Невозможность исполнения решения суда

Обращение в суд за защитой своих прав имеет для человека смысл тогда, когда принятое в защиту его прав решение неуклонно будет исполнено. В противном случае нельзя говорить о какой-либо судебной защите. Неисполнимость решения по сути означает нарушение права на судебную защиту.

Между тем, условием исполнимости судебного решения является в первую очередь ВОЗМОЖНОСТЬ исполнения решения суда.

В каких де случаях можно говорить о невозможности исполнения?

В первую очередь, это субъективная невозможность исполнения. В процессе исполнения решения суда участвуют, с одной стороны, должник и взыскатель, с другой стороны — судебный пристав. Субъективная воля каждого из этих лиц способна сделать субъективно невозможным исполнение судебного решения.

Со стороны взыскателя это может быть, к примеру, отказ принять исполненное , принять имущество. В случае взыскания денежных средств — отказ сообщить свои банковские реквизиты для перечисления средств. Потеря документов (паспорта) и непринятие мер по их восстановлению (что конечно влечет невозможность передачи, скажем, денежных средств). В случае принятие решения о восстановления на работе — невыход взыскателя на работу влечен невозможность исполнения решения суда. Непередача исполнительного листа по назначению в пределах трехлетнего срока.

Со стороны должника также достаточно возможностей сделать невозможным исполнение решения суда. Так, должник может уклоняться от получения требований пристава, тем самым сделав невозможным исполнение. Должник может «заболеть» и бесконечно находиться «на излечении», что также затрудняет исполнение во многих случаях. Наконец, если должник меняет место жительства, то исполнительное производство соответственно переводится по новому месту жительства должника, на это время исполнительные действия приостанавливаются. Или же должник срочно принимает меры к продаже своего имущества третьим лицам, с тем чтобы оно не досталось взыскателю. Бесконечно меняет места работы, чтобы затруднить взыскание алиментов. Увозит ребенка, чтобы не передавать его взыскателю. При таком противодействии должника и недостаточном профессионализме (либо ответственности) пристава исполнить решение суда становится невозможно.

Наконец, со своей стороны судебный пристав-исполнитель, в силу своей некомпетентности, пассивности, лени или сговора с должником также может затянуть и сделать невозможным исполнение решения суда. Так, пристав может элементарно нарушить сроки осуществления исполнительных действий- например, разослать запросы по банкам не в течение пяти дней, а в течение двух-трех месяцев, когда уже никаких средств на счетах у должника не останется (должник вовремя подсуетится!). Пристав может вовсе не направить запросы в налоговую инспекцию, в банк, в пенсионный фонд, регистрационную службу. Наконец, пристав может пренебречь своим правом применить обеспечительные меры. Проще говоря, не арестует вовремя квартиру- и та будет «быстренько» продана должником. Неоднократно нам приходилось сталкиваться с ситуацией, когда даже запросы приходилось писать за пристава и, получив его подпись и оттиск печати, самолично развозить эти запросы по инстанциям! Бывает и так, что неясно решение суда, а пристав не обращается в суд за его разъяснением, хотя и должен.

В то же время существует и объективная (материально-правовая) невозможность исполнения исполнительного документа.

В каких же обстоятельствах такое бывает?

1) если невозможно установить местонахождение должника, его имущества либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах, во вкладах или на хранении в банках или иных кредитных организациях, за исключением случаев, когда Федеральным законом предусмотрен розыск должника или его имущества;

2) если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными;

3) если взыскатель отказался оставить за собой имущество должника, не реализованное в принудительном порядке при исполнении исполнительного документа;

4) если невозможно исполнить обязывающий должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий) исполнительный документ, возможность исполнения которого не утрачена;

5) если утрачена индивидуально-определенная вещь, подлежащая передаче (например, картина)

6) банкротство организации-должника, куда взыскатель должен быть восстановлен на работу

7) разрушение здания, жилого помещения, куда должник, взыскатель должен быть вселен;

8) наличие порока в самом судебном решении, которое невозможно исполнить в силу его содержания.

В качестве примера хочется привести конкретное судебное дело.

Мать обращается в суд с иском о расторжении брака и определении места жительства ребенка с ней. В ходе судебных разбирательств супруги решают примириться, суд выносит определение об утверждении мирового соглашения. И как же звучит его резолютивная часть?

«Стороны договорились о сохранении брака и определении места жительства ребенка с обоими родителями».

Позднее отношения вновь испортились, и мать обращается в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа, дабы ИСПОЛНИТЬ данное определение суда.

Исполнительный лист выдается, в нем указано: «определить место жительства ребенка с обоими родителями».

Женщина обращается с этим листом в службу судебных приставов и просит исполнить судебный акт. И тут во всей красе перед нами предстает невозможность исполнения. Как приставам исполнить такой акт, если родители проживают раздельно друг от друга?

Закономерным следствием принятия такого акта является постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства.

Вследствие сложившейся ситуации родители ребенка вновь проходят через судебный процесс, в результате которого принимается уже новое судебное решение- об определении места жительства ребенка с конкретным родителем ( в данном случае с отцом).

Указанное дело, вообще, дает большой материал для рассуждений об исполнимости судебных актов.

Потому что после вынесения решения суда об оставлении дочери с отцом (гражданином России) следует иск к отцу от бабушки и дедушки девочки- граждан Украины, проживающих постоянно на Украине.

В своем заявлении они требуют, чтобы им было предоставлено право общаться с девочкой по их месту жительства (на Украине) 2 месяца в году. Нам представляется, что вынесенное (допустим) в их пользу решение заведомо неисполнимо. Кто будет обеспечивать такое общение? Российская служба судебных приставов на территории Украины? Это противоречит и внутреннему, и международному законодательству. Служба приставов Украины? Но ребенок живет на территории РФ, кто их сюда пустит? Мама сама отвезет ребенка? Но исполнение судебных решений не может быть передано компетенции гражданских лиц…..так что точка в данном деле еще не поставлена.

Второй пример.

Дочь живет с отцом. Решением суда постановлено определить место жительства ребенка с матерью. Но при этом юрист матери не заявил требование о передаче ей ребенка. Соответственно, суд в своем решении не указал на необходимость передачи ребенка. А отец не торопится передавать ребенка. Мать идет в суд за исполнительным листом, затем приносит исполнительный лист приставам, требуя «исполнить решение суда». Но как можно исполнить требования исполнительного документа, которые звучат «определить место жительства ребенка с матерью»? Такой документ не позволяет отобрать ребенка. Вот так в силу «недоделанного» решения суда матери пришлось обращаться в суд уже с требованием о передаче ей ребенка.

Или еще пример. В суде долго рассматривается дело по иску гражданина к организации о взыскании заработной платы (трудовой спор). Наконец, стороны заключают мировое соглашение. Однако в назначенный срок соглашение не исполняется. В результате оказывается, что организация, хоть и не будучи банкротом, свою деятельность фактически прекратила. В то же время зарегистрирована новая организация с тем же названием и с теми же сотрудниками, которая никаких обязательств перед этим гражданином не имеет. Но такие меры применяются крайне редко, и практически никогда- по инициативе суда.

Что можно предпринять в такой ситуации?

У меня есть кое-какие соображения по этому поводу. А именно- я полагаю, что при заключении мирового соглашения по иску о взыскании денежных средств ответчик должен в обязательном порядке перечислить требуемую сумму на счет суда в обеспечение иска. Но такие меры применяются крайне редко, и практически никогда- по инициативе суда. По обеспечительным мерам есть много прекрасной литературы, например, Соловьева Ольга Александровна, председатель Арбитражного суда Ростовской области, написала великолепную статью «Применение обеспечительных мер: некоторые вопросы судебной практики». Однако, все эти обеспечительные меры, в соответствии с главой 8 АПК РФ и главой 13 ГПК РФ- являются правом, но не обязанностью суда! Я же настаиваю на ОБЯЗАТЕЛЬНОМ обеспечении.

Да, Истец мог бы потребовать Встречного обеспечения, основываясь на статье 94 АПК РФ. Однако, много ли таких умных и знающих законодательство? Как показывает практика- отнюдь нет. (Сбор статистики не входил в задачу при написании данного реферата, однако в данный момент собрать такую статистику стало возможно не только в ручном, но и в автоматическом режиме благодаря программе «Casebook» и сайтам типа «Актоскоп»).

Кроме того, я предлагаю подключение всех судов к базе данных Федеральной Налоговой Службы, контролирующей прохождение денег по счетам в автоматическом порядке- с тем чтобы секретарь судебного заседания в онлайн режиме, используя криптографические средства защиты, предоставил суду точную и исчерпывающую информацию о состоянии счетов ответчика

О признании невозможным исполнения решения суда 33-3719/2011

О признании невозможным исполнения решения суда 33-3719/2011 Комментарии Российская Федерация Определение от 18 апреля 2011 года № Принято Пермским краевым судом

  1. Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:
  2. председательствующего судьи Гилевой М.Б. судей Киселевой Н.В., Нечаевой Н.А. при секретаре Кармановой Ж.П.
  3. рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 18 апреля 2011 года дело но кассационной жалобе Новиковой Т.В. на Решение Свердловского районного суда г. Перми от 24 января 2011 года, которым постановлено:
  4. Отказать Новиковой Т.В., Гурьевой Л.Т., Азовой А.Л. в удовлетворении требования о признании невозможным исполнения решения суда от 21 августа 2008 года.
  5. Исследовав материалы дела, заслушав доклад судьи Гилевой М.Б., объяснения К., которая просила Решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия
  6. Установила:

  7. Новикова Т.В., Гурьева Л.Т., Азова А.Л. обратились в суд с заявлением о
  8. признании невозможным исполнение решения Свердловского районного суда г.
  9. Перми от 21.08.2008 года, приостановлении исполнительных действий по исполнению указанного решения. В обоснование своих требований заявители указали, что названным выше Решением суда Коробчина А.Н. вселена в комнату площадыо 16,6 кв. м. квартиры № ** дома № ** по ул. ****. На отдел УФМС по Свердловскому району г. Перми возложена обязанность зарегистрировать Коробчину А.Н. в указанной квартире. В удовлетворении требований Новиковой Т.В. к Коробчиной А.Н., Коробчиной А.Н. о признании утратившими право пользования и проживания в комнате 16, 6 кв. м. 2-х комнатной квартиры по ул. **** было отказано. Заявители полагают, что исполнить это Решение невозможно, так как в данной комнате проживает Новикова Т.В., ее муж и двое несовершеннолетних детей. Договор мены не отменен, он может быть отменен при соблюдении обязательных условий, установленных законом : при возмещении денежной компенсации либо приведении сторон в первоначальное положение. Эти условия не соблюдены.
  10. В судебном заседании заявитель Новикова Т.В. и ее представитель на заявленных требованиях настаивали.
  11. Заявитель Гурьева Л.Т. в судебное заседание не явилась, представила суду
  12. заявление о рассмотрении заявления в ее отсутствие. Заявитель Азова АЛ. в судебное заседание не явилась, была судом извещена.
  13. Коробчина А.Н. и ее представитель в судебном заседании требования о признании невозможным исполнения решения суда считали незаконными. Судебный пристав — исполнитель в судебное заседание не явился, был судом извещен.
  14. Судом постановлено приведенное выше Решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Новикова Т.В. указывая, что ею заявлялся отвод судье Никитиной Т.А., но в удовлетворении ходатайства об отводе было отказано. Вместе с тем, у нее имеются серьезные сомнения в объективности и беспристрастности судьи Никитиной Т.А. Протокол был сфальсифицирован и без подписи секретаря. Суд основал свой вывод на ранее рассмотренном деле, полагает, что это формальный подход, который противоречит нормам Конституции РФ. Суд посчитал Решение суда исполненным, но это не так. В спорной комнате проживает она и члены ее семьи — муж и двое детей. Суд вообще не принял ее доводов, лишил ее права голоса, права, гарантированного Конституцией РФ. Таким образом, судом не принято во внимание, что спорная комната не свободна, Решение суда не исполнено, она и члены ее семьи утратившими право на жилье не признаны, вселять в жилое помещение чужую семью запрещено законом. Квартира куплена на средства Новиковых. У Коробчиной есть реальная возможность получить жилье. Все изложенные доказательства подтверждают, что исполнить Решение суда от 21.08.2008 года невозможно в соответствии со ст. 416 ГК РФ.
  15. Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в кассационной жалобе Новиковой Т.В.
  16. В соответствии со ст. 13 ГПК РФ, суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.
  17. Вступившие в законную силу судебные постановления, а также законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному соблюдению на всей территории Российской Федерации.
  18. Согласно ст. 416 ГК РФ обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.
  19. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.
  20. Как следует из материалов дела и установлено судом, Решением Свердловского районного суда г. Перми от 21.08.2008 года Коробчина А.Н. вселена в комнату площадью 16,6 кв.м. квартиры № ** дома № ** по ул. ****. Суд обязал Федеральную миграционную службу по Пермскому краю зарегистрировать Коробчину А.Н. по адресу: ****. В удовлетворении требований Новиковой Т.В. к Коробчиной А.Н., Коробчиной А.Н. о признании утратившими право пользования и проживания в комнате площадью 16,6 кв.м. в 2-х комнатной квартире по ул. **** было отказано. Данное Решение суда вступило в законную силу.
  21. Отказывая Новиковой Т.В., Гурьевой Л.Т., Азовой А.Л. в удовлетворении требований о признании невозможным исполнения решения суда от 21.08.2008 года, суд правомерно исходил из того, что по смыслу ст. 13 ГПК РФ, Решение суда с момента вступления его в законную силу, является обязательным и подлежит неукоснительному исполнению. Решение Свердловского районного суда г. Перми от 21.08.2008 года исполнено, исполнительное производство по его исполнению окончено на основании постановления об окончании исполнительного производства от 11.12.2008 года. В качестве основания окончания исполнительного производства установлено фактическое исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, что подтверждается актом о вселении от 13.11.2009 года.
  22. Судебная коллегия находит приведенные в оспариваемом судебном постановлении выводы правильными, должным образом мотивированными, основанными на анализе и оценке фактических обстоятельств дела, имеющихся в деле доказательств, доводами кассационной жалобы эти выводы не опровергаются.
  23. Оценивая обоснованность приведенных в кассационной жалобе доводов следует принять во внимание следующее. В данном случае поскольку речь идет об исполнении вступившего в силу судебного решения, применение положений ст. 416 ГК РФ, регулирующих вопросы возможности прекращения обязательства невозможностью исполнения, к спорным правоотношениям невозможно. Поэтому, те обстоятельства, на которые ссылается в кассационной жалобе Новикова Т.В., юридически значимыми не являются, поскольку они не приводят к прекращению обязательств, установленных вступившим в законную силу судебным Решением. Вопрос о возможности, либо невозможности исполнения решения суда, наличии либо отсутствии препятствий для его исполнения регулируется нормами ГПК РФ и Федерального закона «Об исполнительном производстве», а не нормами ГК РФ.
  24. Ссылка в жалобе на наличие у Новиковой Т.В. сомнений в объективности и беспристрастности председательствующего по делу — судьи Никитиной Т.А. не может быть принята во внимание. Судом, отвод, заявленный судье Никитиной Т.В., разрешен в порядке, установленном законом. Объективных данных, которые бы свидетельствовали о наличии оснований для удовлетворения отвода, Новиковой Т.В. не приведено.
  25. Иных доводов, влияющих на законность и обоснованность решения суда, кассационная жалоба не содержит.
  26. Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
  27. Определила:

  28. Кассационную жалобу Новиковой Т.В. на Решение Свердловского районного суда г. Перми от 24 января 2011 года оставить без удовлетворения.
  29. Председательствующий
  30. Судьи

Решение суда исполнено быть не может

Текст жалобы в КС РФ.

Основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации положения статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в части отказа суда в замене стороны правопреемником в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах).

Обстоятельства дела.

Решением Ленинского районного суда г. Иркутска от 22.08.2013г. признан незаконным отказ администрации г. Иркутска предоставить гражданину ХХХ в собственность земельный участок с кадастровым номером ХХХ, площадью ХХХ, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул. ХХХ, для эксплуатации существующего жилого дома со служебно-хозяйственными строениями и на администрацию г. Иркутска возложена обязанность устранить в полном объеме допущенные нарушения и предоставить гражданину ХХХ в собственность земельный участок с кадастровым номером ХХХ, площадью ХХХ, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул. ХХХ, для эксплуатации существующего жилого дома со служебно-хозяйственными строениями.

24.09.2013г. решение Ленинского районного суда г. Иркутска вступило в законную силу.

22.08.2013г. вступил в силу Закон Иркутской области от 15.07.2013 № 69-оз «О внесении изменений в отдельные законы Иркутской области», которым внесены изменения в статью 5 Закона Иркутской области от 21.12.2006 № 99-оз «Об отдельных вопросах использования и охраны земель в Иркутской области» и изменен порядок распоряжения земельными участками, находящимися на территории муниципального образования город Иркутск государственная собственность на которые не разграничена, в результате которого права на распоряжения такими земельными участками перешли от администрации г. Иркутска к Правительству Иркутской области.

16.01.2014г. в отношении администрации г. Иркутска было возбуждено исполнительное производство.

Судебный пристав исполнитель Межрайонного отдела УФССП России по Иркутской области обратился в Ленинский районный суд г. Иркутска с заявлением о замене должника — администрации г. Иркутска в исполнительном производстве на правопреемника Правительство Иркутской области.

Определением Ленинского районного суда г. Иркутска от 24.04.2014г. в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела УФССП России по Иркутской области отказано.

Администрация г. Иркутска обратилась в Ленинский районный суд г. Иркутска с заявлением произвести по гражданскому делу замену администрации г. Иркутска ее правопреемником – Правительством Иркутской области.

Определением Ленинского районного суда г. Иркутска от 27.03.2015г. администрации г. Иркутска в удовлетворении заявления отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18.06.2015г. определение Ленинского районного суда г. Иркутска от 27.03.2015г. оставлено без изменения.

Определением судьи Иркутского областного суда от 15.09.2015г. отказано в передаче кассационной жалобы гражданина ХХХ для рассмотрения в суде кассационной инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации по делу №66-КФ15-551 от 17.11.2015г. отказано в передаче кассационной жалобы гражданина для рассмотрения в судебном заседании судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Таким образом, положения статьи 44 Гражданского процессуального кодекса РФ не были применены в конкретном деле.

Полагаю, что положения статьи 44 Гражданского процессуального кодекса РФ, не позволяющие, по мнению судебных инстанций, произвести замену должника администрации г. Иркутска на ее правопреемника Правительство Иркутской области, не соответствуют части 2 статьи 15, статье 18, части 1 статьи 36, части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, поскольку приводят к неисполнимости судебного постановления.

При этом, при аналогичных обстоятельствах, вопрос замены должника администрации г. Иркутска на правопреемника Правительство Иркутской области разрешается Арбитражным судом Иркутской области.

Так, Арбитражным судом Иркутской области 29.11.2012 по делу А19-17120/2012 принято решение о признании недействительным решения об отказе в предоставлении Иркутскому областному объединению организаций профсоюзов земельного участка с кадастровым номером 38:36:000034:1965, общей площадью 496 кв.м., расположенного по адресу: Иркутская область, г. Иркутск, Кировский район, ул. Чкалова, ул. Марата, ул. Сурикова, вынесенного Администрацией г. Иркутска и выраженного письмом № 505-70-14335/12 от 12.07.12 г.; об обязании Администрации г. Иркутска подготовить проект договора о продаже в собственность Иркутскому областному объединению организаций профсоюзов земельного участка с кадастровым номером 38:36:000034:1965, общей площадью 496 кв.м., расположенного по адресу: Иркутская область, г. Иркутск, Кировский район, ул. Чкалова, ул. Марата, ул. Сурикова, и направить его заявителю в тридцатидневный срок с момента вступления настоящего решения в законную силу.

Решение суда вступило в законную силу и являлось длительное время неисполненным, по той же причине передачи полномочий на распоряжение земельными участками государственная собственность на которые не разграничена, от администрации г. Иркутска к Правительству Иркутской области в соответствии с Законом Иркутской области от 21.12.2006 № 99-оз «Об отдельных вопросах использования и охраны земель в Иркутской области».

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 09.04.2014г. решено: Произвести замену ответчика Администрации города Иркутска его правопреемником – Министерством имущественных отношений Иркутской области.

Постановлением четвертого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2014г. определение Арбитражного суда Иркутской области от 09 апреля 2014 года о процессуальном правопреемстве по делу № А19-17120/2012 отменено и постановлено: Произвести процессуальное правопреемство, Администрацию города Иркутска заменить правопреемником — Министерством имущественных отношений Иркутской области по делу № А19-17120/2012.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в постановлении от 19.01.2015г. оставил в силе постановление четвертого арбитражного апелляционного суда от 29.10.2014г.

При этом, на доводы Министерства имущественных отношений Иркутской области о том, что нет оснований для применения статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку произошла передача только отдельных полномочий от одного органа к другому, что не тождественно реорганизации и иным условиям, при которых допускается процессуальное правопреемство и, что между администрацией г. Иркутска и Министерством имущественных отношений Иркутской области не возникло правопреемства, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа указал, что они основаны на неправильном толковании положений статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и переоценке установленного судом факта правопреемства в материальном правоотношении.

Очевидно, что правовые нормы, содержащиеся в статье 48 Арбитражного процессуального кодекса РФ и статье 44 Гражданского процессуального кодекса РФ по своему содержанию и смыслу являются сходными, из чего следует, что и толковаться судами Российской Федерации они должны единообразно.

Отказывая удовлетворить заявление администрации г. Иркутска о замене ее правопреемником — Правительством Иркутской области суд пришел к выводу, что администрация г. Иркутска не выбывала из правоотношения, установленного решением Ленинского районного суда г. Иркутска от и потому в процессуальном правопреемстве, предусмотренном статьей 44 Гражданского процессуального кодекса РФ отказал.

25.04.2016г. судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела судебных приставом по особым исполнительным производств Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области вынес постановление об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю.

В указанном постановлении судебный пристав-исполнитель указал, что в ходе исполнения требований исполнительного документа установлено, что исполнительный документ, по которому взыскание не производилось (произведено частично), возвращается взыскателю в связи с тем, что невозможно исполнить обязывающий должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий) исполнительный документ, возможность исполнения которого не утрачена.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно разъяснял, что положения статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации направлены на установление дополнительных процессуальных гарантий для лиц, участвующих в деле по исполнению судебных постановлений.

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить защиту прав, посредством правосудия. Это означает, что государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть компетентной и эффективной.

Таким образом, положения статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, как допускающей в правоприменительной практике неисполнимость судебных постановлений, не соответствуют части 2 статьи 15, статье 18, части 1 статьи 36, части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статей 36, 37, 96 Федерального закона Российской Федерации «О Конституционном Суде Российской Федерации»

прошу Конституционный Суд Российской Федерации:

Признать статью 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не соответствующей части 2 статьи 15, статье 18, части 1 статьи 36, части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, в той мере, в которой она не допускает процессуального правопреемства.

admin