Нарушение частной собственности

В начале апреля 2012 года Госдума приступила к рассмотрению масштабного блока поправок к ГК РФ, предполагавших существенное изменение гражданско-правового законодательства и вызвавших большой резонанс в профессиональном сообществе1. Принятые на основании законопроекта законы, основная часть которых была подписана президентом в 2013 году, серьезно изменили правовое регулирование сделок, представительства, ценных бумаг и т.д. Однако реформирование ГК РФ не только внесло коррективы в уже действующие правила, но и обогатило его некоторыми нововведениями. К ним относятся, например, безотзывная доверенность (ст. 188.1 ГК РФ), юридически значимые сообщения (ст. 165.1 ГК РФ), единый недвижимый комплекс (ст. 133.1 ГК РФ) и т.д.

Не остались без внимания законодателя и правила охраны и защиты частной жизни гражданина. Глава 8 ГК РФ «Нематериальные блага и их защита» была дополнена статьей 152.2 «Охрана частной жизни гражданина», вступившей в силу с 1 октября 2013 года.

Рассмотрим основные новшества в сфере защиты и охраны частной жизни граждан, которые были внесены статьей 152.2 ГК РФ.

Информация под запретом

Новая редакция ГК РФ установила, что сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина без его согласия не допускаются, если иное не предусмотрено законом.

Право на неприкосновенность частной жизни входит в состав основных прав человека и гражданина и закреплено в Конституции РФ 1993 года. В какой-то мере оно находило свое отражение в законах еще с середины 90-х годов — например, было установлено, что неприкосновенность частной жизни должна быть сохранена при проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»), при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска к государственной тайне (ст. 23 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-I «О государственной тайне») и т. д.

Однако детально вопросы защиты частной жизни и статуса информации о гражданине стали получать разрешение в законодательстве лишь с середины 2000-х годов. К примеру, в один день, 27 июля 2006 года, были приняты Федеральный закон № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», закрепивший в качестве одного из принципов неприкосновенность частной жизни, а также Федеральный закон № 152-ФЗ «О персональных данных», установивший общий запрет на обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных. А наряду со ст. 152.2 ГК РФ 1 октября 2013 года вступило в силу еще одно нововведение — теперь граждане и организации вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда вследствие распространения не только порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, но и любой информации о себе, не соответствующей действительности (п. 10 ст. 152 ГК РФ).

Правило, аналогичное закрепленному статьей 152.2 ГК РФ, введено в российскую практику впервые, однако в законодательстве западных стран (Германия, Франция, Швейцария и т. д.) оно существует достаточно долго. Один из основных вопросов, который сразу возникает перед правоприменителем, заключается в содержании понятия частной жизни. ГК РФ расшифровывает, что к информации о частной жизни относятся, в частности, сведения о происхождении гражданина, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни, но оставляет этот перечень открытым.

Более подробно термин «частная жизнь» раскрыл КС РФ в одном из своих определений, указав, что право на неприкосновенность частной жизни означает возможность контролировать информацию о самом себе и препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие «частная жизнь», подытоживает Суд, включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер (определение Конституционного Суда РФ от 9 июня 2005 г. № 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «б» части третьей статьи 125 и частью третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»).

Но и это определение не отвечает на принципиальный для практики вопрос: кто определяет границы частной жизни гражданина — он сам либо такие границы определены объективно? В первом случае возможности для применения ст. 152.2 ГК РФ будут практически неограниченными, что способно создать самую разнообразную и противоречивую судебную практику. Кстати, КС РФ рассматривает частную жизнь именно в таком понимании — в определении, вынесенном в июне 2012 года, он подчеркнул, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне (определение КС РФ от 28 июня 2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации»).

О других важных поправках к ГК РФ читайте в наших материалах «Вещная реформа. Ограничение вещных прав по-новому » и «В ГК РФ появятся требования к бездокументарным ценным бумагам»

Исключения из правила

Из запрета на сбор, хранение, распространение и использование любой информации о частной жизни гражданина есть и некоторые исключения. Так, эти действия не будут являться запрещенными, если они осуществлялись в государственных, общественных или иных публичных интересах (п. 2 ст. 152.2 ГК РФ). Иными словами, нововведение не отразится на деятельности государственных и муниципальных органов и учреждений, которым необходимо обрабатывать информацию о гражданах в силу специфики своей работы. Правда, это не освобождает их от обязанности соблюдать законодательство о персональных данных.

Что же касается общественных и публичных интересов, то, скорее всего, их критерии предстоит выработать судам. В наибольшей степени это затронет деятельность СМИ, освещающих тем или иным образом поведение чиновников и просто известных людей, а также события их жизни. Именно печатным и интернет-изданиям, телеканалам и радиостанциям предстоит доказывать, что конкретные фотографии или записи были сделаны не просто для удовлетворения любопытства аудитории СМИ, а в интересах всего общества.

Кстати, сразу возникает вопрос о гласности судебных заседаний. С одной стороны, в соответствии со ст. 10 ГПК РФ, разбирательство дел во всех судах по общему правилу является открытым (исключения составляют такие случаи, как необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан и т.д.). На практике суд объявляет о закрытом режиме судебного заседания после удовлетворения ходатайства участника судебного разбирательства — например, по делам об усыновлении или удочерении, в том числе совершеннолетних (ст. 139 Семейного кодекса РФ). А судебное заседание, в рамках которого предполагается изучение переписки или телеграфных сообщений гражданина, может иметь открытый характер только после получения согласия этого гражданина (ст. 182 ГПК РФ).

С одной стороны, новая редакция ГК РФ устанавливает запрет на получение и использование информации о гражданине без его согласия. С другой стороны, ГПК РФ является специальным законом, и к тому же содержит правило о защите частной жизни участников дела уже давно. В любом случае окончательное решение вопроса о режиме судебного заседания будет принимать суд. Статья 152.1 ГК РФ, введенная в 2006 году, уже попала в поле зрения Пленума ВС РФ. Суд разъяснил , что при решении вопроса о возможности кино- и (или) фотосъемки, видеозаписи, трансляции судебного заседания по радио и телевидению судам следует учитывать как право гражданина на неприкосновенность частной жизни, так и право на охрану его изображения2. Скорее всего, нормы ст. 152.2 ГК РФ существенно не повлияют на практику судов в части определения режима судебного заседания.

Кроме того, не попадает под запрет действия с информацией в том случае, если ранее она уже стала общедоступной, либо была распространена самим гражданином либо по его воле.

Частные случаи

Отдельно оговаривается обязанность сторон обязательства сохранять в тайне ставшую известной им при возникновении и (или) исполнении обязательства информацию о частной жизни гражданина. При этом гражданин может как быть стороной этого обязательства, так и являться третьим лицом (например, при заключении обязательства в пользу третьего лица — в этом случае третье лицо приобретает право требования к должнику). Если раньше отдельные законы указывали в определенных случаях на недопустимость разглашения информации о стороне договора, придавая такой информации статус профессиональной тайны (банковская, адвокатская, нотариальная, врачебная и т. д.), то теперь это правило приобрело универсальный характер. Исключение составляют лишь случаи, когда возможность разглашения информации о сторонах предусмотрена соглашением между ними (п. 2 ст. 152.2 ГК РФ).

Еще одна специальная оговорка содержится в п. 3 ст. 152.2 ГК РФ — она касается использования информации о частной жизни гражданина при создании произведений науки, литературы и искусства. Такое использование признается неправомерным при наличии двух обстоятельств: сведения были получены с нарушением закона, а их использование нарушает интересы гражданина. К примеру, под запретом могут оказаться биографии известных личностей, написанные без их согласия. Причем информация о частной жизни гражданина охраняется и после его смерти — в этом случае право на ее защиту переходит к детям, родителям и пережившему супругу такого гражданина (п. 5 ст. 152.2 ГК РФ). Отметим, что аналогичный запрет уже содержится в законодательстве об архивном деле — так, ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни устанавливается на срок 75 лет со дня создания указанных документов3.

Защита информации о частной жизни

Способы защиты неимущественных благ, к которым относится и неприкосновенность частной жизни, установлены в ст. 150 ГК РФ. В частности, пострадавший гражданин может обратиться в суд с требованием о признании факта нарушения его личного неимущественного права и опубликовании решения суда. Право на неприкосновенность частной жизни можно защищать также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения этого права. Наконец, возможно и применение общих способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ).

Помимо гражданско-правовой ответственности за вторжение в частную жизнь, нарушитель может понести и уголовную ответственность. Так, в соответствии со ст. 137 УК РФ, незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ карается штрафом в размере до 200 тыс. руб. либо обязательными, исправительными или принудительными работами либо арестом (на срок до четырех месяцев) или лишением свободы (на срок до двух лет). Еще серьезнее наказание за те же деяния, совершенные с использованием служебного положения. Учитывая, что за одно деяние могут быть наложены меры ответственности различного характера, одно и то же нарушение может повлечь и возбуждение уголовного дела по ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни», и применение гражданско-правовой ответственности.

Меры по защите частной жизни гражданина можно встретить не только в ГК РФ, но и в административном, трудовом, уголовном и других отраслях законодательства. Наиболее комплексно вопросы сбора, хранения, распространения и использования информации о частной жизни регулирует Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон о персональных данных). Посмотрим, какие основные различия в порядке и методах защиты частной жизни существуют между ст. 152.2 ГК РФ и Законом о персональных данных.

Таблица 1. Сравнительный анализ правил охраны частной жизни гражданина, установленных ст. 152.2 ГК РФ и Законом о персональных данных

Предмет регулирования

Ст. 152.2 ГК РФ

Закон о персональных данных

Субъекты, на которых распространяется требование по защите частной жизни гражданина

Неопределенный круг лиц

Операторы (органы государственной власти и местного самоуправления, юридические и физические лица, организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных с использованием средств автоматизации*) (ч. 1 ст. 1, ст. 3)

Объект защиты

Частная жизнь, в частности сведения о происхождении гражданина, о месте его пребывания или жительства, о личной и семейной жизни (п. 1 ст. 152.2 ГК РФ)

Более широкий объект защиты — под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (ст. 2).

Вместе с тем, установлены ограничения на обработку персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни (ст. 10)

Согласие гражданина на операции с информацией о его частной жизни

Требуется согласие гражданина, за исключением действий в государственных или публичных целях, а также если информация ранее стала общедоступной или была раскрыта самим гражданином либо по его воле (п. 1 ст. 152.2 ГК РФ)

Требуется согласие гражданина (п. 1 ч. 1 ст. 6), за исключением обработки данных для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных, если получение его согласия невозможно (п. 6 ч. 1 ст. 6)

Форма согласия на обработку информации

Не установлена

Любая форма, позволяющая определить факт получения согласия, а в установленных законом случаях — только письменная форма (ст. 9)

Какие действия в отношении информации о частной жизни гражданина находятся под запретом в случае несоблюдения требований закона

Сбор, хранение, распространение, использование (п. 1 ст. 152 ГК РФ)

Сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных (ст. 3)

Сфера действия правил об использовании информации о частной жизни

Гражданские правоотношения

1. Административные правоотношения (например, оказание государственных и муниципальных услуг).

2. Гражданские правоотношения в том случае, если обработка данных происходит с использованием средств автоматизации* (например, ведение клиентской базы банком, страховой организацией и т. д.).

3. Трудовые отношения (гл. 14 ТК РФ)

Последствия нарушения правил обращения с информацией о частной жизни

1. Гражданин вправе вправе обратиться в суд с требованием об удалении информации, а также о пресечении или запрещении дальнейшего ее распространения путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации экземпляров содержащих ее материальных носителей (п. 4 ст. 152.2 ГК РФ)

2. Гражданин вправе требовать возмещения морального вреда (абз. 2 п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

3. Защита права на частную жизнь может осуществляться путем признания судом факта нарушения личного неимущественного права и опубликования такого решения, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо (п. 2 ст. 150).

4. Наступает административная ответственность (ст. 13.11 КоАП РФ)

1. Наступает установленная законодательством ответственность за нарушение Закона о персональных данных (ст. 137 УК РФ, ст. 272 УК РФ).

2. Причиненный субъекту персональных данных моральный вред подлежит возмещению независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных убытков (ст. 24).

*Операции с персональными данными, проводимые без использования средств автоматизации, при наличии определенных условий также будут попадать под действие Закона персональных данных. Под такими условиями понимается обработка персональных данных, которая позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях данных, и (или) доступ к таким данным (ч. 1 ст. 1 Закона о персональных данных).

Как видно из таблицы, сфера применения ст. 152.2 ГК РФ намного шире, чем возможности использования Закона о персональных данных. Последний рассчитан в основном на деятельность государственных и муниципальных органов, а также частных лиц, обрабатывающих персональные данные с использованием средств автоматизации — например, ведение баз данных в банках, call-центрах, страховых компаниях, медицинских организациях и т. д. При этом деятельность по обработке персональных данных осуществляется систематически, о чем свидетельствует, в частности, закрепленная обязанность оператора уведомить Роскомнадзор о начале такой деятельности (ст. 22 Закона о персональных данных). Статья 152.2 ГК РФ таких ограничений не устанавливает и поэтому распространяет свое действие на все способы и виды использования информации о частной жизни гражданина, в том числе единичного характера.

Тайна частной жизни гражданина охраняется и другими законами, действовавшими до принятия ст. 152.2 ГК РФ — к примеру, Федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» устанавливает, что при размещении текстов судебных решений в Интернете из них исключаются персональные данные, кроме фамилий и инициалов участвующих в деле сторон, судей, секретарей и т.д. Вместо персональных данных используются инициалы, псевдонимы или другие обозначения, не позволяющие идентифицировать участников судебного процесса (ч. 3 ст. 15). Действительно, в последнее время тексты решений судов, размещаемых в Интернете и справочных правовых системах, не содержат персональных данных — из них исключаются сведения о датах, суммах, адресах и прочих обстоятельствах дела.

Что скажете?

Нововведение вызвало серьезный резонанс в профессиональном сообществе — прежде всего, среди представителей СМИ, многие из которых расценили его как посягательство на свободу слова. Фонд свободы информации выступил с инициативой принятия закона «Об охране частной жизни», который урегулировал бы понятие частной жизни, а также принципы, критерии и процедуры отнесения сведений к информации о частной жизни. Кроме того, общественная организация поставила под сомнение реализацию принципа открытости судебных заседаний с учетом положений ст. 152.2 ГК РФ, однако во многом это связано с содержанием первоначального варианта законопроекта. Представленный к первому чтению текст документа включал в понятие частной жизни и сведения об участии гражданина в судопроизводстве4.

Резко против инициативы о включении в ГК РФ статьи 152.2 еще на стадии законопроекта выступила ОП РФ. По мнению экспертов, нормы ст. 152.2 ГК РФ нарушают положения Закона РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации», в соответствии с которыми журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию. При этом аналитики ОП РФ отметили, что перечень сведений составляющих «частную жизнь» гражданина неоправданно широк и не является исчерпывающим. «Неясность формулировок приведет к тому, что публикация практически любого редакционного материала СМИ может повлечь за собой риск быть признанной нарушением закона», — подытоживают специалисты ОП РФ.

Критично по поводу нововведения высказались и иные профессиональные объединения — Альянс независимых региональных издателей, Ассоциация независимых операторов связи и т. д. Правозащитные организации новые правила также не устроили — по мнению борцов за права человека, нововведение ограничивает общественную инициативу по противодействии коррупции и прочим правонарушениям.

Взгляды пользователей портала garant.ru на положения ст. 152.2 ГК РФ разделились. Большинство опрошенных (40%) уверены, что новые меры по защите частной жизни оградят от вмешательства в личную жизнь как знаменитостей, так и обычных граждан: «Крайне полезный закон», «Оградит от спама». Почти треть респондентов (27%) посчитали, что с задачей защиты частной жизни и так справляется Закон о персональных данных, а 15% участников опроса опасаются, что в результате нововведения невозможно будет узнать новости о первых лицах государства и прочих чиновниках. По мнению 9% пользователей, новая редакция ГК РФ затруднит работу организаций, имеющих доступ к различным базам данных о гражданах, а еще 9% опрошенных затруднились ответить на вопрос о последствиях вступления в силу ст. 152.2 ГК РФ: «Слишком расплывчато сформулировано, особенно в части защиты нарушенного права». Респонденты часто выражали сомнения по поводу реализации этих правил: «Все законы бездействуют», «Главное чтобы закон работал», а также подчеркивали необходимость достижения баланса между публичным и частным: «Будем надеяться на благоразумность правоприменителя, личная жизнь госслужащего и его профессиональная деятельность — разные вещи».

Дата проведения опроса: 14-20 октября 2013 года
Место проведения опроса: Россия, все округа
Размер выборки: 432 респондента

Прогнозы реализации новых норм о защите частной жизни

Пока сложно с определенностью сказать, каким образом и насколько эффективно будут воплощаться в жизнь новые правила, но некоторые прогнозы можно сделать. Конечно, российское законодательство в сфере защиты частной жизни еще относительно молодое, как и судебная практика по вопросам его применения, однако можно обратиться к решениям ЕСПЧ. Тем более, что Пленум ВС РФ в одном из своих постановлений, касающемся практики рассмотрения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, сориентировал суды на использование практики ЕСПЧ по аналогичным делам5.

Вопрос, который вызовет наибольшие затруднения на практике, заключается даже не столько в содержании понятия «частная жизнь», сколько в определении цели использования соответствующей информации. Иными словами, не всегда легко будет доказать, что лицо, нарушившее неприкосновенность чьей-либо частной жизни, действовало исходя из государственных, общественных или публичных интересов.

Практика западных судов для того, чтобы облегчить понимание этой группы интересов, выработала такие понятия, как «частные фигуры» и «публичные фигуры». При этом презюмируется, что объем частной жизни последних несколько меньше по сравнению с первой категорией лиц.

Примером может служить судебное разбирательство, инициированное принцессой Каролиной фон Ганновер, дочерью покойного князя Монако Ренье III, и ее мужем принцем Эрнстом Августом фон Ганновер. Они оспаривали серию публикаций с использованием их фотографий в ряде немецких журналов. На одной из фотографий принцесса была запечатлена верхом на лошади, на других — с детьми, на платном пляже, с известным актером в ресторане, на велосипеде, совершающей покупки в магазине и т. д.

Земельный суд Гамбурга и Федеральный Верховный суд при рассмотрении этого дела подчеркнули, что все фотографии были сделаны в общественных местах, а заявитель как значимая фигура современной истории должна терпимо относиться к публикациям такого рода. Правда, Федеральный Верховный суд поддержал принцессу в отношении одного из снимков (в ресторане с известным актером), поскольку было объективно очевидно, что они хотели остаться в одиночестве, выбрав дальний угол внутреннего дворика ресторана.

Федеральный Конституционный суд Германии также занял аналогичную позицию. Так, в отношении материала о состоянии здоровья князя Ренье, сопровождавшегося фотографиями принцессы и ее мужа на отдыхе, Суд подчеркнул, что неудовлетворительное состояние здоровья правящего князя представляло вопрос общего интереса, и пресса имела право сообщать о том, как его дети сочетают обязательство семейной солидарности с законными потребностями их права на уважение личной жизни (в том числе с желанием отправиться на отдых).

Общественность имеет правомерный интерес в возможности судить, в какой мере поведение персон, зачастую считающихся кумирами или примерами для подражания, в частной жизни, с одной стороны, и их поведение на официальных мероприятиях, с другой стороны, соответствуют друг другу (Постановление ЕСПЧ от 24.06.2004 «Дело «Фон Ганновер (Принцесса Ганноверская) (Von Hannover) против Германии» (жалоба № 59320/00))

Один из важных выводов ЕСПЧ по этому делу заключается в том, что необходимо различать факты, способные внести вклад в обсуждение в демократическом обществе, и обнародование подробностей частной жизни лица. Тогда как в первом случае пресса исполняет необходимую роль «сторожевого пса» в демократическом обществе, внося свой вклад в предоставление информации и идей, представляющих общественный интерес, во втором случае пресса не исполняет такой роли.

В отношении политических фигур ЕСПЧ неоднократно подчеркивал возможность и даже необходимость освещения их поведения в общественных местах и событий их жизни — например, Суд не усмотрел вторжения в частную жизнь в статьях про развод известного политика6, про совершение преступлений супругом депутата7 и т. д. С другой стороны, беспочвенные слухи о частной жизни политиков (например, о внебрачных связях жены президента) ЕСПЧ осуждает8.

В целом, по мнению ЕСПЧ, общественность имеет правомерный интерес в возможности судить, в какой мере поведение персон, зачастую считающихся кумирами или примерами для подражания, в частной жизни, с одной стороны, и их поведение на официальных мероприятиях, с другой стороны, соответствуют друг другу. Тем не менее, прессе не позволено использовать любые сведения о видных деятель современной истории. Так, на взгляд Суда, публикация статей, единственной целью которых было удовлетворение любопытства определенных читателей в отношении подробностей частной жизни лица, не может считаться вкладом в обсуждение вопросов общественной значимости, несмотря на то, что оно широко известно общественности9.

Кстати, к журналистам ЕСПЧ относится вполне лояльно. К примеру, он не находит нарушений в использовании для оценки действий чиновников некоторых оценочных понятий, имеющих негативный подтекст — «ненормальный»10, «почти безумный»11 и т. д. Более того, при значительной общественной значимости обсуждения Суд фактически оправдывает нарушение журналистами тайны следствия или профессиональной тайны, подчеркивая, что они действовали «в соответствии со стандартами профессии журналиста»12.

Таким образом, значимыми критериями для определения наличия или отсутствия публичного интереса в использовании информации будут являться как

Проникновение на частную собственность: какая законодательная защита есть в РФ

Важно! В силу положений ст. 35 Конституции РФ право частной собственности неприкосновенно. Всякий субъект правомочен быть собственником имущества, реализовывать названное право как единолично, так и вместе с другими лицами. Никого нельзя лишить имущества иначе как по решению суда.

Также ст. 25 Конституции РФ устанавливает принцип неприкосновенности жилища: запрещено вторгаться в него против воли живущих в нем лиц (кроме случаев, регламентированных законом, или при наличии соответствующего судебного акта).

Вместе с тем ни Кодекс РФ об административных правонарушениях, ни Уголовный кодекс РФ не содержат специальных норм, предусматривающих наказание именно за нарушение частной собственности.

Обратите внимание! Отдельного закона о неприкосновенности частной собственности в России на данный момент не существует. Вместе с тем Конституционный суд РФ признает неприкосновенность частной собственности как одно из начал гражданского законодательства (постановление КС РФ от 16.07.2008 № 9-П) и общеправовой принцип (постановление КС РФ от 06.06.2000 № 9-П).

Проникновение на частную собственность, незаконное проникновение в жилище и вторжение на территорию внутри границ частной собственности: какая ответственность предусмотрена УК РФ

Частным случаем защиты частной собственности со стороны действующего законодательства является закрепление в законе запрета проникать в жилище и находиться там, если это противоречит волеизъявлению проживающего в нем субъекта (ст. 139 УК РФ). Нарушителю грозит штраф до 40 тысяч рублей, исправительные работы до 1-го года или арест до 3-х месяцев. Если проникновение произошло с применением насилия, наказанием может стать лишение свободы сроком до 2-х лет.

Как указал сам законодатель, противоправное проникновение в жилище и проникновение на частную собственность статья 139 УК РФ не обобщает как единое правонарушение, т. к. в жилище против воли проживающих в нем нельзя вторгаться вне зависимости от форм собственности на такое помещение.

Обратите внимание! Проблема противозаконного проникновения на частные территории, не являющиеся по определению УК РФ жилищем, остается открытой. В действиях лица, находящегося или передвигающегося по территории частной собственности, из которых не усматривается умысел на совершение правонарушения (например, хулиганства или хищения имущества), нет состава правонарушения или преступления.

Формулировку «незаконное вторжение в частные владения» и подобные ей нередко используют истцы или податели жалоб в качестве описания отягчающего, по их мнению, обстоятельства совершения правонарушения. Однако в ситуациях, когда речь не идет о противоправном проникновении в жилище, суд обычно не дает оценку данному обстоятельству (например, решение Кумертауского горсуда Республики Башкортостан от 27.04.2015 по делу № 12-59/2015).

Указание на незаконное проникновение в жилище оценивается судом на относимость к предмету спора (например, решение Камышинского горсуда от 15.01.2016 по делу № 2-324/2016).

Частная собственность в России с гражданско-правовой точки зрения

Одной из основ гражданского законодательства является признание неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ).

При этом в нормативное содержание данного принципа включены в т. ч. конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободно использовать принадлежащее им имущество, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества или несоразмерного ограничения права собственности (см. постановление КС РФ от 24.02.2004 № 3-П).

Например, ст. 219 ГК РФ регламентирует недопустимость принудительного изъятия у собственника его имущества, кроме случаев, определенных законом. Кроме того, принцип недопустимости произвольного лишения имущества предполагает осуществление соответствующего судебного контроля.

Важно! ГК РФ защищает собственность доступными ему методами — имущественными. Например, ст. 1064 ГК РФ обязывает нарушителя возместить причиненный имуществу вред.

***

Итак, неприкосновенность частной собственности в РФ — это один из основных конституционных принципов нашей страны. Данный принцип заложен в т. ч. в основу гражданского законодательства, исключающего возможность принудительного изъятия имущества у его собственников, за исключением регламентированных законом случаев.

Вместе с этим специальной нормы, предусматривающей наказание именно за нарушение границ частной собственности, законодательство пока не содержит. Однако вторжение посторонних лиц в жилище против воли проживающих там граждан квалифицируется как преступление по ст. 139 УК РФ, за которое предусмотрено наказание.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

УДК 347.218.3

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

КАК ОСНОВА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

С. М. Скрыль, судья Арбитражного суда Челябинской области, председатель

судебного состава

Рассмотрены проблемные вопросы, связанные с реализацией права частной собственности в качестве основы гражданского общества в контексте построения эффективного и сильного государства. Проанализирована взаимосвязь института частной собственности с развитием свободной активной личности в мировой философской и политико-правовой мысли. Исследована значимость частной собственности через институт прав и свобод человека и гражданина и через экономическую составляющую гражданского общества.

Ключевые слова: частная собственность, гражданское общество, рыночная экономика, личность, экономические отношения.

В рамках концепции сильного государства в аспекте его соотношения с экономическим строем прежде всего ведется речь о месте государства в экономическом, хозяйственном развитии, роли государства, его политики в рыночной экономике, степени «включенности» государства в экономические отношения. Однако такой подход при всей его обоснованности представляется все же весьма узким, поскольку в этом случае главное внимание уделяется таким формам собственности, как государственная и муниципальная, анализируется их соотношение, исследуются особенности разграничения государственной собственности между разными уровнями государственной власти в федеративном государстве. Между тем частная собственность и отношения, связанные с реализацией права частной собственности, также значимы для построения сильной и эффективной государственности, поскольку являются ядром частноправовых отношений и основой гражданского общества.

Следует признать, что неразвитость отношений собственности оказывает влияние и на формирование гражданского общества и эффективной государственности. Как отмечается в литературе, Конституция РФ гарантирует равную защиту всем формам собственности, включая такую относительно новую для нашего общества форму, как частная собственность, в том числе и на землю и другие природные ресурсы. Но конституционно нельзя ввести в сознание людей сложившееся неравенство — вопиющее и ничем не оправданное. После легитимации всех форм собст-

венности, в том числе частной, созданы только первоосновы формирования гражданского общества в нашей стране. Необходимы дальнейшая разработка правовой базы, а также глубинная дифференциация публичной и частной сфер жизни1. Можно предположить, что тесная взаимосвязь развития отношений собственности и процесса построения эффективной государственности — не только объективная закономерность, но и отличительная черта именно российской государственности. Как отмечает Л.А. Морозова, в России наблюдается тесная связь собственности и государственной власти. В силу принадлежности к власти или близости к ней произошло создание специального слоя собственников на основе коррумпированных интересов и криминализации общества. Это во многом объясняется непродуманностью и отсутствием четких принципов вхождения в рыночную экономику. Существовала иллюзия того, что достаточно принять те или иные законы, другие нормативно-правовые акты, и рыночные отношения возникнут сами собой2.

При этом основными аргументами в процессе властного регулирования экономических отношений, отношений собственности должны быть объективированные показатели развития экономической и социальной сферы.

Сегодня в развитии конституционноправовой мысли прослеживается тенденция связывать развитие гражданского общества со становлением эффективной сильной государственности, поскольку идея противопоставления государственной власти и гражданского общества имеет все меньше сторонников. Как

отмечается в литературе, вредно рассматривать процесс усиления государства в отрыве от проблемы одновременного укрепления, усиления, повышения дееспособности институтов гражданского общества. Государство в принципе не может быть сильным, оставаясь в то же время демократическим, без тесного партнерства с дееспособным гражданским обществом. Сила государства — в способности создать условия для формирования такого общества. Без него государство станет монстром, представляющим опасность, а не благо для собственного народа, да и для других стран3. Гражданское общество нельзя трактовать как антитезу государств, ибо гражданское общество и государство — это взаимосвязанные политико-правовые явления, своего рода тандем, где ведущая роль принадлежит гражданскому обществу, ибо оно выступает источником государства. Государство в свою очередь оказывает то или иное воздействие на гражданское общество (и достаточно активное), но оно должно соизмеряться с особенностями отношений в этом обществе, с уровнем их зрелости и характером социокультуры4.

В.А. Затонский подчеркивает, что современная концепция сильного государства исходит из того, что государство существует и действует как часть общества, «глобально организованное общество». Не просто государство, а система государственности, система отношений, в которой главным является отношение публичной власти и ее объектов, государства и гражданского общества (если говорить обобщенно). Чтобы такая сложнейшая система («система систем») была управляемой, каждый ее элемент должен быть сильным, способным подчинять другого своей воле, а при необходимости находить в себе силы признать правоту другого и подчиниться, пойти на компромисс либо достигнуть консенсуса5.

Традиционно, структура гражданского общества представляется в виде пяти составляющих, отражающих соответствующие сферы его жизнедеятельности. Это социальная (в узком смысле слова), экономическая, политическая, духовно-культурная и информационная системы6. При этом экономическая составляющая выступает в качестве совокупности экономических институтов и отношений, внутри которой выделяют институт собственности, отношения производства материальных и нематериальных благ и отношения рас-

пределения, обмена и потребления общественного совокупного продукта.

Выявление значимости института собственности в системе гражданского общества позволяет уяснить причинно-следственные связи между развитием экономики, участием в политике, развитием гражданского общества7. В развитой правовой ситуации каждый может быть собственником, иметь долю в собственности на средства производства. Развитие частной собственности постепенно, но все больше и больше определяет социальную структуру общества, влечет за собой осознание каждым человеком (каждой социальной группой) своего места в обществе8. Напомним, что термин «частная собственность» в современном мире понимается достаточно широко — как собственность, принадлежащая не только индивиду, но и отдельным экономическим объединениям, например, акционерным обществам, холдингам и т.п. Особенность такого рода «коллективных собственников» состоит в том, что они производят, с одной стороны, товары и услуги, а с другой -экономически зависимого человека, которого они могут заставить работать на себя с помощью применения стимулов в виде должного вознаграждения или угрозы и риска потерь9. В гражданском обществе за каждым его членом признается право на свободное использование своих способностей, в том числе в предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, что предполагает развитие свободной рыночной экономики.

При этом в гражданском обществе каждый собственник выполняет свою экономическую функцию без опосредования со стороны государства. В этом состоит разительное отличие от «цивилизаций системоцентристского типа» (по терминологии A.B. Облонского и В.А. Четвернина), в которых власть (система публично-властных органов) одновременно выступает как экономически хозяйствующий и политически повелевающий и в то же время подчиняющийся субъект10. Фактически складывается ситуация, когда реальными субъектами экономических отношений выступают только властные субъекты, которые задают параметры производства и потребления для общества в целом и отдельных групп. В «цивилизациях персоноцентристского типа» общество и государство выступают как две относительно самостоятельные системы — как

сфера частных интересов и сфера всеобщих публичных интересов11. В развитой правовой ситуации достигается разделение политической власти (государство) и собственности (гражданское общество). Государство непосредственно не участвует в производстве, но своими специфическими государственноправовыми средствами и способами обеспечивает в нормативной форме развитие экономических отношений, т.е. гарантирует собственнику «социальную роль равноправного 12

партнера» . При этом имущество, которое находится в собственности государства, предназначено для удовлетворения и защиты частной собственности, обеспечения целостности экономической системы (железнодорожный транспорт, недра, леса и т.п.).

Следует согласиться с мнением о том, что между конституционными положениями (в частности, по поводу экономической свободы) и реальностью становления гражданского общества в нашей стране имеются серьезные противоречия. Суть этих противоречий состоит в том, что экономическая свобода в сегодняшней России является скорее программным положением, целью общества и государства, чем свершившимся фактом. Здесь наблюдается классическое несоответствие между должным и сущим, и связано оно в значительной степени с тем, что «за каждым хозяйствующим субъектом стоит та или иная бюрократическая или мафиозная структура»13. Рано или поздно происходит концентрация собственности в руках отдельных лиц или экономических организаций, стремящихся к «тотально организованной экономике»14, а, следовательно, к приобретению власти, не всегда и не во всем действующей на благо общества и, более того, сливающейся с криминальным или полукриминальным бизнесом. Это в значительной мере связано с тем, что частная собственность в нашей стране возникла в результате приватизации, которая осуществлялась через государство, а точнее -через государственный аппарат при отсутствии должного контроля со стороны общества. В результате произошло слияние экономической и публично-политической власти. Налицо отсутствие разделения сфер гражданского общества и государства. Такой симбиоз власти и собственности, политики и экономики означает, что общественно-политическое целое еще не дозрело до дифференциации на частно-правовую и публично-правовую области, на гражданское общество и политиче-

ское государство15, как это происходит в развитой правовой ситуации, когда имеется четкая разница между экономикой и политикой, между правом, регулирующим публичные отношения, и правом, регулирующим частные отношения.

Полагаем, значимость частной собственности для становления эффективной государственности заключается не только в ее роли как одного из элементов и основы построения гражданского общества, но также и в том, что именно частная собственность дает активную личность, выстраивающую отношения с государством на принципах взаимоответственно-сти. Человек в развитой государственноправовой культуре одновременно выступает в двух ипостасях: как свободный индивид -субъект гражданского общества, носитель частных интересов, и как гражданин — член государства, действующий в сфере публичных интересов. Однако, как подчеркивается в литературе, масштаб современного демократического общества делает невозможной активную публичную, гражданскую позицию каждого: общество стало слитком сложным, политическая власть — слишком централизованной и т.д.16

Идея взаимосвязи института частной собственности с развитием свободной активной личности прослеживается на протяжении всего развития мировой философской и политико-правовой мысли. Аристотель писал: «Кто обладает собственностью, тот обладает добродетелью»17.

Макиавелли упоминал о трех важнейших ценностях гражданского общества, без соблюдения которых в государстве невозможно достичь мира и социальной стабильности. К этим ценностям относятся мир и безопасность граждан, наслаждение своим имуществом и богатством, право каждого иметь и отстаивать свои убеждения18. В оценочной шкале социальных ценностей особо выделяется право на собственность19. По мнению Макиавелли, человек может смириться с утратой власти или чести, смириться даже с потерей политической свободы, но он никогда не смириться с потерей имущества. Народ молчит, когда казнят сторонников республики либо посягают на честь его вождей. Но народ восстает, когда посягают на его имущество20.

Обозначенная проблематика получает иное звучание в контексте концепции политического либерализма Нового времени. Как отмечается в литературе, в ХУП-Х1Х вв. по-

нятие собственности получило качественно новый смысл. Требования полной независимости и свободы частной собственности от посягательств государственной власти выдвигались «третьим сословием» в борьбе с абсолютизмом21. Так, в теории Дж. Локка получили доказательства идеи о том, что «государственная власть обязана защищать частную собственность, но сама не имеет права покушаться на нее»22. При этом учение Локка идет дальше идей Гоббса и Спинозы («предтечи либерализма») и содержит положение о связи между правом на частную собственность и правом на индивидуальную свободу. Обосновывая естественный характер индивидуальной свободы (в том числе в идеологической и религиозной сферах), Локк в качестве основной гарантии независимости индивида называет обладание им собственностью. Учение Локка о естественном характере права на собственность было призвано теоретически обосновать требования (причем не только экономического, но и политического характера) молодого «третьего сословия», добивающегося независимости от королевской власти. Гарантию такой независимости Локк видел именно в собственности23. Показательно, что Локк употребляет понятие «собственность» в двояком смысле: в одном случае он обозначает им лишь собственность на материальные владения — «владения и средства к жизни, оцениваемые деньгами (possessions and commodities of life, valuable by money)»; в другом случае он придает понятию «собственность» гораздо более широкий смысл, включая в него также определенные нематериальные ценности. Другими словами, понятие «собственность» у Локка, по сути, совпадает с понятием «свобода»24. Границы, очерчивающие сферу, в которой человек выступает самостоятельным и независимым собственником, являются вместе с тем пределами индивидуальной свободы25.

Провозглашение Российской Федерации как правового, социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, предполагает взаимную ответственность гражданина и государства. Очевидно, что реализация концепции правового, социального государства может состояться только в условиях существования полноценного гражданского общества. В связке «государство — индивид — общество» существуют постоянно действующие проти-

воречия. Государство стремится к усилению своей власти, обеспечению своего присутствия во всех значимых сферах жизни общества. Общество свою задачу видит в корректировке политики государства и ограничении его власти. Индивид заинтересован в большей личной свободе26.

Значимость частной собственности в становлении и развитии государственности, гражданского общества, формировании активной личности предопределяет особенности права частной собственности как объекта конституционной охраны. В первом приближении никаких особенностей в механизме охраны частной собственности быть не должно, поскольку в Конституции РФ (ч. 2 ст. 8) закреплен принцип признания и защиты равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности. В то же время, если обратиться к конституционной норме, посвященной защите (охране) не формы собственности, а права собственности (ч. 1 ст. 35), мы убеждаемся, что данная норма связана с охраной права только частной собственности. По мнению М. Ковалевского, подобное повышенное внимание конституционного законодателя к праву частной собственности вполне можно объяснить той политической обстановкой, в которой принималась ныне действующая Конституция РФ. В России, где более 70 лет доминировала государственная собственность и административное управление экономикой, на основе приватизации государственного имущества был осуществлен переход к рыночной экономике, требующей появления большого числа частных собственников и защиты прав этих собственников. Конституционный законодатель, руководствуясь подобными соображениями и опасаясь возврата к прежней экономической и политической системам, принял решение о придании конституционного значения направленности осуществляемых реформ и включил в акт наивысшей юридической силы норму, закрепляющую правило об охране законом права именно частной собственности27.

Как отмечается в литературе, данное правило следует рассматривать в качестве: 1) прямого указания на то, что конституционной основой экономики России является частная собственность; 2) косвенного указания на конституционность рыночного характера данной экономики; 3) косвенного указания на невозможность пересмотра результатов про-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

веденной приватизации государственного имущества28.

Таким образом, можно сделать вывод, что значимость частной собственности для становления эффективной государственности проявляется в нескольких аспектах: через институт права и свобод человека и гражданина, поскольку активная личность — необходимый субъект и гражданского общества, и сильного государства; через различные институты гражданского общества, его экономическую составляющую, поскольку гражданское общество — это система, где все элементы находятся во взаимосвязи и взаимозависимости.

1 См.: Хлопин А.Д. Гражданское общество как социум клик: российская дилемма // Полития. — 1997. — № 1. -С. 7-27.

2 Проблемы современной российской государственности.-М., 1998.-С. 79.

3 Затонский В.А. Эффективная государственность / под ред. A.B. Малько. — М., 2006. — С. 88-89.

4 Орлова О.В. Гражданское общество и личность: поли-тико-правовые аспекты. — М., 2005. — С. 12.

5 Затонский В.А. Указ. соч. — С. 88-89.

6 Теория государства и права / под ред. В.М. Корельско-го, В.Д. Перевалова. — М., 1997. — С. 94.

8 Орлова О.В. Указ. соч. — С. 20-21.

9 Мальцев Г.В. Право и экономическая власть // Правовое государство, личность, законность. — М., 1997. -С. 43^4.

10 Четвернин В.А. Общество и государство // Феноменология государства. — М., 2004. — Вып. 2. — С. 18.

11 Там же.

13 Орлова О.В. Указ. соч. — С. 26.

14 Конституция Российской Федерации: проблемный комментарий. — М., 1997. — С. 40.

15 Нерсесянц B.C. Философия права. — М., 1997. — С. 393.

16 Орлова О.В. Указ. соч. — С. 51.

17 Аристотель. Политика. — СПб., 1911. — С. 29.

18 Голенкова З.Т. Гражданское общество в России // Социологические исследования. — 1997. -№ 3. — С. 26.

19 Государство, общество, личность: проблемы совместимости / под общ. ред. P.A. Ромашова, Н.С. Нижник. -М., 2005.-С. 84.

20 История теоретической социологии. — Т. 1. — М., 1995. -С. 113.

21 Государство, общество, личность: проблемы совместимости. — С. 91.

22 Сапрыкин Ю.М. Политическое учение Гаррингтона. Из истории идейно-политической борьбы в годы английской буржуазной революции XVII века. — М., 1975. -С. 170.

23 См.: Государство, общество, личность: проблемы совместимости. — С. 91.

24 Там же. — С. 96.

25 Мальцев Г.В. Буржуазный эгалитаризм. Эволюция представлений о социальном равенстве в мире капитала. -М., 1984.-С. 92.

27 Ковалевский М. Конституционная охрана права частной собственности: анализ федерального и регионального законодательства // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. — 2002. — № 3 (40). — С. 136.

28 Там же.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Актуальность рассмотрения вопроса защиты права собственности на земельные участки объясняется тем, что в настоящее время в судах разных инстанций находиться большое количество споров, связанных с защитой и признанием прав собственности на землю, а так же споров по изъятию из незаконного владения и устранению препятствий в пользовании землей. Допустимость защиты права собственности предусмотрена Конституцией РФ, часть 2 статьи 45 которой указывает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом. Уже первая статья ГК РФ относит беспрепятственное осуществление гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав и их судебную защиту к основополагающим принципам гражданского законодательства. Кроме того, ст.11 ГК РФ определяет судебный порядок защиты права как основной.
Статья 46 Конституции РФ закрепляет важные демократические начала, гарантирующие судебную защиту права частной собственности на землю, и тем самым значительно повышает роль суда, которую он должен играть в обществе и государстве, возлагая на него важную задачу по защите прав и свобод человека.
Конкретная структура средств конституционно-правовой защиты частной собственности на землю определяется двумя функциями объективного права. С одной стороны, защита осуществляется в случае нарушения права частной собственности на землю путем отправления правосудия. С другой стороны, в сфере нормотворчества, когда в процессе создания конституционных норм задаются условия, обеспечивающие восстановление нарушенного права частной собственности, определяются институциональные и иные гарантии данного права.
Объектом конституционно-правовой защиты частной собственности является не только основное право частной собственности на землю, но и само отношение частной собственности, являющееся одним из элементов основ конституционного строя Российской Федерации. Государство взяло на себя обязанности признавать, соблюдать и защищать право частной собственности на землю, что предполагает заботу о создании развитой системы гарантий, с помощью которых реализуется эта задача. Поэтому судебная защита частной собственности на землю не исчерпывается положениями, содержащимися в Конституции РФ, и требует наличия механизма ее реализации, включающего полномочия судебных органов, права ищущей защиты личности, многочисленные гарантии обеспечения права на судебную защиту.
Помимо Конституции РФ и ГК РФ большое количество норм, регламентирующих способы защиты гражданских прав, содержат Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Гражданский процессуальный кодекс РФ. Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей нормы, средств и способов защиты. Конституционное право на судебную защиту частной собственности на землю представляет собой, с одной стороны, неотъемлемое право физических и юридических лиц обратиться в судебные органы при возникшем нарушении их права частной собственности на землю, а с другой — обязанность государства реализовать их конституционное право посредством обеспечения эффективной защиты судебными органами, а также восстановить нарушенное право путем вынесения законного и обоснованного решения. Право на судебную защиту частной собственности на землю — это не только право на обращение в суд, но также право на подтверждение, а при необходимости — и на принудительное восстановление оспоренного или нарушенного права частной собственности на землю.
Ст. 12 ГК РФ устанавливаются общие способы защиты права собственности: признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пересечения действий, нарушающих права или создающих угрозу его нарушения; признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; применение недействительности ничтожной сделки; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащита прав (при этом самозащита допускается только при необходимости пресечь нарушения права, она должна быть соразмерна нарушению); присуждение к исполнению обязанности в натуре; возмещение убытков; компенсация морального вреда; прекращение или изменение правоотношения; неприменение судов акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.
Земельный кодекс РФ называет одним из способов защиты прав на земельный участок, — это признание права на земельный участок. Как следует из ст. 59 ЗК РФ, данное признание осуществляется в судебном порядке посредством вынесения соответствующего решения. Например, если гражданин или юридическое лицо считает, что стал собственником земельного участка в силу приобретательной давности, то он вправе обратиться в суд или в арбитражный суд с заявлением о признании за ним права собственности. Так как в силу приобретательной давности физическое или юридическое лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее им как своим собственным имуществом в течение пятнадцати лет, приобретает на него право собственности. В случае удовлетворения судом исковых требований о признании права собственности в силу приобретательной давности, вынесенное решение являться юридическим основанием для государственной регистрации права собственности на земельный участок. При этом должностное лицо регистрирующего органа не вправе отказать в регистрации права собственности на землю, установленного решением суда.
Как пример признания права собственности на земельный участок из судебной практики можно привести ПОСТАНОВЛЕНИЕ ДЕСЯТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА от 20 февраля 2006 г. дело N 10АП-3601/05-ГК, по материалам дела: ЗАО «Агрофирма «Первое Мая» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к Х., Ч., Ш.М., Ш., Ш.Л. о признании права собственности ЗАО «Агрофирма «Первое Мая» на 1/662 долю каждого из ответчиков в праве собственности на земельный участок из состава земель сельскохозяйственного назначения. Решением Арбитражного суда Московской области от 9 ноября 2005 года исковые требования удовлетворены. Апелляционная инстанция оставила решение в силе. Кассационная инстанция постановила — решение Арбитражного суда Московской области от 9 ноября 2005 года по делу N 41-К1-17111/05 изменить. Признать за ЗАО «Агрофирма «Первое Мая» право собственности на 1/597 долю в праве собственности на земельный участок, из состава земель сельскохозяйственного назначения.
В этом случае собственник обращается в Государственный орган по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним для регистрации права собственности на земельный участок, а основанием для регистрации права, внесения сведений в ЕГРП и выдачи свидетельства о праве собственности на земельный участок служат вышеназванные акты судов.
Ст. 60 Земельного кодекса РФ предусмотрен еще один способ защиты прав на землю — восстановление положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок. Установлено, что нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае:
1. САМОВОЛЬНОГО ЗАНЯТИЯ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА. Под этим понимают использование земельного участка лицом, у которого отсутствуют надлежаще оформленные в установленном порядке права собственности или аренды земли. Собственник, право которого нарушено самовольным занятием земельного участка, вправе обратиться в суд с требованием о возврате участка из чужого незаконного пользования. А также, если гражданин или юридическое лицо построит на самовольно занятом земельном участке какое-либо недвижимое имущество, то оно будет являться самовольной постройкой и подлежит сносу. Стоит отметить, что снос возможен только на основании вступившего в законную силу решения суда.
В пример истребования из незаконного использования земельного участка можно привести ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Поволжского округа от 24.11.2006 по делу N А06-381/2-22/06 Судом было установлено, что у ответчика отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие наличие у него законных оснований владеть и пользоваться земельным участком, а выводы о незаключенности договора аренды участка соответствуют статьям 25, 26 Земельного кодекса РФ, пункту 3 статьи 433 ГК РФ и признаются судом обоснованными. В этом случае суд удовлетворил иск об истребовании у ответчика из незаконного владения земельный участок.
Собственник в исковом заявлении об обязании освободить самовольно занятый земельный участок одновременно вправе просить суд об устранении препятствий для пользования данным участком. Удовлетворяя данную просьбу суд может обязать ответчика произвести определенные действия. Например: ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА от 03 октября 2006 года Дело N Ф03-А04/06-1/2740 Из материалов дела следует: Государственное учреждение обратилось в Арбитражный суд Амурской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю об обязании ответчика освободить самовольно занятый участок и об устранении препятствий в пользовании участком истцом, а именно: убрать все столбы с проволочным ограждением, убрать находящиеся на данной территории автометаллолом и все автомобили. Решением от 10.02.2006, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 17.04.2006, исковые требования Государственного учреждения удовлетворены в заявленном объеме. В кассационной жалобе предприниматель просит решение и постановление апелляционной инстанции отменить, материалы дела направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда. Проверив законность состоявшихся судебных актов, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа правовых оснований для их отмены не установил и ПОСТАНОВИЛ: решение от 10.02.2006, постановление от 17.04.2006 по делу N А04-5323/05-2/151 Арбитражного суда Амурской области оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Однако в практике рассмотрения дел об истребовании из незаконного владения существенное значение имеет закрепленное Гражданским кодексом РФ отступление от общих правил. По которому, суд может признать право собственности на самовольную постройку за лицом, осуществившим ее на не принадлежащем ему участке, при условии, что этот участок будет в установленном порядке предоставлен ему под возведенную постройку, а также учитывается, описанное раннее, положение о приобретательской давности.
2. ПРИЗНАНИЯ СУДОМ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ АКТА исполнительного органа государственной власти или акта органа местного самоуправления, которые повлекли за собой нарушение права на земельный участок. Например, в случае признания судом недействительным постановления Главы Администрации об изъятии или частичном изъятии земельного участка для государственных нужд, собственник земельного участка восстанавливает свое право собственности на землю. Так же можно привести следующий пример из судебной практики: Постановление кассационной инстанции Федерального Арбитражного суда Московской области от 8 сентября 2006 г. дело N КГ-А40/8338-06 Дело о признании недействительным ненормативного акта а именно, п. п. 1, 2, 6.2 Постановления Правительства г. Москвы от 9 декабря 2003 г. N 1026-РП «О развитии территории Молжаниновского района между поймой реки Клязьма и автомагистралью Санкт-Петербург — Москва (Северный административный округ)». Решением Арбитражного суда г. Москвы от 13 марта 2006 г. по делу N А40-74562/05-149-595 отказано в удовлетворении заявления ЗАО КСХП «Химки» о признании недействительными. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июня 2006 г. N 09АП-4510/2006-АК решение суда первой инстанции отменено, п. п. 1, 2, 6.2 Постановления Правительства г. Москвы от 9 декабря 2003 г. N 1026-РП признаны недействительными. Кассационная инстанция постановила: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июня 2006 г. N 09АП-4510/2006-АК по делу N А40-74562/05-149-595 Арбитражного суда г. Москвы оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.
Общими основаниями для принятия судами решения о признании актов недействительным являются одновременно как несоответствие их закону или иному нормативному документу, так и нарушение гражданских прав
3. В ИНЫХ ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ ЗАКОНАМИ СЛУЧАЯХ. Под такими случаями законодатель подразумевает, например, уничтожение межевых и информационных знаков, захламление земли, загрязнение, порчу и уничтожение плодородного слоя почвы и т. д.
Ст. 61 Земельного кодекса РФ определен еще один способ защиты — это пресечение действий, нарушающих право на землю, путем признания в судебном порядке недействительными не соответствующих законодательству актов исполнительных органов государственной власти или актов органов местного самоуправления. Ст. 61 ЗК РФ предусмотрено, что ненормативный акт исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, нарушающий права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица в области использования и охраны земель, может быть признан судом недействительным. Из судебной практики можно привести следующие примеры:
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 31.05.2006 N КА-А41/4486-06-П
Арбитражный суд признал незаконным отказ органа местного самоуправления заключить договор купли продажи земельного участка, так как земельный участок используется заявителем по назначению и неразрывно связан с эксплуатацией расположенных на нем строений, собственником которых он является; при этом наличие действующего договора аренды не является обстоятельством, исключающим возможность выкупа земельного участка. Исходя из установленных фактических обстоятельств правовые основания для приобретения земельного участка в собственность у заявителя имеются в соответствии со статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Дальневосточного округа от 14.02.2006, 07.02.2006 N Ф03-А51/05-1/4915 по делу N А51-1879/05-16-27 Арбитражный суд удовлетворил требование о признании незаконными действий комитета по управлению государственным имуществом, выразившихся в возврате заявления общества на предоставление в собственность земельного участка, расположенного под объектом недвижимости, находящимся в собственности заявителя, поскольку пришел к выводу о том, что обществом в соответствии с требованиями статьи 36 Земельного кодекса РФ был представлен полный пакет документов, необходимый для выкупа земельного участка, а истребуемые ответчиком дополнительные документы в перечнях документов, необходимых при предоставлении земельных участков покупателям государственного имущества, не указаны, следовательно, требование об их представлении незаконно.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 29.11.2006, 23.11.2006 по делу N КГ-А41/11330-06 Удовлетворяя заявление о признании незаконным отказа в выкупе земельного участка, арбитражный суд исходил из того, что в соответствии с п. 1 ст. 35 Земельного кодекса РФ и п. 3 ст. 552 ГК РФ при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой объектом недвижимости и необходимой для его использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний его собственник. В силу указанных норм новый правообладатель объекта недвижимости вправе требовать оформления соответствующих прав на земельный участок, занятый недвижимостью и необходимый для ее использования, с момента государственной регистрации перехода права собственности на здание, строение, сооружение.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Волго-Вятского округа от 28.08.2006 по делу N А11-18810/2005-К2-25/775 Федеральный суд признал незаконным отказ управления в государственной регистрации права собственности на земельный участок и указал, что управлению были представлены в качестве документов, подтверждающих передачу в собственность общества здания вместе с земельным участком, протокол внеочередного общего собрания общества и вступившее в законную силу решение суда и, таким образом, обществу право собственности на земельный участок перешло в силу пункта 4 статьи 35 Земельного кодекса РФ как собственнику строения, расположенного на этом участке.
А также, пресечение действий, нарушающих права граждан или юридических лиц, возможно путем:
• приостановления исполнения не соответствующих законодательству актов исполнительных органов государственной власти или актов органов местного самоуправления;
• приостановления промышленного, гражданского, жилищного и другого строительства, разработки месторождений полезных ископаемых и торфа, эксплуатации объектов, проведения агрохимических, лесомелиоративных, геологоразведочных, поисковых, геодезических и иных работ. Перечисленные работы приостанавливают, если их осуществляют с нарушением градостроительного и земельного законодательства РФ, установленного режима использования земель, если они ведут к загрязнению и заражению земель, порче плодородного слоя, засолению, заболачиванию, развитию эрозии почв и другим видам деградации земель.
Пресечение действий нарушающих или устанавливающих препятствия пользования земельным участком для законного собственника может устанавливаться судом в отношении любых лиц, допустивших такое нарушение. Примерами из судебной практики пресечения действий можно привести следующее судебные акты:
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Волго-Вятского округа от 14.11.2005 N А39-1257/2005-43/5 Иск об устранении препятствий пользования земельным участком удовлетворен, так как суд установил, что ответчик без каких-либо правовых оснований использует спорный земельный участок истца.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Северо-Западного округа от 06.10.2005 N А05-2176/2005-16 Суд удовлетворил иск об устранении препятствий для владения и пользования земельным участком, указав, что согласно статье 574 ГК РФ истец приобрела указанные права по договору дарения участка, для исполнения которого достаточно символической передачи дара через подписание акта приемки.
При рассмотрении судами споров о защите прав собственности на земельные участки собственник земельного участка может заявить ходатайство о применении обеспечительных мер, направленных на приостановлении действий, чинящих препятствие в пользовании земельным участком. Как пример можно привести ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА от 19 декабря 2006 г. Дело N А35-5177/06-С4 Из материалов дела следует Индивидуальный предприниматель Борзинов В.И. обратился в арбитражный суд с требованием об устранении препятствий в пользовании земельным участком из земель сельхозназначения муниципального образования «2 Засеймский сельсовет» Мантуровского района Курской области, находящимся в селе 2 Засеймье, и обязании ИП Бочарова С.Н. демонтировать гидротехническое сооружение. Одновременно истцом заявлено ходатайство о применении обеспечительных мер. Определением Арбитражного суда Курской области от 07.07.2006 вышеуказанное ходатайство удовлетворено. Суд запретил ИП Бочарову С.Н. и другим лицам производить земельные работы, вести строительство плотины и совершать действия, касающиеся предмета спора, на земельном участке. Кассационная коллегия определила, что суд пришел к правильному выводу, удовлетворив ходатайство истца, поскольку заявленные обеспечительные меры непосредственно связаны с предметом спора и соразмерны заявленным требованиям. И постановила: Определение Арбитражного суда Курской области от 07.07.2006 по делу N А35-5177/06-С4 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
Собственник земельного участка чье право собственности нарушено может заявить ходатайство о запрете регистрации и внесения сведений в ЕГРП органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним о каких либо правах или сделка с земельным участком, спор в отношении которого находиться на рассмотрении в суде. Например, в споре между лицом и органом по государственной регистрации прав на недвижимое имущество, в котором лицо оспаривает отказ от регистрации права собственности на земельный участок. Суд, удовлетворяя такое ходатайство фактически выносит запрет на совершение сделок со спорным участком до рассмотрения спора по существу, и исключает возможность регистрации права собственности или других прав на земельный участок другими лицами. Дальнейшая судьба такого участка будет зависеть от решения суда, со вступлением в силу которого данное ограничение снимается.
Нарушением прав собственников земельных участков могут быть причинены убытки, подлежащие возмещению в полном объеме виновными лицами. Под убытками понимают: реальный ущерб состоящий из расходов, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества, а также упущенную выгоду, под которой понимаются неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
Размер и порядок возмещения убытков собственникам земельных участков определяются главой 8 Земельного кодекса РФ и Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 262 «Об утверждении правил возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков, либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц». Размер возмещения убытков определяется с учетом стоимости имущества на день, предшествующий принятию решения об изъятии земельного участка, временном занятии или ограничении прав на земельный участок.
Земельный кодекс РФ требует рассмотрения земельных споров только судом. Подведомственность того или иного спора суду общей юрисдикции или арбитражному суду определяют в соответствии с их компетенцией, установленной АПК РФ и ГПК РФ. Суды общей юрисдикции рассматривают дела по спорам, связанным с земельными отношениями, одной из сторон в которых являются граждане, за исключением занимающихся предпринимательской деятельностью. Арбитражные суды занимаются спорами, возникшими между юридическими лицами, и спорами, одной из сторон в которых выступают индивидуальные предприниматели.
Помимо этого Земельный кодекс РФ предусматривает, что до принятия дела к производству судом земельный спор может быть передан сторонами на разрешение в третейский суд. Это негосударственный юрисдикционный орган. В России действуют третейские суды двух видов: постоянно действующие и создаваемые самими спорящими сторонами для разрешения конкретного спора.
Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что при выявлении нарушений прав собственности на земельный участок, при появлении предпосылок к этому и во всех других случаях, когда у собственника возникнет сомнения в правомерности действий других лиц, собственнику необходимо в кратчайшие сроки принять все не запрещенные законодательством меры по защите своего земельного участка, а так же подготовиться к возможному предъявлению иска в суд. Перед предъявлением иска необходимо обратить внимание на следующее: имеются ли документы, подтверждающие право собственности на земельный участок (свидетельство о праве собственности, кадастровый план). А также правильно и в соответствии с законом обосновать, в чем нарушено принадлежащее вам право собственности на землю и что можно предъявить для доказательств такого нарушения. Пакет документов, прилагаемых к исковому заявлению, разнообразен в каждом конкретном случае и требует проверку специалистами. Поэтому, если вы гражданин или юридическое лицо в штате которого нет юриста, то имеет смысл обратиться за юридической помощью в специализированную организацию, и поверьте, своевременное обращение поможет в дальнейшем избежать лишних затрат и убытков.

Среди наших услуг: Защита прав собственности на землю; Cопровождение сделок с земельными участками

admin