Мошенничество в предпринимательской деятельности

Публикация от 14.07.2016

Настоящий материал подготовлен на основании норм действующего уголовного закона с учетом сложившейся судебной, а также личной практики автора – адвоката Павла Домкина. Публикация не является руководством для принятия самостоятельных процессуальных решений. При возникновении правовых вопросов рекомендуется получить соответствующую консультацию у специалиста в области уголовного судопроизводства

В соответствии с Федеральным законом от 03.07.2016 №323-ФЗ с 15 июля 2016 года в число уголовно-наказуемых деяний возвращена противоправная деятельность, связанная с совершением мошеннических действий в сфере предпринимательской деятельности.

Что это и как доказать мошенничество в сфере предпринимательской деятельности?

Действующая редакция статьи 159 УК РФ дополнена частями 5, 6 и 7. Поправки к закону не являются новшеством для российской отрасли уголовного судопроизводства, поскольку ранее в Уголовный кодекс РФ вводилась специализированная норма об уголовной ответственности предпринимателей— статья 159.4 УК РФ. Позднее, во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ от 11.12.2014 № 32-П указанная статья утратила юридическую силу.

Новая редакция уголовного закона по существу является идентичной ранее отменной статье 159.4 УК РФ, в период действия которой правоохранительные органы и судебные инстанции сформировали обширную практику её применения. Из новшеств закона стоит отметить, что отныне уголовная ответственность за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности наступает, только в том случае, когда сторонами нарушенных обязательств являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Иная особенность новой редакции закона состоит в том, что для инициации уголовного преследования минимальный порог ущерба, возникшего вследствие преднамеренного неисполнения договорных обязательств, должен составлять не менее десяти тысяч рублей. Автор материала сознательно отстраняется от полемики — кем и в каких целях будет применяться подобная редакция статьи, по своей конструкции позволяющая обеспечить судимость контрагенту, например, в случае неплатежа по контракту на указанную сумму.

Статья «Мошенничество» согласно статистике является одним из наиболее распространенных преступлений в судебной практике. В юридическом сообществе она применяется достаточно единообразно и не вызывает особых дискуссий при отправлении правосудия. В данной публикации предлагаем затронуть лишь отличительные особенности уголовной ответственности в сфере предпринимательской деятельности, а также рассмотреть наиболее интересные примеры судебной практики по уголовным делам данной категории.

Согласно ч.5 ст. 159 УК РФ уголовно-наказуемым деянием признается мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности. Как следует из  названной нормы обязательным, неотъемлемым, подлежащим установлению и доказыванию, является признак преднамеренности неисполнения договорных обязательств. Доказательствами преднамеренности на практике выступают фактические данные и сведения: о платежеспособности юридического лица, в том числе о наличии крупных внешних заимствований, препятствующих исполнению договорных обязательств; о наличии технической, ресурсной возможности выполнения договора, в том числе в виде наличия штата специалистов/работников; о наличии у организации опыта по реализации идентичных сделок и длительности работы на рынке; о принятии предпринимателем реальных действий и шагов, направленных на исполнение договорных обязательств.

При рассмотрении уголовных дел суды также принимают во внимание: достоверная или недостоверная информация предоставлялась потерпевшему лицу о причинах неисполнения обязательств; учитывают поведение привлекаемого к ответственности лица на предмет скрывалось ли оно от потерпевшего, избегало ли контактов с контрагентом, покидало ли на длительный срок рабочее место, а также предлагало ли альтернативные схемы по исполнению договорных обязательств.

Более подробно ознакомиться с правовым толкованием признака «преднамеренность» Вы можете в нашей профильной публикации.

Предусмотренный частями 5 — 7 статьи 159 УК РФ состав мошенничества, имеет место в случае, если:

  • в действиях подозреваемого лица усматриваются признаки хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием;
  • данные действия сопряжены с умышленным неисполнением принятых на себя виновным лицом обязательств по договору в сфере предпринимательства, сторонами которого являются исключительно индивидуальные предприниматели и/или коммерческие организации;
  • виновник является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации.

Специфика мошенничества в сфере предпринимательской деятельности как состава преступления заключается в том, что потерпевшим от преступления может являться индивидуальный предпринимать или юридическое лицо. В таком случае уголовное дело может быть возбуждено по заявлению: лица, являющегося в соответствии с уставом организации ее единоличным руководителем (например, генеральным директором); руководителем коллегиального исполнительного органа (например, председатель правления акционерного общества); уполномоченного руководителем коммерческой организации представителя (адвоката).

На тот случаях, когда подозрение в мошенничестве возникнет в отношении самого руководителя коммерческой организации, заявление о преступлении может подано органом управления организации (например, советом директоров).

Обратимся к вопросу о том, кто именно может быть привлечен к уголовной ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Согласно п.1 ст.2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Учитывая названное положение гражданского закона судебная практика определила, что лицом, привлекаемым к уголовной ответственности (субъектом) может быть: индивидуальный предприниматель; член органа управления коммерческой организации: член совета директоров (наблюдательного совета) или член коллегиального исполнительного органа (например, член правления акционерного общества); лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа (директор, генеральный директор и т.п.).

Если же преступная деятельность по хищению денежных средств путем обмана и злоупотребления доверием, осуществляемая под видом предпринимательской либо иной легальной деятельности (незарегистрированным и/или неуполномоченным лицом), она не может быть квалифицирована как совершенная в сфере предпринимательства.

В судебной практике нередки, так называемые «пограничные случаи», когда противоправные действия совершаются зарегистрированным в законном порядке предпринимателем, но его действия квалифицируются как «обычное» мошенничество.

Рассмотрим конкретный пример судебной практики, когда уполномоченный директор действующей строительной фирмы осужден по ч.4 ст.159 УК РФ, а совершенное им преступление не было признано как совершенное в сфере предпринимательской деятельности. Так, материалами уголовного дела было установлено, что собственник и директор фирмы получал от клиентов предоплату за поставку деревянных срубов жилых строений, при этом фирма не исполняла принятых на себя договорных обязательств. Оценив собранные доказательства, суд пришел к выводу, что незаконные действия осуществлялись директором под видом предпринимательской деятельности и были направлены не на неисполнение договорных обязательств, а на хищение имущества инвесторов. Свой вывод суд мотивировал следующими обстоятельствами: компания фактически предпринимательской и финансово-хозяйственной деятельностью не занималась; в составе компании отсутствовали соответствующие специалисты в области строительства; заключение договоров с потерпевшими лицами создавало видимость законности преступной деятельности и т.д. Суд пришел к выводу, что компания использовалась директором в качестве инструмента совершения мошеннических действий.

Еще одна особенность, которая учитывается судами при квалификации мошенничества как совершенного в сфере предпринимательской деятельности – это реальность договорных обязательств, которые обязалось исполнить виновное лицо. В случае если предмет договора с потерпевшими был изначально выдуман, то есть изначально он не мог быть исполнен в силу объективных или субъективных причин, такие незаконные действия не могут рассматриваться как мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств. Фактическое отсутствие договорных обязательств является основанием для квалификации незаконных действий по части 1 – 4 статьи 159 УК РФ.

Мошенничество в сфере предпринимательства совершается только с прямым умыслом на хищение (приобретение права) на чужое имущество, возникшим у лица до получения такого имущества или права на него. Не имеет правового значения, планировал ли виновный использовать похищенное имущество в личных целях или для предпринимательской деятельности.

Сторона защиты в уголовных делах о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности нередко апеллирует к доводу об отсутствии состава преступления, поскольку обвиняемое лицо частично выполнило договорные обязательства. Рассматривая схожие по обстоятельствам уголовные дела, судебные инстанции неоднократно приходили к выводам, что частичное выполнение работ не свидетельствует об отсутствии в действиях осужденного состава преступления. Суды принимают доказательства, полученные на стадии предварительного следствия о том, что частичное исполнение договорных обязательств осуществлялось виновными лицами не с целью выполнения взятых на себя обязательств, а с целью убедить потерпевших в правомерности своих действий по изъятию у них денежных средств и/или имущества. Следует отметить, что к таким выводам суды приходят на основании данных подтверждающих, что после частичного исполнения договора, сторона полностью прекратила какие-либо действия по исполнению сделки в оставшейся части при отсутствии на то объективных причин.

Кроме того, в судебной практике встречаются примеры, когда мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности признаются действия даже при полном исполнении предмета договора, но с нарушением договорных обязательств, в частности, требования о качестве продукции. Так, например, вступившим в законную силу приговором суда являющееся единственным участником и директором хозяйственного общества лицо было признан виновным в преднамеренном неисполнении договорных обязательств по поставке новых труб для строительства жилого многоквартирного дома, поскольку им была осуществлена поставка труб, ранее находившихся в употреблении.

Резюмируя приведенные примеры, следует отметить, что практика привлечения к уголовной ответственности за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности имела и будет иметь самое широкое применение, что суды, постановляя обвинительные вердикты, не ограничиваются в признании преступлением лишь «стандартных схем» хищения имущества. Риски привлечения предпринимателя к уголовной ответственности нивелируются документальным и фактическим обоснованием принимаемых бизнес-решений, сопутствующих им рисков предпринимательской деятельности, а также построением грамотной юридической позиции в противовес предъявляемому обвинению.

По вопросам получения помощи адвоката по делам о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, Вы можете обратиться к автору публикации по телефону: (495) 646-86-11

Адвокат Павел Домкин

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Мошенничество и бизнес

Новый вид мошенничества?

Ст. 159 УК РФ "Мошенничество", а если быть точным – Уголовный кодекс РФ к концу 2012 года обогатился новацией на тему мошенничество в предпринимательской деятельности (сфере). Введена статья 159.4 УК РФ (не путать со ст. 159, ч. 4 УК РФ). Ее диспозиция выглядит так: «Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности». Максимальная санкция – до 5 лет лишения свободы. Замысел вроде бы самый лучший – существенно (по сравнению с основной, ст. 159 УК РФ) снизить меру наказания за чрезмерное корыстолюбие при занятии бизнесом.

Смущает лишь одно: в новом составе на первый план вынесен совершенно новый для хищения признак – "преднамеренность неисполнения обязательств». Практикующие адвокаты по уголовным делам о мошенничестве в Москве хорошо знают, что сама по себе норма основной ст. 159 УК РФ довольно расплывчата и вполне безнаказанно позволяет заинтересованным лицам из правоохранительных органов «кошмарить» предпринимателей. А тут на тебе: введен новый и весьма многообещающий состав с элементом в виде преднамеренности неисполнения гражданско-правовых обязательств.

И как бы этот элемент на практике не стал лучшим и единственным критерием для понимания состава мошенничества в сфере предпринимательской деятельности.

Что такое преднамеренность неисполнения гражданско-правовых обязательств?

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N51 «О судебной практике …» понятие преднамеренности напрочь отсутствует. В Уголовном кодексе до сего дня это понятие было употреблено лишь единожды в статье 196 УК «Преднамеренное банкротство», и выглядит оно следующим образом: «… совершение руководителем … юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или индивидуального предпринимателя в полном объеме удовлетворить требования кредиторов…». Для адвоката по мошенничеству в Москве понятно, что один и тот же термин в одном и том же уголовном кодексе не может толковаться по разному. Таким образом, преднамеренность в лучшем случае будет означать «совершение руководителем … юридического лица либо индивидуальным предпринимателем действий (бездействия), заведомо влекущих неисполнение договорных обязательств».

Например, ты – посредник, и принял от заказчика деньги, но потратил их не на размещение заказа у поставщика, а на другие хозяйственные цели. Тут же тебе сразу отыскивают статью в Уголовном кодексе. Логично?

Как доказать мошенничество в сфере предпринимательской деятельности

Вполне, если больше у тебя за душой ничего нет.

А если ты как посредник ожидаешь очередных финансовых поступлений от контрагентов, и именно их совершенно честно планируешь перенаправить поставщику под тот самый заказ? Собираться ли в тюрьму, если контрагенты вовремя не перечислили деньги?

Проблемы правоприменения

Боюсь, что в каких-то проблемных хозяйственных взаимосвязях никто особо разбираться не будет. Другими словами, не исполнил предприниматель свои договорные обязательства – тут же могут поставить вопрос о его уголовной ответственности. Тут и лучшие адвокаты Москвы по уголовным делам могут оказаться в затруднении. И для многих и многих недобросовестных сотрудников правоохранительных органов неисполнение гражданско-правовых обязательств будет означать как раз тот желаемый состав преступления, который предусмотрен статьей 159.4 УК РФ. И, боюсь, мало кто вспомнит, что мошенничество в предпринимательской деятельности как состав преступления, кроме того, предполагает еще и причинение потерпевшему ущерба, противоправность действий и наличие умысла, который обязательно должен возникнуть, между прочим, еще до того, как злоумышленник получил чужое имущество в свое распоряжение. Адвокаты по экономическим преступлениям в Москве это хорошо понимают.

В общем, не исключено, что статья 159.4 УК РФ для некоторых правоохранителей будет оставаться такой же надежной кормушкой, какой прежде была ст. 159 УК. Не будем забывать, что по данной статье в России выносится примерно 25 тыс. обвинительных приговоров в год, и значительная их часть в лучшем случае весьма и весьма не безупречна.

Адвокат Александр Васильев

Что еще можно почитать:

admin