Недостойные наследники судебная практика

У Ежовых* были сын и дочь. Взрослый сын Виктор* жил со своей семьей у родителей, но постоянно выяснял отношения с отцом. В итоге в 2013 году Виктор решил отсудить половину дома. Ежов-старший подарил ее сыну в 1988-м по договору. Но в ходе судебного процесса выяснилось, что в 1993-м стороны расторгли это соглашение. Поэтому суд отказался делить дом, зато выселил сына и его семью по требованию Ежова-старшего. Он умер в 2015-м, и дом получили жена Наталья Ежова* (5/6 по завещанию) и дочь Полина Коротковская* (1/6 по закону). Еще через два года скончалась Ежова. После нее должны были наследовать сын и дочь: Коротковская и Ежов-младший.

В этом сюжете

  • ВС решил, можно ли наследовать имущество, не оформленное в собственность 14 июня, 15:49
  • Юристы объяснили, когда не стоит принимать наследство 4 июля, 15:15

Сестра не хотела, чтобы брат получил часть дома, и подала иск, чтобы его признали недостойным наследником. Она напомнила о событиях 2013 года: Виктор Ежов при жизни родителей пытался отнять у них часть дома по заведомо недействующему договору. Но первая инстанция отклонила требования Коротковской. Райсуд указал, что Ежов не вредил ни матери, ни сестре и не пытался увеличить свою долю в наследстве. Иного мнения оказался Краснодарский краевой суд. Апелляция согласилась с Коротковской, что в 2013 году ответчик злонамеренно пытался получить долю в праве собственности на дом. Крайсуд принял во внимание конфликтные отношения отца и сына, а также тот факт, что Ежов-младший не пришел на похороны матери. Поэтому апелляция признала ответчика недостойным наследником и лишила шанса получить часть дома.

Верховный суд отменил такое решение и напомнил положения ст. 1117 Гражданского кодекса. В частности, человека могут лишить наследства, если он совершил противоправные действия по отношению к другому наследнику или наследодателю и если это подтверждено решением суда. В этом деле сын получает наследство после матери, но иск о разделе дома он предъявлял к отцу. В процессе 2013 года мать и сестра не участвовали, а суд не разбирался, какие у них отношения с Ежовым-младшим, отмечается в определении № 18-КГ18-166. Верховный суд также не согласился с выводом, что сын вел себя недобросовестно. Обращение в суд за защитой не может считаться злоупотреблением правом, решила коллегия. В итоге она оставила в силе решение первой инстанции, которая отказала Коротковской.

Этика расходится с законом

Люди могут ошибаться насчет возможности признать наследника недостойным, у них часто берут верх эмоции, рассказывает партнер АБ Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Управление частным капиталом группа Страховое право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × Галина Павлова. Они могут приводить примеры, как наследник увеличивал свою долю, но забывают, что это надо подтвердить решением суда. У других решение есть, но оно имеет лишь косвенное отношение к делу, хотя его считают бесспорным доказательством, продолжает Павлова.

Закон предусматривает несколько причин, чтобы признать наследника недостойным (ст. 1117 ГК):

  • Он совершил умышленные противоправные действия против наследодателя, его наследников или последней воли в завещании, пытался незаконно ускорить получение наследства или увеличить свою долю. Например, человек подделал завещание, уничтожил или похитил, заставлял наследодателя написать или отменить завещание или «конкурентов» – отказаться от наследства (п. 19 постановления Пленума ВС № 9 от 29 мая 2012 года). Сложность в том, что эти факты должны подтверждаться приговором суда по уголовному делу или решением по гражданскому (например, о признании недействительным завещания, которое «выбили» насилием или угрозами).
  • Человек игнорировал свои обязанности по содержанию наследодателя. Здесь имеется в виду злостная неуплата алиментов по решению суда, разъясняется в п. 20 постановления Пленума ВС № 9 (например, суд обязал мужа платить нетрудоспособной бывшей жене). Решение суда не требуется только в одном случае – если речь идет о родителях, которые не содержат несовершеннолетних детей. А чтобы подтвердить факт неуплаты, пригодятся приговор по соответствующей статье, решение суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справка приставов о задолженности и т. п., приводит примеры постановление Пленума.
  • После детей не наследуют родители, которых суд лишил родительских прав.

* – имена и фамилии изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

Важность правовых позиций, которые Верховный Суд РФ объединяет в обзоры судебной практики, на мой взгляд, трудно переоценить. Во-первых, постановления Пленума ВС РФ зачастую следуют за обзорами и основываются на них. Во-вторых, в обзорах более полно раскрывается суть дел, благодаря чему можно понять существенные детали конкретных судебных казусов.

Вопросам наследственного права в Обзоре судебной практики № 2 за 2019 г., утвержденном Президиумом ВС РФ 17 июля (далее – Обзор), посвящены два пункта – 8 и 9.

В п. 8 обзора рассматривается крайне важная для сферы наследования жилья ситуация.

Разумеется, все наследники, на равном основании призываемые к наследованию (например, наследники по закону одной очереди или по одному завещанию в равных долях), имеют равные права на наследуемые жилые помещения. Однако представляется, что это равноправие не должно превалировать над благоразумием, так как в большинстве случаев жилые помещения – дома, квартиры и особенно комнаты – явно не приспособлены для раздела между двумя и, разумеется, большим числом наследников. К тому же важно сохранить возможность проживания в наследуемом помещении наследника, реально проживавшего там на момент открытия наследства. Поэтому со всех точек зрения признание ВС РФ переходящего по наследству жилого помещения неделимым объектом можно оценить положительно.

В названном пункте обзора не упомянуто о родственных или свойственных отношениях между сторонами спора. Однако использованные при публикации инициалы – И., С.Т., С.Е. и С.Н. – позволяют с высокой долей вероятности предположить, что И. – это супруг наследодателя, а С.Т., С.Е. и С.Н. – дети наследодателя. То есть перед нами – очередной пример войны за наследство отчима или мачехи и пасынков (падчериц).

В связи с этим, особенно с учетом упомянутого фактора давнего проживания И. в спорном доме, не могу не отметить, что позиция ВС РФ представляется не только законной, но и морально обоснованной. Убежден, что переживший супруг однозначно должен иметь преимущественное право на получение в собственность наследственного жилья, в котором он (она) проживал с наследодателем, или наследственной доли в этом жилье – для того, чтобы указанное лицо могло сохранить прежний привычный образ жизни.

В то же время считаю необходимым обратить внимание на два обстоятельства.

Первое. Необходимы максимально труднооспоримые (еще лучше – практически бесспорные) доказательства того, что переживший супруг фактически жил в наследуемом помещении, доме или квартире. Особенно это важно в тех случаях, когда переживший супруг не был зарегистрирован в спорном помещении по месту жительства. Но даже если и был, все равно должны быть истребованы и представлены доказательства его реального там проживания.

С учетом особенностей судопроизводства по гражданским делам также необходимо, чтобы факт проживания подтверждался письменными или вещественными доказательствами. Это будет способствовать тому, чтобы суд имел возможность максимально объективно оценить спорную ситуацию.

Отдельно отмечу, что совместное с наследодателем пользование иным имуществом – например, жилым домом как дачей – не должно давать преимуществ пережившему супругу: важно обеспечить ему лишь сохранение проживания как основы привычного образа жизни.

Второе. Если защита прав переживших супругов может выражаться в признании повышенного приоритета их преимущественного права на жилье, то защита прав иных наследников может быть гарантирована получением справедливой денежной компенсации наследственных прав на долю в жилой недвижимости, оставленной пережившему супругу. Здесь чрезвычайно важно добиться обоснованности результатов назначенной судом оценки стоимости наследственного имущества. Причем итогом оценки должно быть соответствие не методикам проведения оценки (каждый эксперт практически всегда может обосновать свое мнение, выраженное в акте оценки, ссылками на необходимые научные методики в силу их многообразия), а рыночной стоимости недвижимого имущества.

Добавлю, что в настоящее время разброс методик оценки позволяет оценщикам по-разному – зачастую вообще кардинально отличающимся образом – оценивать объекты недвижимости. Считаю, что такого не должно быть в принципе. Все возможные методики оценки должны приводить к более-менее одинаковым результатам. Остается надеяться, что по данному аспекту ВС РФ также представит правовую позицию.

Возвращаясь к рассматриваемой позиции ВС РФ, подчеркну, что речь идет не о предоставлении пережившему супругу ощутимого приоритета в получении доли в наследстве, а лишь о том, чтобы обеспечить ему приоритет в закреплении за ним привычного для него жилого помещения. И если переживший супруг не имеет возможности выплатить другим наследникам справедливую денежную компенсацию либо компенсировать перекос за счет передачи им иного наследственного имущества – тогда и приоритет пережившего супруга на получение в собственность жилья не должен действовать, поскольку права иных наследников ни в коем случае не должны быть ущемлены или нарушены.

В п. 9 обзора приведено дело, правовая позиция ВС РФ по которому напоминает о выводах, сформулированных в Постановлении Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее – Постановление Пленума № 9): восстановление срока для принятия наследства возможно только при наличии существенных объективных причин (обстоятельств), примерный перечень которых приведен в постановлении, – но не в силу каких бы то ни было субъективных обстоятельств, к которым ВС РФ последовательно относит любые сложности в общении (включая прекращение общения), какой бы из сторон, по утверждению истцов, они ни были инициированы.

В связи с этим отсутствие общения между наследником, пропустившим срок для принятия наследства, и наследодателем не рассматривается как обстоятельство, которое могло бы стать основанием для восстановления срока принятия наследства, – что представляется совершенно справедливым как с правовой, так и с моральной точки зрения. Независимо от того, прекратил наследодатель общение с наследником или наследник при жизни наследодателя по собственной инициативе в какой-то момент прекратил общение с ним, это – сугубо субъективные обстоятельства, которые по смыслу п. 1 ст. 1155 ГК РФ ВС РФ справедливо отказывается относить к уважительным причинам пропуска срока.

Можно предположить, что если при жизни наследодателя одни наследники препятствовали другим в общении с ним, то «обделенные» лица, пропустившие срок принятия наследства, обязательно должны обращаться в суд и доказывать, что подобное препятствование фактически было допущено. По крайней мере, такая попытка должна быть сделана с учетом того, что и в законе (ГК РФ), и в судебной практике (основанной на довольно-таки «жестких» положениях Постановления Пленума № 9) перечень возможных причин, признаваемых уважительными, приведен в виде открытого списка – т.е. нужно стараться доказать, что они объективно носили уважительный характер.

В заключение добавлю, что, как показывает практика ВС РФ по наследственным делам, причина многих споров связана со сложностями в общении либо между наследодателем и возможными наследниками, либо последними между собой. И если эти проблемы общения не были мирно урегулированы при жизни наследодателя, велика вероятность того, что с открытием наследства они вскроются как нарыв.

Петров Владимир Игоревич, юрист 3 класса, бывший работник судебной системы

E-mail: Boyard19@mail.ru

  1. ОТСУТСТВИЕ ПОМОЩИ ― БЛИЗКОЕ НАСЛЕДСТВО?

Ну, вот мы и подошли к самому распространённому основанию иска о признании недостойным наследником ― отсутствию заботы о пожилом или тяжелобольном наследодателе. Ведь он самый лёгкий: документы подделать, фиктивный брак заключить ― оно, с точки зрения потенциального наследника, может и здорово, да слишком уж сложно. А тут ― что может быть проще: оставить наследодателя на некоторое время без ухода, лечения ―и вот оно, наследство. Но, к счастью, и законодатель предвидел такое положение дел, а потому сделал описанное мной выше одним из главных оснований признания недостойным наследником. Но речь идёт об очень серьёзном обвинении, а коли так, нужны не менее серьёзные доказательства, потому суд не только удовлетворяет, но и частенько отказывает в удовлетворении исковых требований, причём как первая, так и последующие инстанции.

А вот и пример отказа: 28 апреля 2015 г. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе председательствующего Корниловой Т., судей Вялых О. Г., Власовой А. С., при секретаре Стяжкиной С. Д., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ращепкиной А. Е. к Бутенко А. И. о признании недостойным наследником по апелляционной жалобе Ращепкиной А. Е. на решение Азовского городского суда Ростовской области от 18 февраля 2015 г., заслушав доклад судьи Корниловой Т.Г., установила:

Ращепкина А. Е. обратилась в суд с иском к Бутенко А. И. о признании его недостойным наследником, обосновывая свои требования тем, что она является родной сестрой Б. И. Е., умершего ‹дата обезличена›. Наследственным имуществом умершего Б. И. Е. является квартира ‹номер обезличен›, расположенная ‹адрес обезличен›, гараж, автомашина ‹информация обезличена› года выпуска. Завещание отсутствует. Согласно наследственному делу единственным наследником Б. И. Е. является его сын — недееспособный Бутенко А. И.

Однако истец считает Бутенко А. И. недостойным наследником, поскольку ответчик материальную и моральную помощь Б. И. Е. не оказывал, участия в похоронах не принимал.

На основании изложенного истец просил суд признать Бутенко А. И. ненадлежащим наследником, отстранить его от наследования, лишив его права на вступление в наследование на спорное недвижимое имущество, и признать Ращепкину А. Е наследником Б. И. Е.

Решением Азовского городского суда Ростовской области от 18 февраля 2015 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с указанным решением суда, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить.

Апеллянт, ссылаясь на ст. 1117 ГК РФ, указал на то, что Бутенко А. И. является ненадлежащим наследником.

В заседание судебной коллегии стороны не явились, о месте, времени рассмотрения жалобы извещены надлежащим образом и заблаговременно, что подтверждено почтовыми уведомлениями; не сообщили причины неявки и не ходатайствовали об отложении слушания дела; судебная коллегия с учётом положений ч. 3 ст. 167, ч. 1 ст. 327 ГПК РФ признала возможным рассмотреть жалобу в отсутствие указанных лиц.

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, руководствуясь п. 2 ст. 1117 ГК РФ и разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», исходил из того, что само по себе неучастие ответчика в осуществлении ухода за наследодателем, неоказание материальной помощи наследодателю в отсутствие установленной решением суда алиментной обязанности ответчика в отношении наследодателя, по смыслу ст. 1117 ГК РФ, основанием для отстранения от наследования не является; приговором суда либо материалами гражданского дела о взыскании алиментов не подтверждено злостное уклонение ответчика от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя.

Судебная коллегия не находит оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции.

Обратившись в суд с настоящим иском, истец исходил из того, что Бутенко А. И. является недостойным наследником, поскольку не выполнял при жизни отца уход за ним, не оказывал материальную помощь.

Однако Бутенко А. И., являясь инвалидом с детства, решением суда от 10.08.1994 был признан недееспособным, в связи с чем оказывать материальную или иную помощь Б. И. Е. не мог.

Кроме того, согласно ст. 1148, 1149 ГК РФ, Бутенко А. И. является нетрудоспособным иждивенцем наследодателя, и в случае наличия завещания не в его пользу имел бы право на обязательную долю наследства.

Поскольку обстоятельства, на которые ссылался истец в обоснование своих требований, в правовом понимании ст. 1117 ГК РФ основанием для признания Бутенко А. И. недостойным наследником и отстранения его от наследства не являются, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении заявленных исковых требований.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, в связи с чем не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения.

С учётом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований к отмене постановленного судом первой инстанции решения не имеется, обстоятельства, имеющие значение для дела, судом определены правильно, нормы закона применены верно.

Судебная коллегия, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ определила: решение Азовского городского Ростовской области от 18 февраля 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Ращепкиной А. Е. — без удовлетворения.

Вот тут мы видим простой пример невнимательности, а может быть, и легкомыслия истца: подал иск в суд чисто по факту, что помощи отцу ответчика при его жизни от сына не приходило. Но наличие всего лишь одной бумаги — справки ответчика об его инвалидности — вчистую освободило его от ответственности и привело к отказу в иске. Кроме того, как уже было сказано выше, являясь инвалидом, ответчик сам мог бы претендовать на часть наследства.

  1. БРАК С ИМУЩЕСТВОМ

Есть и ещё один хитрый ход в целях получить наследство: фиктивный брак — знаменитый приём, не раз описанный в художественной литературе и показанный в фильмах, где мы видим, как девушка выходит замуж за богатого старика или молодой альфонс женится на богатой же старухе и предвкушает, как совсем скоро станет владельцем её состояния. Но закон здесь в очередной раз доказывает, что кино / литература — не то же самое, что реальная жизнь. Если там «предприимчивые» наследники чаще всего достигают своей цели, то в реальности это один из почти гарантированных «шлагбаумов» на пути к наследству. Но, естественно, требующий доказательств, как и всякий другой.

Вот и пример: 18 марта 2014 г. Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе: председательствующего судьи Птоховой З. Ю., судей Александровой Ю. К. и Параевой В. С. при секретаре К. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-6020/13 по апелляционной жалобе П. С. А. на решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2013 года по иску П. С. А. к Ш. Е. В. о признании недостойным наследником, отстранении от наследственного имущества.

Заслушав доклад судьи Птоховой З. Ю., объяснения представителя ответчицы Ш. Е. В. — М. В. В., возражавшей против доводов жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда установила: <дата> умер П. Ю. А., приходящийся родным братом истцу и супругом ответчице. После смерти наследодателя открылось наследство, в состав которого входит 1/2 доля в общей долевой собственности на квартиру по адресу: <адрес>.

П. С. А. обратился в суд с иском к Ш. Е. В., в котором просил признать ответчицу недостойным наследником, отстранить её от наследования имущества.

В обоснование заявленных требований истец указал, что он, как наследник второй очереди, по закону обратился с заявлением о принятии наследства к нотариусу; наследником первой очереди является супруга П. Ю. А. — Ш. Е. В., которая также обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства.

Истец просит признать ответчицу недостойным наследником, ссылаясь на то, что её брак с наследодателем был фиктивным, заключённым без цели создания семьи, поскольку на момент регистрации брака и по настоящее время ответчица проживает в Канаде. Наследодатель с 1993 года по 2010 год проживал с гражданской женой К. С., после 2010 года и до своей смерти — с Н. Л. По мнению истца, брак наследодателя с ответчицей был заключён с целью получения наследодателем гражданства Канады, а ответчица за регистрацию брака получила денежное вознаграждение. Совместного хозяйства супруги не вели, совместно не проживали.

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2013 года в удовлетворении исковых требований П. С. А. отказано.

В апелляционной жалобе П. С. А. просит решение суда отменить, считая его вынесенным с нарушением норм процессуального права. Указывает на необоснованный, по его мнению, отказ в удовлетворении ходатайств об отложении судебного разбирательства в связи с болезнью его представителя и об истребовании сведений о наличии нотариально заверенного завещания.

Истец П. С. А., ответчица Ш. Е. В., третье лицо — нотариус Д. М. А., извещённые о времени и месте судебного разбирательства (л. д. 82-84), в судебное заседание не явились, доказательств уважительности причин неявки не представили, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу на основании ч. 3 ст. 167, ч.ч. 1.2 ст. 327 ГПК РФ в отсутствие неявившихся лиц.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения представителя ответчика, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов наследственного дела следует, что после смерти П. Ю. А. <дата> с заявлением о принятии наследства к нотариусу обратился родной брат умершего — П. С. А., а <дата> с заявлением о принятии наследства обратилась супруга умершего — ответчица Ш. Е. В. Согласно материалам дела, наследственное имущество состоит из 1/2 доли в праве собственности на квартиру по адресу: <адрес>

Как следует из материалов наследственного дела, свидетельства о праве на наследство на наследственное имущество нотариусом не выдавались (л. д. 39-57). В суд первой инстанции и в наследственное дело был представлен брачный договор, заключённый <дата> между П. Ю. А. и Ш. Е. В., согласно которому сторонами договора были определены имущественные правоотношения, какие-либо условия, касающиеся распоряжения имуществом в случае смерти супруга, в брачном договоре отсутствуют (л. д. 21, 22).

Отказывая П. С. А. в удовлетворении исковых требований о признании ответчика недостойным наследником, суд первой инстанции, руководствуясь положениями п. 1 ст. 1117 ГК РФ, приняв во внимание, что истцом каких-либо иных доводов, за исключением заявления о фиктивности брака, которые бы указывали на то, что ответчица совершила умышленные противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовала или пыталась способствовать призванию её или других лиц к наследованию либо способствовала или пыталась способствовать увеличению причитающейся ей или другим лицам доли наследства, суду не представлено, пришёл к выводу об отсутствии правовых оснований для признания Ш. Е. В. недостойным наследником.

Судебная коллегия находит выводы суда правильными исходя из следующего.

В процессе судебного разбирательства по делу истцом в соответствии с требованиями ст.ст. 56, 57 ГПК РФ не было представлено доказательств таких действий ответчицы по отношению к наследодателю, которые, в соответствии со ст. 1117 ГК РФ, могли бы являться основанием для объявления ответчика недостойным наследником и отстранения его от наследования.

Доводы истца о том, что брак наследодателя с ответчицей был фиктивным, основанием для удовлетворения заявленных требований не являются.

В соответствии с положениями ч. 1 и 2 ст. 27 СК РФ брак признаётся недействительным при нарушении условий, установленных ст. 12-14 и п. 3 ст. 15 настоящего Кодекса, а также в случае заключения фиктивного брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью. Признание брака недействительным производится судом.

Ч. 1 ст. 28 СК РФ содержит исчерпывающий перечень тех, кто имеет право обратиться в суд с иском о признании брака фиктивным. Из данной правовой нормы следует, что в суд с иском о признании брака фиктивным может обратиться супруг, права которого нарушены регистрацией брака. Возбуждение судом данного дела после смерти одного из супругов является неправомерным, поскольку между гражданами при вступлении в брак возникают личные правоотношения, которые прекращаются в связи со смертью одного из супругов и правопреемства не допускают.

Истцу, как правильно указано судом первой инстанции, такое право законом не предоставлено.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Недоказанность иска влечёт отказ в его удовлетворении.

В ходе рассмотрения дела обстоятельства, свидетельствующие о совершении ответчицей каких-либо противоправных действий, направленных против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являющихся основанием к утрате права наследования, не были установлены.

На момент разрешения спора вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу в отношении ответчицы или решение суда по гражданскому делу, которыми были бы установлены обстоятельства, перечисленные в ст. 1117 ГК РФ, отсутствовали. Доказательств наличия указанных обстоятельств не представлено также и суду апелляционной инстанции.

При указанных обстоятельствах оснований для удовлетворения требований П. С. А. о признании Ш. Е. В. недостойным наследником у суда первой инстанции не имелось.

Довод жалобы о необоснованности отказа судом в отложении рассмотрения дела несостоятелен.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правомерно, в соответствии с ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, рассмотрел дело в отсутствие истца и его представителя. В соответствии с ч. 6 ст. 167 ГПК РФ суд может отложить разбирательство дела по ходатайству лица, участвующего в деле, в связи с неявкой его представителя по уважительной причине.

По смыслу указанной нормы права отложение судебного разбирательства в связи с неявкой представителя стороны является не обязанностью, а правом суда, вопрос решается судом с учётом характера причин неявки представителя. При этом неявка представителя не лишает суд права рассмотреть дело в его отсутствие при условии извещения лица, участвующего в деле о времени и месте судебного заседания.

Письменное ходатайство истца П. С. А. об отложении рассмотрения дела, в связи с болезнью ее представителя, судом первой инстанции было обсуждено и отклонено. В рассматриваемом случае болезнь представителя истца не признана уважительной причиной для отложения судебного разбирательства ввиду отсутствия доказательств. Кроме того, в ходатайстве об отложении не были указаны фамилия имя и отчество представителя, который не смог явиться в судебное заседание, притом что, согласно представленной суду доверенности, у истца имелось четыре представителя (л. д. 14). С учётом изложенного суд обоснованно признал неявку представителя истца неуважительной.

Кроме того, судебная коллегия полагает необходимым отметить, что неявка представителя истца не является уважительной причиной для отложения судебного разбирательства, так как не препятствует истцу лично принять участие в судебном заседании и представлять доказательства в обоснование своей позиции по делу.

При таких обстоятельствах рассмотрение дела в отсутствие истца и его представителя не противоречило нормам Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не повлекло нарушения процессуальных прав П. С. А.

Довод жалобы о том, что судом не было удовлетворено ходатайство об истребовании доказательств в виде завещания П. Ю. А., не может быть положен в основу для отмены решения суда. Судом первой инстанции обоснованно отклонено указанное ходатайство как нецелесообразное, не имеющее правового значения для рассмотрения дела. К тому же, согласно представленным суду материалам наследственного дела, стороны обращались к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону, в связи с чем оснований полагать о существовании какого-либо завещания П. Ю. А. у суда не имелось.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда определила: Решение Невского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу П. С. А. — без удовлетворения.

Здесь мы видим двойное нарушение: истец не только не доказал основания, по которым заявил иск, так и вообще не имел права делать этого: в приведённой выше норме закона чётко прописано, кто имеет право заявлять иск о признании брака фиктивным и что это такое. Я охотно могу допустить, что в силу своей юридической неграмотности истец мог и не знать об этих нормах, но, учитывая тот факт, что иск заявлен именно после смерти наследодателя и открытия наследства, куда охотнее напрашивается идея, что таким способом истец пытался отодвинуть другого наследника в сторону, что является недопустимым.

  1. К ЧЕМУ МЫ ПРИШЛИ?

Каждый день по всей стране подаётся огромное количество исков о признании одного либо нескольких наследников недостойными, однако, как мы выяснили по итогам расследования, далеко не все из них удовлетворяются судами, очень часто следует отказ как в первой, так и в апелляционной инстанции. Какие же выводы можно сделать из этого неутешительного для истцов факта?

Как мы видим, признание наследника недостойным — серьёзная процедура, которую можно пустить в ход лишь при очень серьёзных обвинениях в адрес того, к кому предполагается её применить, временами имеющих уголовный оттенок. А раз так, то и доказывать столь серьёзные обвинения необходимо столь же основательно, чего стороны в вышеозначенных процессах не продемонстрировали. Итак, что и как необходимо сделать, чтобы иск был удовлетворён?

  • Помнить, что подать иск о признании одного из наследников недостойным возможно лишь по основаниям, предусмотренным ст. 1117 ГК РФ. Никакая отсебятина в виде личных обид, желания «насолить» нелюбимому родственнику и тому подобного не допускается в принципе.

  • Не подавать иск о признании недостойным наследником, заведомо понимая, что таким способом вы лишь хотите помешать кому-то принять наследство. Основания, перечисленные в ст. 1117 ГК РФ, крайне серьёзны, поэтому есть опасность, что в случае их неумелого доказывания не только суд откажет вам в иске, но вдобавок вы ещё и обвинение в клевете получите. Не используйте в борьбе за наследство незаконных, грязных методов вроде фальсификации — иначе также рискуете сами стать ответчиком.

  • Подавая иск о признании недостойным наследником, всегда прикидывайте, вспоминайте, всё ли вы сами сделали для того, чтобы воспользоваться своим правом на наследство. В противном случае выйдет, как в самом первом деле, когда ответчица была обвинена «во всех смертных грехах», хотя истцы сами не предприняли без уважительных причин шагов для вступления в наследство. И конечно, всегда подкрепляйте каждое требование основательной доказательной базой.

  • А этот совет для потенциальных недостойных наследников — он более человеческий, нежели просто юридический. Помните, что есть вещи куда более высокие, чем наследство; что брак предназначен для другой цели, что за нетрудоспособными близкими необходимо ухаживать и уважать их независимо ни от чего; что имущество преходяще — его можно накопить, восстановить, а вот нормальные отношения в семье спасти возможно не всегда.

Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.2013 N 29-П «По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина М.В. Кондрачука»

Согласно пункту 1 статьи 1141 ГК Российской Федерации наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, т.е. если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования (статья 1117), либо лишены наследства (пункт 1 статьи 1119), либо никто из них не принял наследства, либо все они отказались от наследства. Наследники же всех последующих очередей устраняются от наследования, если имеется хотя бы одно лицо, отнесенное к предыдущей очереди, и если это лицо не лишено по каким-либо причинам права наследования и намерено его реализовать.

15. При оформлении свидетельства о праве на наследство нотариус предварительно анализирует все документы, имеющиеся в наследственном деле: заявления наследников о принятии наследства; документы, подтверждающие степень родства, брачные отношения и иные отношения наследников с наследодателем; завещания, возможные отмены завещаний, завещательные отказы и возложения; заявления об отказе от наследства; основания приращения наследственных долей; имеющиеся судебные решения; другие документы и сведения. При этом нотариус выясняет, нет ли других наследников, подлежащих призванию к наследованию, а также нет ли среди наследников, принявших наследство, недостойных наследников (ст. 1117 ГК РФ).

«Методические рекомендации по теме «О наследовании долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью» (утв. на заседании Координационно-методического совета нотариальных палат ЮФО, С-К ФО, ЦФО РФ 28 — 29.05.2010)

3.2. При отсутствии наследников по закону, перечисленных в ст. 1142 — 1148 ГК РФ, и наследников по завещанию, а также в случаях, когда никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования как недостойные (ст. 1117 ГК РФ); никто из наследников не принял наследства либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1158 ГК РФ), доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью на основании ст. 1151 ГК РФ является выморочным имуществом и переходит в порядке наследования по закону к Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 02.12.2013 N 1906-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Романова Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 1149 Гражданского кодекса Российской Федерации»

Пункт 4 статьи 1149 ГК Российской Федерации в обеспечение как интересов наследника по завещанию, так и интересов лица, имеющего право на обязательную долю в наследстве, позволяет суду уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении, если осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и тому подобное) или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудия труда, творческая мастерская и т.п.), наделяя тем самым суд необходимыми для осуществления правосудия дискреционными полномочиями по определению, исходя из фактических обстоятельств дела, возможности или невозможности передачи наследнику по завещанию указанного имущества, а также по оценке имущественного положения наследников. Согласно же пунктам 2 и 4 статьи 1117 ГК Российской Федерации суд по требованию заинтересованного лица отстраняет от наследования граждан, в том числе наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве, злостно уклонявшихся от выполнения обязанностей по содержанию наследодателя, лежавших на них в силу закона.

«Методические рекомендации по оформлению наследственных прав» (утв. Правлением ФНП 28.02.2006)

б) специальным сроком принятия наследства является срок, установленный для лиц, право наследования которых возникает вследствие отказа наследника от наследства (ст. ст. 1157, 1158 ГК РФ), оформленного в порядке, установленном ст. 1159 ГК РФ, или отстранения в судебном порядке наследника по основаниям, установленным ст. 1117 ГК РФ (недостойные наследники). Такие лица могут принять наследство в течение шести месяцев со дня возникновения у них права наследования, а не со дня открытия наследства (п. 2 ст. 1154 ГК РФ), то есть:

Федеральный закон от 26.11.2001 N 147-ФЗ (ред. от 25.12.2018) «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»

При отсутствии наследников, указанных в статьях 1142 — 1148 Гражданского кодекса Российской Федерации, либо если никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника, применяются правила о наследовании выморочного имущества, установленные статьей 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебные баталии между родственниками из-за наследства — это всегда сложная дилемма. И часто даже не столько материальная или моральная, сколько юридическая. Это наглядно продемонстрировал анализ Верховным судом практически «стандартного» наследственного спора, когда дети наследодателя посчитали его новую жену недостойной наследницей.

Эта история случилась в Краснодаре. Там в районный суд обратилась с иском гражданка — с просьбой признать недостойной наследницей жену своего отца. В суде женщина рассказала, что отец завещания не оставил и после его смерти за наследством по закону обратились его дети от предыдущего брака и нынешняя жена, точнее — вдова. Но, по мнению детей, от имени которых выступала одна из дочерей, вдова — недостойный наследник. Истица уверяла суд, что эта женщина никакого участия в уходе за тяжелобольным мужем не принимала, вместе с ним не жила, общее хозяйство не вела, материальной помощи больному не оказывала, хотя он в этом нуждался. А позже, когда человек умер, она не участвовала в расходах на погребение.

В подтверждение своих слов истица продемонстрировала в суде решение этого же районного суда о взыскании с жены в пользу мужа крупной суммы. А еще в дело истица положила справку из полиции, где муж жалуется на жену, что она украла у него собаку и пять тысяч рублей.

Выслушав истицу и рассмотрев доказательства, Прикубанский районный суд истице отказал. Та пожаловалась в краевой суд. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда районный отказ был отменен и по делу принято новое решение — признать вдову недостойной наследницей и исключить ее из числа наследников.

Теперь в Верховный суд РФ обратилась вдова, несогласная с таким вердиктом. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ ее доводы изучила и посчитала их справедливыми.

Вот анализ дела, сделанный высоким судом. Гражданин заключил брак. А спустя три года отправил мировому судье просьбу о расторжении этого брака. До суда истец не дожил — спустя два месяца он умер. Завещания покойный не оставил, поэтому с заявлением о принятии наследства по закону к нотариусу обратились трое его детей и вдова. Районный суд, отказывая дочери в признании вдовы недостойной наследницей, записал, что ее доказательства «не свидетельствуют о наличии правовых оснований для признания ответчика недостойным наследником». Напомним, что о недостойном наследнике говорится в статье 1117 Гражданского кодекса.

Краевой суд, когда отменял это решение районных коллег, наоборот, посчитал доказательства истицы достаточными, чтобы отстранить ответчицу от наследования «ввиду ее злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя». Вот с этим решением и не согласился Верховный суд РФ.

По статье 1117 ГК никогда не станут наследниками ни по закону, ни по завещанию граждане, которые «своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя или его наследников» пытались признать наследниками их самих или получить больше, чем им положено. Но эти действия должны быть подтверждены решением суда. В подтверждении своих слов высокий суд привел и специальный пленум Верховного суда (от 29 мая 2012 года N 9), на котором разбирались спорные вопросы дел о наследстве. Там также говорили о недостойных наследниках. И было подчеркнуто: противоправные действия против наследодателя, или кого-то из наследников, или «против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании», — все это основания для утраты прав наследования. Но если эти действия — умышленные. Причем мотивы или цели этих действий значения не имеют.

Суд отстранит наследника по причине, что тот не содержит наследодателя, только при доказанности факта, что человек злостно уклонялся от своих обязанностей

Противоправные действия против последней воли наследодателя — это, к примеру, подделка завещания, его уничтожение или хищение, принуждение наследодателя отменить или исправить завещание, попытки заставить наследников отказаться от наследства. Но вот что главное — все перечисленное в 1117-й статье Гражданского кодекса о недостойном наследнике будет «работать», если тому есть подтверждение «в судебном порядке». Это может быть решение суда по гражданскому иску (например, о признании недействительным завещания, сделанного под угрозой или насилием), или приговор по уголовному делу.

На пленуме, о котором уже говорили, подчеркнута следующая мысль. Если рассматривается требование об отстранении гражданина от наследства по закону, то суды должны учитывать, что требования по содержанию наследодателя, злостное уклонение от выполнения которых будет основанием для отстранения, должны подтверждаться алиментными обязательствами членов семьи, установленными Семейным кодексом. То есть между родителями и детьми, супругами, братьями и сестрами, дедушками и бабушками и внуками, пасынками и падчерицами, отчимом и мачехой. Проще говоря, если речь идет о том, что человека при жизни не содержали, то обязанность по такому содержанию должна быть установлена судом, точнее — решением о назначении алиментов.

А злостный характер таких действий в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты.

Суд отстранит наследника по причине, что тот не содержит наследодателя только при доказанности факта, что человек злостно уклонялся от своих обязанностей, и это надо подтвердить решением суда о назначении алиментов, справкой от приставов, что есть долг, и другими подобными доказательствами. Также доказательством «злостного уклонения» будет то, что плательщик алиментов скрывал свой настоящий заработок, чтобы платить меньше, сменил ради этого работу или место жительства.

В нашем случае краевой суд, не соглашаясь с решением районных коллег, установил следующие обстоятельства. Мировой суд рассматривал иск покойного о расторжении брака. Это было в декабре. Жена попросила дать срок для примирения, что судья и сделал, отложив дело на месяц. Но спустя две недели супруга госпитализировали в реанимацию. Свидетели со стороны детей рассказали, что жена там его не навещала. Из этого апелляция сделала вывод, что срок для примирения супруга попросила, чтобы потянуть время и стать наследницей.

Из материалов дела видно, что муж писал в полицию на супругу жалобу и обращался в суд с иском по договору займа. Этот иск был удовлетворен. Дочь покойного считает, что супруга отца специально попросила у него денег взаймы, чтобы уменьшить наследственную массу. Из этого краевой суд сделал вывод, что вдова — недостойный наследник. Но, по мнению Верховного суда, действия вдовы не подпадают под статью о недостойном наследнике. Заявление супруги — отложить суд и дать время для примирения — никак не может быть доказательством «умышленного противоправного действия», чтобы стать наследницей. Жалоба покойного в полицию на жену вообще не имеет правового значения для этого спора, так как в ответ полиция отказала в возбуждении дела. Решение районного суда о выплате долга по договору займа также не доказывает «наличие умышленных действий» вдовы, чтобы сделать наследство меньше. Ведь о возврате долга есть вступившее в силу решение суда, а по Гражданскому кодексу (статьи 1110 и1112) требование возврата долга переходит по наследству. Следовательно, объем наследства не изменился.

Требуя признать вдову недостойной наследницей, дочь покойного сослалась на пункт 2 статьи 1117 Гражданского кодекса. По этому пункту, подчеркнул Верховный суд РФ, стать недостойным можно лишь при злостном уклонении от исполнения установленной судом обязанности по уплате алиментов. Такое решение в нашем случае вообще не принималось.

В итоге Верховный суд отменил решение краевого суда как неправильное и признал решение районного правильным и законным.

admin