Кто оплачивает экспертизу?

Поправками в ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ внесены значительные изменения порядка оплаты судебной экспертизы. В целом можно сказать, что порядок её оплаты приближается к модели, описанной в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, то есть назначение экспертизы — внесение денежных средств на расчётный счёт — перечисление экспертам вознаграждения — проведение экспертизы. Но в модели, принятой в судебной практике судов общей юрисдикции, сохраняется старый порядок — экспертиза оплачивается сторонами самостоятельно. На форуме экспертов нас упрекнули в неточности в этом моменте, действительно, такой порядок не соответствует действующему ГПК РФ, потому что схема действий в принципе должна быть такой же, как и в АПК РФ. Но на практике даже депозитных счетов у судов не существует, во всяком случае, судьи об их существовании ничего не знают.

В одном из дел нам пришлось столкнуться с такой ситуацией.

Общество обратилось с иском об определении порядка пользования зданием. Поскольку среди многочисленных сособственников здания были физические лица, дело оказалось подведомственным суду общей юрисдикции. В соответствии с правилами о подсудности дело попало к мировому судье. Пройдя все инстанции, дело вернулось из надзора с указанием провести экспертизу, в первую инстанцию.

Мировой судья назначил экспертизу, поручив её проведение обществу с ограниченой ответственностью «Центр судебных экспертиз». Указанная организация, получив определение суда и материалы дела, выставила счёт на сумму около 180000 рублей, который Общество оплатило своевременно и полностью.

Эксперт указанной организации явился для обследования здания, и увидел, что оно состоит из нескольких этажей производственных корпусов. После этого он заявил, что стоимость экспертных работ должна быть значительно выше. Общество с ограниченной ответственностью «Центр судебных экспертиз» выставило счёт на 1600000 рублей, то есть почти в 10 раз выше того, что было оплачено ранее. Для Общества при такой сумме ставился под вопрос целесообразность самого процесса, поэтому оно новый счёт оплачивать не стало. Экспертная организация вернула материалы обратно, указав в сопроводительном письме, что материалы возвращаются в связи с неоплатой со стороны Общества.

Описанная ситуация ставит перед нами сразу несколько вопросов.

  1. Как квалифицировать отношения, складывающиеся между стороной, на которую возложена оплата экспертизы, и экспертной организацией?

  2. Как квалифицировать отношения между экспертной организацией и судом?

  3. Вправе ли экспертная организация изменять стоимость экспертизы в процессе её проведения?

  4. Можно ли обязать экспертную организацию к проведению экспертизы?

  5. Можно ли сменить экспертную организацию после вынесения определения о назначении экспертизы?

  6. В каком порядке следует возвращать стороне уплаченные за экспертизу деньги, если экспертиза не проведена?

  7. Как квалифицировать отказ в проведении экспертизы после несогласия стороны с новой стоимостью экспертизы?

Проще всего ответить на последний вопрос. В соответствии с новой редакцией п. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ эксперт не вправе отказаться от проведения экспертизы ввиду её неоплаты. Он должен провести экспертизу, а суд будет решать вопрос о распределении расходов между сторонами. Понятно, что такая схема неудобна для экспертов, на которых в соответствии с ней возлагается риск невозврата стоимости экспертизы, но с другой стороны, такая схема является разумным балансом, так как высокая стоимость экспертизы может быть значительным препятствием на пути защиты своих прав гражданином. Правда, то, что это препятствие устраняется за счёт совершенно посторонних коммерческих организаций, а не за счёт государства, не вполне логично.

За такого рода отказ на руководителя экспертного учреждения накладывается штраф до 5000 рублей (п. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ). Но каким образом заставить его проводить экспертизу?

Для этого-то требуется сперва квалифицировать те отношения, которые складываются между экспертами, судом и сторонами.

Во-первых, необходимо разобраться с тем, какого рода отношения возникают между участниками экспертного процесса — гражданско-правовые или процессуальные? Как известно, в рамках гражданского процесса возможны особые гражданско-правовые отношения, например, мировые соглашения, которые, по нашему мнению, следует квалифицировать в качестве гражданско-правовых сделок. Не следует ли тем же образом квалифицировать и отношения «эксперт-сторона» или «эксперт-суд»?

Действительно, речь идёт о возмездном оказании некоторой услуги, причём оказывает её, как правило, коммерческая организация, самостоятельно определяющая стоимость своих услуг, а другая сторона — участник процесса, при определённых обстоятельствах — федеральный бюджет, обязана оплатить оказанную услугу. Тем не менее, эти отношения нельзя квалифицировать в рамках главы 39 Гражданского процессуального кодексаРФ (возмездное оказание услуг) и вот почему. Как установлено п. 1 ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РФ, гражданское законодательство регулирует отношения, возникающие на основе равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности сторон. Хотя в определённых случаях автономия воли может быть ограничена (например, в случае обязательного заключения договора), в целом это ещё не лишает стороны самостоятельности. В случае же с отношениями «суд — эксперт» вторая сторона полностью лишена какой-либо самостоятельности, она лишь вправе претендовать на вознаграждение, все остальные права связаны только с процессуальными вопросами проведения экспертизы. Можно было бы предположить, что отношения между стороной (плательщиком) и экспертом регулируются положениями об обязательном заключении договора, иными словами, после принятия определения суда, на эксперта возлагается обязанность заключить договор. Но такая трактовка не подходит по следующим причинам. Ст. 445 Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующая заключение договора в обязательном порядке, предусматривает, во-первых, обязательность его заключения только для одной из сторон, а не для обеих, во-вторых, процедура, предусмотренная этой статьёй, никак не укладывается в рамки взаимоотношений «сторона-эксперт». Действительно, участник процесса сам не становится обязанным лицом перед экспертом, на него эта обязанность возлагается судом, и самостоятельного права требования к нему у эксперта не возникает. Нет здесь и никакой преддоговорной процедуры (оферты, акцепта), поскольку материалы дела и определение о назначении экспертизы уже у эксперта. Наконец, самое главное, — между участником процесса и экспертом нет и не может быть никакого договора. Несмотря на то, что в своё время многие экспертные учреждения настаивали на заключении договора с участниками процесса, на самом деле эти отношения не являются договорными, поскольку они не устанавливают никаких прав и обязанностей сторон. Все права и обязанности сторон устанавливаются законом и определением суда, любое отклонение от них будет либо процессуальным нарушением, либо бессмысленным действием с точки зрения права.

Итак, складывающиеся отношения ни между судом и экспертом, ни между стороной и экспертом, никак нельзя признать гражданско-правовыми, они являются сугубо процессуальными, то есть публичными, а не частными. Отсюда вытекает важный момент, касающийся определения стоимости экспертизы. В рамках публичного права стоимость услуги определить невозможно. Так же, как и размер пошлины за обращение в суд, «стоимость» услуги — представляет собой либо заранее определённую, установленную в законе сумму, либо — возмещение необходимых расходов. Иными словами, не экспертное учреждение и не эксперт должен определять стоимость проведения экспертизы, а суд. Безусловно, эксперт вправе предлагать свою стоимость экспертизы, вправе выставлять счёт, рассчитывать на то, что его стоимость будет учтена. Но окончательное решение о стоимости экспертизы остаётся за судом, и в новой редакции п. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса РФ (от 28.06.2009) имеется прямое указание на это. В нём указано: «В случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы эксперт или судебно-экспертное учреждение обязаны провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в суд с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы, для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной».

Из текста этого абзаца видно, что экспертное учреждение не направляет в суд счёт или справку о стоимости экспертизы, но «документы, подтверждающие расходы на проведение экспертизы». Что может входить в эти «расходы»? Затраты на материальные ресурсы, затраты на заработную плату, прочие расходы, — всё, что угодно, но самое главное, среди них нет ни слова о прибыли экспертного учреждения. Тем самым закон ориентирует нас на то, что судебно-экспертная деятельность не должна быть коммерческой. Кроме того, с учётом того, что в суд направляются «документы, подтверждающие расходы», следует предполагать, что эти документы должны быть оценены судом на предмет, действительно ли они подтверждают расходы или нет. Иными словами, суд вправе принять во внимание не все «подтверждающие документы», а часть расходов признать неподтверждёнными.

Из вышеприведённого рассуждения можно сделать вывод относительно оставшихся вопросов. Экспертное учреждение вправе предлагать суду рассмотреть вопрос о компенсации дополнительных расходов за проведение экспертизы, но вопрос об удовлетворении этой просьбы лежит в пределах компетенции суда. Экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения экспертизы за исключением случаев, прямо перечисленных в законодательстве. Другой вопрос, что принудить к исполнению определения суда возможно только единственным путём — путём наложения штрафа на руководителя экспертного учреждения в размере до 5000 рублей. Впрочем, этот штраф можно накладывать неоднократно, а помимо этого можно ставить вопрос перед следственными органами о возбуждении уголовного дела по статье 315 Уголовного кодекса РФ (злостное неисполнение приговора или решения суда, иного судебного акта служащим коммерческой или иной организации). Для возбуждения дела по этой статье необходимо подтвердить факт назначения экспертизы, неоднократного неисполнения определения о её назначении, что в совокупности свидетельствует о «злостности» неисполнения этого определения руководителем экспертного учреждения. Как указывают комментаторы Уголовного кодекса РФ «Под злостным неисполнением судебного акта понимается отказ лица исполнить судебное решение, несмотря на повторное предписание суда».

В то же время суд вправе в любой момент принять решение о замене экспертного учреждения. Эта замена осуществляется до проведения экспертизы не в рамках назначения повторной или дополнительной экспертизы, так как, в соответствии со ст. 87 Гражданского процессуального кодекса РФ и дополнительная, и повторная экспертизы назначаются только при наличии ранее данного заключения эксперта. Замена экспертного учреждения осуществляется путём принятия нового определения о назначении экспертизы.

Остаётся ещё вопрос о порядке возвращения денежных средств, перечисленных стороной за экспертизу, которая так и не была проведена. Полагаем, что эти деньги, как приобретённые без достаточных правовых оснований, представляют собой неосновательное обогащение, которое может быть взыскано в гражданско-правовом порядке на основании ст. 1102 Гражданского кодекса РФ.

См. нашу статью.

Кто и как должен платить за экспертизу?

При рассмотрении гражданского дела в суде для установления всех юридически значимых обстоятельств может потребоваться судебная экспертиза. Инициировать ее могут стороны гражданского процесса в силу принципа состязательности. Оплачивать процедуру обязан тот, кто подал ходатайство о ее проведении (ч. 1 ст. 96 Гражданского процессуального кодекса РФ). При этом неважно, о какой форме собственности судебно-экспертных учреждений идет речь: и в негосударственных, и в государственных учреждениях экспертиза по гражданскому делу осуществляется на возмездной основе.

Необходимо уточнить, что федеральные бюджетные судебно-экспертные учреждения Минюста России финансируются из федерального бюджета посредством субсидий. Однако экспертизы в гражданских делах проводятся на возмездной основе согласно ст. 37 Федерального закона № 73-ФЗ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Исключение – когда их назначает сам суд (ч. 2 ст. 96 ГПК РФ), в этом случае расходы также несет федеральный бюджет, но в пределах установленного государственного задания.

Согласно ч. 1 ст. 96 ГПК РФ, суммы, подлежащие выплате экспертам, инициатор процедуры должен предварительно внести на счет, открытый в порядке, установленном бюджетным законодательством Российской Федерации суду, управлению (отделу) Судебного департамента в субъекте Российской Федерации, а также органу, осуществляющему организационное обеспечение деятельности мировых судей. Если указанная просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся ими в равных частях. По сути, положения закона не предусматривают правовых коллизий, но на деле оплата экспертизы становится камнем преткновения для всех участников судебного процесса.

Почему не платят экспертным учреждениям?

Применение положений статей ГПК, регулирующих вопросы оплаты экспертизы, обусловлено сложившейся годами судебной правоприменительной практикой.

Ст. 96 ГПК РФ о предварительной оплате экспертизы действует с момента принятия гражданско-процессуального кодекса, с 2003 года. Однако соответствующие депозитные счета, функционирование которых регламентируется бюджетным законодательством, длительное время не были открыты (регламент по работе с лицевыми (депозитными) счетами для учета операций со средствами, поступающими во временное распоряжение, был утвержден приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации № 345 лишь 05.11.2015 года.)

На период отсутствия депозитных счетов судебная практика сформировала оптимальный порядок действий при назначении экспертизы в гражданском процессе: вынесение определения – оплата экспертизы непосредственно на счет экспертного учреждения – выполнение экспертизы.

Однако изменения, внесенные в ч. 2 ст. 85 ГПК РФ Федеральным законом от 28.06.2009 г. N 124-ФЗ, установили, что судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от порученной экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. В случае отказа стороны от предварительной оплаты судебно-экспертное учреждение обязано провести назначенную судом экспертизу и вместе с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение в суд для решения судом вопроса о возмещении этих расходов соответствующей стороной с учетом положений ч. 1 ст. 96 и ст. 98 ГПК РФ.

С этого момента недобросовестные стороны судебного процесса стали пользоваться положениями данной статьи для уклонения от возложенных законом обязанностей по оплате экспертизы.

Судьи, несмотря на функционирование депозитных счетов, по-прежнему выносят определения о назначении экспертизы, не устанавливая порядок оплаты согласно ч. 1 ст. 96 и зачастую не согласовывают с судебно-экспертными учреждениями стоимость экспертизы, не говоря уже о признании судебных издержек необходимыми как требует того положения указанной статьи. Присутствуют случаи вынесения решения по делу без урегулирования вопроса о возмещении расходов соответствующей стороной в порядке части 1 ст. 96 и 98 ГПК РФ даже в случае наличия в материалах дела заявления судебно-экспертного учреждения о возмещении расходов на экспертизу.

Данные обстоятельства привели к тому, что задолженность за выполненные и неоплаченные экспертизы достигла значительных размеров как в государственных, так и в частных экспертных организациях.

По состоянию на начало 2019 года общий размер дебиторской задолженности судебно-экспертных учреждений Минюста России по гражданским делам составил более 270 млн. руб. В период с 2010 по 2015 год дебиторская задолженность ФБУ Северо-Западный РЦСЭ Минюста России достигла объема более 6 млн. руб.

Ситуация усугубляется тем, что принудительное взыскание судебных расходов по исполнительным листам, выданным на основании решения суда, не гарантирует экспертному учреждению взыскание денежных средств. На практике взыскиваемость по исполнительным производствам через Федеральную службу судебных приставов составляет не более 40%. Основные причины завершения исполнительного производства без взыскания — невозможность установления должника или его имущества, признание должника банкротом. В результате дебиторская задолженность становится нереальной к взысканию и списывается.

Примеры из экспертной практики:

  • Определением Псковского городского суда от 15 марта 2018 г. была назначена экспертиза, которая выполнена в апреле 2018 года. Решение по делу вынесено в июне 2018 г., не обжаловалось, исполнительный лист поступил в судебно-экспертное учреждение в июле 2018 года. В ходе исполнительного производства задолженность была полностью взыскана 12 апреля 2019 года. Таким образом, период взыскания задолженности по данной экспертизе составил один год.
  • Не менее распространенная ситуация у Выборгского районного суда Санкт-Петербурга, где судебная экспертиза была выполнена в сентябре 2017 года. Решение по делу вынесено в октябре 2017 года, которое обжаловалось до апреля 2018 года. Исполнительный лист был выдан после многократных заявлений экспертного учреждения только в марте 2019 года. В результате с марта 2019 года по настоящее время поступило 552 рубля 66 копеек. Сумма долга 144081 руб.

Общая сумма взысканных денежных средств по исполнительным листам в пользу ФБУ Северо-Западный РЦСЭ за 2018 г. составляет около 700 000 руб. (за первое полугодие 2019 года – 255 000 руб.), что составляет около 15% общей дебиторской задолженности судебно-экспертного учреждения. В 2019 году по 14 исполнительным документам взыскано около 86 000 рублей из 270 000 рублей. Только 7 исполнительных листов (50%) оплачены полностью.

Нельзя забывать и о том, что, учитывая положения Налогового кодекса РФ (ст. 146, ст. 167), оплата 20% НДС производится экспертным учреждением по факту выполнения экспертизы. Поэтому в случае выполнения экспертизы и выставления соответствующего счета, перечисление налоговых платежей все равно должно быть произведено не зависимо поступили ли денежные средства за данную экспертизу. В случае отсутствия оплаты налоговый платеж производится за счет федерального бюджетного судебно-экспертного учреждения, в то время как эти средства должны быть направлены на его развитие: новое оборудование, улучшение технической базы и премии сотрудникам.

Экспертная работа – это трудовая деятельность, и, как всякий труд, гарантируется соответствующим вознаграждением в соответствии с частью 3 ст. 37 Конституции Российской Федерации. Если учесть, что экспертиза по гражданским делам не входит в перечень оказываемых федеральным бюджетным учреждением услуг, то в случае выполнения этой работы без возмещения расходов на нее, трудовая деятельность эксперта, по сути, остается без оплаты.

Подобные упущения в судебной практике приводят к тому, что судебно-экспертные учреждения вынуждены самостоятельно проводить работу по взысканию денежных средств: обращаться в суд за возмещением расходов на экспертизу, отслеживать движение каждого гражданского дела и контролировать выполнение судебного решения о распределении судебных издержек. На эти трудоемкие процедуры, отвлекающие экспертный состав на непрофильную работу, требуется привлечение дополнительных трудовых и финансовых ресурсов.

Как изменить ситуацию?

Очевидно, что решить проблему возмещения расходов на производство экспертизы по гражданским делам возможно только посредством внесения изменений в соответствующее процессуальное законодательство, аналогичных арбитражному процессуальному законодательству и административному судопроизводству (АПК РФ и КАС РФ). Очевидно, что данные новации требуют значительных временных ресурсов.

На настоящем этапе соблюдение прав всех участников судебного процесса без ущемления прав эксперта и экспертного учреждения возможно только при неукоснительном соблюдении положений части 1 ст. 96 ГПК РФ, касающихся предварительного внесения денежных средств.

Допустимым также является предварительное внесение заказчиками средств за проводимые экспертизы непосредственно на счета судебно-экспертных учреждений. Данная практика сформирована уже длительное время на основе рекомендаций Главного финансово-экономического управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации (письмо Главного финансово-экономического управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 07 октября 2009 г. № СД 3/952).

С 2015 года проблемы неоплаты экспертиз находятся на контроле Минюста России. Через территориальные органы проводятся регулярные совместные заседания рабочих групп с участием представителей судебно-экспертных учреждений, территориальных управлений ФССП России и судейского сообщества с целью сокращения дебиторской задолженности экспертных учреждений Минюста (письмо Минюста России от 27 ноября 2015 г. № 12/137792-ЮЛ).

По мнению экспертного сообщества основное звено в решении вопроса — поддержка со стороны судейского корпуса. Определение порядка оплаты экспертизы до её выполнения и соответствующий контроль со стороны суда является средством обеспечения обязательств, взятых на себя стороной судопроизводства при собирании доказательств по делу в виде судебной экспертизы.

Исходя из экспертной практики именно данная обеспечительная мера позволяет дисциплинировать недобросовестных участников гражданского процесса, изменить отношение как к вопросам оплаты экспертизы, так и к самому процессу ее проведения, в том числе целесообразности.

В завершение статьи хотелось бы задаться вопросами и выяснить мнение по данной проблематике и ее последствиях других участников процесса судопроизводства. Во-первых, судейского корпуса. Сможете ли вы выносить справедливые и обоснованные решения без помощи экспертов? Насколько сложно изменить наработанную практику и при назначении экспертизы выносить вместо одного два определения: о назначении экспертизы и о перечислении денежных средств с депозита?

Экспертному сообществу не менее интересна и позиция адвокатов и сторон по делу. Допустима ли ситуация, когда сторона обращается в суд для восстановления нарушенных прав, и часто с подачи «подкованного» адвоката отказывается (уклоняется) от оплаты экспертизы, тем самым ущемляя права эксперта?

И последний вопрос к законодателям. Что быстрее произойдет, изменение законодательства или полная стагнация института судебной экспертизы в гражданском процессе?

В одном из недавних дел Верховный суд вновь рассматривал спор о том, кто должен оплачивать судебную экспертизу — истец, ответчик или суд?

Суть дела:

Несколько граждан обратились в суд с иском к администрации города об исправлении реестровой ошибки. Для решения вопроса районный суд назначил судебную строительно-техническую экспертизу. Провести экспертизу было поручено негосударственному экспертному учреждению ООО «НЭК» (далее-экспертное учреждение). Экспертиза была выполнена в срок.
По итогам рассмотрения иска суд вынес решение в пользу истцов.

Поскольку услуги экспертного учреждения не были оплачены, оно обратилось в суд.

Что решили суды:

Районный суд, а затем апелляционная и кассационная инстанции обязали истцов оплатить экспертные услуги. Суды объяснили это тем, что исковые требования не связаны с незаконными действиями ответчика (администрации).

Граждане, не согласившись с таким решением, направили иск в Верховный суд.

Что решил ВС:

Верховный суд отменил решения судов. Судебная коллегия напомнила, что если назначение экспертов, привлечение специалистов, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, то расходы возмещаются за счет федерального бюджета (ч.2 ст. 96 ГПК РФ). Таким образом, если экспертиза назначена судом, а не по ходатайству сторон, то суд не вправе возлагать на стороны обязанность по возмещению расходов на экспертизу. Данные издержки должны быть оплачены за счет федерального бюджета.

Суду, при рассмотрении заявления экспертного учреждения о взыскании расходов на проведение экспертизы, необходимо было учесть:

  • кто был инициатором проведения экспертизы;
  • в пользу какой из сторон вынес решение суд;
  • «и на кого в этом случае с учётом положений части 2 статьи 96 и части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежало возложить обязанность по её оплате».

Поскольку в данном деле экспертиза была назначена по инициативе суда, истцы не ходатайствовали о ее назначении, решение суд вынес в пользу истцов, то все это исключало возможность взыскать с них какие-либо судебные расходы, в том числе и расходы на экспертизу.

Верховный суд отменил решения судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Источник: определение ВС от 14 июля 2020 года №18-КГ20-26-К4

По теме:

Экспертное учреждение имеет право на возмещение расходов за проведенную экспертизу

Выплата вознаграждения эксперту не может зависеть от того, принял ли суд в качестве доказательства по делу его заключение

admin