Недопустимые показания свидетеля

Чтобы узнать о других значениях, см. Косвенные доказательства (значения) .

Косвенные доказательства — это доказательства, которые основываются на умозаключении, чтобы связать их с заключением о факте, например, отпечаток пальца на месте преступления. Напротив, прямые доказательства подтверждают истинность утверждения напрямую, т. Е. Без необходимости каких-либо дополнительных доказательств или умозаключений.

Само по себе косвенное свидетельство допускает более одного объяснения. Могут потребоваться различные косвенные доказательства, чтобы каждое подтвердило выводы, сделанные на основе других. Вместе они могут сильнее поддержать один конкретный вывод по сравнению с другим. Объяснение, включающее косвенные доказательства, становится более вероятным после того, как альтернативные объяснения были исключены.

Косвенные доказательства позволяют исследователю сделать вывод о том, что факт существует. В уголовном праве заключение делается лицом, оценивающим факт, чтобы подтвердить истинность утверждения (о виновности или отсутствии вины).

Разумные сомнения связаны с косвенными доказательствами, поскольку косвенные доказательства являются доказательствами, основанными на умозаключениях, и были введены разумные сомнения, так что косвенных улик против кого-либо в уголовном или гражданском деле может быть недостаточно для справедливого осуждения кого-либо. Разумные сомнения описываются как высший стандарт доказывания, применяемые в суде, и означают, что присяжный может признать обвиняемого виновным в преступлении с моральной уверенностью. Следовательно, косвенных улик против кого-либо может быть недостаточно для осуждения, но они могут способствовать принятию других решений по делу.

Свидетельские показания могут быть прямыми или косвенными. Например, свидетель, утверждающий, что она видела, как обвиняемый нанес удар ножом жертве , дает прямые доказательства. Напротив, свидетель, которая говорит, что она видела, как подсудимый входил в дом, что она слышала крики и что она видела, как подсудимый ушел с окровавленным ножом, дает косвенные доказательства. Именно необходимость вывода, а не очевидность вывода определяет, являются ли доказательства косвенными.

Судебные доказательства, предоставленные свидетелем-экспертом, обычно рассматриваются как косвенные доказательства. Например, судмедэксперт может предоставить результаты баллистических испытаний, доказывающие, что из огнестрельного оружия подсудимого были выпущены пули, убившие жертву, но не обязательно, что подсудимый произвел выстрелы.

Косвенные доказательства особенно важны в гражданских и уголовных делах, когда прямые доказательства отсутствуют.

Что-то я в последнее время не испытываю особого энтузиазма от своих походов в суд. Особенно если речь идет о процессах по делам об административных правонарушениях или по уголовным делам.

Судебное разбирательство во многих случаях постепенно трансформировалось в имитацию отправления правосудия. Соблюдается регламент суда (хотя некоторые судьи и этого не делают), но представленные сторонами доказательства надлежащим образом не исследуются.

Результатом судебного следствия становится «подгонка» имеющихся доказательств под шаблон обвинительного приговора или постановления. При этом содержание самих доказательств, равно как и законность их получения, суд не учитывает.

Имитация выглядит уместно в кинематографе или театре. Актеры имитируют различные жизненные процессы, и от этого действа все только выигрывают. Зрители получают удовольствие от просмотра кино или спектаклей. Актеры и лица, участвующие в создании картин и постановок, получают денежное вознаграждение. При этом все остаются довольны и не причиняют друг другу никакого вреда.

В имитации судебного разбирательства проигрывают все.

Судья проигрывает в том, что вынужден выкручиваться и находить основания для отказа в удовлетворении ходатайств защиты даже тогда, когда такие основания отсутствуют. Точно также он вынужден находить доказательства обвинения, когда таковых нет, либо есть такие, что лучше бы их не было.

Прокурор проигрывает в том, что вынужден поддерживать обвинение даже в тех случаях, когда по-хорошему от этого обвинения следует отказаться.

Защитник проигрывает в том, что осознает свою правоту, но не имеет возможности ее доказать. Вернее, доказать-то ее он может, но лишь при условии, если эти доказательства будут приниматься судом. А пока такого условия нет, защитнику тоже приходится выкручиваться, чтобы не свести свое участие в судебном процессе к абсолютному нулю.

Почему проигрывает подсудимый, объяснять, думаю, не нужно. Он уже проиграл, когда оказался в этом статусе. Ему лишь остается надеяться, что степень этого проигрыша не окажется для него слишком трагичной.

Чтобы исключить «обнуление» своей роли в уголовном деле многие защитники стремятся выбирать путь согласия с предъявленным обвинением. В этом случае подзащитный заведомо чувствует себя виноватым и понимает, что обвинительного приговора не избежать, а защитник остается для него последней надеждой на смягчение наказания.

Незначительная разница в сроке наказания между запрошенным прокурором и назначенным судом (что происходит в большинстве случаев, т.к. суд обычно дает срок немного поменьше, чем просит государственный обвинитель) констатируется такими защитниками как выигрыш дела.

Меня такой выбор не устраивает, да и подзащитные все время попадаются какие-то «неправильные» — ни в чем не виновные. Поэтому для себя я разработал несколько иной порядок действий в суде первой инстанции, чтобы из нуля превратиться в какое-нибудь значимое число. Об этом расскажу в конце данной публикации.

Раньше я писал в своей статье Правосудие с «широко закрытыми глазами» о том, что суд перестает слышать и видеть только тогда, когда выступает сторона защиты. Оказывается, я ошибался. Судьи научились не слышать даже то, что говорят свидетели обвинения, потому что оценивают только количество доказательств, которые можно включить в обвинительный приговор для создания видимости их совокупности. О качестве доказательств речи не идет.

Приведу всего два примера, на которых можно наглядно прочувствовать всю глубину проблемы.

Пример 1. Мой подзащитный М. привлекается к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения.

Предыстория такова.

Сотрудники ГИБДД предлагают М. пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте с помощью алкотестера. При этом они не производят отстранение водителя М. от управления транспортным средством и задержание его автомобиля и не составляют соответствующие процессуальные документы.

М. выдувает в прибор, и тот показывает по нулям. Сотрудникам этого мало, и они направляют М. на медицинское освидетельствование. В протоколе не указывают ни одного основания, в соответствии с которым у М., по мнению сотрудников ГИБДД, выявлены признаки опьянения.

По результатам медицинского освидетельствования М. у него в моче обнаруживаются каннабиноиды. Врач ставит стандартную печать в акт: «Установлено состояние опьянения». Никаких сведений о количественных показателях выявленного наркотического средства в акте не указано.

Подзащитный в шоке, так как в принципе не употребляет ни алкоголь, ни тем более наркотики. Начинаем выявлять причину такого показателя. М. вспоминает о том, что незадолго до сдачи анализа удалял себе зуб и употреблял обезболивающее лекарственное средство – Нурофен (Ибупрофен). По предварительной информации данное средство может давать ложноположительный тест на тетрагидроканнабинол.

А теперь о доказательствах, которые должны иметь значение для суда.

Допрашиваю в суде сотрудника ГИБДД, оформившего протокол о направлении М. на медицинское освидетельствование.

Вопрос: Вы производили отстранение М. от управления транспортным средством?

Ответ: Да, конечно.

Вопрос: Вы составляли протокол об отстранении М. от управления транспортным средством?

Ответ: Да, обязательно.

Вопрос: Вы направили протокол об отстранении М. от управления транспортным средством вместе с остальными материалами в мировой суд?

Ответ: Да, направил.

Вот и приехали. Напоминаю, что в материалах дела никакого протокола нет, потому что отстранение М. от управления транспортным средством не производилось.

Идем далее.

Вопрос: По каким признакам Вы определили, что М. находится в состоянии опьянения?

Инспектор замялся и не смог ответить на поставленный вопрос.

Начинаю устраивать ликбез, перечисляя основания, предусмотренные законом: запах алкоголя изо-рта, неустойчивость позы, шаткость походки, поведение не соответствующее обстановке…

На последней фразе инспектор оживляется и, радостно кивая головой, говорит: — Во, во, оно самое!

— Что именно? – уточняю я.

— Поведение, не соответствующее этой, как ее… обстановке! Вот!

Очень интересно. То есть мой подзащитный, по словам сотрудника ГИБДД, вообще был «в неадеквате». Согласитесь, странный вывод, особенно если учесть отрицательные показатели алкотестера, а также тот факт, что после проведения медосвидетельствования М. благополучно сел за руль своего автомобиля и уехал домой.

Вопрос: Вы указали это основание в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование?

Ответ: Да, конечно.

Смотрим протокол. Напротив указанного инспектором основания никакой отметки не стоит.

Подытожим результаты допроса.

Сотрудник ГИБДД дал суду ложные показания, то есть попросту наврал, что составлял протокол об отстранении М. от управления транспортным средством; что М. находился в неадекватном состоянии; что это обстоятельство послужило основанием для направления М. на медицинское освидетельствование.

Что должен сделать независимый, беспристрастный, справедливый судья в таком случае? Правильно! Он должен стукнуть своей колотушкой, пардон, судебным молотком, по столу (во всяком случае, именно так это выглядит в образцовой программе «Час суда», которой так доверяют наши граждане), после чего влепить частник в адрес начальства инспектора и незамедлительно прекратить дело в отношении М., потому как все нарушения налицо, и разбирать тут больше нечего.

Что делает наша судья? Правильно! Она даже глазом не моргнула, убедившись, что показания инспектора ложные, и что процедура направления М. на медосвидетельствование грубо нарушена. Она уже вынесла бы постановление о лишении М. водительских прав, да неугомонный защитник заявил ходатайство о вызове в суд понятых, которых, (О, ужас!) со слов М., вообще не было при составлении протокола. Так что процесс благополучно продолжился, и теперь вынесение обвинительного постановления является лишь вопросом времени.

Пример 2. Мой подзащитный привлекается к уголовной ответственности за незаконный сбыт наркотических средств.

Задержание произошло по классической схеме. Закупщик, участвующий в ОРМ «проверочная закупка», находясь под давлением оперативников, убедил-таки моего подзащитного приобрести для него наркотик.

По таким делам наибольший интерес представляет механизм появления закупщика в поле зрения правоохранительных органов.

При допросе оперативника, оформившего все материалы ОРМ, следователь допускает досадную оплошность и указывает в протоколе допроса такую фразу: «Н. (закупщик) был вызван к нам в отдел для проведения с ним профилактической беседы, в ходе которой сообщил, что Г. (мой подзащитный) занимается сбытом наркотиков».

Словосочетание «был вызван», а тем более для некой «профилактической» беседы уже дает основание защитнику заявлять о наличии провокации в действиях оперативных сотрудников полиции, поскольку инициатива организации сбыта наркотиков идет от них, а не от Н. и тем более не от Г.

Изучаем рапорт об основаниях для проведения проверочной закупки. Одним из оснований указывается заявление Н. Все замечательно, вот только никакого заявления в материалах уголовного дела нет.

В суде на допросе оперативный сотрудник на голубом глазу сообщает суду о том, что «Гражданин Н. добровольно явился к нам в отдел и сообщил о том, что Г. занимается сбытом наркотиков».

Учитывая содержание допроса оперативника на следствии, констатируем факт, что он дает суду заведомо ложные показания.

Задаю оперативнику вопросы.

Вопрос: В какой форме Н. заявил вам о том, что Г. занимается сбытом наркотиков – в устной или письменной? Если в письменной, какой документ был им составлен?

Ответ: Н. написал заявление о данном факте.

Вопрос: Указанное заявление было передано следователю вместе с остальными оперативными материалами?

Ответ: Да, конечно.

Опять ложь. Никакого заявления в перечне оперативных материалов и в материалах уголовного дела нет.

Заявляю ходатайство об оглашении показаний оперативника, данных на следствии, в связи с существенными противоречиями.

По итогам оглашения спрашиваю, подтверждает ли он данные показания. Ответ положительный.

Тогда задаю главный вопрос, имеющий непосредственное отношение к данному делу.

Вопрос: Поясните, пожалуйста, каким образом Н. был вызван к вам в отдел, и что за профилактическая беседа с ним была проведена?

Что должен сделать независимый, беспристрастный, справедливый судья в таком случае? Правильно! Он должен заинтересоваться полученным ответом свидетеля, и при возникновении соответствующих сведений констатировать факт того, что в действиях сотрудников полиции имеет место провокация.

Что делает наш судья? Правильно! Не дожидаясь ответа оперативника, он нервно подскакивает на месте и буквально кричит в мою сторону: «Вопрос снимается!»

«Нет, ребята, все не так, все не так, как надо», — почему-то вспомнил я в тот момент знаменитые строчки из песни Владимира Высоцкого.

Только у меня одного возникло ощущение, что такая реакция свидетельствует об укрывательстве преступления, совершенного сотрудниками полиции? Нет, вы не подумайте чего, это я так, размышляю.

А теперь о порядке действий, который я соблюдаю, оказавшись участником (но не соучастником) процесса имитации. Благодаря следованию этому порядку, в прошлом году по некоторым делам мне удалось достичь весьма неплохих результатов, о которых я указывал в своей статье Подведение итогов. Примеры некоторых уголовных дел, завершенных в 2017 году

Говорить своим доверителям только правду, которая заключается в том, что в судах первой и апелляционной инстанций «ловить нечего», а дальше «как карта ляжет». Тем самым вы сразу лишите своего подзащитного всяких иллюзий, и ваш проигрыш в суде не будет восприниматься им так болезненно.

Конечно, здесь есть риск отпугнуть от себя клиентов, особенно тех, которые ждут от Вас гарантированного результата по делу. Если вы считаете, что можете давать такие гарантии, тогда у нас с вами разное представление об адвокатской деятельности.

Безусловно, можно лукавить и говорить, что какие-то шансы на успех есть и даже представлять их в процентном выражении — право ваше. Но лично я категоричен.

Для повышения вероятности того, чтобы «карта легла» как надо, готовиться нужно заблаговременно, начиная еще со стадии следствия и судебного разбирательства в первой инстанции. С этой целью нужно тщательно аргументировать свою позицию и подкреплять аргументы письменными ходатайствами и документами.

Не менять изначально выбранную позицию ни при каких обстоятельствах. Особенно если вам предлагают «вкусняшки» в виде серьезного смягчения наказания — в случае признания вины и выбора особого порядка. Просто так такое не предлагают. Значит, с доказательствами обвинения дела совсем плохи.

Держать себя в руках. Никаких эмоций. Изначально нужно быть готовым к нарушению процессуального закона со стороны судьи и прокурора, действующих против Вас и Вашего подзащитного как единое целое, и воспринимать это как должное. Предупрежден – значит вооружен. Что бы ни происходило в судебном разбирательстве, Вы должны «держать марку»: не суетиться, не дерзить, не поддаваться на провокации.

К сожалению, Ваши эмоциональные выпады в адрес судьи и государственного обвинителя могут негативно отразиться на Вашем же подзащитном, а в худшем случае – на Вас самих. Чтобы дисциплинировать участников процесса можно производить аудиозапись судебных заседаний.

Короче говоря, нужно аккуратно, но настойчиво «гнуть свою линию». И тогда имитация на каком-то этапе может трансформироваться в правосудие и принести вам заслуженный результат.

admin