Надзорная инстанция

Российская Фемида многогранна. Давайте же разберемся, какие бывают суды.

Многие считают нашу судебную систему чересчур громоздкой и сложной. Специализация судов в зависимости от специфики дел (уголовные, гражданские, арбитражные) и рассмотрение ими материалов, связанных исключительно с определенной территориальной принадлежностью (районное или областное деление судов и возможность обратиться, как правило, только в один суд) – это называется «горизонтальной» подсудностью. Четкое знание, в какой суд или к какому судье направить свое дело, гарантирует Вам, что материалы будут приняты, а не возвращены без соответствующего рассмотрения.

Кроме этого выделяют еще определенную «вертикаль» судопроизводства, которая включает в себя несколько судебных инстанций. В арбитражном производстве выделяют четыре инстанции, а в судах общей юрисдикции (т.е. гражданских и уголовных) – три. Такая сложная вертикаль судебной системы связана в первую очередь с необходимостью не допустить вступления в силу неправомерных решений суда. Ведь если человек или организация будет не согласна с решением суда первой инстанции, то они смогут оспорить этот документ в апелляционном или кассационном производстве, а также обратиться в суд надзорной инстанции.

И если в первичном суде исследуются все доказательства, так или иначе относящиеся к материалам дела, то в последующих инстанциях подход более формализован. То есть в основном разбираются бумаги, а также законность и обоснованность вынесенного решения (приговора). И если в суд второй инстанции (апелляция и кассация) стороны, как правило, еще вызываются, то суд надзорной инстанции выносит свое определение, основываясь исключительно на изучении материалов дела.

Такой сложный, подчас формализованный, подход к любому делу позволяет критически взглянуть на первичное решение суда и/или определения последующих инстанций. Обычно к такому многоступенчатому механизму приходится прибегать, если одна из сторон абсолютно или частично не согласна с вынесенным решением. Чаще это возникает в случаях, когда на первичном этапе не был привлечен юрист/адвокат (что могло привести к процессуальным нарушениям) или по каким-либо причинам рассмотрение дела было достаточно односторонним (неявка стороны процесса, формализм при изучении материалов и пр.).

Как правило, скупой платит дважды: тот, кто был не намерен изначально нанимать адвоката, проиграв дело, потратится существенно больше. Здесь уже играет роль, во-первых, определенная сложность дела, а во-вторых, достаточная удаленность судов вторых и третьих инстанций от местожительства (размещения) обратившейся за помощью стороны. Поэтому следует достаточно критически относиться к своим возможностям в отношении представления материалов дела и доверить все свои проблемы профессионалам. Участие юриста или адвоката в судах первой инстанции позволяет большинство дел не доводить до кассации, а тем более до обращения в суд надзорной инстанции, а следовательно, не задействовать всю громоздкую систему судебной фемиды.

Более подробную информацию и консультацию адвоката Вы можете получить на приеме, либо по телефону: 8 (495) 646-08-28.

Просмотров: 455

Дата: Пятница, 15 Июля 2011

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Надзорная инстанция — анахронизм прошлого?

Чем внимательней изучаешь проект закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы Республики Казахстан по вопросам совершенствования судебной системы», разработанный Верховным судом, тем больше замечаешь в нем как теоретические, так и практические просчеты. Остановимся на вопросе, касающемся надзорного производства в гражданском процессе.

Во-первых, в соответствии с законопроектом будут упразднены надзорные коллегии в областных (городских) судах и в Верховном суде. Единственной надзорной инстанцией будет Верховный суд. Суд, рассматривающий ходатайства заинтересованных лиц и протесты Генпрокурора на судебные акты местных судов, вступившие в законную силу, предлагается именовать своим собственным именем — Верховный суд РК. Если это так, то не совсем корректным становится употребление таких понятий и словосочетаний, как «надзор», «в порядке надзора», «надзорная инстанция», «надзорное производство», «судебный надзор» и пр. Термин «надзор» более всего подходит для лексики прокурора, т.к. в его компетенцию входит осуществление надзора за законностью дознания, следствия и за судебными актами. В компетенцию областного (городского) суда, в том числе и Верховного суда, осуществление надзора за законностью отправления правосудия местными судами не входит. Необходимость института судебного надзора было обоснованным, когда председатели областных (городских) судов, а также председатель Верховного суда имели право самостоятельно возбуждать надзорное производство, в случае обращения к ним заинтересованных лиц об отмене ранее принятых судебных актов нижестоящих судов, вступивших в законную силу. Но после того как председатели областных (городских) судов и председатель Верховного суда были лишены такого права, то смысл слова «надзор» утерял свое былое значение. В настоящее время в связи с предлагаемыми изменениями, термин «надзор» становится анахронизмом. Сегодня никто, в том числе и Верховный суд не вправе надзирать над нижестоящими судами. Верховный суд, как и всякий другой суд (апелляционная и кассационная коллегии областного (городского) суда), вправе не согласиться с судебным актом, вынесенным нижестоящим судом (по новой терминологии, местным судом) и отменить его в случае незаконности, т.е. вынесенного в связи с неправильным применением норм материального права или с нарушением норм процессуального законодательства. Исходя из изложенного, полагаю необходимым убрать из текста ГПК слово «надзор», а название главы 43 ГПК изложить в следующей редакции — «Пересмотр судебных актов местных судов, вступивших в законную силу в Верховное суде Республики Казахстан».

Во-вторых, ныне действующая норма ст. 393 ГПК о том, что надзорная жалоба (по законопроекту ходатайство о возбуждении надзорного производства) будет предварительно рассматриваться тремя судьями Верховного суда, не соответствует положениям п. 2 ст. 13 Конституции, в которой зафиксировано, что «каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод». Дело в том, что «тройка», сидящая в Верховном суде и предварительно рассматривающая ходатайство о возбуждении надзорного производства, не является судом. То, что они судьи, сомнений не вызывает. Но то, что это не суд, однозначно. Фактически трое судей выполняют функцию секретариата Верховного, суда, которые коллегиально решают, дать ходатайству ход и пропустить дело в Верховный суд или затормозить его. О том, что придуманное в свое время Верховным судом «чистилище» в виде, предварительного рассмотрения надзорной жалобы «тройкой» было не Конституционным, свидетельствует следующее. Если бы это была одна из судебных инстанций, то и протест прокурора также должен был проходить через него. Кроме того, в соответствии с буквальным смысловым содержанием нынешней редакции ч. 2 ст. 37 ГПК следует, что рассмотрение дел в судах апелляционной и надзорной инстанций осуществляется коллегиальным составом суда. Предварительное рассмотрение надзорной жалобы тремя судьями надзорной коллегии не подпадает под действие вышеназванной нормы, поскольку такая промежуточная инстанция ни в ГПК, ни в Конституционном законе «О судебной системе и статусе судей РК» не предусмотрена. Поскольку это так, то с позиции законности трое судей не вправе руководствоваться нормами ГПК, предназначенными для суда надзорной инстанции, а выносимое ими постановление не может считаться судебным актом. На заседание «тройки» приглашается только лицо, подавшее надзорную жалобу (по законопроекту ходатайство). Но без участия оппонента это уже не судебный процесс. Согласно ГПК в судах апелляционной и надзорной инстанций (по законопроекту и в кассационной инстанции) участие прокурора обязательно, поскольку на него возлагается обязанность дать заключение по делу. Однако при предварительном рассмотрении надзорной жалобы (по законопроекту — ходатайство) участие прокурора в Верховном суде не предусмотрено. Таким образом, получается, постановление «тройки» выпадает из под надзора прокурора, в том числе и Генерального. Примечательно, что эти трое судей Верховного суда берут на себя полномочия суда надзорной инстанции, т.к. в своем постановлении, в случае отказа в возбуждении надзорного производства, указывают, что оно окончательное и дальнейшему обжалованию не подлежит. В этом убедился автор данных строк, получив на днях такое постановление от «тройки» Верховного суда.

В-третьих, установив правило о том, что всем заинтересованным лицам, являющимся сторонами по делу, за исключением Генпрокурора, ограничен доступ в Верховный суд посредством введения предварительного рассмотрения ходатайств. Тем самым нарушается равенство участников судопроизводства. Этот вывод следует из содержания п. 1 ст. 14 Основного Закона, в котором записано, что «все равны перед законом и судом». Вместе с тем Генпрокурор, который олицетворяет собой прокуратуру в целом как орган государства, имеет преимущество в гражданском процессе, по сравнению с другими лицами, поскольку для него сделано исключение. Положение ст. 393 ГПК на него не распространяется. В силу изложенного нет равенства сторон, о чем гласят как Конституция, так и ГПК (ст. 13). Следующее, если Генпрокурор подает протест в Верховный суд, то он подает его в интересах истца или ответчика, которые к нему обратились ранее с просьбой о подаче протеста. А раз так, то прокурор объективно становится одной из сторон по делу. Поскольку он сторона по делу, то он уже не должен иметь какого-либо преимущества перед другой стороной. Далее, поскольку протест прокурора не проходит через процедуру предварительного рассмотрения и сразу же попадает в судебное заседание Верховного суда, то этим нарушается все та же норма п. 1 ст. 14 Конституции. Ведь всем очевидно, что лицо не удовлетворенное судебным актом, вынесенным местным судом, обращается к Генпрокурору о принесении им протеста в Верховный суд не потому, что он умнее его или его представителя, например, адвоката, а исключительно для того, чтобы преодолеть барьер из трех судей, сидящих на пути в надзорную инстанцию.

В-четвертых, предварительное рассмотрение надзорной жалобы тремя судьями (по законопроекту ходатайство) является дополнительным составляющим коррупции в судах. Судьи же, сидящие на светофоре и включающие кому красный свет, а кому зеленый для прохода в надзорную инстанцию (по законопроекту в Верховный суд), абсолютно ничем не рискуют. Ведь их постановление для суда надзорной инстанции ни к чему не обязывает. Автору данных строк приходилось слышать от одного коллеги невероятную историю, произошедшую с его клиентом. Его доверенное лицо, проигравшее дело во всех инстанциях, подал надзорную жалобу, которую предварительно рассматривали трое судей. Ему было отказано в возбуждении надзорного производства по мотиву отсутствия основания. Но поскольку клиент был человеком настойчивым, то после аудиенции с председателем областного суда, он через два месяца вновь подал надзорную жалобу. К великому удивлению этого адвоката, жалоба была принята и другие трое судей надзорной коллегии дали ей ход. Надзорная же коллегия изменила предыдущие судебные акты нижестоящих судов.

В-пятых, введением в 2005 г. в ГПК нормы о предварительном рассмотрении надзорной жалобы тремя судьями, а протест прокурора предварительно не подлежит рассматриванию, судьи сами себя поставили в унизительное положение. Получается, что мнение одного прокурора приравнивается к мнению трех судей. По моему глубокому убеждению, положение законопроекта о том, что ходатайство, подаваемое стороной процесса в Верховный суд и подлежащее предварительному рассмотрению тремя судьями, следует полностью исключить из ГПК.

В-шестых, при подаче Генпрокурором протеста в Верховный суд, он автоматически приобретает статус стороны процесса, т.к. протест подается в интересах одной из сторон, чьи права и свободы по его разумению нарушены. В силу изложенного, на Генпрокурора должны распространяться права и обязанности стороны процесса (ст. 47 ГПК), а не прокурора, осуществляющего высший надзор за законностью судебных актов (ст. 55 ГПК). Поскольку Генпрокурор становится стороной процесса, естественно, ни он сам, ни подчиненные ему прокуроры не могут давать Верховному суду какое-либо заключение в исходе дела. Если же прокурор примет участие в деле как сторона по делу и как орган, осуществляющий высший надзор за законностью, то противоположная сторона вправе заявить такому прокурору отвод (ст. 41 ГПК). Заседание же Верховного суда без прокурора будет считаться не легитимным.

В-седьмых, из проекта о внесении изменений и дополнений в ГПК не ясно, как надлежит именовать документ, подаваемый сторонами гражданского дела либо третьими лицами в Верховный суд на судебные акты местных судов, вступившие в законную силу. В одном месте говорится, что это заявление (ч. 4 ст. 385, ч. 2 ст. 403 ГПК), в другом месте — ходатайство (ч. 1 ст. 384, ч. 2 ст. 386, ч. 2 ст. 387, ч. 1 ст. 388, 391, 392, 395, 395-1 ГПК). От того, как будет назван документ, зависит и то, как следует именовать лицо, подготовившее и подавшее документ. Если это заявление, то лицо, подавшее такой документ, будет именоваться заявителем (ч. 2-1 ст. 391 ГПК). Если же документ будет называться, ходатайством, соответственно лицо, его подавшее, будет именоваться ходатаем или ходатайствующим лицом (п. 4 ч. 2 ст. 394 ГПК).

В порядке надзора пересматриваются решения суда как апелляционной, так и кассационной инстанции, вступившие в законную силу. После вступления апелляционного решения или кассационного определения в законную силу оно может быть обжаловано в порядке надзора в течение 1 года. Правом на принесение жалобы или представления обладают лица, участвующие в деле, а также лица, не участвовавшие в деле, но считающие, что их права и законные интересы нарушены судебным постановлением.

Надзорная жалобы или представление прокурора должны содержать (ст. 378 ГПК РФ):

  1. наименование суда, в который они адресуются;
  2. наименование лица, подающего жалобу или представление, его местожительство или местонахождение и процессуальное положение в деле;
  3. наименования других лиц, участвующих в деле, их местожительство или местонахождение;
  4. указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, и содержание принятых ими решений;
  5. указание на решение, определение суда и постановление президиума суда надзорной инстанции, которые обжалуются;
  6. указание на то, в чем заключается допущенное судами существенное нарушение закона;
  7. просьбу лица, подающего жалобу или представление.

Надзорная жалоба должна быть подписана лицом, подающим жалобу, или его представителем. Представление прокурора должно быть подписано прокурором.

При подаче надзорной жалобы или представления суд должен принять жалобу к производству. Суд не имеет права оставить жалобу или представление без движения, отказать в принятии жалобы или представления. Суд имеет право только возвратить надзорную жалобу или представление прокурора без рассмотрения по существу, если имеются основания, предусмотренные ст. 380 ГПК РФ.

В суде надзорной инстанции дело рассматривается и разрешается по существу в течение 1 месяца, за исключением Верховного Суда РФ. Верховным Судом РФ дело должно быть рассмотрено в течение 2 месяцев. Основанием для пересмотра судебных постановлений в надзорной инстанции является наличие существенных нарушений норм материального или процессуального права. После принятия надзорной жалобы или представления прокурора суд выносит определение о назначении судебного разбирательства с извещением лиц о месте и времени его проведения. При проведении судебного разбирательства судья-докладчик излагает обстоятельства дела, содержание судебных постановлений, принятых по делу, мотивы надзорной жалобы или представления прокурора и определения о возбуждении надзорного производства.

admin