Мнимая сделка

1. В российском законодательстве мнимые и притворные сделки традиционно выделяются в качестве особой разновидности недействительных сделок. При этом подход законодателя к их сущности остается неизменным уже на протяжении многих лет (ср. ст. 170 со ст. 34-35 ГК 1922 г. и ст. 53 ГК 1964 г.).

Признание мнимой и притворной сделок ничтожными основывается на том, что у таких сделок отсутствует основание, поскольку стороны вовсе не стремятся к достижению того правового результата, который должен возникнуть из данной сделки. Совершая мнимую или притворную сделку, стороны хотят лишь создать видимость возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, которые вытекают из этой сделки. Таким образом, мнимая и притворная сделки не отвечают признакам гражданско-правовой сделки (ст. 153 ГК).

Этим своим качеством мнимые и притворные сделки ничем не отличаются друг от друга. Однако если мнимые сделки заключаются лишь для того, чтобы создать у третьих лиц ложное представление о намерениях участников сделки, то притворные сделки совершаются не просто для вида, а для прикрытия другой сделки, которую стороны намерены в действительности совершить. Поэтому в притворной сделке принято различать две сделки: а) собственно притворную сделку, совершаемую для вида (прикрывающая сделка); б) сделку, в действительности совершаемую сторонами (прикрываемая сделка). При этом первая сделка, как не имеющая основания, всегда недействительна (ничтожна), а действительность второй сделки оценивается с позиций применимых к ней правил закона.

2. Мнимые и притворные сделки относятся к сделкам с пороками воли, поскольку волеизъявление сторон, облеченное в надлежащую форму, расходится с их внутренней волей. Как известно, сделки с пороками воли являются в основном оспоримыми. Мнимые и притворные сделки законодатель объявляет ничтожными, т. е. сделками, недействительность которых не нуждается в подтверждении ее судом. Между тем несовпадение выраженного сторонами в сделке волеизъявления с их истинной волей является далеко не очевидным фактом, который нуждается в убедительных доказательствах.

Поскольку чаще всего с помощью мнимых и притворных сделок участники гражданского оборота пытаются достигнуть незаконные цели, в частности обойти установленные правом запреты или ограничения, основное назначение правил ГК о мнимых и притворных сделках состоит в установлении известного заслона подобным действиям.

3. Наибольшие сложности возникают при доказывании ничтожности притворных сделок. Признаки, по которым можно сделать вывод о притворности заключенной между сторонами сделки, едва ли поддаются исчерпывающему обобщенному выражению. Тем не менее, опираясь на доктрину и судебную практику, можно выделить следующие характерные черты притворных сделок:

а) любая притворная сделка характеризуется прежде всего тем, что стороны стремятся замаскировать путем ее совершения свои подлинные намерения, т. е. прикрыть ту сделку, которую они в действительности имеют в виду. Напротив, если стороны четко и недвусмысленно заявляют о своих подлинных намерениях в той сделке (сделках), которую они совершают, то отпадают какие бы то ни было основания для квалификации этой сделки как притворной, поскольку она ничего не прикрывает. Другое дело, что во исполнение совершенной сделки теми же сторонами или с подключением других сторон может заключаться какая-либо иная сделка или даже ряд сделок, исполнение которой (которых) может находиться в зависимости от исполнения первой сделки. Это обстоятельство само по себе не дает никаких оснований ставить под сомнение действительность заключенных сделок, если они не противоречат действующему законодательству;

б) поскольку притворная (прикрывающая) сделка совершается лишь для вида, одним из внешних показателей ее притворности служит несовершение сторонами тех действий, которые предусматриваются данной сделкой. Напротив, если стороны выполнили вытекающие из сделки права и обязанности, то признать такую сделку притворной нельзя, даже если первоначально они не имели намерения ее исполнять;

в) как уже отмечалось, чаще всего притворные сделки совершаются с противоправными целями, т. е. для того, чтобы обойти установленные законом запреты и ограничения, ущемить права и охраняемые законом интересы других лиц, получить необоснованные преимущества и т. п.

Притворная сделка — судебная практика

Поэтому если тот правовой результат, к которому в действительности стремились стороны, не содержит в себе ничего противозаконного, это, как правило, говорит в пользу того, что сделка не является притворной.

Впрочем, данный признак не следует абсолютизировать, поскольку иногда на практике прикрываются вполне законные сделки, которые по каким-то причинам стороны желают скрыть от окружающих. Однако это встречается относительно редко по сравнению с прикрытием противозаконных операций;

г) для притворных сделок характерно, как правило, совпадение сторон в прикрывающей и прикрываемой сделках. Это объясняется тем, что стороны все же стремятся к достижению определенного правового результата именно во взаимоотношениях друг с другом.

Однако это тоже не обязательный признак притворной сделки. Он присутствует обычно тогда, когда в сделках задействованы лишь две стороны, а сами прикрывающая и прикрываемая сделки представляют собой "одноходовые" операции. Самым простым примером в этом отношении является прикрытие притворным договором дарения договора купли-продажи, который в действительности совершается между теми же сторонами.

На практике встречаются ситуации, когда ради прикрытия той сделки, которую стороны в действительности хотят совершить, ими совершается для вида цепочка взаимосвязанных сделок, в том числе и с участием третьих лиц. Однако и в этом случае, когда притворной (прикрывающей) оказывается целая цепочка взаимосвязанных сделок, необходимо совпадение, говоря условно, начальной и конечной сторон сделок;

д) следует учитывать, что некоторые сделки, в частности сделки посреднического характера, в силу самой их природы приводят к несовпадению внешних и внутренних отношений сторон и, соответственно, порождают видимость притворных сделок. Например, это имеет место в случае приобретения имущества у третьего лица, но не напрямую, а через комиссионера.

4. Доказывать притворный характер сделки можно с использованием всех допускаемых процессуальным законодательством доказательств. В частности, применительно к прикрываемой сделке Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР разъяснила, что "притворные сделки могут подтверждаться всеми доступными средствами доказывания, в том числе свидетельскими показаниями. Каких-либо исключений по этому вопросу гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено" (Бюллетень ВС. 1991. N 11).

На практике вопрос о притворности сделки решается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств, опираясь на приведенные выше положения. Если заинтересованному лицу доказать притворность сделки не удастся, следует исходить из презумпции того, что выраженное сторонами волеизъявление правильно отражает их внутреннюю волю, а значит, прийти к выводу о действительности той сделки, которая совершена сторонами.

Мнимые и притворные сделки

К настоящему времени сформировалась обширная арбитражная практика по вопросам признания судом сделок налогоплательщиков мнимыми и притворными. Если фирма попадает в такую ситуацию, главное — вовремя позаботиться о документальном оформлении и исполнении сделки. В статье мы расскажем, как избежать при этом возможных налоговых рисков <*>.

<*> Ответы на спорные юридические вопросы вы найдете в бераторе "Юрист на предприятии".

Президиум ВАС РФ отмечает, что при изменении юридической квалификации гражданско-правовых сделок судам следует учитывать, что сделки, не соответствующие закону или иным правовым актам, в частности, мнимые и притворные сделки, являются недействительными независимо от признания их таковыми судом (Постановление Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53).

В связи с этим будет уместно провести анализ сложившейся судебной практики по вопросам признания сделок налогоплательщиков мнимыми или притворными.

Понятие "мнимая" и "притворная" сделка

Как указал ФАС Уральского округа в Постановлении от 28 марта 2007 г. по делу N Ф09-2058/07-С3, применение гражданско-правовых инструментов не должно вступать в противоречие с общим запретом на недобросовестное осуществление прав налогоплательщиком, а действия субъекта предпринимательской деятельности должны быть обусловлены достижением деловой цели.

Одним из таких инструментов могут быть мнимые или притворные сделки, совершая которые налогоплательщик стремится получить налоговую выгоду, например в результате появления права на возмещение НДС, занижении доходов или увеличении расходов и т.д.

По ст. 170 Гражданского кодекса мнимыми признаются сделки, которые совершаются лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

В то же время под притворными понимаются сделки, которые совершаются с целью прикрыть другую сделку.

Мнимая и притворная сделка определенным в статье 170 гк рф

К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся правила.

Так, и мнимые, и притворные сделки являются ничтожными. При этом следует отметить, что налоговые органы при обращении в суд зачастую заявляют, что сделка налогоплательщика является одновременно и мнимой, и притворной.

В этом случае суды указывают, что сделка не может быть признана одновременно и мнимой, и притворной (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12 февраля 2007 г. по делу N А56-20721/2006). Поэтому необходимо учитывать особенности этих сделок и их отличия. Мнимая сделка совершается контрагентами с целью создать лишь видимость правовых последствий, они не желают их наступления в действительности, преследуя иные цели (например, получение необоснованной налоговой выгоды). Такая сделка заключается только на бумаге, потому что намерения сторон по ее реальному исполнению отсутствуют.

По основанию же притворности недействительной может быть признана сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий, чем те, что прямо следуют из нее, такая сделка прикрывает иную волю всех ее участников. Следовательно, притворная сделка может быть признана таковой, если оба контрагента имеют намерение ее совершить. При этом притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и "прикрываемая" (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25 января 2007 г. по делу N А33-10792/06-Ф02-7479/06-С1).

Суд требует доказательств!

Поскольку суды требуют, чтобы фактическая и правовая позиция налогового органа при объявлении сделок ничтожными была достаточно убедительна (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 апреля 2007 г. по делу N Ф04-2185/2007(33314-А46-34)), то отличия между разными видами ничтожных сделок могут сыграть существенную роль при рассмотрении дела.

Это объясняется тем, что суды требуют от налогового органа указывать, по каким признакам сделка является ничтожной, представлять доказательства мнимого или притворного характера сделок налогоплательщиков с контрагентами или доказывать фиктивность хозяйственных отношений между сторонами (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 марта 2007 г. по делу N А19-20339/06-20-Ф02-865/07, А19-20339/06-20-Ф02-2012/07).

Налоговые органы должны документально доказать, что сделки были совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия или с целью прикрыть другую сделку.

Так, судам необходимы доказательства того, что по сделкам не производились оговоренные операции, что влечет иные правовые последствия, в том числе в целях налогообложения (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 августа 2004 г. по делу N Ф04-5750/2004(А46-3851-14)).

Признание сделок заведомо мнимыми

Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что при рассмотрении вопроса о ничтожности сделок налогоплательщика преобладающее значение имеют фактические обстоятельства и реальные операции, которые подвергаются анализу в сопоставлении с документальным оформлением сделки.

Так, в Постановлении от 5 апреля 2006 г. N 15825/05 Президиум ВАС РФ подчеркнул, что при отсутствии достоверных доказательств реального экспорта товаров наличие у налогоплательщика документов, предусмотренных ст. 165 Налогового кодекса, не может служить достаточным основанием для возмещения НДС.

Поэтому если суды не располагают достоверными сведениями, доказывающими реальный экспорт товара, в отношении которого заявлены налоговые вычеты, то представление налогоплательщиком необходимых документов, предусмотренных ст. 165 Налогового кодекса, не может являться безусловным основанием для возмещения НДС.

Внимание! При решении вопроса о мнимости сделок особое значение придается фактическим действиям налогоплательщика и реальности операций, даже если документальное оформление сделок полностью соответствует закону.

В судебной практике широко распространены случаи, когда налоговый орган отказывает налогоплательщику в возмещении сумм НДС по причине мнимости сделки. Так, суд может признать сделку мнимой, если приобретение и сдача товара на комиссию произведены в короткий срок, реализация его на экспорт произведена по цене значительно ниже покупной и валютная выручка не поступила от иностранного покупателя (Постановление ФАС Поволжского округа от 25 марта 2004 г. по делу N А65-2117/03-СА1-7).

В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 24 апреля 2006 г. по делу N А43-2066/2005-31-90 согласился, что налогоплательщик не имеет права на налоговый вычет, поскольку имело место искусственное увеличение числа участников операций по продаже торгового оборудования путем совершения мнимых сделок с целью увеличения НДС, подлежащего возмещению из бюджета.

Также аргументом суда послужило создание налогоплательщиком видимости оплаты торгового оборудования поставщикам по более высокой цене по сравнению с той, по которой было реализовано торговое оборудование.

Мнимость сделки может быть также установлена, если налоговый орган докажет, что отсутствовала сама возможность исполнения договора (например, отсутствуют необходимые производственные мощности — Постановление ФАС Дальневосточного округа от 6 октября 2004 г. по делу N Ф03-А04/04-2/1568).

Налоговый орган может отказать в признании расходами затрат налогоплательщика по сделке, которая является мнимой, в качестве расходов и доначислить налог на прибыль. Если фактические действия сторон подтверждают позицию налогового органа, то суд также не встанет на сторону налогоплательщика.

Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 29 ноября 2006 г. по делу N А65-5203/2006-СА2-41 признал налогоплательщика виновным в неправомерном завышении расходов и получении необоснованной налоговой выгоды.

Суд мотивировал свое решение тем, что в действиях налогоплательщика полностью отсутствовала какая-либо разумная хозяйственная цель при передаче другому лицу исключительных прав на свой товарный знак в условиях, так как в этот же день контрагент передал заявителю неисключительные права на этот же товарный знак, причем за значительную плату.

Признание сделок заведомо притворными

Признание сделок притворными имеет свои особенности, поскольку в этом случае речь идет о необходимости установления реальной сделки, на совершение которой была направлена воля сторон. Тем не менее в судебной практике нередки случаи, когда сделки налогоплательщика все же признаются притворными.

Так, в уже упомянутом Постановлении ФАС Уральского округа от 28 марта 2007 г. по делу N Ф09-2058/07-С3 признал решение налогового органа о притворности сделки верным, поскольку фирма заключила с гражданином, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа этого юридического лица, договор на управление этой же компанией.

В другом случае суд согласился с доводами налогового органа в том, что заключенный договор займа являлся притворной сделкой, а сама сделка должна быть квалифицирована как договор дарения. Судьи признали, что у налогоплательщика образовался доход в виде безвозмездно полученного имущества (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 апреля 2006 г. по делу N А66-2962/2005).

При анализе спорных сделок при заявлении налогового органа об их притворности суды также обращают внимание на фактические действия сторон по сделке.

Например, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 17 мая 2005 г. N Ф08-1868/2005-780А признал договор простого товарищества притворным, поскольку действия сторон свидетельствовали о заключении договора аренды (один участник вносил лишь денежные средства в адрес налогоплательщика, в то время как налогоплательщик предоставлял в пользование торговое место сроком на год; в договорах не были оговорены цели совместной деятельности, порядок распределения прибыли; осуществлялась совместная эксплуатация вещевого рынка). В результате налогоплательщик был признан виновным в занижении доходов.

Таким образом, притворность сделки может быть установлена, если налоговый орган сможет доказать, что правовые последствия заключенного договора соответствуют совсем другой сделке. Если суд признает позицию налогового органа верной, налогоплательщик может быть признан виновным в получении необоснованной налоговой выгоды и принужден исполнить налоговые обязательства, как если бы была заключена реально подразумеваемая сделка.

Это важно. Налоговые последствия притворных сделок состоят в том, что налоговый орган при проведении переквалификации сделки производит исчисление (доначисление) налогов, основываясь на реальных отношениях сторон сделки, а не на притворной их форме.

Способы снижения налоговых рисков

На основе изложенного можно предложить меры, которые помогут налогоплательщику существенно снизить возможные риски признания налоговой выгоды необоснованной, а сделок — недействительными.

Сделка должна быть надлежащим образом оформлена, а ее исполнение подтверждаться всеми необходимыми документами (например, платежными документами, дополнительными соглашениями к договорам, актами прекращения обязательств зачетом взаимных требований, уведомлениями о проведении зачетов, товарными накладными, актами оказанных услуг, счетами, счетами-фактурами, учетными карточками, деловой перепиской и т.д.).

В этом случае у суда может не остаться сомнений в том, что воля сторон не была направлена на заключение иной сделки (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 апреля 2007 г. по делу N А56-40998/2005). То есть при заключении сделки ее участники должны совершить необходимые действия, направленные на достижение типового юридического результата, присущего заключаемому договору (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23 января 2006 г. N А39-117/2005-9/17).

Кроме того, намерения налогоплательщика по заключению договора должны подтверждаться исполнением обязанностей по нему (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 июня 2007 г. по делу N А05-8960/2006-19).

Например, должны совершаться реальные операции с товарами, услуги должны оказываться. Существенное значение имеет сама возможность исполнить обязательства. Если силами сторон обязательство по сделке явно не может быть исполнено, в договоре разумно будет предусмотреть возможность исполнения за счет привлечения третьих лиц (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 февраля 2007 г. по делу N А05-16664/05-33).

Д.Парамонов

Юрисконсульт

"ФБК-Право"

Новая редакция Ст. 170 ГК РФ

1. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

2. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Комментарий к Ст. 170 ГК РФ

1. Мнимые и притворные сделки ничтожны по пороку содержания — лица, их совершающие, не желают наступления юридических последствий совершаемых сделок.

Мнимая (иное название — фиктивная) сделка создает лишь видимость, внешние признаки (классический пример: дарение имущества с целью вывести из-под конфискации без фактической передачи его одаряемому).

2. Притворная сделка прикрывает другую. Если в мнимых сделках вообще нет юридических последствий, то в притворных гражданские права и обязанности возникают не по сделке, которую обнародуют, а по иной сделке, скрытой от третьих лиц и организаций. Например, безвозмездное пользование имуществом прикрывают договором аренды. Прикрывающая, притворная сделка ничтожна, правовые последствия квалифицируются по фактически совершенным действиям.

Судебная практика.

Договор, реально исполненный сторонами в полном объеме, не может быть признан притворной или мнимой сделкой (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.11.2005 N 2521/05).

Другой комментарий к Ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. Статья 170 определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворную сделку — как сделку, совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как в случае мнимой, так и в случае притворной сделок целью сторон обычно является достижение определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих видов сделок.

2. В случае совершения мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества).

Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке (п. 2 ст. 167, ст. 1107 ГК РФ). Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 ГК, с соответствующими последствиями.

Страна Советов

В случае совершения притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных п. 2 ст. 167 ГК. В соответствии с п. 2 ст. 170 к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности. Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими лицами может в целях уклонения от уплаты налогов быть прикрыта договором о совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является ничтожной сделкой в соответствии с п. 2 ст. 170 (притворная сделка), а сделка по безвозмездной передаче денежных средств может оказаться действительной, что не исключает применения административно-правовых последствий, предусмотренных налоговым законодательством (взыскание налога, наложение штрафа и т.п.).

В качестве другого примера можно привести договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок менее одного года, которым стороны прикрывают договор аренды этого же объекта, но заключенный на срок более одного года, желая избежать установленной в п. 2 ст. 651 ГК обязательной государственной регистрации прикрываемого договора. В этом случае договор аренды на срок менее одного года будет признан ничтожным как притворная сделка, а прикрываемый договор аренды на срок более одного года будет признан незаключенным, так как такой договор считается заключенным с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 651 ГК РФ).

Уступка доли в праве на квартиру по притворному договору дарения. Что делать второму собственнику?

В отличие от возмездных сделок (купля-продажа, мена), дарение является безвозмездной сделкой, т.е. предполагается, что даритель передает свое имущество одаряемому безвозмездно. Если же даритель совершает дарение под условием передачи ему одаряемым каких-либо денежных средств или иного имущества, то такая сделка является недействительной по причине ее притворности. Притворность сделки означает, что притворная сделка, в нашем случае, дарение, прикрывает другую сделку, на совершение которой была направлена действительная воля ее сторон — куплю-продажу. Притворная сделка дарения, как правило, заключаются с одной целью: лишить второго собственника доли в общем имуществе права преимущественной покупки. Данное право установлено статьей 250 Гражданского кодекса РФ согласно которой при продаже, мене доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случаев продажи с публичных торгов. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Из вышеизложенного следует, что для того, чтобы оспорить в судебном порядке договор дарения доли в общем имуществе вам потребуется доказать, что данная сделка является возмездной, т.е. даритель получил от одаряемого денежные средства за уступленное ему по договору дарения имущество. Таким доказательством, например, могут быть выписки с банковских счетов одаряемого о списании средств и (или) дарителя об их зачислении. Для лица, оспаривающего договор дарения, получение доказательств осуществления взаиморасчетов между дарителем и одаряемым, является большой удачей. Если же оплата произведена наличными денежными средствами, то доказать факт ее осуществления будет намного сложнее.        

Также нужно помнить, что проведение между дарителем и одаряемым каких-либо денежных взаиморасчетов еще не является безусловным доказательством ничтожности дарения.

Во-первых, стороны договора дарения могут представить суду доказательства того, что взаиморасчеты между ними связаны не с дарением, а с другой сделкой, например, возвратом ранее полученного долга. Поэтому, лицу, оспаривающему договор дарения, нужно быть готовым представить суду доказательства отсутствия у сторон договора каких-либо иных обязательств между собой, кроме как вытекающих из притворной сделки.

Во-вторых, при оспаривании договора дарения нужно учитывать временной интервал, который прошел между заключением договора дарения и получением дарителем платежа. Чем короче данный интервал, тем выше шанс на признание судом договора дарения ничтожным.

В-третьих, размер полученных дарителем денежных средств должен соотноситься с рыночной стоимостью отчуждаемой доли. Например, если рыночная стоимость доли составляет 1 млн. рублей, а даритель получил всего 100 тыс. рублей, то суд может прийти к выводу о получении денежных средств не в счет продажи доли, а в счет какого-либо иного обязательства, на которое ссылаются ответчики.

Как видим, признать в судебном порядке договор дарения ничтожным является крайне непростой задачей и без профессиональной адвокатской помощи здесь не обойтись. А есть ли какие-либо иные меры, направленные на защиту интересов супруга-собственника доли в общем имуществе от отчуждения вторым супругом своей доли третьему лицу посредством договора дарения? Есть.

Первое.

Статья 170 ГК РФ. Недействительность мнимой и притворной сделок

Нужно помнить, что любое третье лицо, вступающее в такую сделку, преследует главную цель — купить подешевле, продать подороже. Какой смысл заключать притворную сделку по рыночной цене, если можно купить по схожей  цене другой объект без риска последующего судебного оспаривания сделки? Следовательно, даритель,  заключая притворную сделку, гарантированно выручит меньше денежных средств по сравнению с тем, если бы сделка была совершена с согласия второго собственника доли. Например, собственники квартиры выставляют спорную квартиру на продажу по рыночной цене, а вырученные от продажи средства делят пропорционально размеру своих долей. Или один участник  долевой собственности выкупает долю у второго участника по рыночной цене.

Второе. Заключая притворный договор дарения, так называемый даритель, как правило, преследует две цели. Первая — как можно быстрее получить деньги за свою долю, пусть даже и в значительно меньшем размере. Вторая — навредить своему бывшему супругу. Для эффективной борьбы с такой деструктивной мотивацией может быть только диалог, построенный на выгоде для лица, решившего продать свою долю. Если стороны не в состоянии друг друга услышать, то рекомендую привлечь адвоката для урегулирования возникшего спора. Привлечение адвоката хорошо тем, что он не является прямым участником конфликта и ему будет значительно легче выстроить диалог с противоположной стороной на прагматичной основе. Этой основой может быть только выгода — продажа квартиры по рыночной, а значит, по более высокой цене. При наличии общего ребенка — возможность ушедшему из семьи супруга общаться с ребенком без лишних конфликтов со вторым супругом, а значит, без обращения в суд. А это также сэкономит ему время, нервы и деньги.

Если же договор дарения уже заключен, а шанс его оспорить в суде невелик, то рекомендую все равно вступать в диалог в бывшим супругом. Возможно он изменит свою позицию и даст вам недостающие доказательства притворности дарения. Если же нет, то необходимо вступать в диалог с новым собственником доли и договариваться с ним о продаже квартиры по рыночной цене. Если он к этому не готов, то готовьтесь к худшему — затяжной войне на истощение нервов и средств. В этом случае фиксируйте все его нарушения на аудио и видеозапись. Собранные материалы могут стать доказательствами для возбуждения в отношении него уголовного дела по факту умышленного нанесения телесных повреждений (статьи 115-116 Уголовного кодекса РФ), вымогательства (статья 163 Уголовного кодекса РФ), умышленного повреждения или уничтожения имущества (статья 167 Уголовного кодекса РФ), или понуждения к совершению сделки (статья 179 Уголовного кодекса РФ). В свою очередь, возбужденное уголовное дело является дополнительным и весомым рычагом воздействия на несговорчивого приобретателя доли. 

Однако лучшим решением любого спорного вопроса является диалог между сторонами, только его надо выстроить профессионально, прагматично и без эмоций. В свою очередь, при достижении сторонами соглашения, его потребуется юридически грамотно оформить. В противном случае, цена такой договоренности может быть сведена к нулю или привести к дополнительным убыткам. 

Притворная сделка и её последствия

Особенности оспаривания мнимых сделок.

Распространены случаи, когда лицо, пытаясь обезопасить свое недвижимое имущество от возможного взыскания со стороны кредиторов или судебных приставов на стадии исполнительного производства, заключает договор, по которому недвижимость переходит к другому лицу, после чего переход права собственности по нему регистрируется в Росреестре. Однако никакого реального отчуждения имущества не происходит, оно остается в фактическом распоряжении предыдущего собственника. Такие сделки являются мнимыми.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В Постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2014 по делу N А05-11264/2013 суд пояснил, что признаком мнимой сделки является отсутствие волеизъявления на исполнение заключенной сделки у обеих ее сторон, а также отсутствие намерения сторон фактически исполнить сделку. То есть данная норма подлежит применению в том случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имели намерений ее исполнять или требовать ее исполнения. При этом исполнение (полное или частичное) договора одной из сторон свидетельствует об отсутствии оснований для признания договора мнимой сделкой.Реально исполненный договор не может являться мнимой сделкой.

В указанном постановлении суд довольно точно описал признаки мнимой сделки, рассмотрим их поподробнее, чтобы выявить особенности оспаривания данных сделок.

1. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения фактически исполнять её.

По мнению Самарского областного суда, изложенному в Апелляционном определении от 26.12.2013 по делу N 33-12448/2013, исходя из смысла нормы п.

Статья 170 ГК РФ. Недействительность мнимой и притворной сделок (действующая редакция)

1 ст. 170 ГК РФ, для признания сделки мнимой истцу необходимо доказать, что на момент совершения сделки она не была направлена на создание тех правовых последствий, которые характерны для такого вида сделки. Как при этом пояснил суд, правовым последствием сделки купли-продажи является переход права собственности от продавца к покупателю.

В Апелляционном определении Омского областного суда по делу N <…>2165/2014 суд пришел к выводу, что иск о признании договоров дарения недействительными, исключении записи из ЕГРП удовлетворен правомерно. Суть дела такова. Истец обратился в суд с требованием о признании договора дарения дачного домика и земельного участка под ним недействительным, полагая, что сделка является мнимой с целью избежать взыскания по ранее вынесенному решению суда в пользу истца.

Признавая сделку недействительной, суд исходил из того, что на момент совершения сделки дарения ответчик знал об иске, о долге, о наложении ареста на его имущество. Из пояснений свидетелей следует, что смена собственника дачного участка не повлекла смену фактического его владельца.

 2. Все стороны сделки не имеют намерения исполнять ее.

Отсутствие намерения исполнять договор должно быть обоюдным. Так, в Постановление ФАС Поволжского округа от 16.12.2013 по делу N А49-289/2009 сказано, что для отнесения сделки к категории мнимых сделок необходимо установление того обстоятельства, что все стороны сделки совершили ее без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, в том числе не имели намерения осуществлять действия по исполнению совершенной сделки.

Точно названный критерий сформулирован Московским городским судом в Определении от 28.10.2013 N 4г/3-8006/13. По мнению суда, согласившегося с судом нижестоящей инстанции, исходя из смысла нормы ст. 170 ГК РФ наличие воли хотя бы одной из сторон на достижение правового результата, соответствующего совершенной сделке, исключает возможность признания ее мнимой.

В связи с этим ошибочно мнение, часто встречающееся в литературе, когда сделки, совершенные мошенниками, связанные с продажей квартир, на которые они не имеют никаких прав, называют мнимыми. В этих сделках воля добросовестного покупателя направлена на приобретение права собственности, а следовательно сделку нельзя назвать мнимой, что проиллюстрировано выше приведенными судебными актами.

3.  Мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому они недействительны независимо от признания их таковыми судом и не должны порождать правовых последствий.

В этой связи довольно логично положение, изложенное в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 марта 2012 г. N 6136/11 по делу N А60-29137/2010-С5, в соответствии с которым суд может констатировать факт недействительности ничтожной сделки не только в рамках отдельного искового производства, но и при рассмотрении иных споров, если придет к выводу о том, что недействительность сделки может непосредственно повлиять на его выводы по упомянутым делам.

 4. В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года.

Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае, не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

5. В заключение следует обратить внимание на особенности доказывания мнимости сделки.

Как правило, успешное доказывание того, что сделка является мнимой, должно строиться на целой совокупности фактов.

Во-первых, заключая мнимую сделку, лицо должно быть уверенным, что сможет в дальнейшем пользоваться имуществом, особенно когда речь идет о дорогостоящей недвижимости, а другая сторона договора не потребует его исполнения, поэтому мнимые сделки заключаются обычно с родственниками либо близкими друзьями. Известны случаи, когда должник, пытаясь спасти свое имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов, заключает договор с юридическим лицом, учредителем которого сам же и является. Поэтому при наличии договора с юридическим лицом всегда следует проверять состав его учредителей на предмет аффилированности.

Во-вторых, для того чтобы легализовать свое пользование недвижимостью, проданной либо подаренной по мнимой сделке, лицо может заключить одновременно договор найма жилого помещения либо аренды нежилого. Наличие подобных договорных конструкций также может вызывать подозрения.

В-третьих, в делах об оспаривании мнимых сделок, как правило, заявление о фальсификации применительно к действительности совершенных на документах подписей не достигает цели, так как, совершая сделки лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

В-четвертых, если речь идет купле-продаже квартиры, суд обращает внимание на то, кто несет бремя содержания имущества (оплачивает коммунальные услуги, налог на недвижимость).

Так в Определении от 29.09.2011 по делу N 33-13339Ростовский областной суд указал на то, что покупатель совершила действия, свидетельствующие об исполнении договора: заключила договор на управление многоквартирным домом, переоформила на свое имя лицевые счета для оплаты коммунальных услуг, на основании чего сделка не была признана мнимой.

В Определении Московского городского суда от 06.09.2011 по делу N 33-28186 было обращено внимание на то, что приобретение недвижимого имущества влечет возникновение у собственника соответствующих обязанностей по содержанию имущества, уплате коммунальных платежей, соответствующих налогов и сборов, при отсутствии указанных действий покупателя сделка была признана мнимой.

Следовательно, при доказывании можно сослаться на то, что после приобретения квартиры по мнимой сделке, покупатель не оплачивал коммунальных услуг, налогов на недвижимость и т.д.

Изложенное выше формирует обобщенное представление о мнимых сделках с недвижимостью. Если у Вас появилась необходимость в том, чтобы оспорить сделку с квартирой, домом или земельным участком, обращайтесь в отдел недвижимости GLS lawyers LLC (Отдел недвижимости ГК "ЮрСтандарт")

Телефон: 8(831)414-71-61.

Статья актуальна на дату написания (24.12.14). Материалы статьи можно использовать только с письменного согласия ООО "ЮрСтандарт" (г.Нижний Новгород).

Консультант статьи, юрист ГК "ЮрСтандарт" — Белова Юлия Алексеевна

admin