Незаконная прослушка статья

Новая редакция Ст. 137 УК РФ

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет.

Комментарий к Статье 137 УК РФ

1. Основным объектом преступного посягательства выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации конституционного принципа неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (см. ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции). Факультативными объектами могут быть честь, достоинство и доброе имя человека.

Комментируемая статья состоит из двух частей, закрепляющих основной и квалифицированный составы преступления и описывающих преступные деяния небольшой тяжести.

2. Объективная сторона составов преступления выражается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространении этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ.

2.1. Под сведениями о частной жизни лица, составляющими его личную или семейную тайну (далее — сведения), понимается любая информация о фактах из жизни лица или его семьи, личных и семейных связях, воззрениях, привычках, традициях, пристрастиях, увлечениях и др.

2.2. Под собиранием сведений понимается совершение любых действий, в результате которых виновный приобретает указанную информацию и становится ее фактическим обладателем.

2.3. Под распространением сведений понимается их сообщение виновным третьим лицам любым способом и в любой форме как на возмездной, так и безвозмездной основе.

2.5. Под распространением сведений в публичном выступлении понимается их оглашение в ходе выступления в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи (на митинге, демонстрации, пикетировании, шествии, собрании, конференции, семинаре и т.д.).

Под публичной демонстрацией произведения понимается публичный показ, публичное исполнение или сообщение произведения для всеобщего сведения, т.е. любой показ, исполнение или сообщение произведения, фонограммы, исполнения, постановки, передачи организаций эфирного или кабельного вещания непосредственно или с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи (см. ст. 4 Закона об авторском праве).

2.7. Под распространением сведений в СМИ понимается их распространение в периодических печатных изданиях, радио-, теле-, видеопрограммах, кинохроникальных программах, иных формах периодического распространения массовой информации.

Под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год.

2.8. Составы преступления по конструкции формальные. Преступление окончено (составами) в момент совершения действий, указанных в диспозиции коммент. статьи.

3. С субъективной стороны составы преступления характеризуются виной в форме прямого умысла. Мотив и цель для квалификации деяния как преступления значения не имеют.

4. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летного возраста.

5. В ч. 2 коммент. статьи субъект специальный — лицо, использующее для облегчения совершения преступления свое служебное положение, т.е. полномочия и привилегии, предоставленные по службе, в том числе на основе трудового договора (контракта).

Другой комментарий к Ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предметом преступления являются сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну. Носителями сведений могут выступать документы, вещи, информация на магнитных носителях, а также сам человек. Обязательное требование, предъявляемое к этим носителям законом, заключается в том, что они должны содержать информацию, образующую личную или семейную тайну лица, т.е. субъективно относимые человеком к скрытым от посторонних лиц данные, касающиеся индивида и его связей в обществе, ранее не разглашавшиеся на публике и носящие как порочащий, так и непорочащий характер.

2. Объективная сторона преступления характеризуется альтернативно предусмотренными действиями.

Под собиранием следует понимать целенаправленное отыскание сведений о частной жизни лица независимо от способа отыскания (например, путем наблюдения, подслушивания, расспросов, выкрадывания документов или иных носителей и т.п.). При собирании возможна идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 137 УК РФ и ст. ст. 138, 139 либо 272 УК РФ.

Распространение представляет собой доведение сведений о частной жизни человека до третьего лица любым способом (устно, письменно либо с использованием информационных технологий). При распространении лицо, о котором сообщаются те или иные сведения, должно быть индивидуально конкретизировано до степени его узнаваемости третьим лицом.

Распространение сведений о частной жизни лица в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации предполагает доведение указанных сведений до неограниченного числа лиц.

3. Преступление признается оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, получило ли лицо искомую информацию или дошла ли она до третьего лица.

4. Виновным в преступлении может быть и человек, которому ранее потерпевшим была доверена личная или семейная тайна и который впоследствии разгласил ее без согласия последнего (например, супруг).

Закон был опубликован 16 октября в газете «Голос Украины».

«Этот Закон вступает в силу со дня, следующего за днем ​​его опубликования», — говорится в документе.

Как сообщал Укринформ, Президент Украины Владимир Зеленский 15 октября подписал Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства».

Верховная Рада 4 октября приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства» (№ 1009).

По словам председателя Комитета по вопросам правоохранительной деятельности Дениса Монастырского, этот закон отменяет часть «поправок Лозового», нарушающих права человека и ограничивающих возможности органов досудебного расследования осуществлять его должным образом и качественно.

Кроме того, закон определяет продление сроков предварительного расследования после объявления подозрения.

Президент Владимир Зеленский 29 августа внес законопроект № 1009 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства».

Рада сегодня рассмотрит законопроект относительно обличителей коррупции

Президент Владимир Зеленский подписал этот закон 15 октября.

Изменения в Уголовный процессуальный кодекс, инициатором которых был депутат Андрей Лозовой (Радикальная партия Олега Ляшко), вступили в силу 15 марта 2018 года.

Этими положениями были ограничены сроки расследования преступлений. В частности, правоохранители обязаны установить причастность подозреваемого к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления в течение 18 месяцев, средней тяжести — 12 месяцев, а уголовного проступка — 6 месяцев. Кроме того, согласно изменениям в УПК подозреваемый получил право обжаловать факт вручения ему уведомления о подозрении — через 2 месяца после вручения подозрения.

Следователей и прокуроров лишили права самостоятельно назначать экспертизы, в том числе для установления причин смерти и размера материального ущерба.

Также были изменены правила проведения обысков силовиками. В частности, правоохранители в ходатайствах о проведении обысков должны указывать, какие именно предметы они хотят найти. Во время обыска является обязательным присутствие адвоката, а следственные действия следует фиксировать с помощью аудио- и видеоаппаратуры.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

«Прослушка». Правовой аспект

Виталий ВОРОНОВ

Общая норма для всех случаев (для записывающих чужие телефонные разговоры и распространяющих их в Интернете либо занимающихся перепечаткой) содержится в Конституции:

Статья 18

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства (грамотнее было бы: своИХ чести и достоинства — В.В., поскольку это два самостоятельных блага).

2. Каждый имеет право на тайну… переписки, телефонных переговоров… Ограничения этого права допускаются только в случаях и в порядке, прямо установленных законом.

Совершенно очевидно, что в данном случае речь идет о т.н. несанкционированном, то бишь — незаконном прослушивании и записывании чужих телефонных разговоров, пусть они (разговоры) и не носят частного характера. Бьюсь о заклад, что ни один прокурор не сознается в том, что он давал санкцию на подобную «прослушку».

В Уголовном кодексе этому посвящена статья 143 «Незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений».

часть 1 — максимальное наказание исправительные работы до 1 года

часть 2 — если эти же деяния совершены лицом с использованием своего служебного положения или специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации (что и имело, скорее всего, место) — максимальное наказание до 2 лет исправительных работ либо арест от 2 до 4 месяцев.

Следствие по этой статье ведут следователи органов внутренних дел, причем никакого заявления от «потерпевших» не требуется, поскольку это дело не частного и не частно-публичного обвинения.

Получается, что такое дело уже давно должно быть возбуждено, поскольку факт противозаконного прослушивания налицо.

Распространившие записи этих разговоров СМИ не подлежат ответственности по этой статье УК, поскольку они прослушиванием не занимались.

«Недовольные» могут попытаться привлечь СМИ, например, за клевету, но при сложившихся обстоятельствах эта затея для них будет безуспешной, поскольку, во-первых, сведения должны не соответствовать действительности; во-вторых, СМИ должны об этом знать ЗАВЕДОМО.

Подлинность же разговоров у знающих голоса этих людей, включая меня, практически не вызывает сомнения.

Так что исков в порядке гражданского судопроизводства вряд ли стоит ожидать.

А вопрос о том: возбуждено ли уголовное дело по этим фактам (поскольку по закону оно не может быть не возбуждено), следует задать министру внутренних дел и генеральному прокурору страны.

У Рахата Алиева прослушек может быть больше, чем в КНБ

Владислав ЮРИЦЫН

Размещенные в Интернете прослушки телефонных разговоров высокопоставленных чиновников, безусловно, главный хит на казахстанском информационном поле. В этой связи мы обратились с вопросами к Арату Нарманбетову, полковнику запаса КНБ РК.

***

— Сколько времени и на каких должностях Вы прослужили в спецслужбе?

— Около двадцати пяти лет. Работал практически во всех подразделениях (оперативных, аналитических, следственных) кроме пятого управления (занималось диссидентами и борьбой с деятельностью антиконституционного характера). Сама специфика работы в руководящем составе требует обкатки во всех структурных звеньях, чтобы знать, как функционирует служба в целом.

— Когда и при каких обстоятельствах первый раз столкнулись с Рахатом Алиевым?

— Я был с ним знаком только по публикациям в прессе, потому что ко времени его назначения руководителем департамента КНБ по Алматы и Алматинской области уже уволился в запас.

— Что послужило причиной судебного иска г-на Алиева против Вас?

— После убийства Алтынбека Сарсенбаева и его помощников, я дал интервью газете «Тасжарган”, где высказался о том, что оперативные источники дают повод предположить о причастности Рахата Алиева к этому убийству.

— Как протекал судебный процесс и чем он завершился?

— Озвученной мною версии хватило для того, чтобы в марте 2006 года получить повестку в суд за клевету. Разбирательство началось в апреле и шло по статье 129 части 3 УК РК, но это было частное обвинение, то есть меня обвиняло не государство. Я по закону вообще мог молчать, поскольку доказательство вины лежит на другой стороне, но я в меру сил старался помочь установить истину. Из моих ходатайств большинство не были удовлетворены, а другие частично. Не знаю почему.

Рахата Алиева при этом ни разу не вызвали, не допросили. Он утверждал, что в это время не был в стране, но в доказательство предоставил какие-то странные документы вместо паспорта, где по печатям все можно легко установить. Уже 11 мая 2006 года меня осудили на год, а после апелляции дали год условно и два года испытательного срока. В июле 2007 года меня вызвали в органы управлении системы исполнения наказания и оформили документы, согласно которым получается, что судимость погашена за мое примерное поведение. Видимо, я уже ни на кого не клеветал.

Но ведь я не обвинял прямо Рахата Алиева в организации убийств. Я просто привел некоторые оперативные данные, которые требовали проверки. И хотел, чтобы эти оперативные данные были проверены следствием. Только и всего.

Из выступления пресс-секретаря МВД стало ясно, что они начали отработку озвученной мною версии по убийству Алтынбека Сарсенбаева и его помощников. Лучше, как говорится, поздно, чем никогда. И я могу только приветствовать такой ход событий.

— На ваш взгляд, у Рахата Алиева могли «открыться глаза” на режим Нурсултана Назарбаева до такой степени, чтобы привести его в демократический лагерь?

— Глаза у него никогда не открывались, это демагогия. Но вообще вся эта ситуация меня радует: компромат со стороны Рахата Алиева, затем ответные действия, а благодаря всему происходящему у нас есть шанс узнать истину.

— Каким образом у Рахата Алиева оказались записи этих телефонных разговоров?

— Чтобы узнать, о чем говорят высокопоставленные чиновники, есть два варианта. Первый по процедуре требует документально завизированную санкцию председателя КНБ, да еще тот должен согласовать вопрос с президентом — люди-то высокопоставленные. Такое делается в рамках ведения специального досье. К тому же данные люди по простому телефону говорить не будут. У них спецсвязь, даже на дому, а значит, для прослушки требуется особое оборудование, которое есть не у каждой спецслужбы.

Второй вариант предполагает ситуацию, когда люди из СИС (специальная информационная служба)ведут прослушку самостоятельно, на свой страх и риск, скорее всего за деньги, а дальше могут выдать «на гора” тому же Рахату Алиеву. Его люди в серьезных службах есть. Возможно, из-за этого в СИС недавно чистка была такая капитальная. Хочу подчеркнуть, что документы такого рода все идут под грифом «совершенно секретно”.

Но есть и третий вариант — это подделка аудиоматериалов. Насколько такой вариант реален, судить не могу.

Прослушка если кем-то ведется, то на длительные сроки. Поэтому вполне возможно, что у Рахата Алиева записей разговоров высокопоставленных лиц во много раз больше, чем в архивах КНБ. Просто потому, что они незаконные, без всяких сложных процедур. И он может ими по-разному манипулировать, что-то выгодное для себя добавлять путем монтажа, а что-то неудобное убирать. А проверить смонтирован ли аудиоматериал или нет весьма затруднительно.

В МВД Казахстана скептически относятся к подлинности размещенных в интернете аудиофайлов якобы телефонных разговоров высокопоставленных чиновников республики, в числе которых и министр внутренних дел Бауржан Мухамеджанов, и не проводят расследование по данному факту.

«Автор там неизвестен. Я думаю, не стоит обращать внимание на информацию, которая имеет сомнительное происхождение», — заявил пресс-секретарь МВД Багдат Кожахметов на брифинге в понедельник в Астане, отвечая на вопросы журналистов.

«Наверное, точно с таким же успехом можно в интернете выложить любую другую анонимную информацию, и почему МВД это должно комментировать?» — заметил он.

При этом, как подчеркнул пресс-секретарь, «никто никаких претензий» по поводу появившихся в интернете аудиофайлов не имеет. «Зачем тратить силы, энергию? Давайте будет выше «бульварных вещей», — призвал Б.Кожахметов.

Между тем в республике до сих пор недоступен ряд интернет-ресурсов, в той или иной степени разместивших указанные аудиофайлы.

Как сообщалось, в середине октября были заблокированы два оппозиционных сайта zonakz.net и inkar.info. Кроме того, два других оппозиционных сайта geo.kz и kub.kz были отключены от обслуживания в доменной зоне KZ.

По информации госагентства по информатизации и связи, работа geo.kz и kub.kz была приостановлена из-за «нарушений правил распределения доменного пространства в сети интернет».

В конце минувшей недели стал доступен сайт zonakz.net. Его руководство пообещало через СМИ, что не будет публиковать компрометирующие материалы.

Астана. 5 ноября. ИНТЕРФАКС-КАЗАХСТАН

5.10. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА

НАРУШЕНИЕ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ

Павлинов Александр Александрович, аспирант. Место учебы: Московский институт предпринимательства и права. E-mail: rakhmanov_alexander@mail.ru

Аннотация: В представленной статье освещаются вопросы формирования уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни. На основе комплексного исследования, проводимого автором с использованием методов исторического и сравнительно-правового анализа, делается вывод о недостаточной эффективности существующих уголовно-правовых механизмов борьбы с нарушениями неприкосновенности частной жизни. Возможности повышения эффекта от использования уголовно-правового воздействия в отношении нарушителей права неприкосновенности частной жизни автор видит в дифференцированном подходе и общем усилении ответственности за посягатель-ства на это конституционное право.

Ключевые слова: права и свободы человека, частная жизнь, нарушение права неприкосновенности частной жизни, уголовная ответственность.

CRIMINAL LIABILITY FOR VIOLATION OF THE INVIOLABILITY OF COMMON LIFE

Keywords: human rights and liberties, privacy, violation of right of privacy, criminal responsibility.

Проблема нарушения неприкосновенности частной жизни сегодня как никогда остро стоит перед государством и обществом. Известны многочисленные случаи, когда государство, прикрываясь необходимости обеспечения безопасности общества, а также различные негосударственные организации и частные лица, по различным соображением, осуществляют несанкционированные сбор и распространение конфиденциальной информации, относящейся к частной жизни граждан, грубо нарушают врачебную, адвокатскую, банковскую и другие виды тайн, существенно затрагивающих частную жизнь личности. Зачастую такие действия влекут значительный материальный и моральный ущерб, виновные в котором, как правило, остаются безнаказанными.

При этом право на частную жизнь, право на ее неприкосновенность не всегда четко отражаются в законодательстве. Нет законодательного определения

всей совокупности сведений, составляющих само понятие частной жизни, и о том, какие сведения о частном лице являются неприкосновенными и требующими на ознакомление с ними согласия их обладателя или его правопреемников. Даже в Конституции РФ отсутствуют указания о характере ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни, а нормы, характеризующие право на неприкосновенность, не систематизированы должным образом.

Вместе с этим далеко не в полной мере осуществляется уголовно-правовая охрана неприкосновенности частной жизни граждан. Это обусловлено и частым изменением законодательства, предусматривающего ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, и отсутствием четких критериев разграничения гражданско-правовых деликтов, административных правонарушений и преступлений, совершаемых в данной сфере.

Тем не менее, многие проблемы, связанные с защитой конституционного права на неприкосновенность частной жизни, всё ещё остаются недостаточно исследованными, что обусловливает необходимость дополнительного анализа и переосмысление отдельных положений ст. 137 и ряда других статей УК РФ.

Следует согласиться с мнением многих ученых-философов о том, что эволюция развития человечества связана с постоянной борьбой человека за свою свободу. Итоги этой борьбы становились лишь промежуточными этапами познания человеком своего статуса и юридического его оформления с помощью права. В этом смысле прав В. С. Нерсесянц, указывая, что вся история развития права и государства — это история формирования и эволюции представлений о правах человека от примитивных, ограниченных и неразвитых до современных

Признание и защита прав и свобод человека стали в современном мире мощным фактором и четким ориентиром прогрессивного развития всего человечества в направлении к сообществу правовых государств, критерием оздоровления и гуманизации внутренней и внешней политики его членов, показателем внедрения в жизнь начал правового государства . По своей юридической значимости они требуют тщательного механизма правового регулирования и охраны.

Особая роль среди системы основных прав уделялась праву на неприкосновенность личности, что по мере развития общества позволило человеку более глубоко познать себя и необходимость выделения такого конституционного права, как право на неприкосновенность частной жизни, которое, по мнению ряда специалистов, хоть и является правом второго поколения, но имеет важное значение для статуса личности .

Становление института неприкосновенности частной жизни исторически складывалось и протекало во всех странах очень сложно. Это было обусловлено человеческой природой и природой общества, которая очень изменчива и связана с такими явлениями, как борьба различных групп за власть, межклассовая борьба, борьба за финансовое благополучие.

Положения этого объективного права берут начало в широко известных нормативных актах. Например, в

соответствии с Конституцией США 1787 г. и Биллем о правах 1791 г. гарантированным было право граждан на неприкосновенность частной жизни, хотя и в достаточно малом объеме. Это право рассматривалось как право народа на гарантии неприкосновенности личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов .

Регулирование уголовной ответственности за нарушение рассматриваемого права в нашей стране началось с Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Так, по мнению Е. Е. Калашниковой, отечественное законодательство об охране частных тайн ведет свою историю с середины XIX в., когда впервые в нормах Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., а также в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, была установлена уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений и иные подобного рода деяния .

Наряду с этими нормами существовали и другие, которые предусматривали ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни. В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864), была предусмотрена ответственность за «разглашение, с намерением оскорбить чью-либо честь, сведений, сообщенных втайне или же узнанных вскрытием чужого письма или другим противозаконным образом» .

Нормы об охране неприкосновенности частной жизни нашли свое отражение и в Уголовном уложении 1903 года, которое разграничивало преступления, посягающие на интересы частной жизни, по характеру деяния и публичности.

Следует отметить, что первые советские уголовные кодексы не содержали норм о преступлениях против частной жизни человека . Исследуемое право граждан фактически не находилось под охраной уголовного закона. По этой причине в течении всего советского периода государственные органы, общественные организации и частные лица беспрепятственно и массово нарушали неприкосновенность частной жизни советских граждан, осуществляя практически тотальный контроль над личностью. Стремление нового российского государства стать частью мирового сообщества, где частная жизнь личности относится к числу первостепенных ценностей, привело к появлению в отечественном уголовном законодательстве норм о неприкосновенности частной жизни, на структуру и содержание которых оказали явное влияние международные акты, конституции наиболее развитых государств.

Для сравнительного анализа важным является то, как в уголовном законодательстве зарубежных стран отражена защита частной жизни граждан.

Сравнительный анализ начнём с уголовного законодательства стран романо-германской системы права, к которой большинство ученых относят и российское уголовное право.

В УК Франции защите неприкосновенности частной жизни уделено большое внимание. В частности, в главе VI «О посягательствах на личность» существуют разделы «О посягательстве на частную жизнь», «О посягательстве на тайну». Также, с учетом того, что в современном мире нарушение неприкосновенности частной жизни может осуществляться с помощью разного рода компьютерных технологий, в УК Франции предусмотрен раздел «О посягательствах на права

человека, связанных с использованием картотек и обработкой данных на ЭВМ». .

Регламентация вопросов охраны частной жизни по УК ФРГ представляет определенный интерес и заслуживает краткого анализа. В частности, в УК ФРГ содержится раздел «Нарушение неприкосновенности и тайны частной жизни». В § 202 и 206 УК ФРГ предусмотрена ответственность за нарушение тайны переписки, почтовой и телекоммуникационной связи. Немецкий законодатель предусмотрел идею дифференциации ответственности в зависимости от субъекта преступления. В § 202 субъектом преступления является любое лицо, которое без законных на то оснований вскрывает запечатанную корреспонденцию любого рода, которая не предназначена для его с ним ознакомления, а также использующее для ознакомления с данной корреспонденцией различные технические средства. В § 206 субъектом преступления является лицо, которое уполномочено осуществлять деятельность почтового или телекоммуникационного характера.

Преступления исследуемой категории, определенные УК ФРГ, во многом идентичны преступлениям, предусмотренным в большинстве европейских госу-дарств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Подобные нормы широко представлены в УК Испании 1995 года в соответствии со ст. 197 которого нарушением будет являться осуществление определенных действий, к которым, в частности, относятся: действия, направленные на завладение бумагами, письмами, иной корреспонденцией, сообщениями по электронной почте либо прослушивание и перехват телефонных разговоров и т.п. лица, которое не было уведомлено о совершении данных действий.

В ст. 202 УК Испании предусматривается ответственность за посягательство на неприкосновенность частной жизни лица при публичном использовании без согласия его образа. Следует отметить, что ответственность за подобное нарушение не предусмотрена в уголовных кодексах других стран.

Справедливо высказывание, что данное положение можно было бы предусмотреть в законодательстве Российской Федерации. В нашей стране подобные действия проводятся порой безо всякого законного основания. Это касается опубликования фотографий в средствах массовой информации, показа по телевидению без всяких санкций суда и согласия человека (пусть даже он будет подозреваемым или обвиняемым). Чаще всего в объектив фотокамер попадают шоумены, теле- и кинозвезды, политические лидеры и т.п. В ряде случаев подобные факты ими же и инспирированы для рекламы самих себя, но есть плохие примеры, когда эти люди отдыхают, занимаются домашними делами, находятся в интимной обстановке и т. п. .

В содержании большинства уголовных законов стран СНГ не существует отдельных разделов и глав, которые были бы посвящены охране исследуемого права. В уголовных кодексах некоторых государств существует глава о преступлениях против конституционных прав и свобод человека, куда включается норма о нарушении неприкосновенности частной жизни. В частности, это относится к УК Украины, а также к Кодексам некоторых других государств. В них содержатся и специальные нормы, которые охраняют право на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сообщений. Лишь

в УК Республики Беларусь преступления, посягающие на неприкосновенность частной жизни, врачебной тайны и тайны усыновления, содержатся в гл. 21 «Преступления против уклада семейных отношений и интересов несовершеннолетних». Нормы, которые содержат ответственность за посягательство на неприкосновенность жилища, тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений, находятся в гл. 23 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». По мнению Б. Н. Кадникова, подобное расположение глав и норм является не совсем удачным, поскольку в данном случае белорусским законодателем основным объектом преступления считаются интересы, ценности в сфере семейных отношений. Однако понятие «частная жизнь» имеет куда более широкое значение, им охватываются различные сферы, связанные с индивидуальным пространством человека.

Защита исследуемого права предусмотрена ст. 156 УК Азербайджана, ст. 157, 158 УК Грузии, ст. 142 УК Республики Казахстан, ст. 182 УК Украины, ст. 179 УК Республики Беларусь, ст. 144 УК Республики Таджикистан. В этих Кодексах не закреплена ответственность за нарушение адвокатской, врачебной и нотариальной тайн, а также за нарушение правил хранения, уничтожения, использования персональных данных.

Наиболее полно данный правовой институт представлен в законодательстве США, которое тщательно осуществляет охрану неприкосновенности частной жизни граждан. В своей статье «Закон США «Конфиденциальность частной жизни» американский ученый Рональд Стандлер, занимающийся вопросами, связанными с частной жизнью, пишет: «Частная жизнь -ожидание человека, что конфиденциальная личная информация, раскрытая в личном месте, не будет раскрыта третьим лицам, поскольку ее раскрытие причинило бы или унижение или душевное страдание человеку с разумной восприимчивостью» .

Ряд нормативных актов США предполагают уголовное или профессиональное (т.е. у нарушителя может быть отобрано право на занятие профессиональной деятельностью) преследование лиц или организаций, которые нарушают приватность. Например, категорически запрещены подслушивание обычных и телефонных разговоров, совершаемых в доме или номере отеля, ознакомление с текстом чужих телеграмм, факс-посланий, электронной почты и пр., вскрытие чужих писем и посылок.

В уголовном законодательстве США существуют и другие нормы, раскрывающие противозаконность действий в этой сфере. Например, противозаконным считается подслушивание в доме или в гостиничном номере. Кроме того, каждый имеет право на неприкосновенность почтовой корреспонденции, право на конфиденциальность телефонных переговоров, посланий по телеграфу, электронных данных. К информации конфиденциального характера также относятся содержание электронной почты в компьютерах общественного пользования, данные о банковских счетах, сведения из карточки читателя в библиотеках (например, в штате Нью-Йорк).

Уголовное законодательство США содержит весьма широкий набор норм, предусматривающих ответственность за нарушение частной жизни граждан. Есть нормы в Примерном уголовном кодексе США (1962 г.), в котором согласно ст. 250.12 объявлены преступными и наказуемыми следующие действия: вступление в пределы чужого владения с целью осуществить под-

слушивание кого-либо или иного наблюдения за кем-либо в частном месте; установление в каком-либо частном месте без согласия на то лица или лиц, имеющих право на неприкосновенность частной жизни, какого-либо приспособления для наблюдения, фотографирования, записи на пленку, усиления или передачи по радио раздающихся в этом месте звуков или происходящих там событий или использования неразрешенной установки; установление или использование за пределами частного места какого-либо приспособления для слушания, записи на пленку, усиления или передачи по радио происходящих из этого места звуков, которые при обычных условиях не были бы слышны или понятны за его пределами; перехватывание без согласия отправителя или получателя сообщения по телефону, телеграфу, в письме или передаваемом с использованием иных средств закрытой связи; разглашение без согласия отправителя или получателя факта существования или содержания такого сообщения .

Проанализировав законодательство ряда зарубежных стран в области защиты исследуемого права, можно сказать, что в большинстве стран неприкосновенность частной жизни находится под достаточно надежной охраной государства. Однако важно отметить, что в зарубежных странах, как и в Российской Федерации, в связи с современной ситуацией касательно угрозы распространения терроризма и стремительно развивающимся техническим прогрессом границы защиты частной жизни граждан сужаются. Например, согласно последним дополнениям в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативных мероприятий, включающих в себя контроль переговоров, почтовых и иных отправлений, в рамках установленной процедуры разрешается в отношении лиц, подозреваемых в совершении не только тяжких и особо тяжких преступлений, но и преступлений средней тяжести. Такое решение едва ли обоснованно, правильнее было бы из всей категории преступлений средней тяжести вычленить действительно опасные деяния и перевести их в категорию тяжких преступлений. На наш взгляд, возможны рецидивы нарушений прав и свобод граждан.

В УК РФ объективно существует система норм, предусматривающих ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, но не выделенных в самостоятельную главу. Это стало возможным якобы из-за неверного восприятия со стороны государства такого понятия, как частная жизнь, и недопонимания содержания ее неприкосновенности. Данное предложение является обоснованным и вполне приемлемым. Выделение самостоятельной главы о преступлениях, направленных на нарушение неприкосновенности частной жизни, на основе подвидового объекта и включение ее в раздел VII УК РФ было бы вполне разумным решением. Наряду с этим можно согласиться с мнением о том, что ст. 137 УК РФ содержит общую норму. Другие уголовно-правовые нормы, предусматривающие ответственность за нарушение различных сфер частной жизни, являются специальными.

Некоторые авторы определяют видовой объект исследуемого состава преступления как право на неприкосновенность частной жизни в широком смысле этого слова, где категория «частная жизнь» является определяющей. Здесь речь, видимо, идет о непосредственном объекте. Это не просто право человека, а конституционное право каждого гражданина на неприкосновенность его частной жизни. В специальных

составах речь идет об отдельных сферах частной жизни.

Диспозиция ст. 137 и других норм Особенной части УК РФ, предусматривающих ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни, носят бланкетный характер. Они требуют изучения других нормативных актов, в которых полнее раскрываются различные понятия и категории, содержание и сферы частной жизни, основания ее неприкосновенности и варианты возможного законного вмешательства в ее пределы.

С учетом ст. 20 УК РФ уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 137 УК РФ, наступает с 16 лет. Как представляется, до 16 лет вряд ли подросток в полной мере осознает опасность действий, нарушающих право на неприкосновенность частной жизни. Опросы показывают, что более 60% подростков не знают об уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни . Как полагают отдельные специалисты, в нашем государстве и обществе есть миллионы таких подростков, которые и в 16 лет не знают о таком явлении, как частная жизнь.

В ст. 137 УК РФ предусмотрена повышенная ответственность и для специального субъекта (ч. 2) по признаку использования лицом своего служебного положения. Чаще всего, как показывает практика, ответственность по ч. 2 наступает для руководителей средств массовой информации, журналистов, работников правоохранительных органов. Признаки специального субъекта в этом случае предполагают наряду с возрастом и вменяемостью учитывать служебное положение виновного и то, что он именно для совершения преступления использует свое положение по службе. Это, по мнению одних авторов, может быть должностное лицо, признаки которого определены в примечании к ст. 285 УК РФ, либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации. Полагаем, что указанный признак включается в более широкое понятие. Речь идет о любом лице, использующем свое служебное положение.

В предлагаемой Б. Н. Кадниковым норме (ст. 137.2 «Нарушение правил обращения с персональными данными») отражена специфика субъекта преступления. В данном случае бланкетная диспозиция отсылает к Закону «О персональных данных», который вступил в силу 1 января 2007 г. и призван обеспечить защиту прав граждан на неприкосновенность частной жизни при сборе и обработке персональных данных. По этому Закону ответственность за утечку персональных данных возложена на так называемых операторов, которые на основании закона выполняют служебные обязанности по сбору, учету и регистрации персональных данных. Но операторов нельзя привлечь к ответственности по ст. 137 УК РФ. Поэтому для устранения пробела в системе норм, защищающих неприкосновенность частной жизни, предложена специальная норма уголовного закона для защиты персональных данных граждан как более узкой сферы частной жизни. Можно привести пример, который говорит о том, что существует пробел в оценке неправомерных действий лиц, ответственных за сохранность персональных данных. Во «всемирной паутине» появился сайт www.radarix.com, в котором размещена база данных, содержащая сведения об именах, паспортных данных, адресах жителей России и СНГ, информацию из налоговой инспекции, ГИБДД, данные о недвижимости и т.д. При поиске, задав имя человека,

можно получить данные о приводах в милицию, лишении водительских прав и судимостях (если они были). Но не было никаких сообщений о привлечении к ответственности операторов, ответственных за хранение данной информации .

Общая норма, охраняющая неприкосновенность частной жизни (ст. 137 УК РФ), до 22 декабря 2008 г. была сконструирована, на наш взгляд, без соблюдения принципа дифференциации ответственности. Санкция ее ч. 1 характеризовала преступление небольшой тяжести. Часть 2 данной статьи также указывала на преступление небольшой тяжести. Были предложения об усилении ответственности за квалифицированный состав преступления, что и было сделано законодателем.. Несомненно, преступление, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 данной статьи, более опасно, и с этим согласны многие. Следует согласиться с законодателем и в том, что в ч. 2 наряду с основным наказанием включено дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

По степени тяжести эти преступления отнесены основным составом к категории небольшой (преобладают) и средней тяжести. Такое положение вещей подтверждает версию о том, что частная жизнь граждан не является пока для общества и государства приоритетным объектом уголовно-правовой охраны. Хотя порой такие деликты наносят непоправимый вред межличностным отношениям, от которого наступают конфликты, а порой и просто трагедии. Видимо, для государства человек, гражданин — это пока просто обычный налогоплательщик, а не важнейший элемент социума.

По нашему мнению, в ст. 137 УК РФ должна быть включена дополнительная квалифицирующая часть (ч. 2) «сопряженные с причинением значительного вреда», что позволит соблюсти принцип дифференциации ответственности по степени тяжести. Часть третью ст. 137 УК РФ о совершении лицом с использованием служебного положения необходимо рассматривать как особо квалифицированный состав.

Полагаем, что санкции за нарушение неприкосновенности частной жизни, предусмотренные специальными нормами, должны быть изменены в сторону ужесточения. Квалифицированные и особо квалифицированные составы подобных преступлений следует перевести в категорию тяжких преступлений, дифференцируя сроки лишения свободы внутри типовой санкции.

Список литературы:

1. Нерсесянц В.С. Философия права. М.: НОРМА-ИНФРА, 1999.

2. Общая теория прав человека / Под ред. Лукаше-вой Е.А. — М.: 1966.

3. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Лазарева В.В. — 2 изд. — М.: Спарк, 2001.

4. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты. М., 1993.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Крылова Н.Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. М., 1996.

8. Уголовный кодекс ФРГ / Пер. с нем. А.В. Серебренникова. М., 2000.

9. Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ф.М. Решетникова. М., 1998.

10. Ronald B. Standler Privacy Law in the USA Copyright. 1997.

11. Примерный Уголовный кодекс (США). М., 1969.

Literature list:

1. Nersesyants V.S. Philosophy of law. Moscow: NORMA-INFRA, 1999.

2. General theory of human rights / Ed. by E.A. Lukashev. Moscow, 1966.

4. United States of America: the Constitution and legislative acts. Moscow, 1993.

6. Kadnikov B.N. Criminal-legal protection of privacy: scientific-Handbook / Ed. by N. kadnikova. Moscow: Jurisprudence, 2011.

7. Krylov N.E. Main features of the new Criminal code of France. Moscow, 1996.

8. The German criminal code / Translated from the German by Serebrennikova A.V. Moscow, 2000.

9. The criminal code of Spain, Ed. N.F. Kuznetsova, F.M. Reshetnikov. Moscow, 1998.

10. Ronald B. Standler Privacy Law in the USA Copyright. 1997.

11. Approximate criminal code (USA). Moscow, 1969.

На статью Павлинова Александра Александровича «Уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности

Представленная Павлиновым А.А. статья является весьма актуальной и, как представляется, полезной для ученых и практических работников, занятых проблематикой феномена неприкосновенности частной жизни. Эта работа является в определенной степени научным исследованием и вносит

Статья содержит следующие необходимые элементы: введение, основную часть, список использованных источников.

Во введении приводятся общие проблемы, сопутствующие праву неприкосновенности частной жизни, обосновывается актуальность темы, анализируется степень её исследованности.

В основной части статьи последовательно проводится анализ становления уголовно-правового регулирование ответственности за нарушение права неприкосновенности частной жизни, исследуется соответствующее зарубежное законодательство, диспозиция, санкция и структура ст. 137 УК РФ. критика её содержания, предложения по дополнению и совершенствованию её норм, среди которых особого одобрения достойно дополнение ст. 137 УК РФ квалифицирующей частью с признаком действий «сопряженных с причинением

Несмотря на стремление представить наиболее полное исследование механизмов правовой защиты права неприкосновенности частной жизни, часть важных аспектов уголовно-правовой охраны неприкосновенности частной жизни не нашли своего должного отражения. Так. автор только упомянул о нарушениях, связанных с фотографированием элементов частной жизни лица, недостаточно обоснована необходимость объединения норм, регулирующих ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни и различного вида тайн в отдельную главу УК РФ. Это, впрочем, можно объяснить необходимостью краткости изложения содержания, общепринятой

В то же время необходимо учитывать, что рецензируемая статья является лишь одним из многочисленных научных исследований и не предназначена для глубоко освещения практических проблем правовой защиты неприкосновенности частной жизни, что представляется чрезвычайно важным с учетом ситуационности и точности норм ст. 137 УК РФ. отсутствия в них исчерпывающего перечня устанавливаемых вариантов допустимого поведения. Но это ни в коей мере не умаляет достоинства работы, а является призывом уделять больше внимания практическим аспектам правоприменения.

Статья в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым к научным работам, и может быть рекомендована к публикации в научных журналах, в том числе в журналах из перечня ВАК.

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права, гражданского процесса и трудового права юридического факультета Казахского Национального; университета имени Аль-Фараби-«,

-Жетнисбаев Б.А.

  • 31 Января, 06:10
  • Розсилка ВІДПРАВИТИ

Генеральный прокурор Украины Руслан Рябошапка

Генпрокурор хочет запретить незаконное прослушивание и привлечь к ответственности тех, кто этим занимается

Генеральный прокурор Украины Руслан Рябошапка считает, что несанкционированные прослушки в Украине – это вопрос национальной безопасности, и ситуация с ними сейчас практически неконтролируемая. Об этом он сказал в интервью «Интерфаксу-Украина».

«Это действительно вопрос национальной безопасности, потому что если прослушивают руководителя правительства, то мы понимаем, что те, кто это делает, могут получить доступ к информации, разглашение которой составит серьезную проблему для страны. По сути это означает возможность прослушивать любого, в том числе и главу государства», — сказал Рябошапка.

Генпрокурор напомнил 2001 год, когда это привело к дестабилизации ситуации в Украине, к имиджевым потерям страны на международной арене.

«Сейчас ситуация почти неконтролируемая: много частных структур имеют возможность прослушивать кого угодно, работают такие себе мини-спецслужбы. Каждый человек, который имеет достаточно денег, может себе это позволить, фактически каждый олигарх имеет свою мини-спецслужбу», — сказал генпрокурор.

По его словам, эту ситуацию нужно урегулировать на общегосударственном уровне.

В частности, на совещании с президентом Владимиром Зеленским Рябошапка предложил «урегулировать этот вопрос на нормативном уровне»: «Речь идет и о доступе к рынку специальных устройств, и об усилении государственного контроля за такими вещами».

Генпрокурор хочет запретить незаконное прослушивание и привлечь к ответственности тех, кто этим занимается.

Рябошапка рассказал, что обычно те, кто работает в таких частных структурах, ранее работали в спецслужбах и в правоохранительных органах, поэтому они прекрасно понимают, как работает наружное наблюдение, как снимать информацию.

Относительно прослушивания премьера, генпрокурор отметил, что результатов расследования нет, хотя президент дал две недели для того, чтобы установить, как это произошло.

Напомним, 15 января в сеть попала аудиозапись, где якобы Гончарук говорит о том, что у президента Зеленского очень примитивное понимание экономических процессов. 17 января Гончарук подал в отставку на фоне скандала с прослушкой, однако Зеленский решил дать премьеру «шанс».

admin