Кто будет президентом

В ближайшее время российский президент Владимир Путин примет дистанционное участие в Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке. События в Белоруссии и возможное отравление одного из лидеров оппозиции Алексея Навального вновь заставили политические круги Запада говорить о влиянии России. О том, как видит мир российский лидер, рассказала Finam.ru профессор Джорджтаунского университета Анжела Стент, в прошлом сотрудник Госдепартамента и Национального совета по разведке. Ее книга «Мир Путина: Россия и ее лидер глазами Запада» (Putin’s World: Russia Against the West and with the Rest) недавно опубликована на русском языке издательством «Интеллектуальная литература» (Группа «Альпина»).

— В вашей книге вы не только обрисовали, как Владимир Путин видит мир, но и дали определение «путинизму» как своего рода политической идеологии. Но что произойдет с этой системой, когда рано или поздно президентом России станет новый человек?

— Владимир Путин создал политическую систему, которая воплощает в себе многие элементы исторической преемственности как с царской, так и с советской Россией. Но она также отражает его уникальный вклад в постсоветскую Россию. Это в высшей степени персоналистская система, в которой институты менее важны, чем личные связи между представителями политической элиты. Как только Путин уйдет из Кремля, многие элементы этой системы останутся на своем месте. Но новый лидер, у которого другие приоритеты, может перестроить способ управления Россией. Например, в путинской системе доминируют чиновники, выходцы из разведывательного сообщества. В случае если ситуация будет другой, система может стать более разнообразной.

— В книге вы уделили немало внимания Китаю, который в последние годы очень сблизился с Россией. США при Трампе активно помогают сближению России и Китая. Может ли ситуация измениться при демократах?

— Это не только администрация Трампа, а также Конгресс США. Вместе они, безусловно, проводили политику, которая способствовала сближению России и Китая. Множество карательных санкций против России без четкого пути к их отмене, а также продолжающаяся торговая война США с Китаем укрепили китайско-российское партнерство. В настоящее время две страны впервые используют американский доллар менее чем в 50% своих экономических расчётов.

Администрация Байдена проведет анализ санкционнного режима против России, чтобы понять, чего они достигли, и, возможно, захочет пересмотреть их. Он не откажется от всех санкций, но может их модифицировать. Это станет частью более широкого переосмысления политики США в отношении России, которой, как говорят в лагере Байдена, он привержен. Ход выборов также повлияет на то, как администрация Байдена подойдет к отношениям с Россией.

— Вы сказали, что самое лучшее в отношениях с Россией — это реалистичный подход. Увидим ли мы его в случае победы Трампа?

— Если Дональд Трамп переизберется, он попытается осуществить сближение с Россией, которое он обещал продолжить в 2016 году, но не смог этого сделать, потому что Россия превратилась в токсичный субъект для внутренней американской политики. Он уже сказал, что хотел бы пригласить Россию на встречу G7 в США, и продолжает похвалы в адрес президента Путина. Во время второго срока у него было бы меньше ограничений для проведения своей политики в отношении России. Но пока действуют санкции, инициированные Конгрессом, его пространство для маневра и желание создать гораздо более прочные экономические отношения будут ограничены.

— Многие в России считают, что даже очень демократический лидер страны быстро станет антизападным, поскольку на Россию всегда будет оказываться давление. Вы согласны с этим?

— На протяжении большей части истории России отношения с Западом колебались от более длительных периодов враждебности до более коротких периодов сотрудничества. Взаимные подозрения существовали с обеих сторон. Демократический российский лидер по-прежнему будет преследовать национальные интересы России, а они не всегда будут совпадать с интересами Запада. Но у демократического лидера может быть менее антагонистический взгляд на Запад, чем у нынешнего Кремля. А Запад, в свою очередь, мог бы менее подозрительно относиться к России.

— Вы хорошо знаете Россию. Видите ли вы, что можно найти баланс между сохранением России как исторической державы и современным демократическим государством?

— Два недавних российских лидера, которые стали модернизировать Россию и создавать более плюралистическое государство, — Михаил Горбачев и Борис Ельцин — не смогли достичь своих целей в основном по экономическим причинам. Оба они пострадали от обвала цен на нефть, российская экономика была слабой, и это лишило их легитимности в глазах многих россиян. Владимиру Путину посчастливилось стать лидером России, когда цены на нефть неуклонно росли в период с 2000 по 2008 год, а эффективная макроэкономическая политика смогла улучшить жизнь российских граждан и восстановить Россию как великую державу. Он добился этого, восстановив сильное государство, которое одновременно является авторитарным. Его дальнейший успех в значительной степени зависит от доходов от углеводородов.

Через тридцать лет, когда мир отойдет от углеводородов и все больше людей будут водить электромобили, российское государство столкнется с серьезными экономическими проблемами, если оно не модернизирует как свою экономику, так и свою политическую систему. Более того, цены на нефть то поднимаются, то падают. Конечно, российская экономика более диверсифицирована, чем экономика Ближнего Востока. В конце концов, Россия была крупнейшим экспортером пшеницы.

Россия с современными институтами управления, которая экспортирует что-то другое, кроме нефти, газа и оружия, вполне могла бы остаться великой державой. Но для этого потребуется руководство, готовое взять на себя политический вызов радикальной модернизации, — то, что ни одно предыдущее российское правительство не желало последовательно проводить в жизнь или не имело возможности сделать.

— В книге вы говорите о русской идее и попытках ее найти. Если бы вы придумывали ее, как бы вы ее охарактеризовали в трех словах?

— Вернуть России величие.

— Ожидаете ли вы, что президент Путин покинет Кремль после 2024 года. Считаете ли вы, что поправки, позволяющие ему остаться на посту, скорее тактический ход?

— Никто не знает, что будет делать г-н Путин в 2024 году. Поправки к Конституции позволили ему положить конец всем маневрам по поводу преемственности, по крайней мере, на данный момент и отодвинуть их в сторону. Ему трудно начать растить преемника, потому что он не хочет тем самым подать сигнал об уходе и превратиться в «хромую утку». Я думаю, что вопрос о том, уйдет ли он в 2024 году, будет зависеть от внутренней и международной ситуации в России и от того, сможет ли он найти преемника, который продолжит его систему и гарантирует его положение. Но г-н Путин умеет удивлять людей.

— Я хотел бы спросить вас о последних событиях, связанных с попыткой отравления господина Навального. Как это может повлиять на отношения США и России?

— Пресс-секретарь Белого дома раскритиковал отравление г-на Навального, и Госдепартамент выразил обеспокоенность. Но президент Трамп не сказал ничего критического. Хотя некоторые американские СМИ осуждают это, и звучат призывы к введению дополнительных санкций, неясно, окажет ли отравление какое-либо конкретное влияние на американо-российские отношения. По крайней мере на сегодняшний день.

Сергей Нарышкин, Дмитрий Медведев или Павел Грудинин?

Несмотря на результаты голосования по поправкам к Конституции, принятие которых позволяет Владимиру Путину участвовать в президентских выборах в 2024 и 2030 годах, а также просьбы действующего президента не рыскать глазами, поиски преемника продолжаются.

На этой неделе глазами рыскал главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, который назвал главными кандидатами на роль преемника президента Путина директора Службы внешней разведки Сергея Нарышкина и экс-премьера Дмитрия Медведева.

Краткий экскурс по кандидатам для «СП» подготовил политолог Владимир Слатинов, который отмечает, скорее всего, преемником Путина в 2024 году станет Путин, но не исключает неожиданностей.

— Могут возникнуть некие обстоятельства, которые будут угрожать системе, как внешние, так и внутренние. Внутриэлитная борьба теоретически возможна, как и быстрая смена общественных настроений. Мы понимаем, что несмотря на триумфальную победу 1 июля, это результат чистых политтехнологических усилий. И никакого реального возрождения большинства, которое у Путина было еще в 2018 году, нет. Нельзя исключать, что при сохранении негативных социально-экономических трендов, нарастании общественного напряжения режим придется переформатировать до 2036 года. Такие режимы остаются довольно устойчивыми до появления каких-то неожиданных факторов, — отмечает эксперт.

Медведев

«СП»: — Мы с вами много говорили о Дмитрии Медведеве как о преемнике, но можно ли считать его основным?

— В нынешней политической системе, при всей ее трансформации и при всем усилении силовой составляющей, есть два крыла — силовое и либеральное. Ясно, что они не антогонистически противоречат друг другу. Насаждение Дмитрия Медведева в Совбезе нам это подтверждает. Дмитрий Анатольевич с репутацией либерала сидит в самом сердце силового ведомства и, насколько я понимаю, имеет отношение к взаимодействию с силовиками. Более того, неплохо ладит с Николаем Патрушевым и другими.

«СП»: — Какие достижения можно поставить в заслугу Дмитрию Медведеву?

— Дмитрий Медведев, при всех оговорках на системообразующие качества режима, претендует на большую открытость, большие гражданские и политические свободы, динамичный политический порядок. Медведеву, если сейчас вспомнить его правление, удалось реализовать системные меры по ограничению влияния силовиков на бизнес. Нынешние попытки это повторить с вернувшимся Путиным не дотягивают до медведевских. Через реформу полиции и целого ряда законодательных изменений ему удалось влияние силовиков на бизнес ограничить.

«СП»: — Очевидно, минусы у Дмитрия Анатольевича тоже есть…

— Если ситуация будет складываться таким образом, что для выживания системы потребуется осторожная либерализация, Дмитрий Анатольевич будет востребован. Кроме того, мы понимаем, что Медведев с точки зрения Владимира Путина проверен самым страшным искушением — президентской должностью. Но у Дмитрия Анатольевича есть большая проблема с популярностью — он самый непопулярный политик, у него самый большой антирейтинг, который больше, чем у лидеров думской оппозиции. Самое забавное, если смотреть на рейтинг ВЦИОМ, недоверие к Медведеву не снижается — уход Медведева в тень не роняет антирейтинг. Конечно, избрать его будет очень сложно, но, как мы увидели 1 июля, нерешаемых задач для технологов администрации президента нет. Однако сама попытка избрать президентом самого непопулярного политика в России это определенный риск для системы, если такой сценарий будет активирован.

Нарышкин

«СП»: — Если говорить о Сергее Нарышкине, как его можно охарактеризовать?

— Сергей Нарышкин, нельзя сказать, что человек новый, но не имеющий такого большого антирейтинга. Он вышел из публичной политики и не обладает компрометирующими сведениями, которые бы делали его непопулярным. Понятно, что он принадлежит правящему клану — это естественно, а кто еще может быть? В этом смысле фигура Нарышкина кажется перспективней. Нарышкин представляет крыло силовиков. Но сам по себе его образ не как у держиморды. Это такой российский силовик с человеческим лицом. Да, он произносит идеологические моменты, близкие к статьям Патрушева, но делает это мягче и без ожесточения.

«СП»: — Сергей Евгеньевич уже занимал публичные государственные посты. Как он себя проявил?

— На должности главы администрации президента и председателя Госдумы Нарышкин даже демонстрировал какую-то склонность к компромиссам, обладал мягким стилем. С одной стороны, понятно, что он представляет партию силовиков, с другой стороны, не имеет жесткого силового имиджа, а скорее человеческий и мягкий. Однако мы понимаем, что за ним стоит силовой клан и силовая партия. Она в последнее время все активнее играет первую скрипку во внутренней политике. Это большая проблема для Владимира Владимировича, потому что он все больше становится заложником и субъектом, на которого влияет силовая партия.

Если проект преемник все-таки будет запущен, то мощное влияние силовиков, по сравнению с либеральным крылом, и компромиссная, подходящая для выдвижения фигура Нарышкина делает его теоретически возможным преемником при реализации этого сценария.

Грудинин

«СП»: — При всех условностях выборного процесса в России остается вариант победы оппозиционного кандидата. На этой неделе своего возвращения в политику не исключил экс-кандидат в президенты Павел Грудинин. Есть ли у него шансы стать президентом?

— По мере того, как Грудинина выталкивают из бизнеса и фактически отбирают Совхоз имени Ленина, ему остается дорога либо на почетную пенсию, либо в политику. Феномен второго места и успешного выступления на президентских выборах, достаточно долго держит любого политика в числе тех, кого общество помнит. Такое было, например, с Прохоровым, который долго держался в различных рейтингах, пока не сошел на нет.

«СП»: — Имя Грудинина до сих пор представлено в открытом вопросе ВЦИОМ о доверии политикам, хотя после президентской кампании Павел Грудинин мало занимался политикой. С чем это связано?

— Грудинин держится в рейтингах, люди его помнят. В этом смысле это политик, имеющий определенную перспективу. Это человек, который имеет достаточно позитивный имидж. С одной стороны, он левый, с другой — достаточно успешен в хозяйственной деятельности. То есть крепкий хозяйственник левых взглядов, плюс, к этому присовокупляется то, что он стал жертвой рейдеров. Жертвой рейдеров при сознательном попустительстве властей.

«СП»: — Как относятся к Грудинину в Кремле? Видят ли в нем опасность?

— Для Кремля Грудинин это тот человек, который нарушил конвенцию. Конечно, Кремль ведет себя в отношении Грудинина подло, потому что, несмотря на высокий результат Путина на выборах в 2018 году, Грудинин выступил в роли того, кто придал выборам некую респектабельность. Если бы не Павел Грудинин, Владимир Владимирович был бы победителем Собчак. Главная беда Грудинина в том, что он нарушил заповедное правило и начал критиковать президента.

После этого мало того, что включили на полную мощность механизм его публичной дискредитации, несмотря на который Грудинин получил очень достойный результат. Но теперь сквозь пальцы смотрят на запущенные рейдерские процедуры, что также не очень красиво в этой ситуации. Это одновременно делает Грудинина для критически настроенного электората жертвой. В этом смысле у Павла Николаевича очень хороший набор позиций и неплохие шансы.

Осенью 2004 года, вскоре после Беслана, я ездил в Подмосковье на похороны погибших в Беслане сотрудников МЧС. На аэродроме встречали гробы, там же был траурный митинг, потом процессия ехала на кладбище. Стандартный похоронный репортаж, никаких сенсаций.

Перед началом траурного митинга было что-то вроде парада. Гробы поставили перед строем личного состава эмчеэсовской базы — длинный строй, бойцы с автоматами в красно-белых тельняшках под камуфляжем, странная форма, как будто армия несуществующей латиноамериканской страны. Вдоль строя, из конца в конец идет министр в кожаной куртке поверх синего форменного комбинезона. Идет медленно, ни на кого не смотрит, а строй сопровождает его глазами. Тысяча лиц, и на каждом — абсолютно влюбленный и искренний восторг. Он медленно идет, а они на него влюбленно смотрят. Завораживающее зрелище.

Я записал тогда в блокнот: «частная армия». Собственные авиабазы с авиацией, не только транспортной, но и боевой. Собственная фельдъегерская служба. Какое-то невероятное количество генералов и в абсолютном (больше, чем в армии!), и в относительном (генералов больше, чем рядовых!) исчислении. Какие-то собственные гербы, собственный геральдический девиз «Мужество, честь, слава» — попробуй угадай, что это девиз спасателей. И абсолютный культ министра, который для них, конечно, не просто министр, а вообще все, альфа и омега. Самое странное постсоветское государственное учреждение. Вот если просто представить себе, что завтра президент, причем даже не абстрактный президент, а вполне конкретный Путин, начальник вертикали, всесильный и, как считается, всем внушающий страх, — если просто представить себе, что он завтра подпишет указ о ликвидации МЧС? Десятки тысяч вооруженных граждан, у которых весь смысл жизни состоит в личной преданности Сергею Кужугетовичу и только ему, — да они сами любого Путина упразднят, если он вдруг решит покуситься на их «Мужество, честь, славу».

Говорят, с мая этого года министром МЧС работает некий Пучков, но именно что говорят; известно, что человек по фамилии Пучков действительно существует и действительно числится в МЧС министром, но известно также, что и у Сергея Шойгу остался в здании МЧС в Театральном проезде тот же рабочий кабинет, который он занимал до мая, и в этот кабинет он регулярно приезжает зачем-то. Может быть, принимает в нем Пучкова, который тоже так и остался в своем бывшем заместительском кабинете и по-прежнему относится к Шойгу как к своему прямому начальнику.

Когда весной Шойгу стал подмосковным губернатором, все почему-то восприняли это так, что вот был человек министром, а потом его перевели в губернаторы. Возможно, было бы более правильно сказать, что этой весной к министерству по чрезвычайным ситуациям присоединили Московскую область. То есть до мая у Шойгу было только МЧС, а после мая — МЧС и Подмосковье в придачу.

А теперь еще и министерство обороны; губернатором вместо Шойгу будет даже не его эмчеэсовский заместитель, а сын эмчеэсовского заместителя. Я однажды брал у Андрея Воробьева интервью, и на вопрос о самых важных в его жизни людях он ответил: мама, отец и друг отца Сергей Кужугетович. Сейчас почему-то принято говорить, что Шойгу проруководил Подмосковьем всего полгода — ну да, пока полгода, но он ведь никуда из Подмосковья не делся, просто будет править теперь областью под псевдонимом «Андрей Воробьев».

За Сергея Шойгу как за «будущего президента России» в МЧС поднимали тосты еще при президенте Ельцине. Сейчас по этому поводу если и можно спорить, то только о способе прихода к власти: либо Путин назначит его преемником, либо Шойгу назначит себя сам. Прогнозировать военный переворот в России было дурным тоном еще в конце восьмидесятых, но все же: никогда еще в постсоветской России во главе вооруженных сил не становилась самостоятельная политическая фигура, ничем не обязанная действующему президенту и имеющая в своем распоряжении дополнительную, не связанную с министерством обороны силовую структуру.

Когда этой весной министерства экономического блока и аппарат правительства хоронили идею Сергея Шойгу о создании корпорации развития Сибири и Дальнего Востока, которую он сам и хотел возглавить, источники в Кремле и Белом доме говорили, что Путину не понравилось, что Шойгу, если бы проект был реализован, стал бы хозяином всей Восточной Сибири. Теперь источники почему-то ничего такого про Шойгу не говорят, и это странно — идея с восточносибирской корпорацией Путина испугала, а идея с подконтрольной Шойгу армией уже почему-то не пугает. Видимо, за полгода что-то изменилось.

  • «Второе предложение, по сути, означает снять ограничение для любого человека, любого гражданина, включая действующего президента, и разрешить в будущем участвовать в выборах. Естественно, в ходе открытых и конкурентных выборов… Разумеется, только если граждане поддержат такое предложение, такую поправку. Скажут «да» в ходе общероссийского голосования 22 апреля текущего года».

Дума приняла поправку Терешковой во втором чтении. Согласно этой поправке для занимавшего или занимающего на момент вступления в силу поправки президента это ограничение снимается.

Согласно ранее внесенным Путиным поправкам в Конституцию количество президентских сроков ограничивается двумя, убирается слово «подряд», позволявшее принять участие в выборах после перерыва.

  • «Сейчас вот мы рассматриваем поправки в Конституцию. Звучит очень много разных предложений: и отменить количество сроков, на которые может избираться президент. Но все-таки, на мой взгляд, для того, чтобы гарантировать сменяемость власти (а для такой страны, как наша, это важно), все-таки лучше, если количество сроков избрания президента будет ограничено», — сказал Путин в интервью для документального проекта «Пролетев над бездной», фрагмент которого показали 8 марта на телеканале «Россия 1». При этом он отмечал, что во многих странах нет ограничений на президентские сроки.

Он отметил, что ничего необычного в неограниченном количестве сроков, на которые может избираться президент, нет. «Во многих странах нет никакого ограничения по срокам избрания президента. На Западе, в тех же Штатах с исторической точки зрения совсем недавно это было отменено», — добавил он.

Кто, как и почему предложил досрочные выборы

Во вторник, 10 марта, Госдума принимает во втором чтении поправки в Конституцию. Перед началом заседания лидер ЛДПР Владимир Жириновский после совещания лидеров фракций со спикером Вячеславом Володиным предложил провести 20 сентября досрочные выборы в Госдуму.

  • «Если обновленная Конституция вступает в силу в апреле, то, наверное, надо в стране провести досрочные выборы в Государственную думу, чтобы уже новый парламент действовал с новыми полномочиями».

Жириновский также сказал, что, «наверное, надо вспомнить и про выборы президента». Он предложил передать полномочия по выборам главы государства Госсовету.

Внести подобные поправки во время второго чтения поправок в Конституцию предложил депутат от «Единой России», сооснователь партии и член ее высшего совета Александр Карелин.

  • «Я считаю, что было бы честным провести новые выборы под такие новые наши возможности».

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов поддержал идею досрочных выборов. КПРФ выступила против. «Инициативы, которые звучат сейчас в Госдуме, я комментировать не буду. Они будут рассмотрены, и в ближайшее время президент даст им оценку», — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Вскоре после выступления Карелина депутаты внесли соответствующую поправку:

  • «Государственная дума седьмого созыва в связи с принятием поправки к Конституции РФ, предусмотренной статьей 1 настоящего Закона, вправе двумя третями голосов от общего числа депутатов Госдумы принять решение о сокращении срока полномочий Госдумы данного созыва. В этом случае президент РФ вправе назначить новые выборы Госдумы. Госдума восьмого созыва собирается на первое заседание не позднее чем на тридцатый день после его избрания; полномочия Госдумы седьмого созыва прекращаются в соответствии с частью 4 статьи 99 Конституции России».

Разговоры о досрочных выборах

5 марта президент Владимир Путин провел встречу с лидерами фракций Госдумы и спикером палаты Вячеславом Володиным. «В повестке встречи вопроса досрочных выборов нет. Президент такой вопрос ставить не будет», — говорил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, уточняя, что вопрос могут поднять участники встречи. В стенограмме встречи на сайте Кремля тема досрочных выборов не упоминается.

Глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству, сопредседатель рабочей группы Павел Крашенинников 23 января заявил, что принятие поправок не предусматривает самороспуска Думы. «Я официально опровергаю слухи: поправки о самороспуске нет и не будет. Этого нет, из текста это не вытекает», — говорил Крашенинников. Он также опровергал, что изменения в Конституции требуют досрочных выборов президента.

4 марта издание «Проект» со ссылкой на пять источников в Кремле, Госдуме, а также близких к администрации президента, сообщило, что в руководстве страны обсуждают идею провести досрочные выборы в Госдуму. По данным источников, если Путин решит поддержать идею, то о досрочных выборах объявят уже в ближайшие дни. Собеседники издания также предположили, что с идеей досрочных выборов выступят представители фракций на встрече с президентом.

Первым из политиков об обнулении президентских сроков Путина в связи с уточнениями президентских полномочий в Конституции заявил экс-помощник главы государства Владислав Сурков. С юридической точки зрения появится необходимость обнулить президентские сроки, заявил он в интервью порталу «Актуальные комментарии» 26 февраля.

  • «С новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства», — говорил Сурков.

Комментируя его заявление, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал эти слова частным мнением.

О том, что в администрации президента рассматривают вариант провести осенью досрочные парламентские выборы, в январе писал Bloomberg со ссылкой на источник, близкий к «Единой России».

Комментируя тогда публикацию, Володин назвал ее фейком и заявил, что целью публикации было «вмешаться в наши выборы и нести смуту в головах».

Изменение полномочий Госдумы

15 января Владимир Путин выступил с посланием к Федеральному собранию и предложил внести изменения в Конституцию.

  • «Все фракции, представленные в Государственной думе, — а с их лидерами, вы знаете, мы встречаемся регулярно — полагают, что федеральное собрание готово взять на себя большую ответственность за формирование правительства… А если взять большую ответственность за формирование правительства, это значит взять на себя и большую ответственность за ту политику, которую это правительство проводит. Я согласен с такой постановкой вопроса, согласен полностью».

В предложенных президентом поправках в Конституцию предлагается усилить полномочия Госдумы. В случае утверждения поправок нижняя палата получит возможность назначать всех министров правительства, кроме силовых. Также поправки предусматривают изменение полномочий практически всех других органов власти, в том числе президента и Совета Федерации.

Что может быть основанием для роспуска Думы

Согласно действующей Конституции Дума может быть распущена в следующих случаях:

  • президент может распустить Думу в случае трехкратного отклонения палатой предложенной главой государства кандидатуры премьера;
  • президент может распустить Думу, если она отказала в доверии правительству при проведении такого голосования.

В случае роспуска нижней палаты президент назначает дату выборов, с тем чтобы вновь избранная Дума собралась не позднее чем через четыре месяца с момента роспуска.

Дума не может быть распущена при военном или чрезвычайном положении, а также в течение шести месяцев до окончания срока полномочий президента.

Екатеринбург, 22 ноября 2019, 19:21 — REGNUM Первый президент РФ Борис Ельцин выбрал своим преемником Владимира Путина, потому что «нужен был человек другого поколения». Об этом заявил советник Ельцина Валентин Юмашев 22 ноября в интервью журналисту Владимиру Познеру.

Путин и Ельцин

Отвечая на вопрос, почему выбор Ельцина, когда он решил сложить с себя полномочия президента, пал на Путина, Юмашев заявил, что нужен был тот, кто будет «продолжать рыночные реформы».

«Для Бориса Николаевича было важно, чтобы это был человек другого поколения, нельзя было оставлять людей, которые много советского из себя взяли».Юмашев

По словам Юмашева, который возглавлял администрацию президента Ельцина, глава государства понял, что Путин — хороший кандидат на роль президента, в 1998 г. Тогда будущий президент РФ являлся первым заместителем Юмашева в администрации президента.

Напомним, Ельцин сообщил о своём решении уйти в отставку в новогоднем обращении к гражданам России 31 декабря 1999 г. Путин стал исполняющим обязанности президента РФ.

Читайте развитие сюжета: Зятя Ельцина уличили во лжи о передаче власти Путину

admin