Нарушение материального права

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС

Нарушения норм процессуального права, препятствующие суду апелляционной инстанции исследовать новые доказательства или обстоятельства, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, являются основанием для отмены решения суда и направления дела на новое рассмотрение

24 апреля 2003 года коллегия судей Судебной палаты по гражданским делам Апелляционного суда Киевской области, рассмотрев дело по апелляционной жалобе гр-на Н. на решение Ирпенского городского суда от 11 февраля 2003 года по делу по иску гр-на Н., гр-ки Е., гр-на М., гр-на В., гр-на С., гр-на П., гр-ки К., гр-ки Ф. к исполкому Ирпенского городского совета о признании действий относительно регистрации Ирпенского городского отделения Всеукраинской общественной организации «Общественный контроль» незаконными и возмещении морального ущерба, заслушав доклад судьи, пояснения сторон, проверив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, установила.

Истцы обратились в суд с данным иском, обосновывая его тем, что 16 августа 2002 года в адрес Ирпенского горисполкома поступило заявление учредителей Ирпенского городского отделения Всеукраинской общественной организации «Общественный контроль» о регистрации отделения. Однако вопреки требованиям закона исполком Ирпенского городского совета решения о регистрации или отказе в регистрации в установленный двухмесячный срок не принял. Истцы ссылались на то, что незаконными действиями исполкома им причинен моральный ущерб. Просили признать действия исполкома Ирпенского городского совета при рассмотрении их заявления незаконными, вменить в обязанность исполкому зарегистрировать Ирпенское городское отделение Всеукраинской общественной организации «Общественный контроль» и возместить моральный ущерб в сумме 1000 грн.

Решением Ирпенского городского суда Киевской области от 11 февраля 2003 года иск оставлен без удовлетворения.

В апелляционной жалобе гр-н Н. просит решение суда первой инстанции отменить, ссылаясь на нарушение норм материального и процессуального права.

Апелляционная жалоба подлежит удовлетворению на таких основаниях.

Отказывая в удовлетворении требований, суд первой инстанции исходил из того, что у исполкома не возникало обязанности принимать решение по заявлению учредителей о регистрации или отказу в ней, поскольку было выявлено несоответствие экземпляров устава; уставными документами Всеукраинской общественной организации «Общественный контроль» не предусмотрена легализация путем регистрации, а потому заявителям письменно было разъяснено о возможности легализации путем уведомления.

Однако с такими выводами суда полностью согласиться нельзя, поскольку они сделаны с нарушением требований материального и процессуального права.

В соответствии с требованиями статей 14, 15 Закона Украины «Об объединениях граждан» легализация объединений граждан является обязательной и осуществляется путем их регистрации или уведомления об учреждении. В случае регистрации объединение граждан приобретает статус юридического лица. Местными органами государственной исполнительной власти, исполнительным комитетом городского совета регистрируются в обязательном порядке местные ячейки зарегистрированных всеукраинских и международных объединений граждан, если такая регистрация предусмотрена уставными документами этих объединений. Решение о регистрации или отказе в ней заявителю сообщается письменно в 10-дневный срок.

Как усматривается из материалов дела, существует несколько экземпляров устава Всеукраинской общественной организации «Общественный контроль», в которых по-разному изложен пункт 3.8, регулирующий вопрос легализации местных отделений. Истцы утверждали, что в данное время отвечает оригиналу та копия, в которой предусмотрено, что «объединение может легализировать свои местные отделения путем регистрации их с правами юридического лица или легализировать путем уведомления». Учредители местного отделения настаивали на легализации отделения именно путем регистрации с целью обретения статуса юридического лица. Истцы ссылались также на то, что исполком Ирпенского городского совета требований закона при рассмотрении их заявления о регистрации не выполнил, соответствующее решение по результатам рассмотрения заявления не принял.

Суд в нарушение требований статьи 40 ГПК Украины эти пояснения истцов надлежащим образом не проверил, соответствующей оценки им не дал.

Суд не установил, чем вызваны расхождения в копиях уставных документов, вносились ли в установленном порядке изменения в устав после удостоверения нотариусом копии устава, которую исполком признал достоверной.

В заседании апелляционной инстанции гр-н Н. подал ксерокопию извлечения из устава, из которой усматривается, что в 2001 году вносились изменения и дополнения, согласованные с Министерством юстиции Украины 17 октября 2001 года. Этот документ не был предметом исследования судом первой инстанции и подлежит дополнительной проверке.

Поскольку установлены нарушения норм процессуального права, препятствующие суду апелляционной инстанции исследовать новые доказательства или обстоятельства, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, решение суда подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в тот же суд другим судьей.

Руководствуясь статьями 305, 312 ГПК Украины, коллегия судей постановила:

апелляционную жалобу гр-на Н. удовлетворить;

решение Ирпенского городского суда от 11 февраля 2003 года отменить;

дело направить на новое рассмотрение в тот же суд другим судьей.

(Постановление Апелляционного суда Киевской области от 24 апреля 2003 года. Дело № 1103. Председатель — Федорова М.О. Судьи — Юровская Г.В., Тракало В.В.)

Если суд встал не на сторону вашей компании в случае возникновения конфликтной ситуации при проведении госзакупки, для обращения в вышестоящие инстанции, добиваясь отмены такого решения, надо иметь очень веские основания. При прочих равных условиях не факт, что даже законные претензии будут удовлетворены, но уж если идти до конца в отстаивании своих прав, то только с железобетонными аргументами. Лишь в таком случае есть шанс на изменение решения в вашу пользу. Иначе результат будет один – неизбежные финансовые и репутационные издержки. Вашему вниманию предлагаются два примера, наглядно иллюстрирующих возможные варианты развития событий подобного рода, когда схожие временные и прочие затраты при обращении в суд привели к различным результатам.
Упорство, достойное лучшего применения
Рассмотрим первый пример. Общество с ограниченной ответственностью «Маэстро Капитал» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением, с учетом принятого судом уточнения заявленных требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании незаконным решения Московского управления Федеральной антимонопольной службы (ФАС) по г. Москве от 17.03.2014 по делу № 2-19-1142/77-14 о включении сведений об обществе в реестр недобросовестных поставщиков и обязании антимонопольного органа исключить из реестра указанные сведения.
В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «РУДН».
Решением Арбитражного суда города Москвы от 29 августа 2014 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 января 2015 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.
В кассационной жалобе ООО «Маэстро Капитал» просит указанные решение и постановление судов двух инстанций отменить как незаконные и необоснованные, принять по делу новый судебный акт. При этом указывает на отсутствие доказательств уклонения общества, как победителя аукциона, от заключения государственного контракта.
Отзыв на кассационную жалобу не поступил.
Выслушав представителя ФГБОУ ВПО «РУДН», возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, обсудив доводы жалобы, проверив в порядке ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдение норм процессуального права, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.
Судами установлено, что оспариваемым решением Московского УФАС от 17.03.2014 по делу № 2-19-1142/77-14, принятым по результатам рассмотрения обращения ФГБОУ ВПО «РУДН», сведения в отношении ООО «Маэстро Капитал» включены в реестр недобросовестных поставщиков в связи с уклонением общества от заключения государственного контракта по итогам проведенного аукциона в электронной форме на право заключения контракта на выполнение работ по разработке проектно-сметной документации строительства объекта «18-этажное общежитие для студентов РУДН на 1000 мест».
Посчитав решение антимонопольного органа необоснованным, нарушающим права и законные интересы общества, ООО «Маэстро Капитал» обратилось в арбитражный суд с настоящими требованиями.
В соответствии с ч. 2 ст. 19 Федерального закона № 94-ФЗ в реестр недобросовестных поставщиков включаются сведения об участниках размещения заказа, уклонившихся от заключения контракта, а также о поставщиках (исполнителях, подрядчиках), с которыми в связи с существенным нарушением ими условий контрактов они расторгнуты по решению суда или в порядке, установленном ст. 19.2 настоящего Федерального закона.
Частью 11 ст. 41.12 Федерального закона о размещении заказов определены случаи, при которых участник открытого аукциона в электронной форме признается уклонившимся от заключения контракта. В частности, к числу таких оснований законодателем отнесен случай ненаправления в установленный законом срок подписанного электронной цифровой подписью указанного лица документа об обеспечении исполнения контракта.
А банковская гарантия — липовая
Рассматривая заявленные требования, суды двух инстанций установили, что ООО «Маэстро Капитал», являясь победителем открытого аукциона в электронной форме, направило через оператора электронной площадки в адрес заказчика – ФГБОУ ВПО «РУДН» проект контракта, а также с учетом требований п. 15, 16 Информационной карты аукциона в качестве обеспечения исполнения контракта представило банковскую гарантию от 12.12.2013№БГ/13/4969, выданную коммерческим банком «Динамичные системы» на сумму 3 266 991,15 руб. и полученную заявителем через посредника – ООО «Капитал Проект».
Вместе с тем судами установлено, что, согласно письму КБ «ДС-Банк» от 16.12.2013 № 2126, указанная банковская гарантия в качестве обеспечения исполнения обязательств ООО «Маэстро Капитал» (Принципал) перед ФГБОУ ВПО «РУДН» (Бенефициар) банком не выпускалась и, соответственно, не числится на балансе КБ «ДС-Банк».
К тому же судами учтено то обстоятельство, что в рамках дела № А40-17928/14 установлена законность решения Московского УФАС от 30.12.2013 по делу № 2-57-8068/77-13 об отклонении жалобы ООО «Маэстро Капитал» на решение заказчика о признании общества уклонившимся от заключения государственного контракта в связи с представлением недостоверной банковской гарантии от 12.12.2013 № БГ/13/4969.
Доказательств обратного заявителем в материалы дела не представлено.
Принимая во внимание указанные обстоятельства, довод кассационной жалобы о том, что в действиях общества отсутствует факт уклонения от подписания государственного контракта, отклоняется судом кассационной инстанции как направленный на переоценку выводов судов и установленных ими фактических обстоятельств по делу, что в силу ст. 286 и ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается при рассмотрении спора в суде кассационной инстанции.
Содержащаяся в кассационной жалобе ссылка на несоблюдение антимонопольным органом при принятии оспариваемого решения положений Административного регламента, утвержденного приказом ФАС России от 24.07.2012 № 498, выразившееся в непривлечении заинтересованных лиц, в том числе представителей банка и представителей ООО «Капитал Проект», судом кассационной инстанции признана необоснованной, поскольку при принятии решения о включении сведений об обществе в реестр недобросовестных поставщиков положения указанного Регламента (действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений) не применимы, так как регулируют отношения, связанные с рассмотрением жалоб на действия государственных заказчиков.
К тому же оспариваемое решение антимонопольного органа принято на основании решения Московского УФАС по делу № 2-57-8068/77-13 от 30.12.2013, которое, как указано выше, судами в рамках дела № А40-17928/14 признано законным.
Таким образом, суды обоснованно отказали обществу в удовлетворении заявленных требований о признании незаконным решения Московского УФАС о включении ООО «Маэстро Капитал» в реестр недобросовестных поставщиков.
Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения обжалуемых судебных актов, предусмотренных ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Несогласие ООО «Маэстро Капитал» с выводами судов, иная оценка им фактических обстоятельств дела и иное толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки и не является основанием для отмены судебных актов судом кассационной инстанции. Неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и нарушение норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебных актов, не установлено.
Руководствуясь ст. 284, 286–289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил решение Арбитражного суда города Москвы от 29 августа 2014 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 января 2015 года по делу № А40-54932/14 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.
Право надо применять правильно
А вот второй, противоположный пример. Финансово-казначейское управление «ЦХиСО ГУ МВД России по Московской области» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к УФАС по Московской области о признании незаконными решения и предписания УФАС по МО от 16.04.2014 № 07-24-137-44/14 о нарушении законодательства о размещении заказов.
Решением от 16.09.2014 суд отказал в удовлетворении заявленных требований, мотивировав его отсутствием к тому законных оснований.
Не согласившись с данным решением суда первой инстанции, заявитель в апелляционной жалобе просит его отменить, считая, что судом неправильно применены нормы материального права, неполно исследованы обстоятельства дела, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.
УФАС и третье лицо – ООО «ЕКА-Процессинг» представили отзывы на апелляционную жалобу, в котором просят оставить судебный акт без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.
В судебное заседание ответчик и третье лицо – ООО «РТС – тендер», надлежащим образом извещенные о месте и времени судебного разбирательства, не явились. Располагая доказательствами надлежащего извещения указанных лиц о месте и времени рассмотрения дела, суд рассмотрел дело в порядке ст. 123 и 156 АПК РФ без их участия.
Законность и обоснованность решения проверены в соответствии со ст. 266, 268, 269 АПК РФ. Суд апелляционной инстанции, заслушав явившихся лиц, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, считает, что решение подлежит отмене в связи с неправильным применением норм материального права (ч. 2 ст. 270 АПК РФ) по следующим основаниям.
Из материалов дела следует, что в УФАС по МО поступила жалоба ООО «ЕКА-Процессинг» на действия комиссии по осуществлению закупок заказчика – ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Московской области» при осуществлении закупки путем проведения аукциона в электронной форме на поставку автомобильного бензина АИ-95, АИ-92 и дизельного топлива по топливным картам.
По результатам рассмотрения указанной жалобы 16 апреля 2014 года было принято решение по делу № 07-24-137-44/14, в соответствии с которым комиссия по контролю в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд УФАС по МО признала жалобу ООО «ЕКА-Процессинг» на действия заказчика – ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Московской области» обоснованной. Признала в действиях заказчика нарушение ч. 5 ст. 67 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Выдано предписание от 16 апреля 2014 года по делу № 07-24-137-44/14 об устранении нарушений законодательства о контрактной системе.
В обоснование принятого решения УФАС по МО сослалось на ч. 1 ст. 1516 ГК РФ и пришло к выводу, что заказчик неправомерно отказал в допуске первой части заявки № 2 ООО «ЕКА-Процессинг» на участие в аукционе в электронной форме на поставку автомобильного бензина АИ-95, АИ-92 и дизельного топлива по топливным картам, поскольку в первой части заявки не было необходимости указывать наименование места происхождения товара.
АЗС — не производитель товара
Суд апелляционной инстанции находит такой вывод УФАС и суда первой инстанции обоснованным, поскольку, согласно реестру наименований мест происхождения товаров, опубликованному в свободном доступе на официальном сайте Федерального института промышленной собственности, регистрации наименование мест происхождения товаров в отношении топлива (класса 4 МКТУ) на территории Российской Федерации не производилось и в рассматриваемом случае не требуется.
Однако УФАС по МО и суд первой инстанции не учли следующее.
Из материалов аукционной документации следует, что в документации об открытом аукционе в электронной форме указано: «4.5. Первая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать указанную в одном из следующих подпунктов информацию: 4.5.1. Согласие участника аукциона на поставку товара в случае, если этот участник предлагает для поставки товар, в отношении которого в документации о таком аукционе содержится указание на товарный знак (его словесное обозначение) (при наличии), знак обслуживания (при наличии), фирменное наименование (при наличии), патенты (при наличии), полезные модели (при наличии), промышленные образцы (при наличии), наименование места происхождения товара или наименование производителя товара, и (или) такой участник предлагает для поставки товар, который является эквивалентным товару, указанному в данной документации, конкретные показатели товара, соответствующие значениям эквивалентности, установленным данной документацией; 4.5.2. Конкретные показатели, соответствующие значениям, установленным документацией об аукционе, и указание на товарный знак (его словесное обозначение) (при наличии), знак обслуживания (при наличии), фирменное наименование (при наличии), патенты (при наличии), полезные модели (при наличии), промышленные образцы (при наличии), наименование места происхождения товара или наименование производителя предлагаемого для поставки товара при условии отсутствия в данной документации указания на товарный знак, знак обслуживания (при наличии), фирменное наименование (при наличии), патенты (при наличии), полезные модели (при наличии), промышленные образцы (при наличии), наименование места происхождения товара или наименование производителя».
Указанная выше формулировка аукционной документации соответствует положениям п. «б» ч. 3 ст. 66 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ при установлении требований к первым частям заявок на участие в открытом аукционе в электронной форме.
Таким образом, требования к содержанию заявок на участие в размещении заказа, установленные ст. 66 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ, содержащие исчерпывающий перечень соответствующих сведений о товаре, являются обязательными и расширительному толкованию не подлежат.
Между тем, как верно указывает ФКУ «ЦХиСО ГУ МВД России по Московской области», в заявке № 2 ООО «ЕКА-Процессинг» (т. 2 л. д. 21–52) было указано: «Страна – производитель товара – Россия» и указанная заявка не содержала наименование производителя товара. При этом приложение № 1 к заявке, содержащее перечень автомобильных заправочных станций, принимающих пластиковые карты поставщика, суд апелляционной инстанции не может оценить как указание на производителей товара, поскольку АЗС лишь реализуют топливо потребителям и товар самостоятельно не производят.
Согласно ч. 5 ст. 67 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ, отказ в допуске к участию в электронном аукционе допускается по основаниям непредставления информации, предусмотренной ч. 3 ст. 66 указанного Федерального закона.
Таким образом, первая часть заявки ООО «ЕКА-Процессинг» была правомерно отклонена заказчиком ввиду отсутствия информации о наименованиях производителей товара.
Ссылка суда первой инстанции на исполнение предписания УФАС не может быть принята во внимание, поскольку, как пояснил заявитель, предписание было им исполнено в связи с возможностью привлечения его к административной ответственности за его неисполнение.
С учетом изложенных обстоятельств, руководствуясь ст. 266, 268, 269, 271, 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил решение Арбитражного суда г. Москвы от 16.09.2014 по делу № А40-94842/2014 отменить. Признать незаконным и отменить решение и предписание УФАС по МО от 16.04.2014 № 07-24-137-44/14.

Существенное нарушение норм права судами

Светлана Трошина, кандидат юридических наук, Svetlana Troshina, troshina-svetlana63@mail.ru

По установившейся традиционной практике суды выносят определения об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании с нарушением ст. 387 ГПК РФ, а именно с существенным нарушением норм процессуального права, которые приводят к существенным нарушениям норм материального права. Таким образом, нарушенные права истца, социально слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, судами не восстанавливаются. Истец фактически лишается права на судебную защиту по причине злоупотребления судами процессуальными правами.

Стороны гражданского процесса обязаны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Для этого сторонам необходимо представить суду соответствующие документы. У вкладчика все документы, подтверждающие его правоту и выявляющие неправомерность действий банка, находятся в распоряжении ответчика — банка. Истец лишен возможности самостоятельно, помимо запроса суда, представлять в суд доказательства исковых требований. В соответствии с ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд выдает стороне запрос для получения доказательств или запрашивает доказательство непосредственно. Единственное требование закона — обоснованность ходатайства стороны гражданского процесса.

Часть 2 ст. 57 ГПК РФ носит императивный характер для суда. Однако суд незаконно отказывает истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании документов от ответчика. Частные жалобы истца на определения суда об отказе в удовлетворении ходатайств о привлечении к делу третьего лица и об истребовании документов от ответчика незаконно и необоснованно оставляются судом без движения, без рассмотрения и возвращаются истцу.

В соответствии с действующим законодательством именно суд первой инстанции назначает рассмотрение жалобы участника процесса в кассационной инстанции.
Суд выносит определение об оставлении частной жалобы на выделение части исковых требований в отдельное судопроизводство без движения. Названным определением устанавливаются обязанности ответчиков принести на дату судебного заседания возражения на частное определение истца. При этом частная жалоба истца на определение суда о выделении части дела в отдельное производство не направляется в кассационную инстанцию для рассмотрения по существу. И как следствие этого, связанные между собой исковые требования разделяются, и соответчики разделяются по разным судопроизводствам.

Судам следует иметь в виду, что отсутствие возражений ответчиков на частную жалобу не является основанием для отказа в назначении дела в кассационную инстанцию. Возражения ответчиков — это право, а не обязанность, которая может быть реализована в соответствии со ст. 344 ГПК РФ не только в суде первой инстанции, но и в кассационной инстанции тоже. Определение судьи об оставлении частной жалобы без движения в названном случае — это процессуальное злоупотребление судьи, поскольку вынесен судебный акт, который является препятствием восстановлению прав истца в суде. Часть 3 ст. 431 ГПК РФ об оставлении частной жалобы истца без движения предусматривает возможность отмены названного определения суда.

Суд первой инстанции злоупотребляет принципом относимости доказательств (ст. 59 ГПК РФ). Суд, не выходя в судебный процесс, не приступая к рассмотрению материалов гражданского дела, решает вопрос о том, какие доказательства примет, имеют ли значение эти доказательства для рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Статья 58 ГПК РФ предусматривает возможность осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения с уведомлением об этом сторон гражданского процесса лишь в том случае, когда доставка доказательств в суд затруднена. При проведении процессуальных действий судом составляется протокол.

Письменные доказательства (ст. 71 ГПК РФ), а именно выписки со счета вкладчика банка, должны представляться в суд в подлиннике или в виде заверенной копии. Исследуемые письменные доказательства в судебном заседании оглашаются и предъявляются лицам, участвующим в деле, представителям этих лиц, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. После этого лица, участвующие в деле, могут дать объяснения. В случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 136 ГПК РФ). Доказательства, представленные сторонами гражданского процесса, исследуются в судебном заседании. Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Таким образом, отказывая в ходатайстве о выдаче судебного запроса, не приступая даже к разрешению иска в судебном заседании по существу, суд предрешает вопрос об отказе в исковых требованиях, хотя ч. 2 ст. 67 ГПК РФ гарантирует, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Частные жалобы, принесенные на определения суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств и об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, судом первой инстанции возвращаются стороне гражданского процесса. Сторона гражданского процесса лишается возможности доказывания.

Отказ в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования, и отказ в привлечении третьего лица, а также возврат частных жалоб фактически исключает дальнейшее движение дела (ч. 1 ст. 3, п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ). Сторона гражданского процесса лишается возможности участвовать в гражданском процессе, а лишь пассивно присутствует в судебном заседании.

Возврат частных жалоб предусмотрен только в случае ст. 342 ГПК РФ, поэтому причины для возвращения частных жалоб у суда по другим основаниям не имеется. Таким образом, определения суда первой инстанции о возврате частных жалоб выносятся с существенным нарушением ст. 134, 220, 222, 342 ГПК РФ.

Определениями суда первой инстанции существенно нарушается единство судебной практики — пп. 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», где установлено, что судья первой инстанции должен оказывать содействие в истребовании доказательств, если самостоятельное истребование стороной доказательств затруднено. В материалах гражданских дел, как правило, имеются доказательства, подтверждающие невозможность истребовать доказательства истцом от ответчика (например, письма ответчика с отказом предоставить информацию с собственного счета истца по вкладу).

Решение суда первой инстанции об отказе в исковых требованиях мотивируется отсутствием в материалах дела выписки со счета банка на дату рассмотрения иска в суде. Суд отказывает истцу во взыскании процентов по вкладу, а также ставки рефинансирования за период неправомерного удержания вклада банком. При этом суд злоупотребляет принципом допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ), даже не принимая во внимание показания самого банка-ответчика о том, что на момент рассмотрения гражданского иска в суде денежная сумма удерживаемого банком вклада в полном размере находится на счете истца в банке, но проценты на эту сумму не начисляются.

Определениями кассационной инстанции отказывается в удовлетворении названных частных жалоб истца. Суд оставляет их фактически без рассмотрения, по существу по надуманной причине, что на данные определения суда частные жалобы не подаются, и процессуальное производство по таким жалобам прекращается. При этом судом второй инстанции существенно нарушаются ст. 365, 220, 222 ГПК РФ, поскольку основания для прекращения производства по делу и оставления частной жалобы без рассмотрения, предусмотренные законом, отсутствуют.

В кассационных определениях существенно нарушаются нормы процессуального права ст. 371 ГПК РФ, и, как результат, возникает нарушение единства судебной практики, поскольку допускается ошибочное толкование п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», а именно суды превышают свои процессуальные полномочия, заведомо расширяя перечень определений первой инстанции, на которые частные жалобы не подаются, включая в данный исчерпывающий перечень определение об отказе в истребовании доказательств.

Кассационными определениями создаются благоприятные условия для нарушения принципа состязательности сторон гражданского процесса, поскольку существенно нарушаются ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149 ГПК РФ.

Судами существенно нарушается ст. 46 Конституцией РФ, ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, гарантирующая всесторонность, полноту, объективность исследования доказательств, поскольку доказательства оцениваются судом односторонне в пользу ответчика-банка.

В результате неисполнения процессуальной обязанности кассационной инстанции по отмене решения суда вступает в законную силу незаконное и необоснованное решение, постановленное судом первой инстанции, с существенными нарушениями материальных норм права: ст. 856, 866, ч. 4 ст. 840, ст. 395, 837, 838, 839 ГК РФ, гарантирующих клиенту банка выплату процентов по вкладу, своевременность зачисления денежных средств на счет вкладчика, а также устанавливающих ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и за невыплату процента по вкладу, и невозвращение суммы вклада.

Определением надзорной инстанции существенно нарушаются нормы процессуального и материального права. Судом в нарушение п. 1 ст. 383 ГПК РФ не приводятся мотивы, по которым решение первой и определение кассационной инстанций отставлены в силе. Кроме того, судами ошибочно применяется и истолковывается пункт «о» ст. 71 Конституции РФ. Судам следует иметь в виду, что обжалование судебных актов производится сторонами судебного процесса исключительно только в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РФ.

Определением надзорной инстанции ошибочно ограничительно толкуется часть 1 ст. 371 ГПК РФ, таким образом, нарушается единство судебной практики, пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», пункты 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», гарантирующие истребование судом доказательств, если стороной гражданского процесса самостоятельное предоставление доказательств затруднено.

Судам следует иметь в виду, что в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 11 и № 12 ссылка на ч. 2 ст. 371 ГПК РФ производится только в отношении определений суда об истребовании доказательств. Под данный перечень определений, подлежащих возврату, иные определения об отказе в истребовании доказательств не подпадают. Другими словами, имеется ограничение в подаче частной жалобы на определение суда об истребовании письменных доказательств из банка-ответчика, но отсутствует запрет на обжалование определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства о выдаче судебного запроса на истребование документов из банка-ответчика.

Последствием существенного нарушения судом надзорной инстанции норм процессуального права — ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149, ст. 371 ГПК РФ — является существенное нарушение норм материального права — ст. 46 Конституции РФ. Истец фактически лишается права на судебную защиту, и поэтому восстановление нарушенных прав истца становится невозможным. Поскольку неверно применяется и толкуется судами пункт «о» ст. 71 Конституции РФ, а также существенно нарушены нормы гражданского права — ст. 395, ч. 4 ст. 840, 856, 866, 837, 838, 839 ГК РФ, то гарантии выплаты процентов по вкладу, своевременном зачислении денежных средств на счет вкладчика, нормы, устанавливающие ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и невыплату процента по вкладу, а также невозврат вклада — все они теряют свою практическую значимость для вкладчика. Таким образом, гражданско-правовые процессуальные и материальные нарушения, допущенные судами, создают благоприятные условия для совершения преступлений против собственности (ст. 159 и 160 УК РФ) служащими банка. Судьями допускаются злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе в пользу ответчиков — социально сильных сторон оспариваемых правоотношений.

Нарушения процессуального права могут быть исправлены в суде кассационной инстанции. Поскольку судом первой инстанции отказано истцу в истребовании доказательств от ответчика, то в соответствии со ст. 355 ГПК РФ, ч. 2, ч. 2 ст. 358 ГПК РФ кассационная инстанция вправе удовлетворить ходатайство истца об истребовании доказательств. Однако процессуальные нарушения не устраняются кассационной инстанцией.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 377, п. 1 ст. 383, ст. 387, п. 5 ч. 1 ст. 390, п. 2 ст. 389 ГПК РФ надзорная инстанция вправе отменить определения кассационной и надзорной инстанций, а также решение суда первой инстанции и вынести новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако судебные акты оставляются в юридической силе, несмотря на множественность нарушений материального и процессуального права.
При существенном нарушении норм материального и процессуального права судом нарушается ст. 3 Кодекса судебной этики, что позволяет ставить под сомнение объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия. Кроме того, нарушается ст. 4 Кодекса судебной этики в части беспристрастности судьи и защиты прав и свобод человека и гражданина. Названные статьи определяют смысл и содержание деятельности органов судебной власти, а нарушением данных статей попираются принципы общепризнанной морали, объективность и беспристрастность суда и социальной справедливости.

Верховному Суду Российской Федерации следует дать официальное буквальное ограничительное толкование пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 12 «О применении судами норм гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде первой инстанции», в частности разъяснить: приносятся ли частные жалобы по ч. 1 ст. 371 ГПК РФ на определение суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств в подтверждение исковых требований, если предоставление истцом в суд доказательств затруднено; имеется ли обязанность у суда выдать участнику гражданского процесса судебный запрос в случае затруднения истребования участником гражданского процесса самостоятельно доказательств из организаций и от физических лиц. В разъяснения необходимо включить исчерпывающий перечень случаев, когда суды вправе (не обязаны) возвращать частные жалобы, подчеркивая, что данный перечень расширительному толкованию не подлежит, особо акцентируя внимание судов на том, что определение об истребовании доказательств и определение об отказе в истребовании доказательств имеют различную правовую природу, и последнее не подпадает под перечень определений суда, на которые частные жалобы не подаются, а поданные частные жалобы подлежат возврату.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24.06.2008 «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству» : www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_78038/.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24.06.2008 «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» : www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_77999/.

Признаки нарушения норм материального права

Нормы материального права признаются нарушенными или неправильным образом примененными, в случае если:

  • суд не применял закон, который подлежит применению;
  • суд применял закон, который не подлежит применению;
  • суд неправильно толковал закон, согласно 363 статьи ГПК РФ.

Неприменение закона как нарушение норм материального права

Неприменение закона, который подлежит применению, проявляется в тех случаях, когда суд решает дело без принятия к учету нормы права, которая регулирует рассматриваемое правовое отношение: к примеру, отказ гражданину в иске по взыскании с юридического лица неустойки за превышение сроков строительства жилого дома, предназначаемого для удовлетворения нужд в жилье истца, по этому мотиву, что договором меж истцом и подрядчиком штрафные санкции не предусматриваются, хоть в этом случае образовавшиеся отношения урегулированы Законом РФ «О защите прав потребителей», и в силу его 28 статьи, ошибочно не примененной судом, в нарушение установленных сроков исполнения работы исполнитель выплачивает потребителю неустойку в определяемом данной статьей размере.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Нарушение норм материального права 420 руб.
  • Реферат Нарушение норм материального права 260 руб.
  • Контрольная работа Нарушение норм материального права 250 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Если суд не отметил в собственном решении закон, который он брал за руководство, но вынес решение дела на основании надлежащей нормы, нельзя делать вывод о том, что не был использован закон, который подлежит применению. Этот недостаток в судебном решения устраним судом кассационной инстанции, указывающей на закон, на основании которого дело было разрешено.

Замечание 1

Вывод о незаконности судебного решения можно сделать только в случае, если дело было разрешено в противоречии с законодательством, которое регулирует спорное правовое отношение.

Применение закона, не подлежащего применению как нарушение норм материального права

Применение закона, который не подлежит применению, обуславливается обычно неверной юридической квалификацией образовавшихся отношений.

К примеру, по иску таможенного органа об истребовании автомобиля, который не прошел таможенное оформление, суд применил к отношениям, которые регулируются таможенным законодательством, нормы гражданского права. Такое нарушение будет происходить в тех случаях, когда суд использует закон, который был введен в действие после момента возникновения спорного правового отношения и не обладающий обратной силы, или закон, который был признан утратившим силу.

Неправильное истолкование закона как нарушение норм материального права

Неправильное истолкование закона выражено в том, что суд, используя закон, который подлежит применению, неверно понял его содержание и смысл, в связи с этим делает неправильный вывод об обязанностях и правах сторон.

К примеру, используя исковую давность при заявлении третьего лица, которое не заявляет самостоятельных требований по отношению к предмету спора, и отказав в иске по такому основанию, суд неверно толкует 2 пункт 199 статьи ГК РФ, в силу которого исковая давность используется судом лишь по заявлению стороны в споре. Третьи лица могут использовать процессуальные права, исполняют процессуальные обязанности сторон по делу, но не обладают правом стороны в материальном споре, не имеют права распоряжения предметом спора, согласно 43 статьи ГПК РФ, в этой связи не обладают правом обращения с заявлением по применению исковой давности по отношению к предмету спора.

Последствия нарушения норм материального права

Неправильное применение или нарушение норм материального права представляется основанием для отмены судебного решения лишь в том случае, если оно могло привести или привело к неверному разрешению дела. Вопрос о том, как отражается допущенное судом материальное нарушение на верности судебного решения, а, следовательно, об отсутствии или наличии оснований его отмены, кассационная инстанция принимает решение для каждого конкретного случая, отталкиваясь от:

  • характера материального нарушения;
  • степени его воздействия на обязанности и права принимающих участие в деле лиц;
  • иных обстоятельств, которые имеют значение для оценки законности судебного решения суда.

Замечание 2

В 2 части 362 статьи ГПК РФ делается важная оговорка о том, что правильное судебное решение по существу не может отменяться по одним лишь формальным основаниям. Данная норма исключила возможности отмены решения только с целью устранения нарушений, которые не влияют на конечный исход дела.

Совместно с этим во 2 части 364 статьи ГПК РФ существует перечень процессуальных нарушений, являющихся абсолютным основанием для отмены судебного решения суда.

Эти нарушения ни при каком условии не могут признаваться формальными. При их наличии невозможно считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право любого быть выслушанным беспристрастным судом, который создан на основании закона. Это затронуло основные свободы и права человека, которые защищаются не лишь национальным законодательством, но и международно-правовыми нормами, которые являются в силу 15 статьи, 4 части, Конституции РФ составным элементом системы права Российской Федерации.

Кассационное определение должно содержать:

  • выводы по всем значимым юридически доводам кассационной жалобы,
  • возражения и представления на них,
  • мотивы, по которым суд приходит к собственным выводам,
  • законы, которыми суд руководствуется, а в случае отмены решения —основания, по которым оно признается необоснованным или незаконным,
  • также действия, которые суд должен совершить при новом рассмотрении дела.

Указания суда, излагаемые в определении, которым отменяется судебное решение, дело передается на новое рассмотрение, являются обязательными для суда, который вновь рассматривает данное дело в части, которая касается необходимости свершения материальных действий. Вопросы о недостоверности либо достоверности какого-либо доказательства, о преимуществе каких-либо доказательств перед иными, а также о том, какое судебное решение должно приниматься в случае нового рассмотрения дела, в таком определении не могут быть предрешенными.

admin