Криминалист следователь

Следователь — это должностное лицо, на которое законом возложено производство предварительного следствия.

Предварительное следствие осуществляют следователи Следственного комитета РФ, органов внутренних дел, ФСБ России и ФСКН России. Объем процессуальных прав и обязанностей следователей не зависит от их ведомственной принадлежности. Закон лишь разграничивает их компетенцию (подследственность) в зависимости от предмета расследуемого дела, что находит внешнее отражение в квалификации преступления (ст. 151 УПК).

Определяя следователя как должностное лицо, уполномоченное законом осуществлять предварительное следствие по делу, необходимо сразу же оговорить, что он, кроме того, наделен полномочиями по рассмотрению сообщений о готовящихся или совершенных преступлениях и принятию решений о возбуждении уголовного дела.

Обязанностью следователя является раскрытие преступления, установление и изобличение лиц, его совершивших, а также выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Следователь наделяется широкими правами и обязанностями. Решения о направлении следствия и производстве следственных действий он принимает самостоятельно и несет полную ответственность за их законное и своевременное проведение. Подчеркивая самостоятельность следователя, действующий уголовно-процессуальный закон ограничил ее случаями, когда в соответствии с УПК требуется получение судебного решения.

В частности, необходимо получить решение суда, когда планируется проведение действий, направленных на ограничение конституционных прав граждан, связанных с ограничением:

Решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть им обжаловано с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 221 УПК).

Существенны полномочия следователя по даче поручений органу дознания в связи с расследованием уголовного дела. Во-первых, в п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК подчеркнута обязанность исполнения органами дознания полученных от следователя поручений. Во-вторых, имеющим юридическую силу является только поручение, данное в письменной форме. В-третьих, УПК подтверждает положение о праве следователя дать поручение органу дознания о проведении оперативно-разыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении. Однако следователь не вправе возлагать на органы дознания производство действий, которые согласно закону он должен проводить сам (привлечение лица в качестве обвиняемого, его допрос, назначение экспертизы и т.д.).

Следователь-криминалист

Следователь-криминалист — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий при производстве предварительного следствия по уголовному делу (п. 40′ ст. 5 УПК). Кроме того, следователь-криминалист по поручению руководителя следственного органа вправе производить по уголовному делу, находящемуся в производстве другого следователя, отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству. Поручение руководителя следственного органа должно быть дано в письменном виде.

Рассматривая права и обязанности следователя по УПК РФ, невозможно обойти вниманием новую процессуальную фигуру, которая в российском уголовном процессе появилась совсем недавно, а процессуальная суть этой фигуры и ее назначение до сих пор остается неясной и весьма неопределенной. Речь идет о таком новом процессуальном участнике уголовного процесса со стороны обвинения как следователь-криминалист.

Федеральным законом РФ от 2 декабря 2008 г. № 226-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» внесены изменения — появился п. 40.1 в ст. 5 УПК РФ, которым введен новый участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения — следователь-криминалист1.

В п. 40.1 ст. 5 УПК РФ устанавливается: «Следователь-криминалист — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству».

Однако законодатель не счел возможным дополнить гл. 6 УПК РФ, в которой указаны все другие участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, соответствующей нормой. По этой причине права и обязанности следователя-криминалиста не получили подробной регламентации, примерно такой, как это сделано в ст. 38 УПК РФ в отношении следователя.

В связи с появлением нового участника уголовного процесса в УПК РФ профессор В. II. Божьев справедливо заметил, что законодатель «предпочел упрощенный (я бы даже сказал, «примитивный”) прием, введя эту фигуру в систему уголовно-процессуальных отношений «с черного хода”, ограничившись включением в текст ст. 5 УПК п. 40—1, представив в нем не только описание понятия нового участника процесса — «следователя- криминалиста”, но и определив там же (!) его правовой статус» .

О. П. Темираев также признает, что «введение в УПК РФ новой процессуальной фигуры было сделано неудачно и по форме, и по содержанию, в связи с чем, многих, в том числе упомянутых, авторов вводит в заблуждение существование должности следователя-криминалиста, порождая неприятие этого нововведения».

Сразу же после выхода нового закона ряд авторов также указали на необоснованность появления в уголовном процессе такой процессуальной фигуры, как следователь-криминалист1.

Так, М. Р. Глушков пишет, что следователь-криминалист участвует в следственных действиях в том же правовом режиме, в каком участвовал бы обычный следователь .

И. П. Пилюшин, также допускает участие следователя-криминалиста в производстве отдельных следственных действий.

Отсутствие в гл. 6 УПК РФ об участниках уголовного судопроизводства со стороны обвинения такой процессуальной фигуры, как следователь- криминалист, а также указаний в законе на ее конкретные права и обязанности, порождает ряд процессуальных вопросов, связанных с участием следователя-криминалиста в предварительном следствии, которые будут рассмотрены нами ниже.

Но прежде чем начать разбираться с тем, что за новую странную процессуальную фигуру породил законодатель, следует вспомнить немного историю прокуратуры в СССР. Дело в том, что в советское время в аппаратах республиканский, краевых и областных прокуратур в прошлом много лет существовала такая должность как прокурор-криминалист.

Обязанности прокурора-криминалиста в уголовно-процессуальном законе были конкретно не определены. На практике же на прокурора-криминалиста возлагались самые различные обязанности.

Так, обычно прокуроры-криминалисты в соответствии с приказами Генерального прокурора СССР были обязаны оказывать следователям методическую помощь в расследовании сложных преступлений, применять технико-криминалистические средства. Им также поручалось обобщение и распространение положительного опыта передовых следователей, консультирование следователей по отдельным уголовным делам, а также организация профессиональной учебы следователей прокуратуры.

Кроме того, прокуроры-криминалисты обязаны были вместе со следователями выезжать на места совершения особо тяжких, опасных преступлений для осмотра места происшествия, а также принимали участие в производстве первоначальных следственных действий по этим делам.

В ряде случаев прокуроры-криминалисты возглавляли следственные группы, создаваемые для расследования особо тяжких и опасных и сложных для расследования преступлений. Прокуроров-криминалистов нередко привлекали к различным проверкам нижестоящих прокуратур и нередко поручали расследование отдельных актуальных уголовных дел. В те времена в суде никогда не возникали вопросы о том, а имел ли прокурор-криминалист право расследовать эти преступления вообще, а также производить отдельные следственные действия по уголовному делу в частности.

С принятием в 2001 г. УПК РФ, в котором участники уголовного судопроизводства строго разделены на участников со стороны обвинения и защиты, возник вопрос о правовом положении прокурора-криминалиста, в том числе и о законности его участия в расследовании преступлений, и о производстве им следственных действий.

В связи с этим правильно указывает В. Исаенко, что с точки зрения уголовно-процессуального закона прокурор-криминалист оказался ненадлежащим субъектом самостоятельного проведения отдельных следственных действий1.

По этому поводу А. Гурин также справедливо заметил, что «анализ ст. 37 УПК позволяет сделать вывод о том, что прокурор-криминалист не подпадает под действие этой статьи, а его деятельность оказалась вне «процессуального поля”» .

В связи с принятием Федерального закона РФ № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской федерации» и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», которым был создан Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации, А. Гурин предложил: «переименовать должность прокурора-криминалиста как сотрудника Следственного комитета при прокуратуре РФ в должность «следователь-криминалист”» либо использовать иное наименование, отражающее его «следственную принадлежность».

Однако, как отмечает профессор В. Божьев, новому участнику уголовного процесса — следователю-криминалисту — законодателем «предоставлены необычные процессуальные права, которых нет даже у настоящего (законным способом регламентированного) следователя, ни у его руководителя. Имеется в виду наделение его правом производить следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству».

Эта новелла законодателя противоречит и другим нормам УПК РФ о производстве следственных действий и должна быть, па наш взгляд, законодателем отменена. Чтобы все полученные при производстве следственных действий доказательства были признаны допустимыми, сами следственные действия должны быть законными и обоснованными. Следователи и дознавателем могут производить их только в том случае, если для этого имеются правовые и фактические основания.

Одним из правовых оснований производства следственных действий в соответствии со ст. 156 УПК РФ как раз и является принятие следователем уголовного дела к своему производству, о чем он должен выносить соответствующее постановление.

Поэтому при рассмотрении уголовного дела в суде может встать резонный вопрос о том, а были ли законные основания для производства конкретных следственных действий следователем-криминалистом и являются ли в связи с этим все полученные доказательства допустимыми?

Как же законодатель должен исправить допущенную им ошибку в формулировании правового положения следователя-криминалиста?

Прежде всего, в гл. 6 УПК РФ об участниках уголовного судопроизводства со стороны обвинения законодателю следует дополнительно ввести ст. 38.1 «Следователь-криминалист», в которой подробно изложить права и обязанности этого нового участника уголовного судопроизводства.

На наш взгляд, исходя из содержания нового закона, просматриваются два варианта регламентации участия следователя-криминалиста, как в производстве предварительного следствия вообще, так и в производстве отдельных следственных или иных процессуальных действий по уголовному делу в частности. Рассмотрим эти варианты.

Вариант первый. В новом п. 40.1 ст. 5 УПК РФ указывается, что «следователь-криминалист — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу». Надо думать, что для расследования преступлений в этих случаях следователь-криминалист должен будет принимать уголовное дело в соответствии с ч. 2 ст. 156 УПК РФ к своему производству.

На наш взгляд, законодателю следовало бы дополнить закон таким положением: «Следователь-криминалист при осуществлении предварительного следствия по уголовному делу пользуется всеми правами следователя, которые указаны в ст. 38 УПК РФ».

Дело в том, что в УПК РФ, когда речь идет о производстве конкретных следственных действий, о применении мер пресечения и других решениях по уголовному делу, то указан только такой субъект их производства, как следователь, и никого «следователя-криминалиста» в УПК РФ в помине нет.

Надо понимать, что речь идет о вещах достаточно серьезных. Только следователю и дознавателю уголовно-процессуальный закон предоставляет властные полномочия на производство следственных действий, которые нередко носят принудительный характер, а также избрание мер пресечения и принятие других ответственных решений по уголовному делу.

Так, например, в ч. 1 ст. 171 УПК РФ указывается, что «следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого». Ни о каком «следователе-криминалисте» в ст. 171 УПК РФ также речь не идет.

Законодателю следует внести соответствующие общие полномочия следователя-криминалиста в новую ст. 38.1 УПК РФ. Если в уголовно-процессуальном законе не будет указано, что следователь-криминалист имеет такие же полномочия, о которых указано в ст. 38 У НК РФ в отношении следователя, то может встать затем в суде резонно вопрос о том, надлежащим ли должностным лицом проведены отдельные следственные действия по уголовному делу.

Вариант второй. В п. 40.1 ст. 5 УИК РФ можно указать, что следователь-криминалист может «также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных действий и иных процессуальных действий».

Значит, чтобы следователь-криминалист принял участие в производстве отдельных следственных действий на законных основаниях, надо полагать совместно со следователем, в производстве которого находится данное уголовное дело, у него должно быть письменное поручение руководителя следственного органа об этом.

Это письменное поручение руководителя следственного органа следователь-криминалист должен передать следователю, который ведет производство по делу, а тот его должен будет приобщить к материалам уголовного дела, и только после этого следователь-криминалист может принимать участие вместе со следователем в производстве того или иного следственного действия.

Если такой порядок не будет соблюден, то может быть в дальнейшем стороной защиты поставлен вопрос о незаконном участии следователя- криминалиста в производстве данного следственного действия и о признании всех полученных при этом доказательств недопустимыми.

Таким образом, новая ст. 38.1 УПК РФ, на наш взгляд, должна быть дополнена еще одним положением следующего содержания: «Поручение руководителя следственного органа следователю-криминалисту об участии в производстве следственных и иных процессуальных действий должно быть дано в письменном виде и приобщено к уголовному делу».

Только в этих случаях следователь-криминалист может не принимать уголовное дело к своему производству, поскольку полномочия следова- теля-криминалиста на производство отдельных следственных действий будет основано на поручении руководителя следственного органа.

И самое главное. Полномочия следователя-криминалиста по производству предварительного следствия, а также его участие в производстве отдельных следственных действий не должны выходить за пределы тех обычных прав и обязанностей, которыми обладает следователь в соответствии со ст. 38 УПК РФ.

Если это так, то неизбежно возникает вопрос — а для чего тогда в уголовном судопроизводстве появился этот новый его участник со стороны обвинения, какие такие другие функции возлагает законодатель на следователя-криминалиста и которые не может выполнить обычный следователь?

Дело, очевидно, не в том, что следователь-криминалист обязан лучше знать криминалистику, нежели обычный следователь, который, впрочем, также ее обязан знать в связи со своим служебным положением. Так зачем же введен этот новый участник в уголовное судопроизводство России?

В новом законе на этот вопрос мы не находим ответа. Нам также трудно найти ответ на этот вопрос, даже опираясь на свои знания науки уголовного процесса и криминалистики и имея собственный достаточный опыт расследования преступлений.

Мы также не видим каких-либо разумных объяснений, которыми было бы оправдано появление в уголовном судопроизводстве этой новой процессуальной фигуры. Поэтому введение законодателем в уголовное судопроизводство следователя-криминалиста как участника со стороны обвинения нам представляется недостаточно обоснованным и излишним.

С мая 2006 года в организационно-штатной структуре Омской таможни создана и укомплектована отдельная должность по криминалистической работе.
В настоящее время эксперт-криминалист Омской таможни прошел обучение и аттестован на право самостоятельного производства трасологических, дактилоскопических и почерковедческих экспертиз, экспертизы холодного и метательного оружия, технико-криминалистической экспертизы документов.
Оснащенность высокоточным аналитическим и криминалистическим оборудованием: хроматографами, инфракрасным, ультрафиолетовым и рентгенфлюоресцентным спектрометрами и другим вспомогательным оборудованием позволяет выполнять криминалисту основные задачи по участию в качестве специалиста в составе оперативной группы, оказанию содействия в обнаружении, фиксации, упаковки и сохранении следов и объектов, а также отборе сравнительных образцов, их исследовании, полном и правильном отражении в соответствующих документах полученной криминалистической информации, а также данных о применении криминалистических средств и методов.
Работа криминалиста проводится в тесном взаимодействии с руководством Омской таможни, подразделениями таможни, что способствует оперативному решению возникающих вопросов и выполнению поставленных задач. Экспертом регулярно оказывается практическая помощь должностным лицам таможни при взятии проб и образцов товаров, проводятся консультации сотрудников таможенных органов по вопросам, требующим специальных познаний.
Эффективность использования экспертных возможностей определяется количеством правонарушений, выявляемых при проведении исследований.
Скоро для оперативного выполнения задач сотруднику-криминалисту будет помогать лаборатория на колесах. В июле 2009 года в Омскую таможню поставлено специализированное транспортное средство для производства процессуальных действий на базе автомобиля «Шевроле», производства США. Автомобиль переоборудован под лабораторию в Нижнем Новгороде, сборка учитывает те климатические условия, в которых приходится работать инспектору-криминалисту непосредственно на приграничных пунктах пропуска, проводить осмотр и дактилоскопирование граждан, пересекающих границу, идентификацию документов и денежных купюр. Вся внутренняя «начинка» авто от ведущих фирм-производителей в области криминалистики, в любой момент при возникновении необходимости получения каких-либо сведений инспектор, находящийся в машине, может тут же выйти в сеть Интернет.
Рабочий отсек передвижной криминалистической лаборатории выполнен из высокопрочных и огнеупорных материалов, здесь есть все для комфортной и качественной работы инспекторов: набор для сбора и идентификации вещественных доказательств, для выявления скрытых следов рук, наркотестеры, ручной металлодетектор. В рабочем помещении машины содержится оборудование: ноутбук, компьютер, копировальная техника с возможностью сканирования, факс, лазерный принтер с функцией печати фотографий.
Инспектор-криминалист Омской таможни Николай Сидорчук отметил: «Сегодня наличие такого специализированного транспортного средства для производства процессуальных действий на приграничных таможенных постах необходимо для фиксации следов преступлений и оперативного проведения неотложных следственных мероприятий на российско-казахстанской границе».
Омские таможенники поздравляют всех экспертов с Днём эксперта-криминалиста и желают успехов в их профессиональной деятельности, крепкого здоровья, благополучия и удачи!

Определение 2

Следователь – должностное лицо, главная обязанность которого заключается в производстве предварительного следствия в соответствии с действующим законодательством.

Полномочия

Предварительное следствие осуществляется:

  • ФСКН (Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков) России;
  • следователями Следственного комитета РФ;
  • органами внутренних дел.

Ведомственная принадлежность следственных органов никоим образом не отражается на объеме процессуальных прав и обязанностей следователей. В соответствии со ст. 151 УПК, какая именно структура будет заниматься расследованием дела, зависит от его типа и необходимой компетенции.

Замечание 1

Несмотря на то, что главное задачей следователя является изучение и ведение уголовное дела, в его компетенцию входят и другие обязанности.

Например, он может принимать и рассматривать сообщения о подготовке к совершению преступлений или об уже произошедших инцидентах, связанных с противоправными действиями. На основе полученной информации ему разрешатся принимать решение о необходимости возбуждения уголовного дела.

Следователь наделен законодательством РФ следующими полномочиями:

  • предварительное следствие по делу;
  • установление и выявление граждан, которые его совершили;
  • раскрытие преступлений.

При этом он должен установить особенности и обстоятельства, в которых произошел расследуемый инцидент.

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Права и обязанности

У следователя есть широкие права и обязанности, пользуясь которым и он может самостоятельно принимать решения касательно расследования уголовного дела. Но при этом ему также придется лично нести ответственность за ход следствия, его законное и своевременное выполнение. Единственным ограничением, с которым может столкнуться следователь, является УПК, обязывающий его в отдельных случаях получать судебное разрешение. Эта процедура является обязательной, если будет ограничена неприкосновенность:

  • личная;
  • имущественных прав;
  • частной жизни;
  • жилища;
  • временного отстранения обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 Конституции РФ.

На основе ч. 4 ст. 221 УПК, если прокурор примет решение вернуть уголовное дело следователю, он может обжаловать такое решение после того, как на это даст свое согласие руководители следственных органов, которые имеют более высокий статус.

Работы с органами дознания

Следователь может выдавать поручения органам дознания в рамках расследования преступления. При этом предполагается взаимное соблюдение ряда нюансов:

  • все поручения должны быть составлены исключительно в письменной форме, иначе они не будут иметь юридической силы;
  • органы дознания должны полностью выполнить возложенные на них задачи;
  • в соответствии с правилами УПК, поставленные поручения должны быть связаны с оперативно-розыскными мероприятиями, обычными следственными действиями, исполнением постановлений.

Пример 1

Например, задержание, привод, арест, производство различных процессуальных действий и привлечение помощи в их проведении.

Но органы дознания не имеют права выполнять задачи, которые возложены законодательством на следователя: привлечение гражданина для выдвижения обвинений, допрос, назначение экспертизы и т.д.

Следователь-криминалист

Определение 3

Следователь-криминалист – должностное лицо, уполномоченное вести предварительное расследование по возбужденному делу, а также предпринимать следственные и процессуальные меры, получив поручение вышестоящего руководства.

Его главное отличие от обычного следователя заключается в том, что он вправе подключаться к расследованию преступлений, которыми занимаются другие следственные органы и структуры. При этом уголовное дело не будет обозначено как его производство.

Подобные действия возможны только в том случае, если руководитель следственного органа выпишет на это письменное разрешение.

Всё ещё сложно? Наши эксперты помогут разобраться

<*> Temiraev O.P. Procedural powers of the investigator-criminalist.

Темираев Олег Павлович, первый заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Курской области.

Статья посвящена такому участнику уголовного судопроизводства, как следователь-криминалист. Автор рассматривает сущность, назначение и процессуальные полномочия данного субъекта уголовного процесса. Предлагаются решения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное законодательство, предварительное следствие, прокурор, прокурор-криминалист, следователь-криминалист, руководитель следственного органа.

Реформирование института предварительного следствия в России в последние годы создало много проблем и неясностей в теории и практике применения уголовно-процессуального законодательства, на что, в частности, справедливо указывают в своей статье М.В. Мешков и В.В. Гончар <1>.

<1> Мешков М.В., Гончар В.В. Следователь в уголовном процессе России: понятийно-правовые проблемы // Российский следователь. N 23. 2011. С. 18 — 20.

При этом они крайне негативно оценивают введение в УПК РФ новой процессуальной фигуры — следователя-криминалиста, предусмотренной п. 40.1 ст. 5 УПК РФ, считая ее искусственно созданной и процессуально несостоятельной. Авторы противопоставляют понятия «следователь» и «следователь-криминалист», считая этих людей совершенно разными фигурами и, соответственно, ограничивая полномочия следователя-криминалиста лишь функцией «статиста» или технического исполнителя распоряжений лица, производящего расследование, считают следователя-криминалиста лишенным каких-либо процессуальных полномочий, необходимых для осуществления уголовно-процессуальной деятельности вообще и для производства предварительного следствия в частности.

Аналогичных взглядов придерживается и В.М. Быков <2>, считая введение новой процессуальной фигуры — следователя-криминалиста недостаточно обоснованным и излишним.

<2> Быков В.М. Следователь-криминалист как новый участник уголовного процесса со стороны обвинения // Российская юстиция. N 7. 2009.

Представляется, что изложенная точка зрения является не совсем правильной. Создавая новую процессуальную фигуру, законодатель не случайно назвал ее сложным словом «следователь-криминалист», поставив на первое место хорошо известное всем слово «следователь», подчеркнув этим, что новая процессуальная фигура является по своей сути тем же следователем. Это же следует и из первой части текста п. 40.1 ст. 5 УПК РФ: «…следователь-криминалист — это должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу». Эта часть определения понятия «следователь-криминалист» практически точно соответствует понятию «следователь», данному в п. 41 ст. 5 УПК РФ. Поэтому утверждение о том, что «следователь-криминалист» является процессуально ущербной фигурой, которая не может производить расследование по уголовному делу, противоречит тексту и смыслу Закона.

В связи с изложенным, читая в тексте ст. ст. 176 — 193 и других норм УПК РФ слово «следователь», мы должны иметь в виду и «следователя-криминалиста», если он осуществляет расследование уголовного дела, поскольку он тоже является следователем. В противном случае, следуя логике буквального понимания терминов, мы должны отказать в праве расследования уголовных дел «старшим следователям» или «следователям по особо важным делам», только потому, что такие словосочетания прямо не указаны п. 41 ст. 5 УПК РФ. Поэтому оснований для категоричных выводов о несоответствии указанного нововведения остальным нормам УПК РФ не имеется.

Во второй части понятия «следователь-криминалист» содержится указание на дополнительные полномочия, которых не имеет не только следователь, но и другие участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: «право участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить следственные или иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству». При этом закон ответа на вопрос, для чего введена должность следователя-криминалиста и почему он наделен такими необычными полномочиями, не дает.

Чтобы понять это, необходимо взглянуть на историю возникновения этой фигуры в уголовном процессе. Ранее, до реформы предварительного следствия, в 2007 г. эти полномочия всегда принадлежали прокурору, который в соответствии с законом осуществлял прокурорский надзор в форме процессуального руководства расследованием.

Эти важные права позволяли прокурору осуществлять свои полномочия в ходе предварительного следствия наиболее эффективно, порой надзирая в буквальном смысле этого слова за действиями следователя, например, на месте происшествия, в ходе обыска. Эти полномочия позволяли вовремя исправлять, а то и не допускать ошибок следователя, отменять его необоснованные решения, давать указания по ходу расследования. В сложных, важных случаях в целях соблюдения закона прокурор мог быстро взять на себя производство того или иного следственного действия.

Естественно, прокурор района, города, а тем более вышестоящий прокурор в связи с большой загруженностью, работой по другим направлениям прокурорской деятельности не в состоянии был осуществлять эти полномочия регулярно, хотя потребность в осуществлении этих полномочий в ходе прокурорского надзора за следствием постоянно имелась.

В этой связи в соответствии с указанием генерального прокурора СССР еще в октябре 1954 г. в прокуратурах республик, краев и областей была введена специальная должность прокурора-криминалиста. На них и были возложены обязанности по непосредственному участию прокурора в ходе предварительного расследования в необходимых случаях.

На должности прокуроров-криминалистов назначались наиболее опытные следователи, со стажем работы не менее пяти лет, обладающие большим опытом по расследованию уголовных дел различных категорий, владеющие навыками использования технико-криминалистических средств, познаний специалистов, склонные к методической и преподавательской работе. Вторая часть названия должности — «криминалист» означала не столько специалиста в криминалистической технике, сколько знатока тактики и методики расследования преступлений.

За многие годы существования в органах прокуратуры прокуроров-криминалистов они зарекомендовали себя с положительной стороны. Оперативно подключаясь по собственной инициативе или по указанию вышестоящего прокурора к расследованию наиболее сложных уголовных дел, они оказывали практическую, организационную и методическую помощь следователям, показывая на собственном примере, как необходимо осуществлять расследование. Не секрет, что большинство молодых следователей познают свою профессию не только по учебникам, но главным образом на практике, учась у своих старших коллег. Можно сказать, что прокуроры-криминалисты и были своего рода «играющими тренерами» или «летчиками-инструкторами» для следователей прокуратуры. При этом прокурор-криминалист мог и использовать свои прокурорские полномочия, давая указания следователю о ходе следствия, отменяя его незаконные или необоснованные решения. Как справедливо отмечает Н.А. Колоколов, прокурор-криминалист был своего рода комиссаром (уполномоченным) прокурора при проведении важнейших следственных действий <3>.

<3> Колоколов Н.А. Последние новеллы УПК РФ: баланс обвинительной власти стабилизируется // Уголовное судопроизводство. N 2. 2009.

В своей деятельности прокуроры-криминалисты руководствовались полномочиями прокуроров в соответствии со ст. 211 УПК РСФСР, наделявших процессуальными правами не только прокуроров районов, городов и вышестоящих прокуроров, но и рядовых прокуроров (помощников прокуроров, прокуроров отделов, управлений), как было написано в законе, «в пределах своей компетенции». Компетенция же прокуроров-криминалистов, кроме закона, определялась также периодически обновлявшимся Положением о прокурорах-криминалистах в органах прокуратуры Российской Федерации (последнее утверждено Приказом генерального прокурора Российской Федерации от 27 января 1997 г. N 4) <4>. Указанный нормативный акт, изданный в соответствии с действовавшим тогда УПК РСФСР, устанавливал не только право прокуроров-криминалистов на участие в расследовании уголовных дел, но и наделял их надзорными полномочиями на отмену незаконных и необоснованных постановлений следователей, предоставлял право прокурорам-криминалистам на дачу указаний следователям по находившимся в их производстве уголовным делам. Тогда ни у кого не вызывал сомнений процессуальный статус прокурора-криминалиста как прокурора, участвующего в уголовном судопроизводстве.

<4> Сборник основных приказов и указаний Генерального прокурора Российской Федерации. М.: НОРМА, 1999. С. 241 — 244.

Помимо процессуальных полномочий прокурора по участию в предварительном следствии, на прокуроров-криминалистов возлагалась и аналитическая, учебно-методическая работа, обобщение положительного опыта работы. На практике именно они внедряли новую тактику и методику расследования уголовных дел, использование технических новинок в следственной работе. Прокурорами-криминалистами обеспечивалось необходимое взаимодействие с экспертно-криминалистическими и оперативно-розыскными подразделениями других правоохранительных органов.

Проблемы для прокуроров-криминалистов начались с введением в действие в 2002 г. нового УПК РФ, в котором процессуальные полномочия были четко прописаны только для прокуроров районов, городов, их заместителей и вышестоящих прокуроров.

В последующем, при образовании Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, подразделения прокуроров-криминалистов были переданы в новое следственное ведомство, где они уже не имели никаких процессуальных полномочий. Создавшееся положение привело к тому, что сотни наиболее опытных следственных работников органов предварительного следствия лишились своего процессуального «оружия».

Создание Следственного комитета Российской Федерации, в котором уже не могло быть никаких «прокуроров-криминалистов», а также настоятельная необходимость повышения качества следствия и процессуального контроля за ним привели к введению в УПК РФ и Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» должностей «следователей-криминалистов».

Необходимость существования следователей-криминалистов объясняется спецификой работы Следственного комитета Российской Федерации, где следственные подразделения, как правило, малочисленны. Нередко следователи работают по одному человеку в районе, вне мест дислокации следственных отделов. Это серьезно затрудняет процессуальный контроль за работой следователей, не дает возможности создавать следственные группы по сложным или большим делам. В этих условиях оперативное подключение следователей-криминалистов к расследованию преступлений на наиболее важных этапах, по указанию вышестоящего руководителя следственного органа, порой является единственной возможностью эффективно помочь следователю и проконтролировать его работу.

Вместе с тем следует признать, что введение в УПК РФ новой процессуальной фигуры было сделано неудачно и по форме, и по содержанию, в связи с чем многих, в том числе упомянутых, авторов вводит в заблуждение существование должности следователя-криминалиста, порождая неприятие этого нововведения.

Во-первых, совершенно неуместно процессуальные полномочия следователя-криминалиста изложены в ст. 5 УПК РФ, в которой определяется лишь значение уголовно-процессуальных понятий. При этом не были внесены соответствующие изменения в главу 6 УПК РФ, регламентирующую процессуальные полномочия участников уголовного процесса со стороны обвинения, на что вполне обоснованно обращает внимание В.П. Божьев <5>.

<5> Божьев В.П. О властных субъектах уголовного процесса в досудебном производстве // Российский следователь. N 15. 2009.

Во-вторых, дело в том, что по своей сущности специфические полномочия следователя-криминалиста, конечно, производны, являются функцией не следователя, а руководителя следственного органа. Именно ему (как ранее прокурору), а не следователю необходимы полномочия по непосредственному участию в расследовании уголовного дела без принятия его к производству, для того чтобы непосредственно осуществлять свои обязанности по осуществлению процессуального контроля. Вызывает недоумение то, что сейчас, по действующему УПК РФ, руководитель следственного органа, не имея права сам участвовать в расследовании дела без принятия его к производству, тем не менее может поручить это подчиненному следователю-криминалисту.

Примечательно также то, что руководитель следственного органа в соответствии с п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 39 УПК РФ вправе участвовать в проведении лишь доследственной проверки, проводимой подчиненным ему следователем, а также может сам допросить обвиняемого, но только при рассмотрении вопроса об избрании ему меры пресечения судом. Указанные ограничения права руководителя следственного органа на участие в расследовании уголовного дела в целях осуществления непосредственного, упреждающего процессуального контроля ничем не оправданы.

Конечно, руководитель следственного органа, если у него появилась необходимость поучаствовать в расследовании, всегда может сделать это, приняв уголовное дело к своему производству в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 39 УПК РФ. Полагаем, что это не выход из положения, так как руководитель следственного органа, приступив к непосредственному расследованию уголовного дела, приняв его к своему производству, тут же получает полномочия следователя и фактически прекращает осуществлять свои полномочия по процессуальному контролю, который должен в отношении его осуществлять уже кто-то другой.

В связи с изложенным, в целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства, следует внести изменения в п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, наделив руководителей следственных органов правом участия в расследовании уголовного дела, находящегося в производстве подчиненного ему следователя, принятия отдельных процессуальных решений, проведения отдельных следственных действий, без принятия его к производству.

В целях устранения отмеченных противоречий при определении процессуального положения и полномочий следователя-криминалиста, в УПК РФ можно было бы вместо него ввести процессуальную фигуру «инспектора-криминалиста» следственных подразделений, как разновидность руководителя следственного органа, изложив п. 38.1 ст. 5 следующим образом: «…руководитель следственного органа — должностное лицо, возглавляющее следственное подразделение, его заместитель, а также подчиненный им инспектор-криминалист, участвующий в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном настоящим кодексом», а также дополнив ч. 1 ст. 39 п. 13 следующего содержания: «Руководитель следственного органа вправе поручить подчиненному ему инспектору-криминалисту проведение проверок в порядке ст. ст. 144 — 145 УПК РФ, осуществление предварительного следствия по уголовному делу, а также участие в расследовании, принятие отдельных процессуальных решений, проведение отдельных следственных действий без принятия уголовного дела или материала проверки к своему производству».

Расширение процессуальных полномочий не только руководителей следственных подразделений, но и подчиненных им работников, обладающих высокой квалификацией, профессиональным опытом по непосредственному участию в расследовании преступлений, даст дополнительную возможность по улучшению качества процессуального контроля, позволит сделать его действительно предупреждающим нарушения закона со стороны следователей, а значит, повысит эффективность работы органов предварительного следствия.

admin