Объективная оценка

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

объ-ек-ти́в-но

Наречие; неизменяемое.

Корень: -объектив-; суффиксы: -н-о.

Произношение

  • МФА: (файл)

Семантические свойства

Значение

  1. нареч. к объективный; независимо от чьего-то сознания, желания или способа оценки ◆ Эта зависимость существует объективно.
  2. непредвзято, с учётом всех имеющих к делу соображений ◆ Он рассудил этот спор объективно. ◆ Ты не можешь относиться к нему объективно.

Синонимы

  1. действительно, реально
  2. непредвзято, беспристрастно, нелицеприятно, справедливо, непредубеждённо

Антонимы

  1. субъективно
  2. необъективно, предвзято, пристрастно, субъективно, предубеждённо

Гиперонимы

  1. честно, справедливо

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: объект, объектив, объективность, объективизм, объективист
  • прилагательные: необъективный, объективный, объектный, объективистский
  • глаголы: объективировать
  • наречия: объектно, объективистски, необъективно

Этимология

Происходит от прилагательного объективный, далее от существительного объект, далее от лат. obiectum (objectum) «предмет (буквально «брошенный обо что-то»)», от objectus «лежащий (находящийся) впереди», далее из objicere «бросать вперёд», далее из ob «к, против, перед» + jacere «бросать», из праиндоевр. *ye-.

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    реально

    • Английскийen: objectively, really
    • Испанскийes: objetivamente

    Объективность (лат. objectum – предмет) – способность давать независимую оценку. Субъект, обладающий объективностью, имеет возможность рассматривать объект таким, какой он есть на самом деле – без отсылки к собственному опыту, вкусу, желаниям и тд.

    Объективности противопоставлена субъективность. Стоит отметить, что под субъектом можно понимать не только отдельных индивидов, но и целые группы лиц (например, церковь), а также общество в целом и человечество вообще. Абсолютная объективность недостижима ни в одной сфере деятельности человека, в том числе и в научной (хотя в этой сфере она является одной из фундаментальных ценностей).

    Еще одно свойство объективности – ее историчность. То, что было объективным несколько столетий назад, в настоящий момент может рассматриваться как субъективное. Например, на протяжении длительного периода времени астрономы полагали, что геоцентрическая картина мира вполне объективна. Трудами Коперника, Бруно и других исследователей было доказано, что гелиоцентрическая картина более объективна, а значит, геоцентрическая приобрела свойство субъективности.

    Тем не менее, в научной сфере объективность и субъективность не всегда категорично противопоставлены – иногда они дополняют друг друга и тесно переплетаются. Объективность – важная составляющая и в психологической науке. Перед психологами регулярно стоит задача по выбору в пользу субъективности или объективности – сфокусироваться на конкретных действиях или положиться на оценку наблюдателей в интерпретации события.

    • Авторы
    • Файлы

    Лазаренко Л.А. 115 KB

    При оценке профессиональной успешности преподавателя высшей школы применяется ряд объективных и субъективных критериев.

    В качестве объективных критериев профессиональной успешности рассматривается:

    • результативность самой профессиональной деятельности (научный, операциональный компоненты) в существующей системе, которая и направляет его на достижение значимых для системы результатов;
    • достигнутый статус субъекта в социально-профессиональной среде;
    • доход, как определенное качество жизни.

    К одному из ведущих объективных критериев профессиональной успешности можно отнести фактор обладания знаниями и опытом, что связано с наличием высокого уровня профессиональной компетентности, что в итоге и обеспечивает успешность профессиональной деятельности.

    Важной характеристикой преподавателя как субъекта деятельности является и то, что он встает по отношению к своей деятельности в определенную профессиональную позицию. Позиция — это комплекс представлений педагога о себе как профессионале, устойчивые системы отношения к себе, к ученику, к коллегам, определяющие его поведение. Профессиональная позиция включает в себя осознание им норм, правил, модели своей деятельности (требование к педагогической деятельности, общению, личности) как эталонов для оценивания своих качеств. Именно здесь на основании общей образованности складывается профессиональное кредо педагога, из которого он исходит в своей профессиональной деятельности. Другими словами можно сказать, что профессиональная позиция по существу есть индивидуальное самоопределение личности в контексте профессиональной деятельности и выстраивании на этой основе профессиональной концепции «Я — педагог».

    В данном контексте доминирующим фактом становятся профессионально значимые качества преподавателя высшей школы, в особенности его личностные характеристики, так как от того, какой смысл имеет для него профессия, как он относится к другим людям, к себе, зависит успешность профессионализации.

    Преподавателей, ориентированных на достижение успеха в деятельности, отличает наличие высокоразвитых когнитивных и креативных способностей. Им свойственно обладание такими профессионально-важными качествами как уверенность, целеустремленность, самостоятельность, активность; психическое благополучие и владение приемами саморегуляции; обладание высокоразвитыми коммуникативными способностями; владение приемами рефлексии; наличие ярко выраженных профессиональных интересов; удовлетворение результатами своего труда; умение создавать благоприятный психологический климат вокруг себя; наличие высокой самооценки.

    В этой связи профессиональная успешность педагога выступает не только как объективная социальная потребность, но и как субъективная потребность, приобретающая характеристику профессиональной субкультуры. Это актуализирует разработку проблем, обращенных к формированию личности педагога, обоснованию условий развития его профессиональной успешности. Именно ориентация на профессиональную успешность обеспечивает формирование положительного мотивационно-смыслового отношения к педагогической деятельности, потребности в получении, углублении и расширении педагогических знаний, в овладении профессиональными умениями и навыками; определяет содержание его ценностных ориентации; повышает эффективность процесса интеграции преподавателя в профессионально-педагогическую среду и соответствующую субкультуру.

    Таким образом, в качестве субъективных критериев, как значимых прогностических признаков профессиональной успешности можно выделить:

    • устойчивые системы отношения к себе, к ученику, к коллегам, определяющие его поведение, удовлетворенность собой и ожидаемыми достижения;
    • наличие определенных личностных качеств (уверенность, эмоциональная стабильность, социальная активность, коммуникабельность, ответственность, склонность к сотрудничеству, открытость опыту);
    • профессиональная направленность (интерес к профессии, принятие профессии, как желание выполнять ее определенным образом, позитивное отношение к профессии, профессиональные намерения, склонности, мотивы).

    Библиографическая ссылка

    Лазаренко Л.А. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ УСПЕШНОСТИ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ // Фундаментальные исследования. – 2008. – № 2. – С. 79-80;
    URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=2626 (дата обращения: 24.09.2020). Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

     В. А. Марьянчик

    СВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И СУБЪЕКТИВНОГО

    В СТРУКТУРЕ ОЦЕНКИ

    VICTORIYA A. MARYANCHIK

    AN INTERACTION EMOTIONAL AND SUBJECTIVE IN STRUCTURE OF THE EVALUATION

    В статье рассматривается корреляция эмоционального / рационального и объективного / субъективного компонентов функциональной семантико-стилистической категории оценки. Устанавливаются критерии их разграничения, показываются взаимосвязи.

    Ключевые слова: эмоциональная и рациональная оценка, объективная и субъективная оценка, эмоциональный концепт, аксиологический концепт.

    Категория оценки является объектом философских, логических и лингвистических исследований. Оценка есть (1) процесс и результат познавательной деятельности человека, (2) основной способ употребления языка, (3) понятийная, логико-грамматическая, функционально-семантическая, функционально семантико-стилистическая категория.

    Разнообразие видов оценки обусловлено сложностью самого феномена, многообразием объектов оценки, единством оценочного с ценностным и дескриптивным, бессознательностью-неосознанностью-подсознательностью и автоматизмом акта оценивания. Тесное взаимодействие некоторых видов оценки ведет к неоправданному смешению терминов и некорректному аксиологическому анализу, см. смежность таких оценок, как имплицитная и косвенная, рациональная (по характеру) и интеллектуальная (по основанию) и др. Задачей настоящей статьи является уточнение критериев разграничения эмоциональной / рациональной и объективной / субъективной оценок.

    Вопрос о соотнесении рационального и эмоционального важен как для аксиологии, так и для лингвистики. В философии выделены три способа выражения оценки: 1) эмоционально-чувственная (единичная эмоция или комплекс эмоций); 2) рационально-вербальная; 3) прагматически-поведенческая оценка (реальные действия, акты по-

    Виктория Анатольевна Марьянчик

    Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова ► marvik69@yandex.ru

    ведения)1. Первичность или вторичность эмоциональности становится основой для различных аксиологических позиций — эмотивизма (субъективизма) и объективизма. Например, согласно мнению эмотивистов, оценка вытекает из эмоции, эмоция предшествует оценке. В теории У. Джеймса-К. Г. Ланге эмоции суть наши чувствования телесных перемен, т. е. обозначена жесткая детерминированность внутреннего внешним: «мы чувствуем печаль, потому что мы плачем», а не в обратном порядке2. В объективистских теориях, напротив, сознательное рефлексирование доминирует над эмоциональным восприятием, см.: «первичность эмоций в постижении ценностных свойств предметного мира нельзя абсолютизировать», «практическая оценочная деятельность сознания переплетается с познавательной», эмоциональная реакция — не полновесная мера ценностных свойств, а первый этап ценностного познания3. При любом подходе признается бесспорной связь оценки и эмоции, которая проявляется в медиатекстах. В качестве примера рассмотрим отрывок из отзыва на статью А. Солженицына «Как нам обустроить Россию?»: Первое и главное, что хочется отметить: чувствуется искренняя любовь Солженицына к России, боль, желание улучшить жизнь людей. Статья полна солнечного благородства, мучительного поиска лучшей для народа доли. <…> Многажды осмеянный или встреченный зевками призыв «возвращения к земствам» представляется мне живым зерном статьи. Это идея медленного, умного пробуждения в народе достоинства . Рассмотрим связь эмоции и оценки в данном отрывке. Во-первых, внутренние эмоции главного персонажа (искренняя любовь к России, боль, мучительный поиск) служат мотивировкой для имплицитной положительной оценки, которая базируется на культурных стереотипах. Внешнее выражение эмоций других персонажей (осмеять, встретить зевками), напротив, предполагает отрицательную авторскую оценку. Во-вторых, идеи персонажа (т. е. мир рационального) получают положительную оценку, так как они направлены на развитие эмо-

    циональной сферы другого лица (пробуждение в народе достоинства). В-третьих, текст помещается в эмотивную рамку: эмоции, ощущения автора становятся главным аргументом его оценки (чувствуется).

    Как известно, в психологии выделяются эмоциональные состояния, разнообразные аффекты, страсти, собственно эмоции, чувства, настроения, стрессы. Поскольку язык есть продукт сознания, исключение рационального элемента в процессе речевой деятельности невозможно даже при описании или выражении эмоций. В то же время чувственная составляющая сохраняется на эксплицитном или имплицитном уровне как психическая основа любой оценки. Таким образом, «разделение чисто эмоционального и чисто рационального в языке является услов-ным»4, «сформировавшаяся оценка <…> не теряет эмоциональной окраски, а количественно и качественно меняет ее»5. Эмоциональное и интеллектуальное рассматриваются как единство в трудах В. И. Шаховского, Е. Ф. Петрищевой и др. Разграничить эти компоненты в ряде случаев весьма сложно. Например: Тот факт, что окупить заимствования у Центробанка можно, только кредитуя под двузначный процент, сам по себе шокирует западного наблюдателя; Прискорбный эпизод, уничтоживший последние намеки на независимость Центробанка . Глагол шокировать выражает крайнюю степень эмоции, аффективное состояние. Эпитет прискорбный формирует оценку с позиции эмоций, включаясь в публицистическое клише. Эмоциональная составляющая слов сохраняется, но «погашается» контекстом. Эти единицы называют, но не выражают эмоции, по характеру слова и текст остаются рациональными.

    Однако философско-психологическое понимание оценки оказывает влияние на метаязык лингвистики. В работах Н. Д. Арутюновой, М. Р. Желтухиной, Е. Ф. Петрищевой, В. Н. Телии, В. И. Шаховского и других исследователей предлагается разделять оценку на эмоциональную (эмотивную, интеллектуально-эмоциональную, психологическую, аффективную) и рациональную (интеллектуальную, рассудочную, интел-

    лектуально-логическую), а также выстраиваются трехпозиционные системы (интеллектуальная, эмоциональная и интеллектуально-эмоциональная оценка). Е. М. Вольф использует термин «эмо-тивное» как синоним термина «оценочное». Она включает в объем этого понятия рациональную и эмоциональную составляющие и противопоставляет объективному6.

    Используя термин эмоциональная оценка, мы разграничиваем (1) эмоциональную оценку по характеру и (2) эмоциональную оценку по основанию. В первом случае речь идет о вербальном воплощении эмоций говорящего (оценивающего субъекта) посредством деривационных, графических, лексических, фразеологических, синтаксических, интертекстуальных средств. Например: наводнить, корчить из себя; балбесы, крайняя незащищенность; зряплата; глупышка; Хорошо, что современные!; И ты, Бут? и т. д. Во втором случае следует определять эмоции, которые являются денотатом для оценочной единицы. Например: терзающий (пейоративная оценка, эмоциональное состояние — мучение), радостный (мелиоративная оценка, чувство — радость, удовольствие). Эти примеры демонстрируют эмоциональную оценочность по основанию, однако относятся к рациональным (не эмоциональным) единицам по характеру.

    В научных концепциях (Е. М. Вольф, Н. Н. Болдырев, Е. П. Баярутова и др.) представлено различное понимание связи эмоционального — рационального — субъективного — объективного. Эмоциональное, как правило, связывают с субъективным, рациональное — с объективным. Так, Н. Н. Болдырев утверждает, что оценочные концепты имеют рациональную, чувственную или эмоциональную основу. Рациональная основа формируется на основе этических, правовых эстетических, нормативных и других стереотипов (большой, неправильный и т. п.). В рамках рациональных оценочных концептов Н. Н. Болдырев называет эмоциональные реакции (грустный). Чувственная оценка формируется с помощью органов чувств (вкусный). Эмоциональную оценку исследователь трактует как реакцию, связанную с субъективной шкалой ценностей7. В рамках

    данной теории рациональная оценка соотносится с коллективным, эмоциональная — с субъективным, индивидуальным. Следовательно, одно и то же высказывание (например, Неправильный ответ) можно рассматривать как рациональное или как эмоциональное8. Такая психологическая трактовка эмоций как спонтанного, непосредственного проявления отношения говорящего в актуальной ситуации «неизбежно приведет к трактовке эмотивной реакции как имеющей речевой характер»9.

    Обозначим свою позицию по данному вопросу. Эмотивность (эмоциональность) является языковой категорией, именно в этом статусе она должна включаться в аксиологический анализ и рассматриваться в единстве с оценкой. Субъективное и эмоциональное (объективное и рациональное) требует разграничения. Рациональная / эмоциональная оценка относится к сфере сознания, психики и к сфере языка (реализуясь на разных его уровнях, в т. ч. на текстовом); субъективная / объективная оценка получает вербальное воплощение только в тексте, высказывании.

    Субъективность / объективность измеряется степенью участия говорящего в оценивании. Объективная оценка складывается из индивидуальных, субъективных оценок, она может быть полностью рациональной или рационально-эмоциональной. Мы рассматриваем объективную оценку как отражение объективных свойств, качеств оцениваемого объекта. Объективная оценка соотносится, с одной стороны, с дескрипцией, с другой — с позицией автора (субъекта оценки). Обобщенность автора (инклюзивное мы, повествование от третьего лица), аргументативный тип речи помещают оценку в поле объективного. Объективная оценка тяготеет к рациональности, однако может быть выражена и эмоционально окрашенными единицами (например, в восклицательных конструкциях). Неправомерность противопоставления эмоционального и объективного подтверждается социальной природой эмоций. Так, психология доказывает социальную обусловленность эмоций: эмоции индивида определяются «теми, какие в схожей ситуации преоб-

    ладают в социальной группе, к которой принадлежит человек»10. Оценка базируется на культурных концептах, в т. ч. эмоциональных. «Концепт — сложившаяся совокупность правил и оценок организации элементов хаоса картины бытия, детерминированная особенностями деятельности представителей данного лингвокультурного сообщества, закрепленная в их национальной картине мира и транслируемая средствами языка в их общении»11 (выделение наше. — В. М.). Социальная сущность эмоциональных концептов (тоска, удивление и др.) сохраняется даже при максимальной индивидуальности оценочных ореолов. Имена концептов, называющие чувства, аффекты, настроения, эмоции человека, образуют группу эмотивов и входят в поле оценочной лексики. Аксиологические концепты (святость, доброта, подлость и т. п.), безусловно, связаны со сферой эмоционального. Так, С. Г. Воркачев, описывая концепт любви, утверждает, что «сам признак «ценность» идентифицирует любовь со сферой аксиологически-оценочных эмоций, признак положительности этой ценности противопоставляет любовь ненависти и безразли-чию»12. Обращаясь к оценочным и аксиологическим концептам, исследователи выходят за пределы собственно языкового, возвращая в сферу научного анализа философские и психологические трактовки оценки.

    Исходя из изложенных выше положений психологии и лингвистики, выдвинем положение о том, что субъективная оценка всегда имеет рационально-эмоциональный характер. Эмоциональная составляющая определяется чувствами, которые испытывает и выражает автор; рациональная — денотативным значением языковых единиц. Субъективная оценка также опирается на эмоциональные и аксиологические концепты, но она представлена в собственно оценочных высказываниях и совершается с позиции индивидуального автора (подчеркнутое авторское я).

    Рассмотрим варианты взаимодействия разных видов оценки. Традиционным случаем является сочетание субъективной и эмоциональной оценки. Например, из философской публицисти-

    ки Д. Быкова: Я третий день хожу как именинник, ликую, как последний сукин сын — как будто я просил сушеный финик, а мне вручили сочный апельсин; как будто получил внезапных денег с запиской от начальства: «Не грусти!»; как будто шоу «Честный понедельник» доверили Сорокиной вести! Как будто два десятка одалисок летят со мной кутить на океан… Всего-то дел — опубликован список десятка богатейших россиян. <… > Казалось бы: да мало ли героев? Российская политика мертва: подумаешь, с утра уволен Строев, а вечером назначен Строев-два… . Субъективность выражена с помощью местоимения я, окказиональных сравнений, через моделирование диалога («Не грусти!»), аллюзии, определяющие социальную и профессиональную позицию автора (… шоу «Честный понедельник» доверили Сорокиной вести!). Эмоциональность текста эксплицитна на грамматическом и лексическом уровнях: восклицания, риторические вопросы, умолчание, метафоры (Российская политика мертва), окказионализмы (Строев-два), фразеология (как последний сукин сын), номинации эмоций (ликую), междометные слова (подумаешь). Ключевая позиция эмоций автора, их концептуальное значение перспективно выражается в заголовке Злорадное.

    Субъективная оценка может не иметь эмоциональной окраски. Например: В новом ви-деоблоге президента, записанном на сочинской Красной Поляне, на мой взгляд, прозвучал еще и упрек всем тем, кто вместо настоящего развития спорта демонстрирует любовь к околоспортивным тусовкам. Неплохо было бы на этот блог взглянуть некоторым спортивным функционерам и чиновникам, которые на Новый год опять бурно развлекались не в России, а во французском Куршевеле . Вводная конструкция (на мой взгляд) отчетливо указывает на субъективность, личностность оценочной интерпретации описываемой в тексте ситуации. Автор использует и другие средства субъективации речи: ирреальную модальность, жанр намека (через местоимение некоторые), разговорную контекстуальную окраску глагола взглянуть. В то же время оценка

    по характеру тяготеет к рациональности, так как выражается с помощью клише (прозвучал упрек, бурно развлекались).

    Объективная оценка чаще рациональна, однако прагматика медиаполитического дискурса обусловливает звучание в поле объективности эмоций. Например: В результате получилась сказка про молочные реки и кисельные берега, которые неведомо как возникнут в России. К примеру: нам обещают, что уже через 10 лет 60% россиян по уровню жизни войдут в средний класс. Здорово! Но почему же при этом ни единого слова не сказано о борьбе с бедностью, от которой сегодня стонут миллионы россиян? . Объективность подчеркивается повествованием от 3-го лица, инклюзивным мы (автор и читатель), конструкцией с косвенной речью. Объективность моделируется с помощью отсылки адресата к очевидным, общеизвестным фактам социальной действительности — фоновым знаниям (бедность миллионов россиян). Эмоциональность объективной оценки интенсивно формируется с помощью прецедентного перифраза сказка про молочные реки и кисельные берега, междометного слова, метафорического глагола стонут, усиления отрицания ни единого слова не сказано, риторического вопроса. Все средства выражают эмоциональную интерпретацию ситуации.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Субъективность и объективность могут сочетаться в тексте с прагматическими целями. Часто такое сочетание проявляется в медиапо-литических текстах, авторское звучание которых усилено узнаваемостью идиостиля, известностью и популярностью автора, паратекстовыми элементами (например, фотографией автора). Рассмотрим отрывок из статьи известного журналиста М. Леонтьева: На самом деле паникерам и нытикам не впервой: сколько лет они ныли, указывая на неизбежность именно ЭТОГО кризиса на фоне оптимизма, тогда еще вполне бесстыжего и ничем не сдерживаемого. На самом деле все, что мы сейчас наблюдаем не только в ощущениях, но и в объективной реальности, то есть в дина-

    мике базовых экономических показателей, — вот ровно это и просчитывалось и проговаривалось . Субъективность этого текста изначальна, она определена личностью журналиста, аналитика. Объективность моделируется с помощью обобщающего мы и апелляции к эмпирическому опыту адресата. Эмоциональность выражена с помощью вербальных и графических средств: нытики, паникеры, ЭТОТ кризис, бесстыжий оптимизм. В то же время автор на содержательном уровне текста подчеркивает рациональную составляющую оценки: …наблюдаем не только в ощущениях, но и в объективной реальности.

    Таким образом, рациональная оценка есть инструмент формирования стилистического эффекта объективности текстовой оценки, эмоциональная оценка, напротив, тяготеет к субъективности. Однако жесткой корреляции объективное — рациональное, субъективное — эмоциональное не существует. Субъективное высказывание может быть рационально оценочным, объективное — содержать эмоциональную оценку. Сочетание субъективного и объективного начала в рамках одного текста представляет собой авторскую тактику, целью которой является убеждение адресата, внушение ему определенных идеологических оценок.

    Анализ текстов покаказывает, что в зависимости от ситуации эмоции можно квалифицировать как предоценочные и постоценочные. Можно предположить, что в политической деятельности чаще функционируют постоценочные эмоции — эмоции, вызываемые осознанием пользы / вреда, выгоды / невыгоды того или иного предмета, явления, действия для политического статуса субъекта. Такие эмоции имеют среднюю интенсивность: удовольствие, удовлетворение, раздражение. Однако в текстах активно моделируются предоценочные эмоции, возникающие как непроизвольные реакции человека на те или иные явления, действия. Эти эмоции, как правило, интенсивны: гнев, гордость, недоумение. Кроме того, в медиаполитическом дискурсе эмоция не только является механизмом формирования оценок, но и становится объектом оценки,

    см.: Л разброс во мнениях колоссален — от сказочного официального оптимизма до желания немедленно удавиться, чтобы не быть свидетелем и участником полного краха . Оценка в приведенном примере имплицитна, она имеет двухуровневую структуру. Первый уровень (уровень подтекста): S1 (автор) оценивает О1 (публичные лица, высказывающие мнения о политико-экономической ситуации). Основанием оценки служат эмоции объекта, степень их интенсивности и форма проявления, представленные в предикатах оценочного отношения. Оценка эмоций базируется на эмоциональных культурных стереотипах. Отступление от нормы (нейтральной эмоциональности) в сторону положительного или отрицательного полюса оценочной шкалы оценивается одинаково отрицательно. Оценка объективна, так как автор ведет повествование от третьего лица, в тексте доминирует описательный компонент. Эмоциональный оттенок имеет прилагательное колоссальный (см. синонимический ряд с позицией большой). Эмоциональность усиливается гиперболизацией: сказочный оптимизм, желание немедленно удавиться. Второй уровень (уровень текста): О1 (политические персонажи) выступает в позиции множественного S2 и оценивает О2 (политико-экономическая ситуация). Специфика оценочного высказывания заключается в том, что объект и субъект оценки не названы, они выявляются из контекста. Оценки данного уровня субъективны (это выражается через противоположность позиций оценивающих субъектов), эмоциональны. Приведенный пример демонстрирует возможное взаимодействие в структуре оценочного высказывания разных уровней оценки, оценочной ситуации.

    Сделаем выводы: 1) оценка как языковая категория включает рациональный / эмоциональный и субъективный / объективный аспекты;

    2) рациональная / эмоциональная и субъективная / объективная оценка имеет разную природу;

    3) не существует однозначной, жесткой корреляции «объективное — рациональное», «субъективное — эмоциональное»; 4) объективное в сфере оценочного может рассматриваться как сумма

    субъективного; 5) объективность или субъективность есть стилистический эффект текста, который формируется стилистическими средствами;

    6) эмоциональность / рациональность выражается языковыми средствами различных уровней;

    7) термин эмоциональная оценка соотносим с различными аксиологическими классификациями: оценка по характеру и оценка по основанию.

    ПРИМЕЧАНИЯ

    1 Бронский М. Р. Философский анализ научного статуса аксиологии. Нижний Новгород, 2001. С. 88-89.

    2 Мирошников Ю. И. Аксиология: концепция эмотивиз-ма. Екатеринбург, 2007. С. 49.

    3 Там же. С. 74-75.

    4 Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки. М., 2006. С. 40.

    5 Мирошников Ю.И. Аксиология: концепция эмотивиз-ма. Екатеринбург, 2007. С. 87-89.

    6 Там же. С. 42.

    7 Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика.Тамбов, 2002. С. 113.

    8 Там же. С. 113-114.

    9 Калимуллина П. А. Когнитивная составляющая языка эмоций: к вопросу о «языке выражения» У8. «языке описания» // Междунар. конгресс по когнитивной лингвистике. Тамбов, 2006. С. 237.

    10 Левин К., Бандура А. Гештальт-психология и социально-когнитивная теория личности / Ред. А. Боричев, Н. Гришина. СПб., 2007. С. 100.

    11 Прохоров Ю. Е. В поисках концепта. М., 2008. С. 159.

    12 Воркачев С. Г. Оценка и ценность в языке: Избр. работы по испанистике. Волгоград, 2006. С. 149.

admin