Мать бросила ребенка

5 декабря героиней программы «Мужское/Женское» стала 31-летняя многодетная мама из Камышина с очень запутанной любовной историей.
Дело в том, что Оля стала гражданской женой в 16 лет. Ее избраннику на тот момент было уже 32 года. За 16 совместных лет жизни у них с Андреем родилось семь детей. Сейчас молодая женщина беременна восьмым ребенком, но уже от другого мужчины. Полгода назад многодетная мама встретила новую любовь — молодого парня по имени Александр.
Когда оба претендента на Олю встретились в студии, завязалась драка. Оба уверяют, что любят камышанку, хотят с ней жить и воспитывать детей. Кстати, почему они все сейчас находятся в реабилитационном центре в Камышине, объяснил Андрей. Мужчина признался, что с Олей они никогда не были расписаны, а по документам он не является отцом ни одного ребенка. Якобы это было задумано ради пособий матери-одиночки. Сейчас мужчина уверяет, что хочет забрать всех семерых детей к себе. Но без отцовских прав, документов и с тремя судимостями ему будет очень сложно это сделать.
Во время программы выяснилось, что у нового, молодого возлюбленного роковой многодетной мамы тоже есть виды на детей. Рассудить мужчин предложили с помощью генетической экспертизы отцовства. Процедура доказала, что всех семерых детей, даже самого младшего, годовалого, Ольга родила от Андрея.
Но уже слишком поздно, детей забрала к себе приемная семья, всех семерых, и по словам ведущего программы, они, наконец, счастливы.
Новости на Блoкнoт-Волгоград

В России более двух миллионов детей до 14 лет ежегодно страдают от домашнего насилия со стороны близких родственников — мам, пап, бабушек, дедушек, братьев или сестер. Соседи, которые зачастую становятся невольными свидетелями происходящего, сталкиваются со множеством вопросов: стоит ли вмешиваться в дела семьи? Не окажется ли, что их участие только навредит? Не заберет ли тогда опека ребенка из семьи?

«Такие дела» выяснили, как предлагают действовать в таких случаях благотворительные организации и сами органы опеки.

Мальчик во дворе, БалашихаФото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Смерть от истощения и горы мусора

С начала 2019 года произошло несколько резонансных случаев, когда погибли или пострадали маленькие дети, оставленные без присмотра на несколько дней.

В конце января в Санкт-Петербурге от истощения умер годовалый мальчик. Его мать ушла из дома на несколько дней и намеренно оставила ребенка без еды и воды. Ранее ее лишили родительских прав на старшего сына 14 лет. Последний раз органы опеки проверяли семью в 2017 году. В Кирове 20 февраля в одной из квартир города нашли тело трехлетней девочки. Мать на неделю заперла ее дома одну без еды и перекрыла краны с водой. Соседи рассказали журналистам, что девочка не раз оставалась дома одна, но в полицию или в органы опеки они не обращались.

10 марта в Москве сотрудники МВД и МЧС спасли пятилетнюю девочку из квартиры, заваленной мусором. Ее также оставила на несколько дней мать. Девочка была истощенной, в грязной одежде, не разговаривала, а в шею ей вросла пластиковая резинка. Спецслужбы вызвали соседи, которые услышали громкий плач ребенка. 8 апреля в Мытищах подмосковные органы опеки забрали у местной жительницы четверых детей — у троих из них не было свидетельств о рождении, потому что мать родила их прямо в квартире. Оказалось, что семья жила в антисанитарных условиях и питалась объедками с помойки, которые приносила бабушка. За помощью в органы опеки вновь обратились соседи, потому что давно не видели детей на улице.

Как заметить, что с ребенком плохо обращаются дома?

Первое, что сразу должно привлечь внимание соседей к ребенку, — грязная и неопрятная одежда, припухшие, заспанные или заплаканные глаза и другие признаки запущенности, перечислила президент межрегиональной общественной организации по содействию семьям с детьми в трудной жизненной ситуации «Аистенок» Лариса Лазарева. У детей, страдающих от домашнего насилия, часто бывают дурные привычки, они реже смеются, хуже успевают в школе. Это могут заметить не только соседи по дому, но и учителя в школе.

Но опять же, подчеркнула эксперт, плохой внешний вид ребенка — не повод приходить к однозначному выводу, что родители жестоко с ним обращаются. Возможно, семья просто попала в тяжелую жизненную ситуацию.

«Для начала можно по-доброму расспросить самого ребенка, все ли хорошо дома. Нужно помнить, что совсем маленькие дети, бывает, фантазируют, поэтому важно не перегнуть палку, общаясь с ними», — отметила Лазарева. Она также добавила, что тревожным сигналом должны стать ожоги, синяки и следы побоев на теле ребенка. Но и здесь нужно разграничивать — синяки могут быть и от того, что ребенок занимается спортом, просто гиперактивен, часто падает и ударяется.

В любом случае игнорировать свои подозрения нельзя, ведь исход ситуации во многом зависит от включенности окружающих. «Мы мало реагируем на окружающий нас мир. И в случаях, когда мы не обращаем внимания на проблемы и не хотим помочь — может, из страха быть свидетелями или из равнодушия — происходят всякого рода жестокости», — напомнила директор «Аистенка».

Что делать, если появились подозрения в жестоком обращении с ребенком?

Если человеку кажется, что соседи жестоко обращаются со своим ребенком или детьми, в первую очередь ему нужно попытаться лично узнать ситуацию семьи и предложить помощь, считает Лариса Лазарева. К примеру, продолжительный плач ребенка не всегда значит, что ему причиняют боль.

«У нас был показательный случай. Ко мне за советом пришла наша специалист-психолог. Ребенок ее соседей снизу плакал по ночам три дня подряд, и она не знала, как поступить в такой ситуации. Я предложила сначала просто зайти к ним и узнать, может, нужна какая-то помощь. Оказалось, что мама ребенка попала в больницу, а папа и бабушка остались с грудничком на руках и переводили его с грудного вскармливания на смеси. У малыша просто болел животик, поэтому он и плакал, особенно ночью, — рассказала директор «Аистенка”. — В итоге наша сотрудница объяснила им, как лучше переходить с грудного вскармливания на смеси, дала другие небольшие советы, дала координаты организации, и все было решено».

Выяснить ситуацию в семье и попытаться помочь самостоятельно предложила и президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. «Нужно понимать, что многие случаи, особенно те, которые обсуждаются в прессе, не имеют к жестокому обращению никакого отношения, — подчеркнула она. — Есть реальное насилие и угроза жизни и здоровью ребенка. А бывает, что семья находится в трудной жизненной ситуации и не может справиться, например, с вопросами ухода за квартирой и обеспечения порядка. Да, это доставляет неудобства соседям, но это никакое не жестокое обращение. К сожалению, на запахи или тараканов соседи обычно реагируют активнее, чем на реальное насилие в отношении ребенка».

Если семья находится в сложной ситуации, можно установить с ней коммуникацию, предложить помощь или хотя бы узнать, нуждается ли она в ней, советует Альшанская. Например, предложить детские вещи, игрушки или же время от времени присматривать за ребенком, если мама воспитывает ребенка одна и ей сложно справится с ним самой.

Тогда у нее не возникнет искушения оставить ребенка одного в первый, второй, третий, четвертый раз

«Соседи могут содействовать через очень простые виды помощи, которые не унижают . Главное — предлагать эту помощь в каком-то необидном, уважительном виде. Но это оказывается самым сложным, потому что мы очень разобщены и в многоквартирных домах живем, как будто в лесу», — сказала Альшанская.

«Такие дела» также обратились за комментарием об алгоритме действий в такой ситуаций в органы опеки. Начальник отдела опеки и попечительства администрации Пресненского района Москвы Светлана Комкова рекомендует соседям не выяснять обстоятельства самостоятельно, а сразу звонить в социальную службу.

«Оценить самостоятельно, есть угроза для ребенка или нет, сразу сложно, нужно звонить в органы опеки, — считает Светлана Комкова. — А мы уже будем решать, есть проблема или нет. В случае, если жестокое обращение все-таки имеет место, мы сможем вовремя оказать помощь ребенку. Чем раньше мы начнем помогать, тем лучше. Мы обязаны приехать и проверить, даже если в семье все окажется благополучно, а дети просто громко топали наверху».

Когда нужно звонить в полицию или органы опеки?

Если жильцам дома известно, что ребенок подвергается физическому насилию в семье, продолжила президент «Аистенка» Лариса Лазарева, это повод обратиться в правоохранительные органы и органы опеки и попечительства по месту жительства. У некоторых ведомств для этого есть специальные каналы связи:

  • «Телефон доверия» МВД РФ 8(800)222-74-47;
  • Горячая линия «Ребенок в опасности» Следственного комитета РФ 8(800)707-79-78;
  • «Единый социальный телефон» 8(800)3008-100;
  • В Москве работает единый номер «051» — телефон горячей линии, с которой обращения также переадресуются в органы опеки.

«Бывает так, что соседи, особенно, если они имеют дело с дебоширами, боятся звонить в полицию под своими именами. Обратиться в органы можно анонимно. Я сама несколько раз делала такие звонки за других людей, которые не хотели раскрывать свои личности. На такие обращения тоже должны реагировать», — рассказала эксперт.

Светлана Комкова подтвердила ТД, что социальные службы обязаны реагировать по первому звонку и рассматривать любые обращения, в том числе и анонимные. «И это не значит, что органы опеки придут и заберут ребенка из семьи, — заявила она. — Сейчас работа социальных служб по всей стране настроена на то, чтобы посмотреть, есть ли ресурсы в семье для исправления тяжелой ситуации. Да, бывает, что родители не пускают нас в квартиру и не хотят общаться. Но мы все равно продолжаем работать с этой семьей и объяснять взрослым, что им эта работа необходима».

Начальница отдела опеки заметила, что в 80-90% случаев жестокое обращение родственников с детьми становится следствием употребления алкоголя или наркотиков. Но даже такие случаи, как отметила она, для них не повод сразу забирать ребенка. Сначала социальные службы пытаются найти более гуманные способы решить проблему, «но если для ребенка есть риск нахождения в этой семье, мы должны его минимизировать».

Что делать, если жалоба осталась без внимания?

Если же правоохранительные органы реагируют не сразу или реагируют, но не предпринимают никаких мер, не нужно стесняться вызывать их второй и третий раз и, если потребуется, писать жалобы. «Назойливое внимание соседей тоже может спасти ситуацию», — отметила Елена Альшанская.

Директор «Аистенка» добавила, что в случае несвоевременного отклика органов опеки можно обратиться напрямую в министерство образования либо социальной политики своего региона, в котором есть ведущий отдел опеки и попечительства.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям – сиротам» Елена Альшанская заметила: им поступали жалобы, что вмешательство органов опеки и полиции не всегда помогает. «И будем честными, на это есть основания. Уже были ситуации, когда никто не помогал или ситуация оборачивалась против соседей, обратившихся за помощью, или самих детей, — рассказала она. — Например, при детях, которые проговорились соседям о сексуальном насилии со стороны отчима, опрашивали родителей, а при родителях — детей. Понятно, что ребенок в такой ситуации будет все отрицать».

Кроме того, случаются и ситуации, когда детей забирают из семьи не из-за того, как с ними обращаются родители, а из-за того, в каких условиях они живут. Как пояснила Елена Альшанская, жилищные условия могут не иметь никакого отношения к насилию, но так устроено законодательство: единственный документ, который обязаны заполнить органы опеки — акт обследования жилищно-бытовых условий. Это и приводит к странному перекосу от защиты детей от насилия к проверке условий проживания.

Задача общества — менять текущую ситуацию: помогать семьям, защищать детей и вносить поправки в несовершенное законодательство, заключила эксперт.

В селе Быково Кировской области 34-летняя женщина подозревается в ненадлежащем исполнении родительских обязанностей — она оставила двух малолетних детей в холодном доме на двое суток. Об этом сообщили в управлении регионального Следственного комитета.

Реклама

По данным ведомства, сельчанка ушла из дома 23 февраля. Двое детей — двухлетний мальчик и восьмимесячная девочка остались дома одни, однако не были обеспечены необходимым питанием. Кроме того, в доме были антисанитарные условия, а температура в то время опустилась до +10°С.

Только 25 февраля сотрудникам комиссии по делам несовершеннолетних стало известно о местонахождении детей. Брат матери рассказал соцработнику, что видел ее в Куменах пьяную, после этого была собрана оперативная группа, в которую вошел и сотрудник ДПС.

«Маленькая девочка, она совсем уже была без сил. Она уже и шевелиться не могла толком, лежала на полу, бардак был в комнате. А ребенок, который двухлетний, сидел на кухне, все было вытащено, видимо, искал еду, чтобы себя как-то обеспечить чем-то»,

— поделился с телеканалом ГТРК «Вятка» инспектор ДПС.

Как отметили соседи, к дому сложно было добраться — тропинки не было, а на двери висел замок. «В окнах полиция заметила шевеление. Один ребенок был на диване, второй — в кресле. Удалось проникнуть в дом через хозпостройки. Малышей завернули в одеяла, покормили немного — соседка принесла козьего молока. После этого их сразу забрали в больницу», — уточнили сельчане.

Более того, по словам жителей села Быково, помимо женщины в доме около недели не появлялся и ее сожитель — отец детей, который, тем не менее, в свидетельство о рождении не вписан. О том, что женщина способна бросить малышей одних, соседи не подозревали.

26 февраля правоохранителям удалось найти мать у алкомаркета, расположенного в районном центре — ее сразу же доставили в полицию. В ходе допроса она призналась, что действительно оставила детей без присмотра и не предприняла надлежащих мер к скорейшему возвращению домой. Со слов женщины, она осознавала, что ее дети в силу малолетнего возраста не имеют возможности самостоятельно проявлять о себе заботу.

В итоге Следственный комитет по Кировской области возбудил в отношении 34-летней сельчанки уголовное дело по статье 156 УК РФ «Ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних» и статье 125 УК РФ «Оставление в опасности».

Сейчас следователи устанавливают все обстоятельства происшествия. Женщину отпустили под обязательство о явке. Расследование уголовного дела продолжается. Также следственными органами будет инициирован вопрос о лишении родительских прав подозреваемой.

Между тем, как выяснил региональный портал ProGorod43, с 2018 года обвиняемая стоит на учете в связи с ненадлежащим исполнением родительских обязанностей.

Женщина не проявляла должной заботы о здоровье двух малолетних детей, не обеспечивала их необходимым питанием, одеждой, а также допускала нарушения санитарных норм. Кроме того, у нее есть три старших ребенка — ранее ее уже лишили родительских прав на одного из них.

«От двух первых детей сама отказалась в роддоме, третий родился 13 лет назад, жил с матерью до двух лет, пока она также не оставила его на два дня одного — после мальчика забрали в детский дом.

Последние два года женщина, казалось бы, взялась за ум — перестала нарушать закон и злоупотреблять алкоголем, создала семью. В доме было тепло и прибрано, вопросов не возникало ни у соцработников, ни у правоохранителей, которые часто заходили в гости», — рассказала инспектор ПДН ГТРК «Вятка».

Как передают СМИ, в этот дом семья переехала в конце прошлого года. Жилье женщина приобрела на материнский капитал. Однако теперь детей распределят в детский дом — за ними закрепят доли собственности в жилище, которыми они смогут воспользоваться только по наступлению совершеннолетия.

Местные жители рассказали, что сожитель сельчанки ранее имел проблемы с законом — при этом от него не отстает и сама обвиняемая. «Мать ранее судима, судима за кражу, за грабеж, практически нигде не работала, злоупотребляла спиртными напитками. Состоит также в настоящее время на учете у врача нарколога с синдромом алкогольной зависимости», — сообщили соседи семьи.

«Вот у меня две мамы! – с гордостью говорит маленькая Оксана. – С одной мамой мы живём, а другая приходит к нам в гости».

Если вы дальше начнёте расспрашивать Оксану, то она охотно расскажет вам о том, что мама Оля всегда рядом. Гуляет, воспитывает, читает ей книжки, водит в театры и музеи, объясняет всякие сложные вещи о том, как устроен мир, и поёт на ночь колыбельные. Мама Оля всё знает, всё умеет, она надёжная, и с ней Оксана ничего не боится.

Мама Надя совсем другая. Она приходит не очень часто, разговаривает с мамой Олей, неловко, но ласково гладит Оксану по голове и очень умиляется, глядя на неё. Они не очень много общаются, но всё равно радуются друг другу – потому что очень похожи между собой. И если вы спросите, какую из мам Оксана любит больше, малышка очень удивится. Потому что, разумеется, она очень любит обеих, и в её детском сердце две этих любви прекрасно уживаются между собой.

Вернуть детство

Приёмные семьи часто называют «замещающими». Это указывает на их главную задачу – заменить ребёнку родную семью, если в ней что-то идёт не так. Сейчас очень редко можно говорить о детском сиротстве в его привычном понимании: когда ребёнок становится сиротой, потому что его родители умерли. Чаще всего речь всё же идёт о «социальных сиротах» – о детях, оставшихся без родителей в силу того, что те не справляются со своими обязанностями.

Сюда можно отнести и детей-отказников, и детей, чьи родители лишены родительских прав или ограничены в них, а также детей, родители которых отбывают наказание в местах лишения свободы. То есть у подавляющего большинства ребятишек, воспитывающихся в замещающих семьях, родные родители есть и иногда даже хотят знать, как живёт их ребёнок, общаться с ним. Как относиться к этому приёмным родителям?

Психика ребёнка устроена таким образом, что он не может до конца ненавидеть своих родителей, ведь они часть его самого. В его прошлом может быть очень сильная боль и обида, но осознать их до конца ему очень непросто.

Совсем иначе ситуацию воспринимают его приёмные родители. Они этого ребёнка приняли и полюбили, от и до знают его историю и сопереживают ему. Ведь ни для кого не секрет: легко простить, когда обидели тебя, и очень трудно, если обидели дорогого для тебя человека.

«Володя, когда к нам попал, был в ужасном состоянии. Очень запущенным было его здоровье, ещё более запущенным был мальчик в педагогическом плане, – рассказывает одна приёмная мама. – Боялся людей, не знал, что значит почитать вместе сказку… Он воспринимался намного младше своего биологического возраста. Первые полгода мальчик постоянно кричал по ночам, вздрагивал от любого звука. Каждый раз, пытаясь его успокоить, я думала о том, что никогда не смогу простить его родную мать».

Эти слова с разными вариациями могли бы повторить многие приёмные родители. Их дети – это люди, которые в самом начале жизни узнали, что такое предательство и отсутствие любви и заботы. Чтобы отогреть такого ребёнка, снова вернуть ему детство и помочь снова поверить людям, приёмной семье надо приложить очень много сил.

Ещё один шанс

И всё же можно ли списывать со счетов родных родителей и прочих родственников, которые сначала бросили ребёнка в трудной ситуации, а теперь, когда его жизнь только-только начала налаживаться, снова появились на горизонте? Наверное, очень многие люди скажут о том, что эти люди уже упустили свой шанс и никаких прав на следующий не имеют. Вероятно, это справедливо. Но мир не всегда живёт по законам справедливости, иногда в нём начинает править любовь – а её законы совсем другие.

Часто спившиеся родители или мать, написавшая отказ от ребёнка, – не страшные негодяи, а вчерашние несчастные дети. Дети, которым однажды не нашлось поддержки, и поэтому они выросли в несчастных взрослых. Они и со своей-то судьбой с трудом справляются, а уж дать любовь и заботу ребёнку и вовсе не в состоянии! Парадокс: это совсем не означает, что ребёнка они не любят совсем. Любят, конечно. Как умеют. Другой разговор, что умеют, как правило, плохо…

Разумеется, приёмные родители, взявшие на себя заботу о ребёнке, ни по какому закону не обязаны думать ещё и об его проблемных родственниках. И всё же стоит отнестись к этим родственникам без предубеждения, а возможно, дать им ещё один шанс. Речь идёт не о возвращении ребёнка в потенциально опасную и травматичную ситуацию. Мы сейчас говорим только о том, чтобы постараться выстроить спокойные доверительные отношения с биологическими родственниками ребёнка. Это возможно сделать только при заинтересованности и готовности к сотрудничеству с обеих сторон. Но если это есть – почему бы не попробовать? В конечном счёте, от этого выиграют все, а больше всего – ребёнок.

Когда папа за маму. Как воспитывают своих детей отцы-одиночки Подробнее

Разные правды

На самом деле такая точка зрения очень непопулярна. У опекунов, как правило, есть причины держаться подальше от биологических родственников, а у тех, в свою очередь, есть огромное недоверие к опекунам. Какое уж тут взаимопонимание!

«Разве они могут по-настоящему любить моего ребёнка? Они ведь ему никто! – часто возмущаются родные матери.

«Они же даже не знают ребёнка! Не понимают, сколько сил и любви в него вложено! Да я в родных детей так не вкладывалась!» – возмущаются в ответ приёмные матери.

admin