Моральные и нравственные страдания

На сегодняшний день проблема в сфере компенсации морального ущерба в связи с причинением вреда здоровью и жизни человека весьма актуальна.

Так, в России по сравнению с зарубежными странами размеры взыскиваемой судами компенсации морального вреда значительно ниже. Кроме того, отсутствует единообразный подход к определению размера компенсации, наблюдается значительный разброс между минимальными и максимальными значениями взыскиваемых сумм (например, за причинение смерти суды взыскивают компенсацию от 5000 до 8,5 млн руб.) Также нет определенности в подходах к дифференциации сумм компенсации для потерпевшего и причинителя вреда.

Затруднительность доказывания тяжести нравственных страданий приводит к тому, что суды не дают им должной правовой оценки.

В настоящее время размер компенсации определяется исключительно по усмотрению суда. Ряд экспертов предлагают отказаться от данного способа и закрепить только фиксированные суммы.

На мой взгляд, оптимальным вариантом решения проблемы может быть использование «смешанного» способа расчета компенсации, объединяющего табличные значения и усмотрение суда.

Моральный вред, причиненный потерпевшему, включает физические и нравственные страдания, имеющие разную природу. К физическим относятся физическая боль и функциональные расстройства организма, к нравственным – психологические (психические) переживания (страх, стыд, унижение, чувство неполноценности и т.п.).

Различие в природе страданий потерпевшего позволяет использовать отличающиеся способы оценки компенсации морального вреда, поэтому применение только табличных значений либо лишь усмотрения суда, на мой взгляд, не предполагает возможность объективной оценки.

Так, табличные значения при оценке нравственных страданий исключают индивидуальный подход. Например, если танцор сломал ногу, степень его нравственных переживаний будет иной, нежели у писателя в такой же ситуации – танцор на время лишается возможности работать, а писателю травма не мешает заниматься профессиональной деятельностью.

Судебное усмотрение при оценке физических страданий, напротив, может привести к излишней индивидуализации, в то время как степень физической боли практически одинакова для всех людей.

Таким образом, для объективной оценки реального морального вреда необходимо использовать как табличные значения (для физических страданий), так и судебное усмотрение (для нравственных страданий).

Каждое заболевание, возникающее в результате причинения вреда здоровью, имеет перечень характерных симптомов (физических страданий), срок течения заболевания (длительность физических страданий). Это позволяет вывести общую формулу для расчета компенсации при физических страданиях.

В российском законодательстве оценка вреда здоровью производится согласно Правилам расчета суммы страхового возмещения при причинении вреда здоровью потерпевшего, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 ноября 2012 г. № 1164, которые определяют порядок расчета суммы возмещения (страховой выплаты) при причинении вреда здоровью потерпевшего и устанавливают соответствующие нормативы исходя из характера и степени нанесенного здоровью ущерба.

Полагаю, что по аналогии можно оценить и размер компенсации при физических страданиях – установить минимальную сумму и повышающие коэффициенты.

Степень нравственных страданий для каждого человека индивидуальна – одно и то же событие у одних вызовет нервный срыв, другие воспримут его более спокойно.

В индивидуальном восприятии события (цепи событий) и заключается специфика нравственных страданий как юридического факта, степень которых надлежит определить суду.

Оценку степени важности утраченных способностей, качеств, а также снижения качества жизни для данного конкретного человека невозможно формализовать.

В связи с этим, на мой взгляд, целесообразно установить минимальный размер компенсации с учетом тяжести вреда здоровью (жизни) и повышающие коэффициенты исходя из формы вины причинителя вреда. Так, минимальный размер компенсации за причинение телесных повреждений – А руб., легкий вред здоровью – В руб., вред средней тяжести – С руб., тяжкий – Д руб., смерть – Е руб.

Отдельно отмечу последний пункт. Несмотря на то что в случае смерти потерпевшего его близкие родственники не испытывают физических страданий непосредственно от события, причинившего смерть, должна быть установлена подлежащая выплате фиксированная сумма, которая может быть увеличена с учетом компенсации за причиненные нравственные страдания.

Указанными повышающими коэффициентами, например, могут быть: отсутствие вины причинителя вреда – 1, неосторожность – 1,5, умысел – 2.

В качестве примера рассмотрим совершение наезда на пешехода, в результате которого его здоровью был причинен тяжкий вред, вина водителя при этом отсутствует. Компенсация в таком случае составит:

Д * 1 = Д руб. компенсация за физические страдания.

Названная сумма увеличивается на сумму компенсации за нравственные страдания, которая оценивается судом индивидуально для каждого пострадавшего по установленным критериям. При этом судебное усмотрение при оценке нравственных страданий не должно быть произвольным – необходимы соответствующие разъяснения на уровне Верховного Суда РФ. В них был бы закреплен открытый перечень обстоятельств, которые суд обязан установить, оценивая нравственные страдания. Судья в своем решении должен будет дать отдельную оценку по каждому установленному обстоятельству.

Примерный перечень обстоятельств, подлежащих выяснению:

  • возраст потерпевшего;
  • длительность страданий;
  • причинен ли ущерб имуществу;
  • отрицательное влияние на внешность с учетом возраста и нахождения в браке;
  • невозможность иметь детей;
  • насколько изменилась жизнь человека после причиненения вреда здоровью (например, пришлось сменить профессиональную деятельность, лишиться хобби и т.д.), прочие критерии;
  • в случае смерти потерпевшего – степень близких отношений между погибшим и лицом, которому будет выплачена компенсация.

Для разработки оценочных критериев необходимо привлечь специалистов (психолога, психотерапевта, психиатра), которые смогут выработать общие показатели для определения тяжести страданий и их длительности, что впоследствии позволит установить денежный размер компенсации. Целесообразным в перспективе было бы проведение психиатрической экспертизы на бюджетной основе – по аналогии с медицинской экспертизой.

Полагаю, «смешанный» способ оценки морального вреда поможет судам объективно оценивать действительный моральный ущерб и определять адекватную компенсацию индивидуально для каждого пострадавшего.

Природа психических и нравственных страданий

Человек – существо страдающее. Мы можем оценить страдания, состояния психики основываясь:

  • на поведение человека во время стресса;
  • на переносимость житейских неудач;
  • на проявление личного стиля рефлексирования;
  • на переживания человека по поводу разных неблагоприятных факторов, включая криминального состояния;
  • и т.д.

Психические и нравственные страдания отражены в ст.177 УК и в ст 151, 1101 ГК.

Вопросы «Что именно подтолкнуло обвиняемого совершить то или иное деяние? Были ли на момент совершения преступления у субъекта какие-либо физические или нравственные переживания?» интересует суд все больше. Так как грамотное заключение поведения лица поможет определить размер компенсации морального вреда в процессе разбирательства уголовных и гражданских дел. В статье 151 ГК указано следующее: «Учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред».

В постановлении от 20.12.94г. Пленум Верховного Суда РФ отразил «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» и определил, что понимается под моральным ущербом:

  • нравственные или физические страдания, причиненные действие/бездействие на нематериальные блага, например, здоровье, личная жизнь и т.д.;
  • нравственные или физические страдания, нарушающие индивидуальные неимущественные права, например, авторское право и т.п.;
  • нравственные или физические страдания, приносящие ущерб имуществу человека.

Вывод 1

Рассмотрение страданий человека имеет статус не только психологического понятия, но и правового.

Чтобы разобраться в природе страданий в контексте правового понятия, необходимо рассматривать их с двух сторон:

  • психологической;
  • юридической.

Определение 1

Толковый словарь русского языка дает характеристику слову «страдание». В источнике оно обозначает физическую или нравственную боль, мучение. А боль неразрывно связана со страданием.

С точки зрения психологии страдания являются базой и распространенной эмоцией. Они выполняют важную функцию в биологии и психологии человека – сигнал о воздействии неблагоприятных факторов и сигнал о побуждении к применению мер по устранению причины.

Определение 2

Страдания – чувства, эмоциональное состояние, отраженное в виде отрицательных переживаний, которые возникли из-за поврежденной психики.

Страдание в чистом виде наблюдается очень редко. Чаще всего человек еще испытывает:

  • страх;
  • психическую напряженность;
  • стресс;
  • гнев;
  • стыд;
  • и т.д.

Из них распространены:

  • страх;
  • стресс, или фрустрация.

Реальная или мнимая угроза совершения преступления против человека вызывает страх. Это способствует:

  • к снижению мотивации;
  • к утрате смелости;
  • к утрате жизненной активности.

Выше перечисленные пункты, приводят к нравственным страданиям. Это способствует к появлению стресса. Некоторые психологи считают страдание формой эмоционального стресса. Другие ученые говорят о том, что депрессия или истощение и разные виды посттравматического стрессового состояния могут вызвать нравственные, психологические и физические страдания. Третьи – видят тесную связь между страданием и гневом, аффектом. По их мнению, страдание вызывает гнев, после агрессию, которая свидетельствует развитию аффекта.

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Характерные признаки страдания

Характеристика внешних проявлений:

  • человек выглядит опечаленным;
  • человек перестает участвовать в происходящих событиях;
  • отдаляется от людей;
  • чувствует одиночество;
  • изолированность;
  • появляется чувство неудачника;
  • и т.п.

Такие люди часто думают о своей профессиональной некомпетентности, утрате смысла жизни.

Характеристики с точки зрения физиологии (рис.1):

  • падение физического тонуса;
  • функциональные расстройства;
  • нарушение сна;
  • отсутствие аппетита;
  • и т.д.

Глубина стресса или страдания напрямую зависят:

  • от происходящего;
  • от индивидуально-психологических особенностей человека;
  • от установок;
  • от ожиданий;
  • от индивидуальной предрасположенности к социально-дезадаптивным формам поведения.

Рисунок 1. Страдающий человек

Естественно переживание отрицательных эмоций негативно сказываются:

  • на профессиональную деятельность человека;
  • на его познавательную активность.

В законе говориться о двух видах переживания:

  • нравственные, психические;
  • физические.

Природа нравственного страдания

Определение 3

Нравственность:

  1. духовные качества, которыми придерживается человек;
  2. этические нормы, принятые в обществе.

Нравственность связана не только с соблюдением требований, но и с личностным отношением, которое вызывает страдания.

Так как понятие «личность» определяет общественные отношения человека, его соц. статус, то источником нравственного страдания являются:

  • посягательство на соц. статус;
  • посягательство на место в обществе;
  • посягательство на отношения с людьми.

Все это связано с правами и свободами человека, отраженные в Конституции РФ. Помимо этого страдания могут быть связаны:

  • с невозможностью продолжения активной общественной деятельности;
  • с увольнением;
  • с раскрытием врачебной/семейной тайны;
  • и т.п.

Природа физического страдания

В отличие от нравственных страданий человек ощущает физическую боль, мучения. Они возникают, например, путем нанесения телесных повреждений. Но физическая боль может быть результатом перенесенных нравственных страданий.

Вывод

Повторим: при определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать степень разных видов страданий, выявить их причину и доказательства. В качестве доказательства используют медицинские справки, которые подтверждают наличие телесных повреждений, или жалобу на самочувствие, или проявление психического расстройства. В подтверждении медицинских документов человека, его состояние могут подтвердить свидетели. А также суд просит лицо описать свое состояние в определенный момент.

Процесс судопроизводства может осложниться тем, что человек имеет либо тревожность, либо сенситивность и т.п., которые сильно травмируют психику. Для этого необходимо воспользоваться услугами судебно-психологической экспертизы, которая проводит анализ подобный исследованию аффекта.

Всё ещё сложно? Наши эксперты помогут разобраться

Компенсация морального вреда – категория, о которой, наверное, слышал каждый. Сталкиваясь с вопросами компенсации морального вреда, лица, не имеющие специальных знаний в данной сфере, часто допускают ошибки, связанные с инициированием процедуры взыскания компенсации морального вреда (обращением в суд), ошибками в оформлении исковых заявлений, а также с иными вопросами, которые затрудняют реализацию данного способа защиты нарушенных прав и законных интересов.

Непосредственно в данной статье речь пойдет о вопросах взыскания компенсации морального вреда, которые, на первый взгляд, вызывают у многих определенное недоумение, но на самом деле являются достаточно простыми для понимания их лицами, не имеющими специальных знаний.

Конечно, могут возникать ситуации, когда правоотношения, связанные со взысканием компенсации морального вреда имеют нестандартный характер, например, осложнены иностранным элементом (вред причинен на территории иностранного государства или иностранным лицом и т.д.), в таком случае не обойтись без квалифицированной юридической помощи (необходимо определить применимое право, компетентный суд, а также максимально грамотно составить документы, в том числе и исковое заявление для взыскания компенсации морального вреда).

Однако, в большинстве своем вопросы взыскания компенсации морального вреда связаны с незаконным увольнением, унижением чести и достоинства, нарушением прав потребителя, которые на самом деле не являются чем-то «сверхъестественным», а достаточно просты в своем понимании.

Начнем с самого понятия «моральный вред» и разберемся, что же это такое с правовой точки зрения.

Моральный вред – это испытываемые гражданином физические (физическая боль, отклонения от обычного состояния здоровья и т.д.) и (или) нравственные страдания (ощущения страха, стыда, унижения, иные неблагоприятных для человека в психологическом аспекте переживания).

Способом защиты потерпевшего в данном случае выступает денежная компенсации.

Следует отметить, что взыскание компенсации морального вреда как способ защиты предусмотрен не только Гражданским кодексом Республики Беларусь, но и гарантировано Конституцией Республики Беларусь (ч. 2 ст. 60).

Однако, следует учитывать, что компенсацию морального вреда возможно взыскать лишь в следующих случаях:

1. Моральный вред причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина (честь и доброе имя, деловая репутация, личная и семейная тайна, неприкосновенность частной жизни и т.д.) либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Например, размещение в газете сведений, позорящих честь и достоинство гражданина.

Примерный перечень личных неимущественных прав гражданина определен ст. 151 Гражданского кодекса Республики Беларусь.

Такой перечень является открытым, и нарушаться могут любые, даже самые неожиданные, однако принадлежащие лицу неимущественные права.

Например, в ноябре 2017 года в Российской Федерации Верховным Судом был разрешен вопрос о праве на «взыскание морального вреда с курящих на балконе соседей в пользу других жильцов дома, которым мешает сигаретный дым». Рассматривая указанное дело, суд пришел к выводу о том, что курение на смежном балконе и попадание дыма в соответствующую квартиру влечет для пострадавших жильцов нарушение их прав на благоприятную окружающую среду, что является неотъемлемым неимущественным правом (гарантированного, помимо прочего, Конституцией), а соответственно может выступать основанием для взыскания компенсации морального вреда. Такой подход, полагаем, справедлив и для белорусского права.

Не стоит на месте и белорусское право в данной области. В частности, Конституционный Суд Республики Беларусь в Решении от 30.10.2018 № Р-1145/2018 отметил, что «к охраняемым Конституцией нематериальным благам относится и внешний облик человека, принадлежащий ему от рождения, не отчуждаемый и не передаваемый иным способом, а также основанное на нем право на изображение гражданина». Соответственно, нарушение права гражданина на изображение (например, его опубликование без согласия) является нарушением неимущественного права и выступает в качестве основания для взыскания морального вреда.

2. Моральный вред причинен действиями, нарушающими имущественные права, но только в случаях, которые строго определены законодательством.

Например, не получится взыскать компенсацию морального вреда за то, что наниматель задерживает заработную плату, не предоставляет отпуск, нарушает иные права работника, за нарушение которых не предусмотрена законодательством возможность взыскания компенсации морального вреда и т.д. (данная возможность должна быть прямо определена в законодательстве).

Напротив, денежная компенсация морального вреда может быть взыскана в следующих определенных законодательством случаях, когда моральный вред причинен в результате:
— незаконного увольнения (увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения) либо незаконного перевода на другую работу (ст. 246 Трудового кодекса Республики Беларусь);
— нарушения прав потребителя жилищно-коммунальных услуг (часть 5 ст. 22 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей жилищно-коммунальных услуг»);
— нарушения прав потребителя, предусмотренных законодательством (п. 1 ст. 18 Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей»);
— нарушения прав граждан на ведение личного подсобного хозяйства (части 4 статьи 3 Закона Республики Беларусь «О личных подсобных хозяйствах граждан»);
— нарушение прав и законных интересов граждан в сфере жилищных отношений (ст. 28 Жилищного кодекса Республики Беларусь).
— нарушения права гражданина на благоприятную окружающую среду, подлежит компенсации в соответствии с законодательством Республики Беларусь (часть 2 статьи 14 Закона Республики Беларусь «Об охране окружающей среды»).

Соответственно, в случае, если вас незаконно уволили, обращаясь в суд с требованием о восстановлении на работе, вы можете заявить требование о взыскании моральной компенсации. Если в магазине продали некачественный товар и отказываются вернуть деньги – идем в суд с требованием о расторжении договора купли-продаж, взыскании суммы за оплаченный некачественный товар, пени, а также с требованием о взыскании компенсации морального вреда.

По общему правилу причинитель вреда может быть привлечен к ответственности лишь при наличии его вины.

Однако в целях защиты публичного правопорядка, законодателем выделены в отдельную категорию случаи, при которых ответственность причинителя вреда наступает вне зависимости от его виновности, в частности:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности (например, автомобилем) (в данном случае компенсация морального вреда будет взыскиваться с владельца источника повышенной опасности (собственника автомобиля), а не с причинителя вреда);
— вред причинен гражданину в результате незаконного осуждения, применения принудительных мер безопасности и лечения, привлечения в качестве обвиняемого, задержания, содержания под стражей, домашнего ареста, применения подписки о невыезде и надлежащем поведении, временного отстранения от должности, помещения в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение, незаконного наложения административного взыскания в виде административного ареста, исправительных работ;
— вред причинен распространением сведений, не соответствующих действительности и порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина.

Следует также отметить, что размер компенсации морального вреда не зависит от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Таким образом, если, например, в результате ДТП был причинен имущественный вред (поврежден ваш автомобиль, разбит телефон, разорвана одежда и т.д.) и данный вред был взыскан (или выплачен страховой организацией), суд, при решении вопроса о взыскании компенсации морального вреда не должен учитывать указанное обстоятельство (например, присуждать меньшую компенсацию и т.д.), а рассматривать вопрос компенсации морального вреда без учета присужденного имущественного ущерба.

Итак, определившись с основанием взыскания компенсации морального вреда, необходимо подготовить исковое заявление в суд.

По общему правилу исковое заявление подается в суд по месту жительства ответчика.

При составлении искового заявления в суд с требованием о взыскании компенсации морального вреда, необходимо максимально точно описать понесенные физические и нравственные страдания. Следует учитывать, что суд оценивает характер пережитых страданий с учетом конкретных обстоятельств дела и личности потерпевшего, которая, зачастую, имеет решающее значение при определении размере компенсации.

При обращении в суд с требованием о взыскании компенсации морального вреда уплачивается государственная пошлина в размере трех базовых величин. Размер государственной пошлины не зависит от требуемого размера денежной компенсации морального вреда (будь то 10 белорусских рублей или же 10 000 белорусских рублей). Однако следует помнить, что в исковом заявлении следует обосновать указанный размер компенсации морального вреда.

По общему правилу на требования о компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ не распространяется срок исковой давности, т. е. в суд можно обратиться независимо от времени, прошедшего с момента причинения морального вреда.

Однако, если законодательными актами компенсация морального вреда предусмотрена в сфере нарушения имущественных прав граждан, то исковая давность подлежит применению.

Принимая решение, суд учитывает все обстоятельства причинения морального вреда (возраст потерпевшего, состояние его здоровья, иные индивидуальные особенности потерпевшего).

Получив решение суда, необходимо дождаться пока оно вступит в законную силу, по общему правилу – 15 календарных дней (если данное решение не обжалуется в апелляционном порядке), а затем, в случае отказа ответчика добровольно выплатить присужденную компенсацию, инициировать исполнительное производство.

А.П. Яринко, адвокат адвокатского бюро «Линия права»,
Ю.В. Гордейчук, помощник адвоката адвокатского бюро
«Линия права»

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Право получить компенсацию морального вреда от врачебной ошибки имеет не только пациент, но и его близкие родственники: члены семьи также могут испытывать нравственные страдания из-за неэффективного лечения родственника, поясняет Верховный суд (ВС) РФ.

Он указал, что именно врачи должны доказывать, что медицинская помощь была своевременной и квалифицированной и не могла причинить ущерба, поскольку закон возлагает на причинителя вреда презумпцию виновности.

В определении также подчеркивается, что апелляционные инстанции должны полноценно изучать поступившее им дело, а не просто под копирку переписывать выводы первой инстанции.

Суть дела

Суд установил, что супруга заявителя обратилась в приемный покой Гусевской центральной районной больницы с жалобами на высокое давление и головные боли. Женщине поставили артериальную гипертензию и направили на амбулаторное лечение у терапевта и окулиста. Менее чем через месяц пациентка скончалась.

Из материалов дела следует, что вдовец обращался с заявлением в правоохранительные органы, которые выяснили, что медицинская помощь «была оказана с дефектами», тем не менее экспертиза решила, что допущенные нарушения не могли повлиять на развитие летального исхода и не состоят в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти. В итоге в возбуждении уголовного дела было отказано.

Тем не менее заявитель считает, что потерял жену именно из-за некомпетентности врачей, которые не провели полного обследования пациентки и не стали ее госпитализировать. Поэтому он подал на медиков в суд, требуя компенсации морального вреда за гибель супруги.

Суд первой инстанции не нашел оснований для признания больницы ответственной за смерть пациентки.

Он указал, что раз нет подтверждений, что именно «дефективная» медицинская помощь привела к гибели пациентки, то рассчитывать на моральный ущерб от врачебной ошибки могла бы сама погибшая, но не ее супруг.

Суд апелляционной инстанции согласился с такими выводами и их правовым обоснованием.

Позиция ВС

ВС в определении напомнил, что при первичной артериальной гипертензии необходимо медицинскими мероприятиями для диагностики заболевания, состояния являются прием (осмотр, консультация) следующих врачей-специалистов: кардиолога, невролога, офтальмолога, терапевта, эндокринолога.

Если пациенту медицинская помощь оказывается ненадлежащим образом, то «требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены родственниками и другими членами семьи такого гражданина, поскольку, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи, возможно причинение лично им (то есть членам семьи) нравственных и физических страданий (морального вреда) ненадлежащим оказанием медицинской помощи этому лицу», отмечает ВС.

Он напоминает, что ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик (пункт 11 постановления Пленума от 26 января 2010 года №1, статьей 1064 ГК РФ), указывается в определении.

То есть именно больница должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда заявителю в связи со смертью его жены, которой медицинскую помощь оказали ненадлежащим образом, поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права: они возложили на истца бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания медицинской помощи и причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступившей смертью.

Не основан на законе и вывод суда о том, что наличие дефектов оказания медицинской помощи без подтверждения того, что именно они привели к ее смерти, могло свидетельствовать о причинении морального вреда только самой потерпевшей, а не ее супругу, считает высшая инстанция.

«Делая такой вывод, суд не принял во внимание, что здоровье — это состояние полного социального, психологического и физического благополучия человека, которое может быть нарушено ненадлежащим оказанием пациенту медицинской помощи, а при смерти пациента нарушается и неимущественное право членов его семьи на здоровье, родственные и семейные связи, на семейную жизнь», — указывает ВС.

Он напомнил, что законодатель, закрепив в статье 151 ГК РФ общие правила компенсации морального вреда, не установил ограничений в отношении случаев, когда допускается такая компенсация.

При этом ВС разъяснял, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников — абзац второй пункта 2 постановления Пленума от 20 декабря 1994 года №10.

«Отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда (абзац третий пункта 4 постановления этого же Пленума)», — подчеркивает ВС.

Формальный подход

Истец последовательно указывал на то, что в результате смерти супруги ему причинен существенный моральный вред, выразившийся в переживаемых им тяжелых нравственных страданиях, до настоящего времени он не может смириться с утратой. Осознание того, что супругу можно было спасти оказанием своевременной и квалифицированной медицинской помощи, причиняет ему дополнительные нравственные страдания.

Заявитель считает, что в случае оказания супруге своевременной квалифицированной медицинской помощи, она была бы жива, в то время как врачи даже не направили пациентку к неврологу.

Однако суды не дали оценку доводам заявителя и не выясняли, предприняла ли больница все необходимые и возможные меры по спасению пациентки из опасной для ее жизни ситуации, и способствовали ли выявленные дефекты оказания медицинской помощи развитию неблагоприятного исхода.

Суд, отказывая в компенсации, ссылался на выводы экспертизы об отсутствии связи между действиями врачей и гибелью пациентки.

Но заключение эксперта не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами, напоминает ВС.

Заявитель счел, что выводы экспертизы носят предположительный характер. Однако суд не стал ни вызывать специалистов в процесс для более подробного исследования вопроса, ни назначать судебную экспертизу, удивился ВС.

Он считает, что суд обязан был дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью пациентки, при необходимости поставив вопрос о назначении судебной экспертизы.

Ввиду изложенного вывод суда первой инстанции об отсутствии доказательств, подтверждающих наличие причинной связи между дефектами оказания медицинской помощи, допущенными больницей, и наступившей смертью супруги истца не может быть признан основанным на законе, указывает высшая инстанция.

Апелляционная же инстанция не только не исправила допущенные нарушения, но и фактически уклонилась от повторного рассмотрения дела по требованиям заявителя. Областной суд лишь дословно воспроизвел в апелляционном определении текст решения суда первой инстанции, констатирует ВС.

«Приведенные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют о формальном подходе как суда первой, так и суда апелляционной инстанций к рассмотрению настоящего дела, в котором разрешался спор, связанный с защитой гражданином нематериальных благ, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных статьей 2 ГПК РФ, и права (истца) на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому статьей 8 Всеобщей декларации прав человека, пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пунктом 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации», — подчеркивается в определении.

В связи с чем ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в Калининградский областной суд.

Алиса Фокс

admin