Ничтожная сделка

КонсультантПлюс: примечание.

К сделкам, совершенным до 01.09.2013, нормы ст. ст. 166 — 176, 178 — 181 применяются в редакции, действовавшей до указанной даты (ФЗ от 07.05.2013 N 100-ФЗ).

ГК РФ Статья 166.

Оспоримая сделка считается недействительной с момента

Оспоримые и ничтожные сделки

(в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

(см. текст в предыдущей )

1. Сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В случаях, когда в соответствии с законом сделка оспаривается в интересах третьих лиц, она может быть признана недействительной, если нарушает права или охраняемые законом интересы таких третьих лиц.

Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

3. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

4. Суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе, если это необходимо для защиты публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях.

5. Заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.

1. Сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ). Любые сделки, совершенные с нарушением установленных правовых норм (например, регулирующих валютные, банковские отношения), являются ничтожными, независимо от того, есть ли на это прямое указание закона. Иногда в правовом акте указывается, что сделки, совершенные с нарушением установленных правил, являются недействительными, при этом не указывается, какими именно: оспоримыми или ничтожными (например, п.

Что такое ничтожная сделка, как признать сделку ничтожной или оспоримой? Последствия признания.

4 ст. 339 ГК РФ). Исходя из положений ст. 168, следует считать их ничтожными.

Из этого правила имеется одно исключение: такие сделки могут признаваться оспоримыми, либо могут быть предусмотрены иные последствия недействительности, нежели предусмотренные п. 2 ст. 167 ГК РФ. Такое возможно, только если это прямо установлено законом.

2. Сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ). Сложности в квалификации вызывает отсутствие нормативного определения правопорядка и нравственности. По мнению О.Н. Садикова 1, под основами правопорядка следует понимать установленные государством основополагающие нормы об общественном, экономическом и социальном устройстве общества, направленные на соблюдение и уважение такого устройства, обеспечение правовых предписаний и защиту прав и свобод граждан. Нравственные или моральные устои включают в себя сложившиеся в обществе представления о добре и зле, справедливом и должном. Эти отношения регулируются моральными нормами, которые не имеют письменной формы и императивного характера.

Базовые основы правопорядка закреплены в Конституции РФ, однако особенностью применения ст. 169 ГК РФ является то, что совершенная сделка не имеет явных, видимых противоречий нормативному акту. В этом смысле интересно определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. № 225-О 2, п. 2 которого указывает судам, что квалифицирующим признаком антисоциальной сделки является ее цель, т.е. достижение такого результата, который не просто не отвечает закону или нормам морали, а противоречит — заведомо и очевидно для участников гражданского оборота — основам правопорядка и нравственности. Антисоциальность сделки, дающая суду право применять данную норму ГК РФ, выявляется в ходе судопроизводства с учетом всех фактических обстоятельств, характера допущенных сторонами нарушений и их последствий.

В силу их большой общественной опасности ст. 169 устанавливает особые последствия их недействительности: при наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае ее исполнения обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного; при наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

3. Мнимые сделки (п. 1 ст. 170 ГК РФ). Это сделки, совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (например, индивидуальный предприниматель дарит все свое имущество ближайшим родственникам с целью укрыть его от конфискации). В случае, если они прикрывают сделку, совершенную с целью, противной основам правопорядка и нравственности, применяются последствия, предусмотренные ст. 169 ГК РФ.

4. Притворные сделки (п. 2 ст. 170 ГК РФ). Это сделки, совершенные с целью прикрыть другую сделку (продажа автомобиля, оформленная выдачей генеральной доверенности, а не оформлением договора купли-продажи). В данном случае внутренняя воля субъектов направлена на совершение одной сделки, а ее внешнее проявление — на совершение другой. С учетом этого законодателем установлена возможность вступления в силу прикрываемой сделки (к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила).

5. Сделки, совершенные недееспособными гражданами (ст. 171 ГК РФ). Так как гражданин, признанный недееспособным вследствие психического расстройства, лишается права самостоятельно совершать любые сделки, то для признания заключенной им сделки недействительной достаточно доказать сам факт ее совершения. Для этого не имеет значения то обстоятельство, знала ли другая сторона о недееспособности. Однако, если ей было известно (или должно было быть известно) о том, что она вступает в сделку с недееспособным, закон обязывает ее возместить другой стороне понесенный реальный ущерб (п. 1 указанной статьи).

В качестве исключения устанавливается правило, согласно которому сделка недееспособного гражданина может быть признана судом действительной, если совершена к выгоде этого гражданина (п. 3 ст. 171). Заявление в суд может быть подано только опекуном недееспособного гражданина.

6. Сделки лиц, не достигших 14 лет (ст. 172 ГК РФ). Так как в этом возрасте малолетний может самостоятельно совершать ряд сделок (мелкие бытовые и др., указанные в ст. 28 ГК РФ), на них правила о признании заключенных сделок недействительными не распространяются. Речь идет только о сделках, не указанных в ст. 28 ГК.

Правила об их недействительности схожи с теми, которые установлены для сделок недееспособных граждан: во-первых, точно также помимо двусторонней реституции предусмотрено возмещение реального ущерба, если другая сторона знала или должна была знать о малолетстве гражданина. Во- вторых, по требованию родителей, опекунов или усыновителей такая сделка может быть признана судом действительной, если совершена к выгоде малолетнего.

Дата добавления: 2014-01-07; Просмотров: 432; Нарушение авторских прав?;

Читайте также:

Сделка — это действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Недействительные сделки делятся на две группы: ничтожные и оспоримые.
Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом.
Ничтожная сделка недействительна в силу предписания закона, т.е. независимо от признания ее недействительной в судебном порядке.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.

Из этого правила закон допускает исключения. Ничтожная сделка малолетнего в его интересах, к его выгоде, может быть признана судом действительной. А оспоримая сделка может быть признана судом недействительной не с момента ее совершения, а на будущее время.

При недействи тельности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное но сделке (двухсторонняя реституция), а в случае невозможности возвратить в натуре возместить его стоимость в деньгах.

С требованием о применении последствий ничтожной сделки в суд может обратиться любое заинтересованное лицо, так как это отвечает общественным интересам. С иском о признании оспоримой сделки недействительной может обратиться только лицо, прямо указанное в определенной статье гражданского кодекса.

К ничтожным сделка относятся:

1. Сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов;

2. Сделки, совершенные с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности. При наличии умысла у одной из сторон или обоих в доход государства взыскивается все полученное по сделке с виновной стороны;

77. Оспоримые сделки. Правовые последствия признания оспоримых сделок недействительными.

Мнимые или фиктивные сделки — сделки, совершенные лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.
В случае совершения мнимой сделки, воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц.
Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке. Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, с соответствующими последствиями.

4. Притворные сделки — сделки, совершенные с целью прикрыть другую сделку. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила, (часто, при долевой собственности, чтобы не соблюдать правила «преимущественной покупки» заключался договор дарения, который прикрывал сделку купли-продажи).

6. Ничтожные сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным. Признание гражданина недееспособным возможно только решению суда, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий и руководить ими. В интересах недееспособного суд может признать сделку, им совершенную действительной, если она совершена к выгоде недееспособного.

7. Ничтожны сделки, совершенные несовершеннолетним, не достигшим 14 лет. Суд также может признать сделку действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

К оспоримым сделкам относятся:

1. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, юридическим лицом, не имеющим лицензию на занятие соответствующей деятельностью может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя или государственного органа, осуществляющего контроль за деятельностью юр. лица;

2. Сделка, совершенная лицом, вышедшим за пределы своих полномочий, которые установлены учредительными документами или доверенностью может быть признана недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения лишь в случаях, если другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях:

3. Сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, когда такое согласие требуется в соответствии с законодательством, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей, попечителя;

4. Сделка по распоряжению имуществом, совершенная без согласия попечителя, гражданином, ограниченным судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами может быть признана судом недействительной по иску попечителя;

5. Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившемся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения этой сделки. Факт нахождения гражданина в состоянии, когда он не был способен понимаТб значение своих действий и руководить ими при совершения сделки должен быть надлежащим образом доказан. Необходимо заключение соответствующих медицинских органов или проведение экспертизы.

6. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску лица, действовавшего под влиянием заблуждения. Заблуждение может быть относительно природы сделки, тождества или таких качеств предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения искажает волю участников сделки и приводит к результату, который иному, чем они имели в виду. Заблуждение должно быть существенным, существенность заблуждения оценивает суд с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Не является существенным заблуждение относительно мотивов сделки, или неправильное представление о правах и обязанностях по сделке. Законы должны быть известны каждому и их незнание не является основанием для оспаривания сделки.

7. Сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или сделка, которую лицо вынуждено совершить на крайне невыгодных для себя условиях, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка) может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности в виде реституции как способы защиты гражданских прав *

<*> Potapenko S.V., Zarubin A.V. Invalidation of transaction and application of consequences of invalidity theore of in form of restitution as a means of protection of civil rights.

Потапенко С.В., председатель Волгоградского областного суда, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Зарубин А.В., судья Верховного Суда Республики Хакасия, доцент, кандидат юридических наук.

В своей статье авторы рассматривают особенности рассмотрения в суде исков с требованием о признании сделки ничтожной. Делается вывод о том, что решение по данным искам вносит определенность в гражданские правоотношения по примеру иска о признании права собственности. Рассматриваются правовые особенности виндикационного иска и реституции. Указывается на противоречия в системе способов защиты права собственности на недвижимое имущество, и вносятся предложения по их урегулированию.

Ключевые слова: сделка, недействительность, защита прав, реституция, оспоримая сделка, виндикационный иск.

The authors of the article consider the peculiarities of consideration by the court of actions with demand of invalidation of transaction; make a conclusion that solution of these actions introduces certainty into civil relations like acknowledgement of right of ownership; consider legal peculiarities of vindication action and restitution; point the controversies in the system of means of protection of right of ownership to immovable property and introduce proposals of regulation thereof.

Key words: transaction, invalidity, protection of rights, restitution, disputed transaction, vindication action.

Способы защиты гражданских прав перечислены в ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Среди них есть такие, как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки. Нередко в судебной практике встречаются случаи предъявления исков с требованием о признании сделки ничтожной. В литературе высказано мнение о том, что такие иски должны рассматриваться по существу <1>. Пленум Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в п. 32 Постановления от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ", разделяя названную позицию, отметили, что ГК РФ не исключает возможности предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки <2>. Таким образом, требование о признании сделки недействительной, а также требование о применении последствий ее недействительности являются самостоятельными способами защиты гражданских прав. Им и посвящена настоящая статья.

<1> См.: Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М., 1995. С. 239.
<2> БВС РФ. 1996. N 9. С. 14 — 17.

В связке "недействительная сделка — применение последствий недействительности сделки" в качестве способа защиты гражданских прав преимущественно рассматривается второй элемент. Судя по всему, связано это с тем, что он опосредует возврат владения либо позволяет возместить стоимость утраченного по недействительной сделке, т.е. имеет видимый эффект. Кроме того, многими юристами признание сделки недействительной рассматривается лишь в качестве предпосылки применения последствий недействительности сделки, в том числе реституции. Тем самым нивелируется самостоятельное значение иска о недействительности сделки.

Считаем, что не нужно умалять роль требования о признании сделки недействительной как способа защиты гражданских прав. Дело в том, что утрата "эффекта сделки" обладает не меньшей силой, чем перемещение имущества или денежных средств. Кроме того, каждый из рассматриваемых способов может быть направлен на достижение различных результатов. Так, иск о признании сделки недействительной как способ защиты гражданских прав, как правило, направлен на: 1) сохранение титула; 2) лишение приобретателя титула собственника (но не владения) и возврат его себе. В конечном итоге решение по иску о признании сделки недействительной вносит определенность в гражданские правоотношения, подобно тому, как это делает иск о признании права собственности. Вот что указал арбитражный суд: судебное подтверждение отсутствия правоотношений между сторонами сделки (договора), послужившего основанием для государственной регистрации соответствующего права, устраняет неопределенность в правовом положении сторон; признание в судебном порядке сделки недействительной в силу ст. 69 АПК РФ освобождает истца от доказывания того же факта в других судебных процессах с участием тех же лиц (Определение ВАС РФ от 9 апреля 2008 г. N 4267/08 по делу N А40-28822/07-50-268).

Сохраняет титул иск о признании сделки недействительной как встречный, заявляемый против требования, связанного с обязательством по отчуждению имущества. Например, иском о признании сделки недействительной продавец может защищаться от требования покупателя об исполнении обязательства в натуре, сохранив за собой не только титул, но и владение. На практике весьма распространен случай, когда рассматриваемым иском защищаются от требования о государственной регистрации сделки и перехода права собственности по ней. В этом смысле признание сделки недействительной как способ защиты похож на римскую exception, а если говорить конкретнее — peremptoriae. В качестве примера здесь можно привести дело по иску В.А. к О.Т., рассмотренное Усть-Абаканским районным судом Республики Хакасия. Итак, В.А. обратилась в суд с иском к О.Т. о государственной регистрации перехода права собственности на жилой дом и земельный участок. В судебном заседании дополнительно заявила о государственной регистрации договора купли-продажи. Притязания мотивировала тем, что между ней (покупателем) и ответчиком (продавцом) 19 июня 2009 г. заключен договор купли-продажи указанных выше объектов недвижимости, однако ответчик уклоняется от явки в орган, осуществляющий государственную регистрацию сделок и прав на недвижимое имущество. Представитель ответчика иск не признал. Указал, что намерений заключать договор купли-продажи объектов недвижимости у сторон не было. На самом деле договор обеспечивал заем и, по сути, был соглашением о залоге.

Суд первой инстанции установил, что между О.Т. (заемщик, залогодатель) и В.А. (займодатель, залогодержатель) 19 июня 2009 г. заключен договор займа с залогом.

Признание сделки недействительной ГК РФ

По условиям договора займодатель передает заемщику 150 000 рублей сроком до 19 августа 2009 г. В свою очередь, заемщик в залог оставляет жилой дом и земельный участок. По соглашению между сторонами возврат денежных средств обеспечивается заключением договора купли-продажи недвижимых вещей, который при полном расчете до 19 августа 2009 г. теряет силу. В этот же день — 19 июня 2009 г. между сторонами заключен договор купли-продажи, согласно которому О.Т. (продавец) продала В.А. (покупатель) спорный жилой дом и земельный участок за 150 000 рублей. 16 октября 2009 г. О.Т. обратилась в милицию с заявлением о привлечении к уголовной ответственности ряда лиц, в том числе В.А., утверждая, что они путем обмана и психологического давления пытаются завладеть принадлежащим ей жилым домом. Постановлением следователя СУ при УВД по г. Абакану от 9 ноября 2009 г. в возбуждении уголовного дела отказано. Опрошенная в рамках проверки сообщения о преступлении В.А. пояснила, что достигла предварительной договоренности с О.Т. о займе, обеспеченном залогом недвижимости. Однако залог оформить не удалось, в связи с чем в обеспечение возврата денежных средств был заключен договор купли-продажи спорного дома и земельного участка. По соглашению сторон договор купли-продажи должен быть расторгнут по возвращении суммы займа.

Решением суда первой инстанции в иске отказано. Отказывая в иске, суд исходил из того, что договор купли-продажи от 19 июня 2009 г. является ничтожным в силу притворности по основанию, предусмотренному ст. 170 ГК РФ, поскольку стороны имели в виду договор залога. Раз договор ничтожен, то нет оснований для удовлетворения требований истца о государственной регистрации договора, а также регистрации перехода права собственности.

Оставляя решение суда в силе, суд кассационной инстанции отметил, что целью договора купли-продажи является переход права собственности, а целью соглашения о залоге — обеспечение исполнения денежного обязательства за счет заложенного имущества. Поскольку ни истец, ни ответчик не выражали подлинной воли на совершение сделки, результатом которой стал бы переход права собственности, а только желали обеспечить исполнение договора займа, судебная коллегия согласилась с выводом суда о ничтожности договора купли-продажи от 19 июня 2009 г., считая решение основанным на оценке представленных доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, в частности, показаний истца, согласующихся с ними показаний ответчика, а также имеющихся в материалах дела договора от 19 июня 2009 г. Поскольку договор купли-продажи от 19 июня 2009 г. признан ничтожным, суд кассационной инстанции не нашел оснований для перехода права собственности по нему, так как недействительная сделка не влечет никаких положительных для сторон последствий, в том числе перехода права собственности (п. 1 ст. 167 ГК РФ). Одновременно с этим был оставлен без внимания довод кассатора (истца) о невозможности признания незаключенной сделки, как не прошедшей государственной регистрации, ничтожной. Суд кассационной инстанции полагал, что решением суда осуществляется государственная регистрация сделки. С этого момента сделка приобретает юридическую силу (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Следовательно, суд вправе дать ей оценку с точки зрения ничтожности (п. 2 ст. 166 ГК РФ). В ином случае абсолютно недействительной (ничтожной) сделке придавалась бы законная сила посредством решения суда.

Как отнимающий титул иск о признании сделки недействительной применяется для создания предпосылок возврата владения, а также как самодостаточный иск, не связанный с применением иных способов защиты. Создает предпосылки применения последствий в виде возврата владения иск о признании сделки недействительной тогда, когда имущество не просто примитивно захватывается, а когда противоправные действия по завладению имуществом сопровождаются "юридически" — путем регистрации права, основанием перехода которого послужили сделки с пороками (под влиянием обмана, насилия и т.д.) либо просто сфальсифицированные. В этом случае обращение только к искам, направленным на возврат владения (реституционному или негаторному), было бы неэффективно, поскольку они направлены на возврат вещи от беститульного владельца. Так, по одному из дел Президиум ВАС РФ указал, что акции были приобретены по ничтожной сделке, не имеющей юридических последствий и не дающей права на их отчуждение, следовательно, имеются основания для удовлетворения виндикационного требования, заявленного истцами фактическому владельцу этих акций (Постановление Президиума ВАС РФ от 5 сентября 2006 г. N 4375/06 по делу N А01-2497-2004-5/1405-2005-12). Более того, применительно к виндикационным требованиям факт недействительности сделки не только отнимает титул (если, конечно, он приобретен в силу сделке) у нынешнего владельца, но и одновременно порождает фигуру неуправомоченного отчуждателя (если нынешний владелец получил имущество от лица, титул которого также основан на недействительной сделки), а это обстоятельство открывает возможность применения положений ст. 302 ГК РФ, защищающей добросовестного приобретателя. В частности, по одному из дел ВАС РФ отметил, что заявитель считает недопустимым одновременное обращение в суд с иском о признании сделки недействительной и с виндикационным иском. Однако заявитель не учитывает, что требование признания сделки недействительной необходимо не в целях реституции, а в целях признания компании Х.М. ЛТД лицом, которое не имело права отчуждать имущество по смыслу положений п. 1 ст. 302 ГК РФ об истребовании имущества от добросовестного приобретателя (Определение ВАС РФ от 21 апреля 2008 г. N 5479/08 по делу N А40-7753/07-53-72).

Сразу же отметим, что иск о признании сделки недействительной ни в коем случае не направлен на лишение владения. Иногда суды упускают указанное обстоятельство из виду, что становится основанием для отмены судебных актов. Например, отменяя решение суда первой инстанции о признании недействительной сделки купли-продажи здания, суд кассационной инстанции со ссылкой на Постановление Конституционного Суда Российской Федерации (далее — КС РФ) от 21 апреля 2003 г. N 6-П указал, что права истца, не являющегося стороной спорной сделки, но считающего себя собственником здания, не подлежат защите с использованием правового механизма, установленного п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, поскольку права лица, считающего себя собственником имущества, могут быть защищены лишь путем удовлетворения виндикационного иска. Не согласившись с таким выводом, суд надзорной инстанции отметил, что названное Постановление КС РФ, устанавливая приоритет виндикационного способа защиты прав собственника, разрешало коллизию между виндикацией (ст. 302 ГК РФ) и реституцией (п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ) как двумя способами истребования имущества. Однако в рамках настоящего дела был заявлен иск о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требований о применении последствий ее недействительности. Истец не требовал передать ему имущество в порядке реституции. Целью обращения лица в суд может быть подтверждение судом факта существования или отсутствия правоотношений (иск о признании), к числу которых относится иск о признании недействительной сделки (Определение ВАС РФ от 9 апреля 2008 г. N 4267/08 по делу N А40-28822/07-50-268).

Как самодостаточный иск о признании сделки недействительной применяется тогда, когда противоправное поведение не было сопряжено с лишением владения и ограничивалось лишь отобранием титула. В этом случае истец одновременно рушит титул приобретателя и легитимирует себя в качестве собственника. Здесь можно привести дело, по которому К. обратилась в суд с иском о признании договора купли-продажи квартиры в г. Абакане от 5 июля 2007 г., заключенного между Е., действующей по доверенности от 20 июня 2007 г., выданной К. (продавец), и С. (покупатель), недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ. Свои требования обосновала тем, что доверенность на совершение указанной сделки Е. не выдавала. В судебном заседании представитель истца дополнительно просил применить последствия недействительности сделки в виде признания за К. права собственности на спорную квартиру. В остальной части исковые требования поддержал. В судебном заседании было установлено, что 5 июля 2007 г. между Е., действующей по нотариальной доверенности, и С. заключен договор купли-продажи квартиры в г. Абакане. Согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 4 августа 2007 г. собственником спорного объекта недвижимости является С. Заключением почерковедческой экспертизы установлено, что рукописные записи и подпись от имени К. в нотариальной доверенности выполнены не К., а другим лицом. Также установлено, что К. не выезжала из квартиры, продолжает владеть ею. В свою очередь нынешний собственник — С. при заключении договора купли-продажи квартиру не осматривал, владение ею не получил. Проанализировав указанные обстоятельства, суд указал, что поскольку К. фактически не выдавала письменного уполномочия Е., спорная доверенность не соответствует требованиям закона, а именно ст. 185 ГК РФ, а потому является ничтожной сделкой по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ. Ничтожным является и договор от 5 июля 2007 г. как основанный на недействительной доверенности. Анализ ст. 167 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что недействительная сделка не влечет никаких последствий, в том числе не влечет возникновения права собственности. На этом основании суд счел возможным признать право собственности на спорную квартиру за прежним собственником — К. Возражения представителя ответчика С. относительно добросовестности приобретения спорной квартиры не были приняты во внимание, так как по смыслу ст. 301, 302 ГК РФ добросовестный приобретатель должен владеть имуществом, в свою очередь, имущество должно выбыть из владения первоначального собственника. При этом судом установлено и не опровергается представителем ответчика, что квартира находится во владении К. и не выбывала во владение С.

Здесь же стоит отметить, что утраты приобретателем титула в силу признания сделки недействительной оказывается недостаточно для эффективной защиты прав настоящего собственника и он вынужден обращаться к другим способам защиты, в частности к применению последствий недействительности сделки, признанию права собственности (как в приведенном выше примере), признанию недействительным зарегистрированного права и т.д. Связано такое положение дел с государственной регистрацией права собственности, точнее — с существованием ведомственных документов, определяющих деятельность учреждений по государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Так, согласно п. 27, 28 разд. V Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основании судебных актов, утвержденных Приказом Росрегистрации от 7 июня 2007 г. N 112 <3>, при признании судом, арбитражным судом недействительной оспоримой сделки и если судом не применены последствия ее недействительности, при поступлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, копии соответствующего судебного акта рекомендуется в графу "Особые отметки регистратора" непогашенного листа записи подраздела II-1 ЕГРП вносить следующую запись: "Сделка (указываются реквизиты договора) признана недействительной (указываются реквизиты судебного акта)". В случае если судом признана недействительной оспоримая сделка и применены последствия ее недействительности, а также в случае применения последствий ничтожной сделки государственную регистрацию прав рекомендуется проводить на общих основаниях в соответствии с требованиями ст. 13, 16 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество на основании заявления заинтересованных лиц с приложением всех необходимых для государственной регистрации документов, в том числе документов, подтверждающих уплату государственной пошлины, а также документов, подтверждающих исполнение сторонами судебного акта о применении последствий недействительности оспоримой сделки.

<3> Бюллетень Минюста России. 2007. N 11.

Процитированное положение означает, что при признании сделки отчуждения недвижимого имущества недействительной запись о собственнике сохраняется. Следовательно, суду необходимо исходить из содержания абз. 2 п. 1 ст. 2 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество, согласно которому государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Таким образом, в системе способов защиты права собственности на недвижимое имущество признание сделки недействительной фактически устраняется как самостоятельная разновидность, что представляется не совсем верным. Полагаем, что раз недействительная сделка не влечет юридических последствий (п. 1 ст. 167 ГК РФ), она не влечет и возникновения права собственности. Следовательно, решения о признании сделки недействительной достаточно для того, чтобы не считать нынешнего владельца собственником, соответственно есть основания для аннулирования записи или, по крайней мере, игнорирования ее судами при наличии решения суда, вступившего в законную силу, которым признана недействительной сделка, послужившая основанием регистрации. В ином случае суды ставят себя в такое положение, при котором судебные решения (решения о признании сделок недействительными) оставались бы необязательными до тех пор, пока их не "санкционируют" учреждения по государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Отрадно отметить, что некоторые суды понимают эту проблему, мыслят широко и отрицают право собственности за тем, кто приобрел имущество по недействительной сделке, но сохранил в отношении себя запись в едином государственном реестре. Так, рассматривая дело по иску К. к Л. о расторжении договора найма и прекращении права пользования жилым помещением, Абаканский городской суд установил, что договор купли-продажи, на основании которого зарегистрировано право собственности К., признан недействительным, однако запись о собственнике в едином государственном реестре сохранена, поскольку не применены последствия недействительности сделки. Несмотря на это, суд пришел к выводу о том, что К. не вправе обращаться с требованием о расторжении договора найма, так как является ненадлежащим истцом. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия решение суда оставлено без изменения.

admin