Ложные сведения в суде

Истец, как заинтересованное лицо, и суд, как гарант соблюдения прав граждан, одинаково заинтересованы в верной трактовке ситуации, послужившей причиной обращения в судебные инстанции. Адекватная трактовка возможна лишь при правдивом представлении сведений всеми сторонами судебного процесса: истцом, ответчиком, свидетелями. Случается, что какой-либо из этих сторон представляется неверная информация, что приводит к введению суда в заблуждение. Это может быть совершено умышленно или же непреднамеренно.

Варианты обмана

Введение суда в заблуждение может быть совершено неумышленно. Для примера вспомним сцену из фильма «Мимино»: истец при тяжбе с ответчиком за разбитую люстру был уверен, что она сделана из венецианского хрусталя и стоит очень дорого. На самом же деле, люстра оказалась изготовлена из обыкновенного стекла и цена ее составляет весьма небольшую сумму. Истец этого не знал и неосознанно ввел суд в заблуждение.

Далее рассмотрим, каковы могут быть варианты преднамеренного обмана суда:

Дополнительно Вводить в заблуждение суд может не только обвиняемый по делу и свидетели, но также и судебные эксперты. Часто доказательствами вины при рассмотрении дела выступают экспертные заключения. Путем подкупа или угроз ответчик получает от специалиста ложное заключение, которое и предоставляется суду.

  • представление сфальсифицированных доказательств: документов, справок и т. д., то есть предоставление заведомо ложных доказательств. Данное правонарушение классифицируется по статье 303 Уголовного Кодекса (УК) РФ. Более подробно об этом можно узнать из другой статьи нашего интернет-портала о предоставлении в суд подложных документов — . Как частный случай может рассматриваться обман суда как способ мошенничества;
  • представление заведомо ложной информации свидетелем, потерпевшим или экспертом. Существует дифференциация мер ответственности в зависимости от того, к какой категории относится рассматриваемое дело. Если дело является уголовным, то введение суда в заблуждение рассматривается в статье УК РФ № 307. Мера наказания зависит от тяжести последствий, нанесенных . Стоит отметить, что обвиняемый не несет ответственности за дачу ложных показаний;
  • злоупотребление процессуальным правом, например, введение суда в заблуждение относительно места жительства и прочих необходимых сведений для хода судебного процесса с целью дезорганизовать процессуальную деятельность по конкретному делу. Обязанность сторон процесса выполнять процессуальные действия закреплена в статье 35 Гражданского Процессуального Кодекса (ГПК) РФ.

Ответственность ответчика

Как уже отмечалось в статье ранее, ответчик не несет уголовную ответственность за введение суда в заблуждение. Ответственность за это можно вменить ответчику только по некоторым статьям ГПК РФ, Гражданского Кодекса (ГК) РФ и Арбитражного Процессуального Кодекса (АПК) РФ:

Способ введения суда в заблуждение Законодательный акт Мера ответственности
злоупотребление процессуальным правом ст. 111, ч. 2 АПК РФ возложение на виновного всех судебных издержек по процессуальным действиям
ст. 99 ГПК РФ выплата компенсации противоположной стороне за потерянное время
представление недостоверных сведений ст. 151 ГК РФ выплата денежной компенсации за нанесение морального вреда
ст. 1064 ГК РФ выплата денежной компенсации материального ущерба, если таковой был причинен потерпевшему в результате обмана суда ответчиком

Судебная практика и примеры

Доказать факт сознательного введения суда в заблуждение и вменить лжесвидетелю статью 307 УК РФ на практике зачастую бывает очень сложно. Ведь если данное действие было совершено посредством устного заявления, то виновный в обмане при уличении его во лжи всегда может сказать, что он также был кем-либо дезинформирован.

Стоит отметить: подозреваемые в даче ложных показаний суду могут быть освобождены от ответственности в случае, если на любом этапе судебного рассмотрения дела (но до вынесения приговора обвиняемому) они заявят о ложности предоставленных ими сведений.

При процессуальных действиях обязательно производится предупреждение сторон процесса за предоставление заведомо ложных сведений (ст. 176 ГПК РФ). Если же в ходе расследования уголовного дела выясняется, что свидетельские показания являются выдуманными, то свидетель привлекается к уголовной ответственности.

Пример: Гр. К. являлся свидетелем по делу об убийстве гр. И. гражданином В. Свидетель заявлял, что гр. И. напал на стройке на обвиняемого В. с куском арматуры. По словам свидетеля, В. вынужден был защищаться, вследствие чего нанес гр. И. несколько ножевых ранений, от которых тот скончался. В ходе судебного расследования было выяснено, что преступление было зафиксировано камерой наружного наблюдения. На записи было видно, что гр. В. первым нанес потерпевшему удары ножом. Следовательно, свидетель К. представил суду заведомо ложные показания. Суд осудил гр. К. по ст. 307, ч. 2 УК РФ и назначил ему меру наказания в виде принудительных работ сроком 2 года.

Задайте свой вопрос и получите бесплатную юридическую консультацию

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.И. Кутового к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.И. Кутовой, осужденный за совершение преступления, предусмотренного частью третьей статьи 327 «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков» УК Российской Федерации, просит признать данную норму уголовного закона не соответствующей статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 19 (часть 1), 29 (части 1 и 3) и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку она, по его мнению, в силу своей неопределенности позволяет привлекать к уголовной ответственности за представление в государственный орган заведомо ложных сведений о принадлежащем лицу имуществе.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Предусмотрев в части третьей статьи 327 УК Российской Федерации уголовную ответственность за использование заведомо подложных документов, федеральный законодатель — исходя из того, что данная норма направлена на обеспечение порядка управления (глава 32 УК Российской Федерации), в том числе в части, касающейся надлежащего оборота документов, а также учитывая их разнообразие, различное предназначение и множество порождаемых ими последствий, — разделил документы на официальные (часть первая данной статьи) и иные. Общим для всех предусмотренных названной статьей составов преступлений выступает то, что документ, предоставляющий те или иные права или освобождающий от обязанностей, является поддельным (квалифицирующий признак), причем, если документ не обладает таким свойством, он не может быть признан предметом преступления.

Тем самым законодатель наделил правоприменителя правом в каждом конкретном случае оценивать свойства документа и признавать его либо предоставляющим права (освобождающим от обязанностей), либо нет и в зависимости от этого привлекать или не привлекать к ответственности за использование документа как подложного (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 года № 534-О-О и № 575-О-О, от 16 декабря 2010 года № 1671-О-О и от 22 марта 2012 года № 417-О-О).

Кроме того, ответственность за данное преступление наступает при использовании лишь заведомо для виновного подложного документа, что предполагает наличие прямого умысла, когда лицо осознает, что документ, который оно использует, является подложным, и желает использовать именно такой документ. Следовательно, нет оснований для вывода о том, что названная норма содержит такую неопределенность, в результате которой лицо лишено возможности осознать противоправность своих действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение, а потому не может расцениваться как нарушающая права заявителя.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кутового Вячеслава Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

admin