом виде». Однако мы присоединяемся к мнению специалистов (7) , указывающих, что современное российское корпоративное законодательство нуждается в либерализации, так как слишком детальная регламентация многих аспектов деятельности акционерного общества, как показывает практика, не всегда соответствует интересам оборота.
План типового соглашения между акционерами
В настоящем приложении приводится примерный вариант акционерного соглашения, который обычно используется инвесторами для создания совместного предприятия (Совместной компании). Акционерное соглашение устанавливает порядок управления и структуру Совместной компании, права и обязанности акционеров на период до объединения капиталов и после, а также содержит следующие положения:
1. стороны;

2. положения, действующие до вступления в силу Акционерного Соглашения;

3. деятельность Совместной компании;

4. соответствующие положения учредительного договора и устава Совместной компании и компаний-учредителей, а также преимущественное право покупки, характерное для подобных соглашений;

5. финансирование:

• первичная эмиссия и уставный капитал Совместной компании;
• участие в уставном капитале учредителей;
• капитализация средств, вложенных в учреждение совместного предприятия и финансирование создания совместного предприятия;
• распределение прибыли и убытков «по методу участия» до создания совместного предприятия и после;
• финансирование учреждения Совместной компании;
• запрет на продажу или иное отчуждение акций учредителями и другие взаимные ограничения на продажу акций;
• положения о распределении прибыли и убытков и дополнительном финансировании проекта в случае превышения расходов на создание компании над запланированными или задержки платежей;

6. управление и контроль в Совместной компании:

• распределение влияния (права и обязанности) на период до создания Совместной компании и после. Сделки, которые Совместная компания может заключать не иначе как с предварительного одобрения всех участников (всех акционеров) или их квалифицированного большинства;
• положения, касающиеся прав и обязанностей исполнительных органов компании;
• назначение и структура совета директоров Совместной компании, а также процедура избрания и права акционеров на избрание членов совета директоров. Процедуры назначения и снятия с должности. Кворум для совета директоров;
• положения, регламентирующие передачу прав Совместной компании банку-кредитору на основании акционерного соглашения;

7. общее собрание акционеров. Процедура созыва общего собрания, минимальный период для уведомления и место проведения собрания. Подсчет голосов. Кворум для общего собрания акционеров;

8. запрет конкуренции между акционерами;

9. срок действия и прекращения соглашения;

10. порядок разрешения споров;

11. налоговые аспекты;

12. применимое право и юрисдикция.

Сноски:

1. Данная концепция должна быть утверждена распоряжением Правительства РФ (п. 45 Плана действий Правительства РФ по реализации в 2006 г. положений программы социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2006–2008 гг.), утвержденного распоряжением Правительства РФ от 19.01.2006 г.).
2. См.: Тутыхин В. Траст на страже российских активов//Слияния и поглощения. 2006. № 5 (39).
3. Доступно на сайте: http://www.akm.ru/rus/news/2004/december/20/ns1374723.htm
4. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31.03.2006 г. по делу № Ф04-2109/2005(14105-А75-11), Ф04-2109/2005(1521-А75-11), Ф04-2109/2005(15012-А75-11), Ф04-2109/2005(14744-А75-11), Ф04-2109/2005(147-А75-11).
5. Речь идет именно об обязательственном аспекте правоотношений. Разумеется, момент перехода права собственности на акции определяется российским законодательством, в частности Федеральным законом от 22.04.1996 г. «О рынке ценных бумаг».
6. См.: Остапец И., Коновалов А. Соглашения акционеров в практике совместных предприятий с российским участием//Слияния и поглощения. 2006. № 1–2 (35–36).
7. См.: Жаворонков А. Договор между акционерами//Корпоративный юрист. 2005. № 2. С. 24.
8. Метод участия – метод учета, при котором в финансовой отчетности инвестора величина инвестиций корректируется на соответствующую долю прибыли или убытка предприятия, в капитале которого участвует инвестор, а также на изменение деловой репутации фирмы, полученные дивиденды и постоянное изменение рыночной стоимости компании – объекта инвестиций; применяется, когда инвестор владеет 20–50% акций или менее чем 20%, но может оказывать значительное влияние на деятельность компании.

admin