Кто платит за экспертизу в суде?

Верховный Суд вынес Определение № 5-КГ17-234 по делу, в котором суды разбирались с разделом жилого дома на основании экспертных заключений.

Гражданка Т., владеющая 6/10 долями в праве общей долевой собственности на жилой дом, обратилась в суд с иском о разделе имущества и прекращении права общей долевой собственности к гражданину О. и его сыну, владеющим 3/10 и 1/10 долями соответственно. В свою очередь, О. подал встречный аналогичный иск, при этом предложив свою схему раздела имущества.

В ходе рассмотрения суд назначил судебно-строительную экспертизу, которая была поручена строительной компании, а затем дополнительную экспертизу, которую провели два эксперта бюро, занимающегося инвентаризацией объектов недвижимости. По результатам рассмотрения дела первая инстанция удовлетворила требования истцов о разделе жилого дома, а также взыскала с гражданки Т. в пользу О. и его сына денежную компенсацию в связи с неравноценностью выделенных ей помещений. При этом в основу решения было положено заключение дополнительной экспертизы, средства на оплату которой были взысканы с О.

Апелляция не согласилась с выводами суда первой инстанции и признала названное заключение экспертов недопустимым доказательством. Дело в том, что дополнительная судебная строительно-техническая экспертиза была поручена судом конкретным экспертам организации, а провели ее другие работники бюро. В связи с этим суд апелляционной инстанции частично изменил первоначальное решение, взяв за основу заключение первоначальной строительной экспертизы. В то же время апелляция оставила в силе взыскание с О. расходов на проведение экспертизы, заключение которой было признано ею недопустимым доказательством.

Не согласившись с этим, О. обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить судебные акты в части взыскания с него расходов на оплату дополнительной экспертизы.

Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ заключила, что подобное взыскание расходов на экспертизу неправомерно. Суд разъяснил, что согласно ч. 1 ст. 79 ГК РФ, когда у суда возникают вопросы, требующие специальных знаний, суд назначает экспертизу. При этом проведение экспертизы суд вправе поручить судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. И если проведение экспертизы судом поручено конкретным экспертам, то именно они и должны ее проводить, а иное является неправомерным.

Соответственно, расходы на оплату экспертизы, проведенной экспертным учреждением с нарушением закона, вследствие чего заключение экспертов признано недопустимым доказательством, не могут быть в таком случае возложены на лиц, участвующих в деле.

Таким образом, Верховный Суд определил направить дело на новое рассмотрение в апелляцию в части взыскания с О. расходов на проведение дополнительной экспертизы.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что особенностью этого дела является то, что доказательство признано недопустимым в связи с обстоятельствами, не зависящими от сторон. Экспертиза была проведена не теми экспертами, которых назначил суд, поэтому при рассмотрении дела их заключение было признано ненадлежащим. «Вероятно, при новом рассмотрении будет поставлен вопрос не о взыскании судебных расходов с проигравшей стороны, а о возврате денег Обществом, получившим средства на проведение экспертизы», – предположил эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Константин Евтеев сообщил, что существующая практика по подобным вопросам является неоднозначной. Он отметил, что при анализе подобных дел возникает вопрос, по какой причине экспертное заключение было выполнено не теми экспертами, которым его поручил суд? «Одной из причин является поручение экспертизы лицу, не состоящему в трудовых отношениях с экспертным учреждением. Например, как в постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 ноября 2014 г.: данное заключение, в соответствии со ст. 75 АПК РФ, было приобщено к материалам дела как письменное доказательство – пояснения специалиста. Также случается, что к указанному судом эксперту экспертным учреждением привлекается дополнительный эксперт, что впоследствии не является основанием для признания экспертизы недопустимым доказательством (См. постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 апреля 2017 г.)», – рассказал Константин Евтеев.

Эксперт считает, что все случаи проведения экспертизы не тем лицом, которому судом было поручено проведение экспертизы, скорее, являются исключением из правил, нежели правилом. Он добавил: «Проведение экспертизы – это отлаженный механизм, но в любом механизме иногда случаются сбои. В данном деле Верховный Суд вполне обоснованно указал на то, что расходы на оплату экспертизы, проведенной экспертным учреждением с нарушением закона, не могут быть возложены на лиц, участвующих в деле». Эксперт заключил, что данное определение является хорошим практическим примером и, безусловно, может быть использовано в дальнейшей работе.

Директор ООО «Рязанский научно-исследовательский центр судебной экспертизы» Павел Милюхин пояснил, что, действительно, в силу ч. 1 ст. 84 ГПК РФ, как указывает ВС РФ, экспертиза проводится экспертами судебно-экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений или иными экспертами, которым она поручена судом. Однако данная норма была ориентирована на государственные судебно-экспертные учреждения, а под иными экспертами подразумевались лица, которые обладают специальными знаниями в определенной области науки, техники, искусства или ремесла и привлекались судом в редких случаях.

Павел Милюхин разъяснил, что при назначении судебной экспертизы в государственное судебно-экспертное учреждение в рамках ГПК суд исходит из того, что в нем имеются аттестованные эксперты по определенной специальности, и поэтому указывает в своем определении только наименование учреждения, в отличие от арбитражного суда, который указывает и конкретных экспертов.

«При поручении экспертному учреждению проведения экспертизы, независимо от его правового статуса (государственное или негосударственное), суд в своем определении не должен был указывать фамилии экспертов», – пояснил эксперт. Он добавил, что это необходимо делать только при назначении экспертизы эксперту, который осуществляет свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, либо сведущему лицу в узкой области.

Павел Милюхин считает, что руководитель бюро допустил лишь организационную ошибку и не уведомил суд о замене экспертов с указанием причины и представления соответствующих документов, что и послужило основанием для принятия апелляционной инстанцией решения о признании заключения эксперта недопустимым доказательством, а ВС РФ – об отмене решения апелляционной инстанции в части вопроса оплаты экспертизы.

Суд не может обязать участника дела заплатить за расходы на проведение экспертизы, если она состоялась по инициативе суда. В таких случаях процедуру следует оплачивать за счёт средств федерального бюджета. К таким выводам пришёл Верховный суд в деле № 18-КГ20-26-К4.

Практика Кассация отказалась считать экспертизу по другому делу вновь открывшимися обстоятельствами

Октябрьский районный суд Новороссийска в июле прошлого года взыскал с истца 36 000 руб. (№ 2-432/2017) в пользу ООО «Независимая экспертная компания». Судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда и затем Четвёртый кассационный суд оставили это решение без изменений.

Суд должен был учесть, по чьей инициативе проведена экспертиза и в чью пользу состоялось решение суда, говорят в ВС. На основании этих факторов нижестоящим инстанциям предстояло решить, кто будет платить за процедуру.

По мнению ВС, из содержания решения первой инстанции, которое было принято ещё в мае 2017 года, не следует, что при разрешении спора суд установил факты нарушения или оспаривания прав истцов ответчиком. Поэтому неправильно утверждать, что оно было сделано в пользу истцов. Первая и апелляционная инстанции сделали свои выводы с нарушением процессуальных норм: не установили и не оценили обстоятельства, которые имели значение для решения вопроса о возмещении расходов на проведение экспертизы.

В итоге Верховный суд отменил решение нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

  • Право.ru
  • Верховный суд РФ

Следствие может заказывать судебную экспертизу бесплатно, а подозреваемым придется потратиться

в»–31 (1070) 28.07—03.08.2012 Кирилл Казак, адвокат, партнер ЮК «КПД Консалтинг»

В Правительстве уже подготовили постановление, согласно которому судебную экспертизу смогут заказать не только следователь, прокурор и суд, но и сторона защиты или потерпевший. Правда, последним за услугу придется платить. Такая позиция чиновников может существенно ограничить права граждан, ведь деньги есть не у всех.

Под влиянием кодекса

Министерство юстиции 12.07.2012 разместило на своем сайте уведомление об обнародовании проекта постановления КМ, которым вносятся изменения в перечень платных услуг, предоставляемых учреждениями судебных экспертиз.

Суть изменений сводится к следующему:

— расширение перечня соответствующих платных услуг на один пункт: «проведение судебных экспертиз, обследований и исследований в уголовном производстве по заказу подозреваемого, обвиняемого, осужденного, оправданного, их защитников, законного представителя, потерпевшего, его представителя»;

— дополнение перечня услуг, которые предоставляются физическим и юридическим лицам по их заказу, таким видом, как «консультации по вопросам, требующим специальных знаний».

Если оценивать предложенные изменения в целом, то это — естественная последовательность работы законодателя. С принятием нового Уголовного процессуального кодекса (который вступит в силу в ноябре этого года) следствие и суд лишаются монополии на право назначать экспертизу. Согласно действующему УПК сделать это и получить заключение эксперта, который был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и за отказ от дачи заключения, могут только следователь, прокурор и суд. Сторона защиты лишена этого права. Новый кодекс изменит ситуацию, уравняв в правах стороны обвинения и защиты и позволив последней получать заключение эксперта, имеющее такую же юридическую силу и доказательное значение, как заключение, полученное по заказу суда, следователя, прокурора.

Финансовые ограничения

Единственное отличие: за экспертизу, заказанную защитой, платит сама сторона защиты, а экспертиза, назначенная стороной обвинения, проводится за счет бюджетных средств.

И здесь уже усматривается элемент дискриминации, нарушение стст.21, 24 Конституции, согласно которым все люди равны в своих правах и не может быть привилегий или ограничений по признакам имущественного положения. Проведение экспертизы по заказу стороны защиты ведет к дискриминации по признаку имущественного положения, поскольку в случае отсутствия у подозреваемого, обвиняемого или подсудимого средств, необходимых для оплаты экспертизы, он не сможет ее заказать.

А сторона обвинения может позволить себе заказать экспертизу, поскольку оплата проводится за счет государственного бюджета, в котором всегда закладываются деньги на подобные цели. По большому счету экспертные учреждения Минюста (на которые и будет распространяться действие предложенного проекта постановления) входят в структуру этого ведомства, то есть финансируются за счет бюджета. Соответственно, отказать в проведении экспертизы по заказу стороны обвинения просто не могут, ведь это одна система — государство. А вот стороне защиты могут отказать по причине неоплаты экспертизы, и это несмотря на то, что экспертные учреждения содержатся за счет бюджета, т.е. за счет налогоплательщиков, за наш счет. Подозреваемый, обвиняемый, будучи налогоплательщиком, по сути, содержит эти учреждения, а они не проводят экспертизу по его заказу без дополнительной оплаты.

Отсутствие средств ограничивает право гражданина на защиту и может привести к негативным последствиям, вплоть до осуждения невиновного. Не секрет, что некоторые экспертизы являются дорогостоящими, их проведение оценивается в тысячи и десятки тысяч гривен. Иногда проведение такой экспертизы прямо влияет на то, признают или не признают человека виновным, поскольку она позволяет получить практически неопровержимые, объективные доказательства. Соответственно, отсутствие средств на проведение экспертизы и, как следствие, ее непроведение могут привести к тому, что человек не в состоянии будет доказать свою непричастность и осудят невиновного.

В этой части законодателю для устранения дискриминации следует выбрать компромиссный вариант — обеспечить равенство сторон обвинения и защиты, прописав, что они обе имеют право назначать экспертизы, которые проводятся за счет госбюджета. С целью компенсации затрат государства можно предусмотреть последующее взыскание стоимости экспертиз с осужденного в случае вынесения обвинительного приговора. При оправдании лица эти расходы ложатся на государственную казну или на потерпевшего (если будет доказано, что имело место заведомо неправдивое сообщение о совершении преступления).

Проблемы метода

Другой проблемой, возникающей в связи с предложенным проектом постановления, является проблема оценки стоимости консультаций по вопросам, требующим специальных знаний. С одной стороны, вроде бы все ясно: стоимость консультации равна количеству потраченного на нее времени, помноженному на стоимость единицы времени (одного часа работы эксперта), с другой — это действует только в части экспертиз, которые проводятся по разработанным и утвержденным методикам, где четко регламентировано время проведения экспертиз в виде определенного диапазона. Также стоимость проведения сложных и особо сложных экспертиз устанавливается в зависимости от трудоемкости экспертизы с определенными коэффициентами, необходимость применения которых определятся индивидуально в каждом конкретном случае.

В отличие от экспертиз, утвержденных методик проведения консультаций нет, и вряд ли они когда-либо будут в исчерпывающем перечне случаев. Это обусловлено разнообразием ситуаций, по которым даются консультации, и невозможностью формирования исчерпывающего перечня вопросов для консультаций.

Некоторые консультации, помимо непосредственного общения с заказчиком и разъяснения ему тех или иных моментов, требуют от эксперта дополнительных временных затрат: на изучение материалов, документов, образцов и т.п. В этом случае опять возникает вопрос об адекватности оценки консультации и правильности отражения затраченного на нее времени. Контролировать каждого эксперта в этой части просто физически невозможно, поскольку для этого потребуется как минимум один наблюдатель. К тому же этот наблюдатель должен быть компетентен настолько, чтобы самостоятельно определить, занимается эксперт подготовкой именно к этой консультации или же другими, не связанными с ней, делами.

Единственным наиболее приближенным к реальности выходом из этой ситуации будет разработка и утверждение примерных методик дачи консультаций, формирование приблизительных перечней вопросов для консультаций и оценок временных затрат на них. Вместе с тем нельзя не признать, что невозможно учесть все случаи, когда может потребоваться консультация. Для урегулирования этого вопроса следует предусмотреть возможность расширения перечня вопросов для консультаций самим экспертом по согласованию с руководителем соответствующего структурного подразделения экспертного учреждения или же его руководителем. Такой механизм позволит снизить риск формирования коррупционных схем дачи консультации или заключения, не соответствующего фактическим обстоятельствам дела, в интересах одной из сторон процесса.

Подводя итоги, следует отметить: рассмотренный проект постановления, несмотря на кажущуюся краткость и простоту, как и новый УПК, влечет за собой необходимость принятия целого ряда подзаконных нормативных актов, детально регулирующих отдельные, узкие вопросы уголовного судопроизводства. Часть этих документов можно разработать и принять до вступления в силу нового УПК. Однако осознание необходимости изменения данных подзаконных актов, а порой и принятия новых придет только в процессе правоприменительной деятельности, использования на практике нового УПК и связанных с ним нормативных актов.

Весь номер в формате PDF

Возмещение расходов, связанных с проведением экспертизы, участием в судебном заседании эксперта и специалиста, должны осуществляться в соответствии со ст. 94, 95, 96 ГПК.

Суммы, подлежащие выплате экспертам и специалистам, отнесены к категории издержек, связанных с рассмотрением дела (ст. 94 ГПК).

Эксперты и специалисты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу только в тех случаях, если эта работа не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения (ч. 3 ст. 95 ГПК).

Иными словами, эксперты государственных судебно-экспертных учреждений Российской Федерации вознаграждение за производство судебных экспертиз и участие в качестве специалиста вознаграждений не получают. Оплачивается работа частных экспертов (специалистов) и экспертов негосударственных экспертных учреждений.

Если инициатором вызова эксперта (назначения экспертизы), специалиста является суд то деньги выплачиваются за счет Федерального бюджета; если мировой судья то из бюджета Субъекта Федерации (ч. 2 ст. 96 ГПК).

Суд, а также мировой судья могут освободить гражданина, с учетом его имущественного положения, от уплаты расходов в связи с участием в деле эксперта, специалиста, а также уменьшить размер расходов. В этом случае расходы возмещаются за счет средств соответствующего бюджета (ч. 3 ст. 96 ГПК).

Практически экспертные организации предъявляют в письменной форме счет, где должно быть обосновано время, затраченное на проведение работы (экспертизы), и часовые расценки этого времени.

admin