Люди бомжи

Ни для кого не секрет, что огромной социальной проблемой в наше время стало большое количество бездомных, или, как их называют, людей «без определенного места жительства». Они живут в метро, в подъездах, в коллекторах, на вокзалах. Эти люди попрошайничают, воруют, занимаются проституцией, грабят. Вероятно, в Москве нет ни одного человека, который так или иначе не сталкивался с ними

Летом 2001 г. я работала в московском приюте воспитательницей младшей группы. Однажды к нам в приют привезли девушку-бродяжку (Юля, 15 лет). Милиция уже несколько раз привозила ее сюда, но она всякий раз убегала. Вот и теперь, сразу после того как ее привезли, она пропала, но на этот раз не одна: она увела с собой девочку из моей группы (Ксеня, 5 лет). Я спросила, откуда привезли Юлю. Оказалось, что с Курского вокзала. Туда я и отправилась. Около вокзала я остановила мальчика-бродягу и от него узнала, где обычно собираются беспризорники. Но там никто из детей не хотел со мной разговаривать: они шарахались от меня или убегали. Я долго бродила по задворкам вокзала, пока не встретила двух мужчин среднего возраста, довольно прилично одетых. Они сидели на рельсах, пили водку; рядом сушились носки. Увидев меня, они немало удивились и поинтересовались, что мне нужно в таком месте. Я рассказала им про приют, про Ксеню. Они представились: «Боря и Женя, бомжи Курского вокзала» — и посоветовали пойти в парк, куда в определенное время приезжает кухня кормить бомжей. Но предупредили, чтобы здесь я больше не ходила, а то «мало ли что», и обещали встретить меня у кухни, когда закончат свои дела. Их совет показался мне вполне разумным, так как на обед собираются практически все обитатели вокзала. Возможно, придут туда и Юля с Ксеней. К трем часам дня в парке стали собираться люди. Очередь к кухне представляла собой странное зрелище: наряду с бомжами, какими мы привыкли их видеть (испитые, оборванные, плохо пахнущие), там стояли приличного вида люди — мужчины в пиджаках, женщины с умело сделанным макияжем. Всюду сновали дети, одни или с родителями. Вскоре появились Женя и Боря. Мы ходили вдоль очереди и спрашивали у всех, не видал ли кто-нибудь девочек. Спрашивали в основном они, со мной бомжи разговаривать отказывались, так как слишком приличная, не своя, да и мало ли, зачем ей это надо. Сложнее всего было с детьми. Услышав, что я из детского дома, они замыкались, обещали рассказать что-нибудь, только когда я уйду. Пока мы расспрашивали про Ксеню, меня представляли «нужным и хорошим людям, без помощи которых на вокзале не прожить». Поиски продолжались четыре дня. На пятый день мне позвонили из отделения милиции, в которое подкинули девочку. Ксеня ничего не рассказала ни о том, кто привез ее в отделение, ни о том, где и как она провела эти четыре дня.

Рассказывает О. Б. Шефтель.

Все имена изменены.

По состоянию на 31.12.2017 на учете в СПб ГКУ «Центр учета и социального обслуживания граждан Российской Федерации без определенного места жительства» (далее – Центр) состояло 2 921 бездомных граждан, из них 1 205 пенсионера (из них имеющих инвалидность – 561 чел.). Всем гражданам, поставленным на учет в Центре, одновременно с получением справки о постановке на учет оказывается содействие в восстановлении утраченных документов, оформлении пенсии и инвалидности, предоставляется правовая информация и консультационные услуги, выдается полис обязательного медицинского страхования.

В 2017 году ночлег предоставляли 13 домов ночного пребывания, являющихся структурными подразделениями комплексных центров социального обслуживания населения (ДНП) на 279 места, социальные услуги в ДНП получили 1 102 чел. На время нахождения на социальном обслуживании в ДНП бездомным гражданам оформляется регистрация по месту пребывания. В 2017 году зарегистрировано 937 чел.

Также социальные услуги (без предоставления временного приюта) бездомным гражданам предоставляются в 6 отделениях социальной помощи лицам без определенного места жительства в структурах комплексных центров Выборгского, Кировского, Курортного, Приморского, Фрунзенского, Центрального районов.

В 2017 году в учреждениях социального обслуживания населения городского и районного уровней обратилось более 3 800 бездомных граждан, которым оказано более 80 000 различных социальных услуг.

В 2017 году общественным организациям предоставлены субсидии в объеме 10 623,96 тыс. руб. на реализацию общественно полезных программ: «Срочная социальная помощь бездомным гражданам в рамках программ «Пункты обогрева», «Ночной автобус», «Благотворительная столовая», «Медико-социальная поддержка бездомных граждан пожилого возраста и инвалидов», «Социальная адаптация бездомных», «Транзит».

Горячее питание бездомным гражданам предоставляется:

Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация помощи бездомным «Ночлежка» осуществляет:

Санкт-Петербургская благотворительная католическая общественная организация «Мальтийская Служба Помощи» осуществляет раздачу горячих ужинов в палатке обогрева по адресу: Коломяжский пр., у д. 6, лит. А.

Благотворительное Учреждение помощи бездомным осуществляет раздачу горячего питания по адресу: наб. Обводного канала, д. 177, литера Д.

В глазах большинства бездомный — опустившийся пьяница, которому ничего не нужно от жизни, заслуживающий разве что презрительного прозвища «бомж». Реже выброшенных судьбой на улицу людей воспринимают как несчастных, которые не смогли справиться со своими трудностями. Но в обоих случаях между ними и «нормальным» обществом уже нет почти ничего общего. Пропасть. Так ли это на самом деле и можете ли вы встретить бездомного, даже не догадавшись об этом, — в материале «Известий».

Знакомство с миром

В Европе уже несколько лет набирают популярность необычные экскурсии. Проходя мимо роскошных отелей, дорогих кафе и знаменитых музеев, гид рассказывает туристам, что все эти места значат для тех, у кого нет ни гроша в кармане. Площадь с вековой историей отлично защищает летом от зноя, а зимой от холода. Неподалеку от знаменитого парка есть автомат, где принимают пустые бутылки, а через улицу от люксовой гостиницы расположена бесплатная ночлежка. Гид знает обо всем этом не понаслышке. Ведь он сам бездомный.

Для слушателей такая экскурсия — возможность взглянуть на другую сторону жизни города и вспомнить, что у каждой медали есть две стороны. А для бездомного — заработать, занять себя и, главное, пообщаться с людьми.

Инициаторами обычно выступают соцработники и волонтеры, которые тем самым налаживают контакт между двумя изолированными мирами. Подобные примеры есть в России.

бомж

Бездомный петербуржец-экскурсовод Вячеслав Раснер

Фото: youtube.com/Алексей Никаноров

Петербуржец Вячеслав Раснер — определенно самый знаменитый бездомный в нашей стране. О нем писали статьи и снимали телепередачи. В 2016 году он даже сыграл самого себя в театральной постановке о жизни бездомных. Еще в молодости Раснер окончил курсы экскурсоводов, а лишившись жилья, решил заняться тем, что так любил — рассказывать людям о родном городе. С помощью волонтера Светланы Котиной экскурсии удалось «поставить на поток». В социальной сети была создана специальная группа, где можно найти контакты Раснера, позвонить и записаться на прогулку. Количество положительных отзывов на странице постепенно росло, а с ними — и популярность экскурсовода.

Сейчас Раснер живет в социальном доме, но по-прежнему с девяти утра его можно встретить у входа в метро «Адмиралтейская», где он ждет всех, кто хочет лучше узнать историю Невского проспекта. И таких случаев возвращения с улицы достаточно много.

Ушли, не попрощавшись

По словам Анатолия Фесенко, заместителя директора по социальной работе Центра социальной адаптации (ЦСА) им. Е.П. Глинки, на улице оказываются самые разные люди и по самым разным причинам, но руки опускают не все.

«Очень многие оказались без жилья из-за проблем с бизнесом, семейных конфликтов, кто-то отписал жилье детям, а они его выгнали. Есть, конечно, и те, кто пил, употреблял наркотики, оказался в местах лишения свободы. Но не все смирились со своим положением. Буквально месяц назад мы приняли человека, он за 23 дня нашел работу и ушел. Устроился менеджером на одно из предприятий Москвы, там ему и жилье предоставили. Главное, чтобы у человека была цель», — уверен Фесенко.

Похожие случаи были и в центре помощи бездомным «Ангар спасения» службы «Милосердие». Как вспоминает социальный работник Татьяна Залесская, к ним обращался молодой человек, которому найти работу и начать новую жизнь не помешала и судимость.

Бомж

На улице оказываются самые разные люди и по самым разным причинам, но руки опускают не все

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

«Он вполне адекватный, социализированный, но статья была не очень хорошая. Пришел к нам без документов, мы занялись их восстановлением, помогали с поиском работы, консультировали перед собеседованиями. Оказалось, он отлично разбирается в компьютерах. Ему удалось даже официально трудоустроиться в торговую компанию сисадмином. Мы поселили его в хостел, но уже через пару месяцев он съехал и стал жить самостоятельно», — рассказывает Залесская.

Тем не менее точно предсказать, как в дальнейшем сложилась судьба их подопечных, социальные работники не могут. Чаще всего те, кто вернулся в общество, перестают выходить на связь.

«Нам бы хотелось узнать, как они, всё ли успешно, но обратной связи мало. Они не особо привязываются к нам. Кто-то приходит, рассказывает, но такое бывает редко и лишь первое время», — делится Татьяна.

Терпение и труд

Сейчас «Ангар спасения» плотно занимается судьбой еще шести человек. Для них соцработники снимают комнату в хостеле. Один из участников такого проекта по реабилитации — Алексей. Ему 29 лет. На улице он оказался год назад.

Сейчас волонтеры помогли ему составить резюме и ждут отклика потенциальных работодателей. Опрятный внешний вид, чистая одежда — вряд ли кто-то может догадаться, что Алексей формально бездомный. Его тайну выдает только паспорт, в котором пустует графа прописки. Она и препятствует его трудоустройству.

Бомж

Бездомные во время работы по восстановлению храма Успения Пресвятой Богородицы в хуторе Курган Азовского района, Ростовская область

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

«Я могу на стройку пойти, был маляром, слесарем. Но вообще пойдет любая работа. Главное работать, работать, работать. Что-то временное еще бывает, а с постоянным сложно. Могут посмотреть: опа, а что это прописки нет? И всё», — делится Алексей.

Конечно, есть и работодатели, которым прописка, как и сами документы, не важна. Но такой вариант далеко не всегда безопасен. «Известия» уже разбирались, как существуют так называемые рабочие дома и какая участь постигает тех, кто в них попадает. О том, что относиться к таким организациям нужно с осторожностью, говорят и в «Ангаре». Оплата труда нигде не фиксируется. На деле люди часто получают или вдвое меньше обещанной суммы, или вообще остаются без денег.

Несмотря на то что подобных историй масса, спрос на такую работу всё еще есть. По всей дороге до того же «Ангара спасения» расклеены многочисленные объявления, обещающие работу, жилье, а иногда и трехразовое питание. О том, что на деле получат откликнувшиеся, можно только догадываться.

Остаться навсегда

Столкнувшись с такой ситуацией, многие впоследствии боятся откликаться на другую работу. Для кого-то это означает, что нужно смириться с судьбой и ничего не делать, а кто-то находит себе место в той организации, где ему однажды уже протянули руку помощи.

Татьяна — профессиональная швея и инвалид 3-й группы. Из-за обмана лишившись московской квартиры, она оказалась на улице. Особенно тяжелым периодом в ее жизни была жизнь на ферме, где ей обещали и жилье, и оплату труда.

«Это было настоящее рабство. Я раньше всех вставала, готовила еду для всех, позже всех ложилась, потому что нужно всё убирать. Отопление в доме печное, это тоже на мне. В конце концов хозяйка просто на меня руку подняла. И это нормально. Конечно, ничего не платили. Пашешь? Ну радуйся тому, что есть крыша над головой, — вспоминает женщина. — Я там провела два года. Узбеки, которые следили за скотиной, дали мне денег на дорогу, и я уехала в Москву».

Бомж

Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий им. Е.П. Глинки

Фото: facebook.com/lublino.csa

Оказавшись в ЦСА имени Глинки, женщина решила остаться здесь навсегда и теперь почти целый день проводит в мастерской. «Если кому-то надо подшить, перешить одежду — сразу идут к ней. Она любит это дело», — рассказывают сотрудники центра.

Татьяна получает пенсию и в свое удовольствие работает в швейной мастерской. «Это мое. Сначала шила для кукол, и так и пошло на всю жизнь. Окончила техникум легкой промышленности на Цветном бульваре по специальности модельер-конструктор. Шила из кожи, меха. Шикарные вещи получались. Теперь я здесь и снова занимаюсь своим делом. Девочки приносят что-то переделать, а иногда и индивидуально шьем что нужно: и белье, и брюки, и кофты», — рассказывает Татьяна и снова возвращается к своему рабочему месту.

Волонтер при волонтерах

Найти себе пусть и неоплачиваемое, но дело смог и Виктор Иванович — завсегдатай волонтерской организации «Друзья общины святого Эгидия».

В 2016 году в рамках фестиваля необычных экскурсий «Друзья» придумали программу «Москва глазами бездомного», а Виктор Иванович стал ее главным действующим лицом. Вместе с волонтером Андреем Волковым он водил желающих по Курскому вокзалу и делился правилами выживания бездомных в столице.

«Я рассказывал, например, что, когда на улице ночуете, нужно взять целлофановый мешок, ямочку выкопал, положил туда всё, зарыл и уже потом ложишься спать. Так никогда и ничего не украдут. По карманам пошарят и уйдут. За девять лет в Москве я ни разу не терял ни документы, ни телефон, ничего. В электричке ценности можно класть под мышку. Всё это делать надо трезвым, конечно. Пьяным забудешь», — объясняет Виктор Иванович.

Бомж

Свой день рождения волонтер Светлана Файн отмечала вместе с бездомными, на Чистых прудах. Большинство присутствующих было бы сложно назвать бомжами

Фото: Светлана Файн

Такие походы, по словам Андрея Волкова, должны были напомнить жителям и гостям столицы о бездомных. «Мы хотели показать, что не сидят целый день без дела. Они выживают, ищут ночлег, еду, работу. Мы старались затрагивать разные темы. Маршрут был небольшой, но позволял посмотреть на привычный Курский вокзал другими глазами и повлиять на общественное мнение о бездомных», — вспоминает Волков.

Проект длился только неделю и закончился вместе с самим фестивалем, но волонтеры надеются, что к идее удастся вернуться вновь.

Пока же Виктор Иванович работает «глазами организации на Курском вокзале», как говорит волонтер Светлана Файн. «Он постоянно находит какого-нибудь бедолагу на вокзале. Выискивает отеческим взглядом того, кто приехал в Москву на заработки, но не преуспел, и старается помочь. У него есть пенсия плюс просит милостыню, притом профессионально. И значительную часть всего этого он тратит на помощь другим. Одному билеты купит домой, другому — еду или одежду. Кого-то к нам приводит», — объясняет волонтер.

Пенсия у Виктора Ивановича, по его же словам, 25 тыс. рублей, за то, что в свое время служил в охране Кремля. Есть у 67-летнего пенсионера и свое жилье. Дом во Владимирской области, где остались его дочь и две внучки, которым, как говорит Виктор Иванович, нужно помогать. Так, девять лет назад пенсионер уехал в Москву. Теперь местом его постоянного обитания стал один из московских вокзалов. В хостелах и общежитиях пенсионер не останавливается, потому что туда «один приходит спать — другой воровать».

Бомж

Я спал и на улице, и в электричках. Вот на вокзале уже шестой год. Здесь спокойнее

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

«Я этот этап прошел уже. Просыпался — рюкзака нет. Телефон и деньги я, конечно, прятал, а вот рюкзака наутро не обнаружил. Я спал и на улице, и в электричках. Вот на Курском уже шестой год. Здесь спокойнее». Почти каждые выходные пенсионер ездит домой, но постоянно остается только на зиму, в морозы.

«Я приехал работать, на рекламе в основном. Сейчас дочь опять уйдет в декрет, надо помогать. Да и дома-то что сидеть? Здесь и время быстрее идет, и с «Друзьями» («Друзья на улице», движение «Друзей общины святого Эгидия». — «Известия») общаешься, и заодно дочери помогаешь. Мы тут бездомных кормим. Их главная проблема пьянство, — рассуждает в беседе с «Известиями» Виктор Иванович и начинает вспоминать истории, свидетелем которых ему довелось быть.

Говоря о тех, кто остался без крыши над головой, пенсионер никогда не причисляет к ним себя. Зато, упоминая деятельность волонтеров, всегда использует «мы». «Кормят многие, но все тянутся к «Друзьям на улице», потому что мы и праздничные застолья устраиваем, и пикники. На родительские праздники приглашаем всех — человек 250. Заказываем столы в церкви, проводим торжественный обед, подарки даем. Пока люди обедают, мы ходим и смотрим, чего у кого нет. Потом раздаем шоколад, конфеты и ту вещь, которая нужна: штаны, шапку, куртку. Мы выезжаем на шашлыки, пикники. Есть возможность общения. Больше внимания», — уверен Виктор Иванович.

В движении и правда словно нет «наставников» и «подопечных». Например, свой день рождения Светлана Файн отмечала вместе с бездомными, на Чистых прудах. Волонтер угощала всех собравшихся тортом и пирожными, а те отвечали поздравлениями. Виктор Иванович тоже пришел и не с пустыми руками. Он вручил Светлане букет из трех белых роз и подарок — рамку для фотографии. И прохожие с дружелюбным настроем подходили к бездомным, интересуясь, что здесь за праздник.

бомж

Свой день рождения волонтер Светлана Файн отмечала вместе с бездомными, на Чистых прудах. Виктор Иванович вручил Светлане букет из трех белых роз и подарок

Фото: Светлана Файн

Большинство присутствующих действительно было бы сложно назвать бомжами. По словам самих бездомных, содержать себя в приличном виде в Москве не так уж сложно. В столице есть и где помыться, и где поесть, и даже где зарядить телефон, который, к слову, есть у многих из них.

«Мне не жалко тех, кто лежит в подъезде, в переходе, честное слово, — признается Руслан, который стал бездомным и нашел поддержку в «Ангаре спасения». — Ладно старики там, но молодые парни, которые валяются, обгаженные, под ними лужи, от них перегар? В Москве есть где помыться, переодеться, тем более поесть. Можно выглядеть как человек. Это, как у Высоцкого, если был свиньей, то останешься свиньей».

Сейчас Руслан «руководит палаткой»: открывает ее, ведет запись тех, кто приходит, готовит и разливает чай, отвечает за порядок. Такая работа его вполне устраивает, и покидать центр он бы не хотел. Но эта деятельность, к сожалению, возможна только на волонтерских началах, поэтому теперь сотрудники службы помогают мужчине подыскать оплачиваемую работу.

С тем, что содержать себя в порядке в столице несложно, согласен и Виктор Иванович. «Условий для этого достаточно. Всё зависит от самого человека. Если он будет бухать, то что бы ни делал — толку нет. Я знал одну женщину, она всегда была на Новослободской. Мы там ее нашли, когда кормили людей. Она, оказывается, москвичка, была прокурором, но спилась. Потеряла всё. Мы ее взяли под свое крыло, положили в больницу, год она там пробыла — восстановилась на работе, получила квартиру. Надо просто заняться человеком».

Проблем, с которыми сталкиваются люди, оказавшиеся без жилья, достаточно, и главное, уверены волонтеры, не усугублять их равнодушием, особенно по отношению к тем, кто действительно старается выбраться из этой ситуации.

На переходе между «Лубянкой» и «Кузнецким Мостом» обычно просят «на пропитание» старушка и женщина с собакой. В последний раз я их видела три дня назад. Сейчас ни той, ни другой нет, на их месте молодой человек с гитарой, играет в опустевшем метро, как на тонущем «Титанике». Говорит, что женщина с собакой была, но ушла, а «старушку отправили домой какие-то волонтеры».

— Ей явно больше 65, ей нельзя в общественном месте!

— А у нее есть дом?

— Сказала, что найдет.

Нет на месте и других моих знакомцев — бомжей, греющихся между дверями на выходе из станции метро «Улица 1905 года». А уж они-то обитают там много лет, став привычной частью пейзажа.

— Кто и куда изолирует бомжей и нищих с московских улиц и из подземки? — интересуюсь в ответственном за социальную защиту населения департаменте.

Мне отвечают, что попрошайки далеко не всегда бездомны, а вот лицам без определенного места жительства сейчас уделяет особое внимание Центр социальной адаптации имени Е.П. Глинки:

— Улицы города объезжает мобильная служба ЦСА им. Глинки «Социальный патруль», — сообщили «МК» в департаменте. — Ее сотрудники проводят с бездомными разъяснительные беседы, предлагают помощь и приют. В Центре и его филиалах всегда есть свободные места. Сейчас сотрудники Центра особенно внимательно следят за состоянием здоровья своих подопечных и проявлением у них любой симптоматики заболеваний. В качестве срочной социальной услуги лица без крыши над головой проходят дезинфекционную обработку, получают чистую одежду и ночлег. В качестве долгосрочной помощи составляется программа реабилитации и дальнейшего жизнеустройства бездомного гражданина.

По словам представителей департамента, в работе сотрудникам «Социального патруля» помогают некоммерческие и благотворительные организации. Их силами в пунктах срочной социальной помощи раздается горячая еда. Также особые профилактические меры предприняты для самих патрулирующих: при выезде на улицы города им выдают маски, а по прибытии измеряют температуру. Во всех помещениях ЦСА введен усиленный режим уборки с дезинфекцией.

Еще на днях, пытаясь выяснить, куда самоизолироваться тем, у кого нет крыши над головой, директор столичного центра «Теплый прием» Илья Кусков писал письма в различные столичные инстанции. А руководитель сети приютов для бездомных людей «Дом трудолюбия Ной» Емилиан Сосинский сетовал, что их социальные дома переполнены и скоро не смогут принимать новых людей.

— Что-то изменилось у вас? — интересуюсь у Емилиана Сосинского.

— Да, нам стали чаще звонить сами бомжи с просьбой, чтобы мы их забрали. Обычно, когда не очень холодно и кормят, наш контингент не торопится отказываться от привычного образа жизни. Но тут, видимо, жизнь прижала. Три года мы принимали всех подряд, кто был готов начать новую жизнь, включая больных и людей с ограниченными возможностями. Но сейчас нижние места (кровати в приютах расположены в два яруса. — Авт.) все заняты, то есть инвалидов мы уже не сможем разместить. На сегодня руководитель каждого социального дома сам решает, принять ему просящего о помощи или нет. Желающих много, а ситуация опасная. Мы, конечно, принимаем меры: закрыли свободный выход по воскресеньям, который был раньше, помещение дезинфицируем, температуру измеряем…

— А тесты на коронавирус у вас есть?

— Увы, нет. Хотя именно нам они бы очень пригодились.

Конечно, на то, чтобы вот так взять и обезопасить и самих бомжей от вируса и остальных людей от переносчиков, одной воли мало, нужны и средства — и немалые. Вот какие цифры приводят в других странах.

1. Британские власти выделили 3,2 миллиона фунтов (около 300 миллионов рублей) на санитарные меры и расселение бомжей в пустующих из-за коронавируса отелях.

2. Губернатор Калифорнии направил 150 миллионов долларов (около 12 миллиардов рублей) на профилактику COVID-19 среди бомжей, аренду для них номеров в отелях и покупку 1300 туристических «домов на колесах». Правда, произошло это только после того, как бездомные штата сами стали захватывать пустующее социальное жилье.

3. Многие американские города решили вопрос с размещением бомжей и неимущих, разместив их в нераспроданном жилом секторе. Застройщикам, согласившимся на такое сотрудничество, государство пообещало налоговые льготы. А некоторые города даже возвели специально для бомжей такие новые приюты, что теперь им в соцсетях завидует погрязшее в ипотеке местное население.

4. В Нью-Йорке бродяг решено изолировать в закрытых на карантин просторных спорткомплексах.

Читайте также: «Коронавирус запер мигрантов в России без работы и еды»

Михаил Ларцев 374 4 года назад Ремонтник техники, монтажник систем безопасности, специалист в IT и простой студентик)

Могу разве что рассказать историю. Несколько лет назад, я сидел на собеседовании курьером в Москве. Собственно меня приняли. Но работа оказалась с подвохом. На следующий день я поехал куда мне сказали, якобы на пробу покататься с другим курьером. Приехав на станцию Южная я встретился с Артемом. Мы пошли относить заказ. Это были книги, по пути он мне стал объяснять мол как их продавать. Оказалось это розносная торговля. Ну я вроде и расстроился, а вроде и нет. Но день уже решил тогда стоит «достажировать». Он ходил, предлагал людям разные книги. Детские, подарочные, религиозные, классику, у него был рюкзак наверное весом 20 кг. За день такой хотьбы он продал 3 книги, около 800 рублей. Мы съели по пирожку. И поехали на склад сдавать их обратно. Поговорив с ним еще, я понял только одно, что ребятам промывают мозги о мифических миллионах в данном сетевом маркетинге. (ООО «РООССА») Я пораскинув мозгами поглядел ценники, оклад, понял что зп у продавцов тут 10% и это очень мало. Их учили использовать нлп прям по мощной британской системе. И она частенько работала. Парню в тот день не хватило на метро, он занял у меня на проезд 170 рублей. Я захотел было уйти, но менеджер по-моему около 30 минут рассказывал что вот, смотри базу, порой бывает покупают книги и за 8000, да но редко, собственно меня уговорили на 2й день. Мы так же шатались по городу. Артем рассказывал как хорошо было когда он работал на стройке и что в регионах у него совсем нет работы. Очень многое узнал о нем. Парень не сильно умный, служивший, и с нестабильной жизнью. Рассказал что девушка ему нравилась которая так же работает. Вечером я ехал домой, а он с компанией в хостел арендованый компанией. Это на Щелковской. Собственно тромбовали людей и давили из них силы, все, «крутые предприниматели». И на станции метро ему звонят и говорят что его выперли с компании, мол результаты плохие. Короч просто вычеркнули. Он попросил меня помочь забрать вещи и подсказать с работой. Я то впринципе знал одну СТО где подрабатывал. Платили мало, но платили. Сказал ему. Мы пошли за его вещами, по пути встретили его знакомую которая шла заплаканая. Без денег, без всего. Мол ее тоже выперли. Она была с Беларуси. Мы попросили ее посидеть подождать. Но она после бесследно пропала. Я о ней потом ничего не слышал. Взяв Темины вещи мы встретили Федора, который хотел выбраться с этой конторы по тихому и нашел более нормальную работу. Он тоже шел за вещами но его не выгоняли. Темик собственно попросил нас его выручить. Мы гугланули ближайшую общагу и с Федей скинулись на неделю Теме с условием что тот какнибудь вернет, в долг вообщем. Федя подсказал что есть у него знакомый что курьером работает монеты возит. И мол платят там хорошо. Тема с Федей договорились на встречу потом. Я же подумал что снова поищу что там есть из вакансий. Тем временем спустя 2 дня я позвонил узнать как же дела у ребят. Говорят что едут на встречу по поводу работы. Собственно я тоже подумал посмотреть что они нашли. На Парке Культуры их ждал «дядя» который предложил им работу монеты возить. Они собственно, я и еще 2 неизвестных пошли до банка Открытие «на работу» (возле Яндекса). Все стояли ждали, пока «дядька» поговорит с неизвестными в транспортере бронированном, черном. Позже он стал звать их по одному. Ну и когда вышел Артем он мне и объяснил как за 2 минуты заработал 5 тысяч. Оказывается этот неизвестный тип проводил операции через множество физических лиц на сумму на каждого около 10 миллионов на каждого. Купле продажа монет. Мужики деньги отмывали походу. Забавно что даже контакты их до сих пор валяются. И собственно ребята получили росписи, а другие легкие деньги. Курьерство блин. Ну дальше дядя предложил оформить на каждого фирму и на зп 10 тысяч посадить. Ген директором. И мне предложили мол давай. А я то смекнул что это жопа и отказался. С Артема впринципе я спросил деньги, он часть отдал, сказал что остальное надо на жилье. Мы разошлись, 2 неизвестных жили вместе в той общаге на Щелковской что и Федя с Артемом. Позже связавшись через месяц с ними я поболтали с Артемом и они стали употреблять спайс, они так же ездили по всяким монетам жили в хостелах. Ну собственно Артем так и не смог отдать долг. Позвонив уже зимой, спустя 3 месяца, Артем ответил, но уже было не хорошо человеку, сказал что 1 неизвестный без вести пропал, оставив вещи, второй сторчался, умер. А Артем болел позже тоже умер. Все закончили на улице в муках. Только с Федей не было контакта. Лихой поворот, шальные деньги, наркотики, и все, дальше улица, болезни, муки, смерть. Москва — каменные джунгли. Даже когда они еще были живы я предлагал им что есть стабильная работа, чтоб было что есть, но похоже что они просто привыкли жить легко уже тогда. И когда пришел момент «отказа от услуг» они умерли, просто по другому и не сказать. И прошло всего пол года. Август-февраль. Срок жизни не бомжей низок, низок срок жизни даже самих людей.

admin