Конституция РФ ст 51

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова

Статья 8. Презумпция невиновности

(1) Любое лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном настоящим кодексом порядке путем гласного судебного разбирательства с обеспечением лицу всех необходимых гарантий для своей защиты и пока его виновность не будет определена окончательным обвинительным приговором.

(2) Никто не может быть обязан доказывать свою невиновность.

(3) Выводы о виновности лица в совершении преступления не могут основываться на предположениях. Все сомнения в доказательстве вины, которые невозможно устранить согласно настоящему кодексу, должны толковаться в пользу подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Статья 9. Равенство перед законом и властями

(1) Все лица равны перед законом, органом уголовного преследования и судебной инстанцией независимо от пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного, сословного или иного положения.

(2) Особые условия уголовного преследования и судебного разбирательства в отношении определенных категорий лиц, обладающих по закону установленной степенью иммунитета, обеспечиваются в соответствии с положениями Конституции, международных договоров, настоящего кодекса и других законов.

Статья 10. Соблюдение прав, свобод и человеческого достоинства

(1) Все органы и лица, участвующие в уголовном судопроизводстве, обязаны соблюдать права, свободы и достоинство личности.

(2) Временное ограничение прав и свобод лица и применение по отношению к нему принудительных мер компетентными органами допускается лишь в случаях и порядке, строго определенных настоящим кодексом.

(3) В ходе уголовного судопроизводства никто не должен подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению, содержаться в унизительных условиях, принуждаться к участию в процессуальных действиях, унижающих человеческое достоинство.

(4) Любое лицо имеет право защищать всеми не запрещенными законом средствами свои права, свободы и человеческое достоинство, незаконно ущемленные или ограниченные в ходе уголовного судопроизводства.

(5) Ущерб, причиненный в ходе уголовного судопроизводства правам, свободам и достоинству лица, возмещается в установленном законом порядке.

Статья 11. Неприкосновенность личности

(1) Право на свободу и личную неприкосновенность ненарушимо.

(2) Никто не может быть задержан и арестован, кроме как в случаях и в порядке, установленных настоящим кодексом.

(3) Лишение свободы, арест, принудительное помещение лица в медицинское учреждение или направление в специальное воспитательное учреждение допускаются только на основании ордера на арест или мотивированного судебного решения.

(4) Срок задержания лица до выдачи ордера на арест не может превышать 72 часов.

(5) Задержанному или арестованному лицу незамедлительно сообщаются его права, причины задержания или ареста, обстоятельства дела, а также квалификация действий, в совершении которых лицо подозревается или обвиняется, на понятном ему языке и в присутствии выбранного или назначенного защитника.

(6) Орган уголовного преследования или судебная инстанция обязаны незамедлительно освободить любое лицо, которое незаконно заключено под стражу, а также основания задержания или ареста которого отпали.

(7) Обыск, освидетельствование и другие процессуальные действия, нарушающие личную неприкосновенность, могут производиться без согласия лица или его законного представителя лишь в случаях, предусмотренных настоящим кодексом.

(8) Любое задержанное или арестованное лицо имеет право на уважение его человеческого достоинства.

(9) В ходе уголовного судопроизводства никто не может быть подвергнут жестокому физическому или психическому воздействию. Запрещаются любые действия и методы, представляющие опасность для жизни и здоровья лица, даже с его согласия, а также опасность для окружающей среды. К задержанному лицу и лицу, подвергнутому предварительному аресту, не должны применяться насилие, угрозы или другие методы, снижающие его способность принимать решения и высказывать свое мнение.

Статья 16. Язык уголовного судопроизводства и право пользования переводчиком

(1) Уголовное судопроизводство ведется на государственном языке.

(2) Лицо, не владеющее государственным языком или не говорящее на нем, имеет право ознакомиться со всеми документами и материалами уголовного дела, а также изъясняться с органом уголовного преследования и выступать в суде через переводчика.

(3) Судопроизводство может вестись также на языке, приемлемом для большинства лиц, участвующих в процессе. В этом случае процессуальные решения составляются в обязательном порядке и на государственном языке.

(4) Процессуальные акты органа уголовного преследования и судебной инстанции вручаются подозреваемому, обвиняемому, подсудимому на его родном языке или на другом языке, которым он владеет, в порядке, установленном настоящим кодексом.

Статья 17. Обеспечение права на защиту

(1) На протяжении всего уголовного судопроизводства стороны (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик) вправе пользоваться помощью защитника или быть представленными защитником, выбранным ими или назначенным.

(2) Орган уголовного преследования и судебная инстанция обязаны обеспечить в полном объеме соблюдение процессуальных прав участников уголовного судопроизводства в соответствии с настоящим кодексом.

(3) Орган уголовного преследования и судебная инстанция обязаны обеспечить подозреваемому, обвиняемому, подсудимому право на квалифицированную юридическую помощь со стороны выбранного им или назначенного защитника, независимого по отношению к соответствующим органам.

(4) При допросе потерпевшего и свидетеля орган уголовного преследования не вправе запретить присутствие адвоката, выбранного допрашиваемым лицом в качестве своего представителя.

(5) В случае, если подозреваемый, обвиняемый, подсудимый не располагает средствами для оплаты услуг защитника, его защиту бесплатно осуществляет назначенный адвокат.

Статья 18. Гласность судебных заседаний

(1) Во всех судебных инстанциях проводятся открытые судебные заседания, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей.

(2) Доступ в зал заседаний может быть запрещен мотивированным определением для прессы или общественности на протяжении всего процесса или какой-то его части только в интересах соблюдения нравственности, обеспечения общественного порядка или национальной безопасности, в случаях, обусловленных интересами несовершеннолетних или необходимостью защиты частной жизни сторон процесса, или же, в той мере, которая расценивается судебной инстанцией как строго необходимая, в случае, когда в силу особых обстоятельств гласность могла бы повредить интересам правосудия.

(3) Рассмотрение дела в закрытом судебном заседании должно быть обоснованным и осуществляться с соблюдением всех правил судопроизводства.

(4) Во всех случаях решения судебной инстанции оглашаются в открытом судебном заседании.

Статья 19. Свободный доступ к правосудию

(1) Любое лицо имеет право на справедливое рассмотрение и разрешение его дела в разумные сроки независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона и действующим в соответствии с положениями настоящего кодекса.

(2) Лицо, осуществляющее уголовное преследование, и судья не могут участвовать в рассмотрении дела в случае, если они прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела.

(3) Орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого обстоятельства, а также обстоятельства, смягчающие или отягчающие его ответственность.

Статья 20. Осуществление уголовного судопроизводства в разумные сроки

(1) Уголовное преследование и судебное разбирательство дела осуществляются в разумные сроки.

(2) Критериями определения разумных сроков рассмотрения уголовного дела являются:

1) сложность дела;

2) поведение сторон процесса;

3) поведение органа уголовного преследования и судебной инстанции.

(3) Уголовное преследование и судебное разбирательство по уголовным делам, по которым подозреваемые, обвиняемые или подсудимые подвергнуты предварительному аресту, а также по которым проходят несовершеннолетние, осуществляются в неотложном и приоритетном порядке.

(4) Проведение в разумные сроки уголовного преследования обеспечивается прокурором, а судебного разбирательства уголовного дела — соответствующей судебной инстанцией.

(5) При рассмотрении дел в обычном или исключительном порядке обжалования контроль за соблюдением разумных сроков судебного разбирательства конкретных дел осуществляется вышестоящей судебной инстанцией.

Статья 21. Свобода от самоизобличения

(1) Никто не может быть принужден давать показания против себя или против своих близких родственников, супруга, супруги, жениха, невесты, так же как и не может быть принужден признать свою вину.

(2) Лицо, которому орган уголовного преследования предлагает дать показания, изобличающие его самого или его близких родственников, супруга, супругу, жениха, невесту, вправе отказаться от дачи таких показаний и не может быть привлечено за это к ответственности.

Статья 22. Недопустимость повторного преследования, суда или наказания

(1) Никто не может быть подвергнут повторному уголовному преследованию, суду или наказанию со стороны органов уголовного преследования или судебной инстанции за одно и то же деяние.

(2) Выведение из-под уголовного преследования или прекращение уголовного преследования препятствует повторному привлечению одного и того же лица в качестве обвиняемого за одно и то же деяние, за исключением случаев, когда имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах либо когда существенное нарушение в ходе предыдущего рассмотрения дела повлияло на вынесенное решение.

(3) Решение органа уголовного преследования о выведении из-под уголовного преследования или о прекращении уголовного преследования, а также окончательное судебное решение препятствуют возобновлению уголовного преследования, вынесению более тяжкого обвинения или установлению более строгого наказания одному и тому же лицу за одно и то же деяние, за исключением случаев, когда имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах либо когда существенное нарушение в ходе предыдущего рассмотрения дела повлияло на вынесенное решение.

Статья 23. Обеспечение прав лиц, пострадавших от преступлений, злоупотреблений служебным положением и судебных ошибок

(1) Уголовно-процессуальным законом обеспечиваются права лиц, пострадавших от преступлений, злоупотреблений служебным положением, а также незаконно осужденных или незаконно арестованных, равно как и ущемленных в своих правах иным образом.

(3) Оправданное лицо либо лицо, выведенное из-под уголовного преследования или в отношении которого прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, имеет право на восстановление в личных правах, а также на возмещение причиненного ему ущерба.

Статья 24. Принцип состязательности в уголовном процессе

(1) Уголовное преследование, защита и судебное разбирательство дела обособлены и осуществляются различными органами и лицами.

(2) Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты и не выражает каких бы то ни было интересов, кроме интересов закона.

(3) Участвующие в уголовном судопроизводстве стороны пользуются равными правами и наделены уголовно-процессуальным законом равными возможностями в защите своей позиции. Суд основывает приговор лишь на тех доказательствах, к участию в исследовании которых стороны имели равный доступ.

(4) Стороны процесса избирают свою позицию, способы и средства ее отстаивания самостоятельно и независимо от суда, других органов или лиц.

Суд по просьбе стороны оказывает ей содействие в добывании средств доказывания в порядке, предусмотренном настоящим кодексом.

Статья 25. Отправление правосудия — исключительная компетенция судебных инстанций

(1) Правосудие по уголовным делам осуществляется именем закона только судебными инстанциями. Создание незаконных судов запрещено.

(2) Никто не может быть обвинен в совершении преступления, а также никто не может быть подвергнут уголовному наказанию кроме как на основании окончательного решения судебной инстанции, вынесенного согласно настоящему кодексу.

(3) Компетенция судебной инстанции и пределы ее юрисдикции, порядок судопроизводства не могут быть изменены произвольно для определенных категорий дел или лиц, равно как и для определенной обстановки или на какой-либо период времени.

(4) Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела той инстанцией и тем судьей, к компетенции которых оно отнесено законом.

(5) Приговоры и другие судебные решения по уголовным делам могут быть подвергнуты проверке только соответствующими судебными инстанциями согласно настоящему кодексу.

(6) Приговоры и другие судебные решения, вынесенные незаконно созданными судами, не имеют юридической силы и не подлежат исполнению.

Статья 26. Независимость судей и подчинение их только закону

(1) При осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только закону. Судьи разрешают уголовные дела на основании закона, в условиях, исключающих постороннее воздействие на них.

(2) Судья рассматривает материалы и уголовные дела в соответствии с законом, сообразуясь со своим внутренним убеждением, основанным на исследованных в ходе соответствующей судебной процедуры доказательствах.

(3) Судья не должен быть предрасположен соглашаться с заключением органа уголовного преследования, данным не в пользу подсудимого, а также не может начинать судебное разбирательство с предвзятого мнения, будто подсудимый совершил преступление, составляющее предмет обвинения.

Представление доказательств обвинения является обязанностью прокурора.

(4) Правосудие по уголовным делам отправляется без какого-либо вмешательства. Судья обязан противиться любой попытке оказать давление на него. Оказание давления на судью в ходе разрешения уголовных дел в целях повлиять на принимаемые им решения влечет за собой ответственность, установленную законом.

(5) Судья по уголовному преследованию является независимым по отношению к остальным правоохранительным органам и судебным инстанциям и исполняет свои обязанности только на основании и в рамках закона.

Статья 64. Права и обязанности подозреваемого

(1) Подозреваемый имеет право на защиту. Орган уголовного преследования обеспечивает подозреваемому возможность реализации им своего права на защиту всеми средствами и способами, не запрещенными законом.

(2) В соответствии с настоящим кодексом подозреваемый имеет право:

1) знать, в чем он подозревается, и в связи с этим незамедлительно после задержания или ознакомления с постановлением о применении меры пресечения или о признании его в качестве подозреваемого быть уведомленным в присутствии защитника, на понятном ему языке о содержании подозрения и юридической квалификации преступного деяния, в котором он подозревается;

2) незамедлительно после задержания или признания его в качестве подозреваемого получить от лица, осуществившего задержание, письменную информацию о принадлежащих ему правах, предусмотренных настоящей статьей, в том числе о праве молчать и не свидетельствовать против себя, а также получать от органа уголовного преследования разъяснения относительно всех принадлежащих ему прав;

3) незамедлительно после задержания или ознакомления с постановлением о применении к нему меры пресечения или о признании его подозреваемым получить от органа уголовного преследования копию соответствующего постановления или протокола о задержании;

4) в случае задержания получить в конфиденциальных условиях до начала первого допроса в качестве подозреваемого юридическую консультацию защитника;

5) с момента ознакомления с процессуальным актом о признании его подозреваемым пользоваться помощью выбранного им защитника, а при отсутствии средств для оплаты услуг защитника получать бесплатную юридическую помощь назначенного адвоката либо отказаться от защитника и защищать себя самостоятельно в случаях, когда это допускается законом;

6) общаться со своим защитником в конфиденциальных условиях без ограничения количества и продолжительности бесед;

7) в случае дачи согласия на допрос быть допрошенным, по его просьбе, в присутствии защитника;

8) признаться в деянии, в совершении которого он подозревается, и заключить соглашение о признании вины;

9) дать согласие на проведение специальной процедуры уголовного преследования и судебного разбирательства дела в порядке, предусмотренном настоящим кодексом, в случае признания своей вины;

10) давать показания или отказаться от дачи показаний;

11) участвовать в процессуальных действиях самостоятельно или, по желанию, в присутствии защитника либо отказаться от участия в таких действиях;

12) незамедлительно, но не позднее, чем в течение 6 часов уведомить через орган уголовного преследования родственников или другое лицо по своему выбору о месте своего задержания;

13) представлять документы и другие средства доказывания для приобщения к уголовному делу;

14) заявлять отводы лицу, осуществляющему уголовное преследование, судье по уголовному преследованию, переводчику;

15) подавать заявления;

16) знакомиться с протоколами процессуальных действий, произведенных с его участием, и подавать замечания по поводу правильности записей в протоколах, а также требовать внесения в протоколы записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны быть отмечены;

17) уведомляться органом уголовного преследования о принятии всех затрагивающих его права и интересы решений и, по желанию, получать копии этих решений;

18) возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения своих возражений в протокол соответствующих процессуальных действий;

19) обжаловать в установленном законом порядке действия и решения органа уголовного преследования;

20) отозвать любую поданную им или его защитником жалобу;

21) примириться с потерпевшим;

22) потребовать и получить возмещение ущерба, причиненного ему незаконными действиями органа уголовного преследования или судебной инстанции;

23) быть реабилитированным в случае, если подозрение не подтвердилось.

(3) Реализация подозреваемым своих прав или отказ от их реализации не должны истолковываться ему во вред или повлечь какие-либо неблагоприятные для него последствия. Подозреваемый не несет ответственности за данные им показания, кроме случаев осуществления ложного доноса о том, что преступление совершено лицом, которое фактически не имело никакого отношения к его совершению.

Статья 66. Права и обязанности обвиняемого, подсудимого

(1) Обвиняемый или, в зависимости от обстоятельств, подсудимый имеет право на защиту. Орган уголовного преследования или, в зависимости от обстоятельств, судебная инстанция обеспечивает обвиняемому, подсудимому возможность реализовать свое право на защиту всеми средствами и способами, не запрещенными законом.

(2) В соответствии с настоящим кодексом обвиняемый, подсудимый имеет право:

1) знать, в чем он обвиняется, и в связи с этим при предъявлении обвинения, а также незамедлительно после взятия под стражу или ознакомления с постановлением о применении к нему меры пресечения получить от органа уголовного преследования копию постановления о привлечении его в качестве обвиняемого;

2) незамедлительно после задержания или предъявления обвинения получить от органа уголовного преследования письменную информацию о принадлежащих ему правах, предусмотренных настоящей статьей, в том числе о праве молчать и не свидетельствовать против себя, а также разъяснение всех своих прав;

3) в случае задержания получить до начала первого допроса в качестве обвиняемого юридическую консультацию защитника;

4) в случае задержания незамедлительно, но не позднее чем в течение 72 часов быть доставленным судье, а также на судебное разбирательство в разумные сроки или освобождение во время процесса;

5) с момента предъявления обвинения иметь защитника по своему выбору, а при отсутствии средств для оплаты услуг защитника получать юридическую помощь от назначенного адвоката либо отказаться от защитника и защищать себя самостоятельно в случаях, когда это допускается законом;

6) общаться со своим защитником в конфиденциальных условиях без ограничения количества и продолжительности бесед;

7) в случае дачи согласия на допрос быть допрошенным, по его просьбе, в присутствии защитника;

8) давать показания или отказаться от дачи показаний;

9) давать объяснения по предъявленному ему обвинению или отказаться от дачи объяснений;

10) признать свою вину и заключить соглашение о признании вины;

11) дать согласие на проведение специальной процедуры уголовного преследования и судебного разбирательства дела в порядке, предусмотренном настоящим кодексом, в случае признания своей вины;

12) участвовать в процессуальных действиях самостоятельно или, по желанию, в присутствии защитника либо отказаться от участия в таких действиях;

13) уведомить через орган уголовного преследования близких родственников или другое лицо по своему выбору о месте своего содержания под стражей;

14) осуществлять подготовку материалов для уголовного дела;

15) представлять документы и другие средства доказывания для приобщения их к уголовному делу и исследования в судебном заседании;

16) заявлять отводы лицу, осуществляющему уголовное преследование, судье, прокурору, эксперту, переводчику, секретарю судебного заседания;

17) требовать допроса свидетелей обвинения и добиться вызова и допроса свидетелей защиты на тех же условиях, что и свидетелей обвинения;

18) подавать заявления;

19) возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения своих возражений в протокол процессуального действия;

20) знакомиться с протоколами процессуальных действий, произведенных с его участием, и подавать замечания по поводу правильности записей в протоколах, а также требовать внесения в протоколы записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны быть отмечены;

21) знакомиться с материалами, представленными в суд в подтверждение его ареста;

22) по окончании уголовного преследования знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из них необходимые сведения, снимать копии, подавать заявления о дополнении уголовного преследования;

23) участвовать в рассмотрении дела в первой инстанции и в апелляционном порядке;

24) выступать в судебных прениях в случае отказа от защитника;

25) произносить последнее слово;

26) уведомляться органом уголовного преследования о принятии всех затрагивающих его права и интересы решений и, по желанию, получать копии этих решений, а также копии постановлений о применении к нему мер пресечения и других мер процессуального принуждения, копии обвинительного или иного заключительного акта уголовного преследования, гражданского иска, приговора, апелляционной и кассационной жалобы, определения, посредством которого приговор признан окончательным, окончательного решения судебной инстанции, рассматривавшей дело в исключительном порядке обжалования;

27) обжаловать в предусмотренном законом порядке действия и решения органа уголовного преследования или судебной инстанции, в том числе приговор или определение судебной инстанции, рассматривавшей дело в обычном порядке обжалования;

28) отозвать любую жалобу, поданную им или его защитником в его интересах;

29) примириться с потерпевшим в предусмотренном настоящим кодексом порядке;

30) подавать возражения на жалобы других участников процесса, доведенные до его сведения органом уголовного преследования или ставшие известными ему в результате других обстоятельств;

31) высказывать в судебном заседании свое мнение по поводу заявлений и предложений других участников процесса, а также по вопросам, разрешаемым судом;

32) возражать против незаконных действий других участников процесса;

33) возражать против действий председательствующего в судебном заседании;

34) требовать и получать возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органа уголовного преследования или судебной инстанции.

(3) В случае, если обвинение не подтвердилось, обвиняемый, или, в зависимости от обстоятельств, подсудимый имеет право на реабилитацию.

(4) Реализация обвиняемым, подсудимым своих прав или отказ от их реализации не должны истолковываться ему во вред или повлечь какие-либо неблагоприятные для него последствия. Обвиняемый, подсудимый не несет ответственности за данные им показания, кроме случаев осуществления ложного доноса о том, что преступление совершено лицом, которое фактически не имело никакого отношения к его совершению, или дачи ложного показания под присягой.

Последняя редакция Статьи 51 Конституции РФ гласит:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 КРФ

1. Показания лиц, которые обладают какой-либо информацией об обстоятельствах, подлежащих установлению в ходе конституционного, гражданского, уголовного, административного или арбитражного судопроизводства, — свидетелей, потерпевших, обвиняемых и истцов, ответчиков и др. — являются одним из важнейших процессуальных средств, с помощью которого обеспечивается установление обстоятельств уголовного дела и решение иных задач, стоящих перед правосудием. С учетом значимости показаний различных участников процесса и других лиц, привлекаемых к производству по делу, государство закрепляет обязанность свидетельствовать в качестве одной из важнейших юридических обязанностей граждан (ст. 64 ФКЗоКС, ст. 70 ГПК, ст. 42, 56 УПК), неисполнение которой в форме отказа от дачи показаний или дачи заведомо ложных показаний может влечь наступление даже уголовной ответственности (ст. 307, 308 УК РФ).

Вместе с тем Конституция России закрепляет в качестве одного из неотъемлемых право любого человека не свидетельствовать в суде или ином органе против себя самого, своего супруга и близких родственников. Это право служит гарантией, обеспечивающей достоинство человека (ст. 21), неприкосновенность его частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 24), возможность защиты им своих прав и свобод (ст. 45), рассмотрение дел в судах на основе презумпции невиновности и состязательности (ст. 49, 123).

Право каждого не свидетельствовать против себя самого, как подчеркнул Конституционный Суд в Постановлении от 25 апреля 2001 г. N 6-П, в силу ст. 18 Конституции является непосредственно действующим и должно обеспечиваться — в том числе правоприменителем — на основе закрепленного в ч. 1 ст. 15 Конституции требования о прямом действии конституционных норм.

Наличие подобной гарантии, провозглашаемой на конституционном уровне, приобретает особый смысл, если учесть, что еще не так давно в нашем государстве признание обвиняемым по уголовному делу своей вины рассматривалось в качестве «царицы доказательств» и правоприменители всяческими способами добивались получения от обвиняемого такого признания.

Подпунктом «q» п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право «не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным» предусмотрено в качестве одной из гарантий при рассмотрении любого предъявленного лицу обвинения. Комментируемая статья 51 Конституции, однако, не ограничивает возможности осуществления этого права лишь сферой уголовного судопроизводства и, соответственно, вопросами установления виновности лица в совершении преступления. Сообразно этому в отраслевом законодательстве предусматривается право отказаться от дачи показаний не только для подозреваемого и обвиняемого (ст. 46, 47 УПК РФ), но и для потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, стороны в конституционном судопроизводстве (ст. 42, 44, 54, 56 УПК; ст. 35, 68 ГПК; ст. 53 ФКЗоКС) — лиц, чьи показания (объяснения) по собственному делу объективно, помимо их воли могут быть использованы во вред отстаиваемым интересам.

Из положения, закрепленного в ч. 1 комментируемой статьи 51 КРФ, следует несколько практических выводов.

Во-первых, любой человек вправе по своему усмотрению решать, свидетельствовать ему в отношении себя самого, своего супруга и близких родственников или отказаться от дачи показаний. При этом процессуальная роль допрашиваемого лица не имеет существенного значения: даже если человек формально не является подозреваемым или обвиняемым, от него нельзя под угрозой ответственности требовать показаний по делу, в котором имеются доказательства его причастности к совершению преступления (например, по делу, выделенному в отношении одного из соучастников преступления в отдельное производство). Точно так же не имеет значения для реализации закрепленного в анализируемой норме то, является ли супруг или близкий родственник допрашиваемого участником процесса (подозреваемым или обвиняемым).

Важной гарантией права лица отказаться от дачи показаний против себя самого является закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК положение, согласно которому показания обвиняемого, подозреваемого, данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника и не подтвержденные обвиняемым, подозреваемым в суде, признаются недопустимыми доказательствами. Данное положение направлено на предотвращение случаев возможных злоупотреблений служебным положением со стороны сотрудников органов предварительного расследования, добивающихся в нарушение ч. 1 комментируемой статьи в ходе дознания или предварительного следствия от обвиняемого, подозреваемого признательных показаний с расчетом на то, что именно эти показания впоследствии будут положены в основу приговора. Причем, как признал Конституционный Суд, недопустимым является не только прямое (путем оглашения протокола допроса), но и опосредованное (путем допроса дознавателя или следователя о содержании показаний, полученных ими в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и восстановления тем самым содержания этих показаний) использование показаний обвиняемого, подозреваемого, от которых он отказался в суде (Определение от 6 февраля 2004 г. N 44-О//СЗ РФ. 2004. N 14. ст. 1341).

Во-вторых, суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний). Это, конечно, не означает, что следователь или суд не может предлагать лицу дать подобные показания или пытаться в законных рамках с помощью специальной тактики и методики ведения допроса добиваться таких показаний.

В-третьих, отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 16 декабря 2004 г. N 448-О (ВКС РФ. 2005. N 3), закрепление в Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения — независимо от того, согласен на это подозреваемый или обвиняемый либо нет, — различных процессуальных действий с его участием (осмотр места происшествия, опознание, получение образцов для сравнительного исследования), а также использования документов, предметов одежды, образцов биологических тканей и пр. в целях получения доказательств по уголовному делу. Подобные действия — при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств — не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного частью 1 ст. 51 Конституции права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей, вытекающих из ч. 3 ее ст. 55.

Не исключает данная конституционная норма возможности проведения таких следственных действий, направленных на получение объективно существующей информации (в частности, судебно-медицинской экспертизы в целях установления степени тяжести причиненного преступлением вреда здоровью), и в отношении других участников уголовного судопроизводства, несмотря на то что они являются супругом или близким родственником обвиняемого (Определение от 18 апреля 2006 г. N 123-О).

В-четвертых, доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу.

В-пятых, отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления, а применительно к обвиняемому (подозреваемому) также дача заведомо ложных показаний не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Круг близких родственников, о которых идет речь в ч. 1 комментируемой статьи, подлежит определению в федеральном законе. Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство (п. 4 ст. 5 УПК России) относит к их числу — помимо супругов — родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, дедушку, бабушку и внуков.

2. Частью 2 рассматриваемой статьи 51 Конституции Российской Федерации законодателю предоставлено право расширять круг лиц, которые освобождаются от обязанности давать свидетельские показания. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 69 ГПК в качестве свидетелей в гражданском процессе не могут быть вызваны и допрошены представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника; судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникающих в совещательной комнате при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных организаций, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали известны из исповеди.

Сходные положения закреплены в статье 56 УПК, согласно ч. 3 которой не подлежат допросу в качестве свидетелей: 1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; 2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; 3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; 4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; 5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Освобождение члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы от обязанности давать свидетельские показания по гражданскому или уголовному делу предусматривается также ФЗ от 8 мая 1994 г. «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (с изм. и доп.) — относительно обстоятельств, ставших им известными в связи с выполнением своих служебных обязанностей (ст. 21) (СЗ РФ. 1994. N 2. ст. 74; СЗ РФ. 1999. N 28. ст. 3466; СЗ РФ. 2001. N 7. ст. 614). Рассматривая вопрос о конституционности предоставления членам Совета Федерации и депутатам Государственной Думы права отказаться от дачи показаний, Конституционный Суд в Постановлении от 20 февраля 1996 г. N 5-П (СЗ РФ. 1996. N 9. ст. 828) признал его соответствующим Конституции, но не допускающим расширительного толкования и отказа от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, не связанных с осуществлением депутатской деятельности, однако необходимых в интересах правосудия при выполнении требований ст. 17 (ч. 3) и 52 Конституции Российской Федерации. Суд также отметил, что, по смыслу ст. 51 Конституции, депутат может быть освобожден от дачи свидетельских показаний о доверительно сообщенной ему гражданином информации, распространение которой в форме свидетельских показаний по существу будет означать, что лицо, доверившее ее, ставится в положение, когда оно фактически (посредством доверителя) свидетельствует против самого себя.

Отсутствие у вышеперечисленных лиц обязанности давать свидетельские показания относительно определенных групп информации не означает, что они не могут быть допрошены в гражданском, уголовном или ином судопроизводстве и по иным вопросам. Их отказ дать свидетельские показания об обстоятельствах, не указанных в соответствующем законе, может влечь применение мер уголовной ответственности на общих основаниях.

В Определении от 6 марта 2003 г. N 108-О (СЗ РФ. 2003. N 21. ст. 2006) Конституционный Суд признал, что освобождение лица от обязанности давать показания, равно как и установление запрета на его допрос, если они обусловлены целями защиты законных интересов самого этого лица либо лиц, доверивших ему свою личную тайну, не могут служить препятствием для допроса этого лица по его просьбе и с согласия его доверителей. Данная правовая позиция была распространена Конституционным Судом, в частности, на ситуацию, когда в ходе производства по уголовному делу обвиняемым было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его защитника, которому стали известны обстоятельства фальсификации следователем материалов уголовного дела. Отказ в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на адвокатскую тайну означал бы, по мнению Конституционного Суда, искажение истинного смысла и целевого назначения этого важного правового института.

Идрисова Н. Г.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРАВОМ НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ПРОТИВ СЕБЯ И БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ

10.2. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРАВОМ НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ПРОТИВ СЕБЯ И БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ

Идрисова Нина Гаджиабдуллаевна, преподаватель кафедры теории и истории государства и права Место работы: Дагестанский Государственного Института Народного Хозяйства

Аннотация: В статье анализируются вопросы гуманизации законодательства России и некоторые проблемы, возникшие в ходе такой гуманизации. В частности, рассматривается вопрос права не свидетельствовать против самого себя и близких родственников, высказываются предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства

Ключевые слова: гуманизация права, уголовный процесс, равенство перед законом, право не свидетельствовать против себя, право не свидетельствовать против близких родственников, отказ от дачи показаний, укрывательство преступления, свидетель, обвиняемый, подозреваемый

SOME PROBLEMS RELATED TO THE RIGHT NOT TO INCRIMINATE HIMSELF OR CLOSE RELATIVES

Idrisova Nina G., Lecturer of department of Theory and History of State and Law

Work place: Dagestan Institute of National Economy

Через современные правовые реалии красной нитью проходит тенденция гуманизации права. Этот процесс характерен как для международно-правовой арены, так и для национальных правовых систем.

Необходимость в гуманизации права, обеспечении и реализации прав и свобод человека возникла перед мировым сообществом после ужасов Второй мировой войны в условиях разрушенной, выжженной Европы, пошатнувшихся представлений о демократии, правах и свободах человека в современном мире.

Процесс гуманизации права нашел свое отражение в таких значимых международно-правовых актах, как: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года, Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года и так далее.

Так, преамбула Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Преамбула так же напоминает, что пренебрежение и презрение к правам чело-

века привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей .

Законодательство современной России так же последовало вышеназванной тенденции гуманизации права, что нашло отражение в федеральном законодательстве.

Так, Конституция Российской Федерации, как основной закон государства, в ст. 2 провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а основной обязанностью государства называет признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина .

Уголовный кодекс Российской Федерации среди принципов уголовного права России называет принцип гуманизма, который гласит: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства» . Данному принципу вторит принцип уголовно-процессуального права, закрепленный в ст. 9 Уголовно-Процессуального Кодекса РФ, согласно которому в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья .

Одним из результатов такой гуманизации права стало провозглашение и законодательное закрепление права лица не свидетельствовать против самого себя и близких родственников при расследовании и судебном разбирательстве правонарушений.

Указанное право закреплено в таком важнейшем для мирового сообщества правовом акте, как Международный пакт о гражданских и политических правах, пп^ п.3 ст.14 которого закрепляет право каждого при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения, как минимум, на следующие гарантии на основе полного равенства: не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным .

Данный правовой принцип нашел свое отражение в следующих основных законодательных актах нашей страны.

Так, ст. 51 Конституции РФ гласит: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом» .

Уголовно-процессуальный кодекс РФ так же содержит ряд норм, закрепляющих право лица не свидетельствовать против самого себя и близких родственников. Пп.3 ч.2 ст. 42 УПК РФ предоставляет потерпевшему право отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников . Статьи 46, 47 УПК РФ предоставляют аналогичные права подозреваемому и обвиняемому.

Пункты 1,2,3 ч.4 ст. 69 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации гласят, что вправе отказаться от дачи свидетельских показаний: гражданин против самого себя; супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усынови-

телей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных; братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки .

Уголовный Кодекс Российской Федерации в примечании к статье 308 освобождает от ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников .

Схожие положения имеются так же в ст. 25.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в ч.6 ст. 56 Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации так же высказал свое мнение по данному вопросу в ряде своих постановлений. Правовая позиция суда заключается в следующем: освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников, т.е. наделение этого лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Положение статьи 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации в соотнесении со статьями 23, 24, 45, 46 и 52 Конституции Российской Федерации означает недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких .

В правовой литературе сложилось определенное мнение по данному вопросу. Так, Дмитриев Ю.А., Авде-енкова М.П., Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю., Конюхова И.А. считают, что закрепление в Основном законе страны принципа не свидетельствовать против самого себя и близких родственников и изъятие из Уголовного кодекса РФ нормы об ответственности за недонесение о совершении преступления близкими родственниками и за уклонение от дачи свидетельских показаний, если они касаются близких родственников, свидетельствует о гуманизации российского законодательства, его соответствии общечеловеческим ценностям .

Законодатель четко определяет круг лиц, относящихся к близким родственникам. Это, согласно п.4 ст.5 Уголовно-процессуального кодекса РФ, супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки .

Таким образом, законодатель предоставляет право указанным лицам отказаться от дачи разъяснений следствию. Но не является ли это злоупотреблением правом?

Данный вопрос являются дискуссионным и, на наш взгляд, очень актуальным.

Правовое закрепление права не свидетельствовать против самого себя, на наш взгляд, логично и оправдано самой природой человека. Инстинкт самосохранения не позволяет человеку обличать себя в совершении определенного противоправного поступка, будь то правонарушение или преступление, под страхом применения к нему санкций со стороны законодателя. Негуманно требовать от лица, нарушившего право, признания своей вины.

Такой точки зрения придерживается и заслуженный юрист России, доцент Лазарев Л.В., отмечающий, что суды и иные правоприменительные органы не могут обязать допрашиваемое лицо в той или иной форме свидетельствовать против себя, супруга и близких родственников. Они не вправе использовать для получения таких показаний угрозы (в том числе ответственностью), шантаж, иное принуждение, равно как и

обман (в частности, умолчание о праве отказаться от дачи показаний).

Доказательства, которые были получены от подозреваемого, обвиняемого, их близких родственников принудительно или вследствие неразъяснения права отказаться от дачи показаний, по смыслу ст. 49 (ч. 2), 50 (ч. 2) и 51 (ч. 1) Конституции, не могут быть положены в основу выводов и решений по уголовному делу .

Более того, лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении правонарушения, имеет право не только вообще не давать показаний по делу, но законодатель предоставляет ему возможность выдвигать собственные версии произошедшего, даже используя ложь, поскольку за дачу ложных показаний подозреваемым или обвиняемым не предусмотрено какой-либо ответственности. Уголовная ответственность по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний предусмотрена только для свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста и переводчика .

Отсутствие обязанности свидетельствовать против себя самого или против своих близких родственников предполагает право человека отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления правоприменительным органам иных компрометирующих его доказательств: предметов и орудий преступления, других вещественных доказательств, документов и т.д .

Однако оправдана ли позиция законодателя в отношении близких родственников? С моральной точки зрения, вероятно, данное положение оправдано. Члены семьи рефлекторно, бессознательно пытаются защитить друг друга всеми возможными способами. Но в то же время, данный принцип предоставляет родственникам право умолчать правду, дабы защитить близкого человека.

Лазарев Л.В. отмечает, что отказ от дачи показаний, равно как и заранее не обещанное укрывательство преступления не могут влечь уголовную или иную ответственность для лиц, указанных в комментируемой статье (ст. 307, 308, 316 УК).

Как было указано, в случае отказа от дачи показаний близкие родственники лица, подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления, не несут ответственность по ст. 308 УК РФ.

Так же близкие родственники лица, совершившего преступление, не несут уголовной ответственности за укрывательство преступлений. Согласно примечанию к ст. 316 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником .

Таким образом, лица, ставшие случайными очевидцами совершенного преступления, по мнению законодателя, должны выполнить свой гражданский долг перед обществом и государством и не имеют права отказаться от дачи показаний, а близкие родственники обвиняемого в совершении преступления, даже зная о виновности указанного лица, получают право сокрыть эти обстоятельства или прибегнуть к укрывательству преступления.

Возникает закономерный вопрос — справедливо ли требовать от лиц, непричастных к совершенному преступлению, но оказавшихся случайными очевидцами, активно способствовать расследованию путем дачи свидетельских показаний и освобождать от такой обязанности лиц, которым, как правило, доподлинно известно о преступлении в подробностях?

Идрисова Н. Г.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПРАВОМ НЕ СВИДЕТЕЛЬСТВОВАТЬ ПРОТИВ СЕБЯ И БЛИЗКИХ РОДСТВЕННИКОВ

Справедливо ли наделять определенными привилегиями, выраженными в праве не свидетельствовать, одну категорию лиц и отказывать в этом праве другой категории только из-за наличия или отсутствия близкого родства? Тогда как, объективно, близкие родственники, участвовавшие (либо наоборот не оказывавшие должного участия) в формировании личности лица, совершившего правонарушение, несут за него определенную ответственность (моральную, а в некоторых случаях и юридическую).

Ведь умолчание о ключевых моментах преступления является препятствием раскрытию конкретного преступления, работе следственных органов в целом, препятствием восстановлению социальной справедливости — основной цели уголовного наказания.

Более того, дача показаний, в особенности по резонансным уголовным делам, при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, влечет за собой определенные негативные последствия для свидетеля, исходящие от преступников или лиц, с ними связанных: это может быть повреждение или уничтожение личного имущества, угрозы убийства или насилия свидетеля либо его близких.

Таким образом, свидетели, как «невольные» участники уголовного процесса, являются наименее защищенной категорией лиц уголовного судопроизводства.

Определенным шагом в развитии института защиты свидетелей в Российской Федерации стало принятие 20 августа 2004 г. Федерального Закона Ы119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», вступившего в законную силу с 1 января 2005г.

Но, несмотря на прилагаемые законодателем усилия, как справедливо отмечает Кругликов А.П. в своей научной статье, в вопросе защиты прав участников уголовного судопроизводства имеются недостатки. Автор отмечает, при наличии необходимости обеспечить безопасность свидетеля, потерпевшего, их близких лиц, следователь вправе принять меры по их защите .

То есть, принятие мер защиты является лишь правом, а не обязанностью следователя и разрешение данного вопроса остается на его усмотрение.

Подводя резюме, хотелось бы озвучить некоторые выводы по выбранной теме.

Мы считаем, что право не свидетельствовать против близких родственников является нарушением такого международно-правового принципа, признаваемого так же и нашей страной, как равенство всех перед законом.

Указанное нарушение выражается в том, что такая категория участников уголовного процесса, как свидетели, условно подразделяется на две «подкатегории»:

1) свидетели, то есть лица, обладающие информацией об обстоятельствах расследуемого преступления;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2) свидетели, обладающие информацией об обстоятельствах расследуемого преступления, но являющиеся близкими родственниками лиц, так же являющихся участниками уголовного процесса и против которых могут быть даны показания. Неравенство этих двух «подкатегорий» заключается в том, что первые обязаны давать свидетельские показания и могут быть привлечены к уголовной ответственности за отказ от дачи и показаний и заранее не обещанное укрывательство (ст. 308, 316 УК РФ), вторые же освобождены от обязанности свидетельствовать и не могут быть привлечены к ответственности по названным статьям УК РФ.

Еще хотелось бы отметить, что освобождение лиц от обязанности свидетельствовать против близких родственников порождает преступное покрывательство, от которого, в конечном счете, никто не выигрывает, поскольку безнаказанность порождает все новые и новые преступления.

На наш взгляд, современное российское общество не находится на том уровне морального и духовного развития, которое позволило бы предоставить его членам такие свободы, требующие сознательности, обостренного чувства справедливости, способности нести ответственность за свои поступки и убежденности в необходимости призывать к ответу лиц, позволивших себе совершить правонарушение, пусть даже это близкие и родные лица.

По нашему мнению, для полного обеспечения конституционного принципа равенства всех перед законом необходимо внести одно из следующих предложений по изменению действующего законодательства. С одной стороны — отменить право лица отказаться от дачи показаний против близких родственников, с другой — освободить от ответственности за отказ от дачи показаний и укрывательство преступления свидетелем, не имеющим близкого родства с иным участником уголовного судопроизводства.

Список литературы:

1. Всеобщая декларация прав человека. 10 декабря 1948 г. // OSCE. Office for Democratic Institutions and Human Rights. A Collection of International Documents. Human Rights and the Judiciary. Warsaw. Права человека и судопроизводство // Собр. международных документов. — Варшава, 1996.

2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Феде-рации.14.11.2002г. N 138-ФЗ // «Российская газета», N 220, 20.11.2002.

4. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Собрание законодательства РФ. 04.08.2014, N 31, ст. 4398.

6. Кругликов А.П. УПК РФ и некоторые вопросы, связанные с обеспечением защиты участников уголовного процесса// Вестник Волгоградской академии МВД России. 2013. № 1 (24). С. 85.

8. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.02.1996 N 5-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 18, статьи 19 и части второй статьи 20 Федерального закона от 8 мая 1994 года «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»// «Вестник Конституционного Суда РФ»^ 2,1996.

9. Постановление Конституционного Суда РФ от 29.06.2004 N 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»// «Вестник Конституционного Суда РФ»^ 4,2004.

11. Уголовный кодекс Российской Федерации.13.06.1996 N бЗ-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

Reference list:

2. The Civil Procedure Code of the Russian Feder-atsii. 14.11.2002g. N 138-FZ // «Rossiyskaya Gazeta», N 220, 20.11.2002.

РЕЦЕНЗИЯ

на статью «Некоторые вопросы, связанные с правом не свидетельствовать против себя и близких родственников» преподавателя кафедры Теории и Истории государства и права Дагестанского Государственного Института Народного Хозяйства Идрисовой Нины Гаджиабдуллаевны В статье освещаются проблемы, связанные с предоставленным законодателем правом не свидетельствовать против себя и близких родственников. В частности, автором ставится вопрос о несправедливости предоставления такого права отдельным категориям участников уголовного процесса, связанных узами родства с лицом, подозреваемым или обвиняемым в совершении противоправного деяния, и лишения указанного процессуального права лиц, ставших случайными очевидцами преступлений, но не имеющих кровной связи с участниками преступных деяний. Автором так же освещается вопрос несправедливости привлечения к уголовной ответственности по статье 308 УК РФ лиц, отказавшихся от дачи показаний по уголовному делу, привлечения по статье 316 УК РФ за укрывательство преступления и освобождения от уго-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ловной ответственности по указанным статьям Уголовного Кодекса близких родственников обвиняемого в преступлении.

Актуальность рецензируемой статьи не вызывает сомнений, поскольку в современных правовых реалиях российского государства поднятый автором вопрос имеет существенное практическое значение, неравенство возникшее между равными участниками судопроизводства, отличающимися между собой лишь наличием или отсутствием родственных связей, наиболее ярко проявляется в правоприменительной сфере, а именно на стадии судебного разбирательства. Поскольку участие в уголовном процессе зачастую влечет за собой неблагоприятные последствия для свидетелей преступления, вплоть до применения в отношении них насилия. Законодателем применяются меры для защиты интересов данной категории участников судопроизводства, но, к сожалению, на сегодняшний день эти меры не совсем эффективны.

Автором проведена серьезная работа по изучению выявленной проблемы, исследована нормативная база по данному вопросу, правоприменительная практика и предложены варианты ее разрешения путем внесения изменений в действующее законодательство.

Научная статья Н.Г. Идрисовой «Некоторые вопросы, связанные с правом не свидетельствовать против себя и близких родственников» соответствует всем требованиям, предъявляемым к работам такого рода. Данная статья может быть рекомендована к публикации.

Все слышали самую популярную фразу из иностранных фильмов «Вы можете хранить молчание». В российском законодательстве есть аналог — статья 51 Конституции РФ. Гражданин по этой статье имеет право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых очерчен законом. Вроде бы все просто. Но есть сложности, предупреждает «Российская газета».

В каких случаях человек может воспользоваться этой статьей? Ограничений нет: ни по процессуальному статусу (очевидец, свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый), ни по виду и стадии судопроизводства, а также независимо от любой формы общения и со всеми чиновниками.

Главное — любая попытка ограничить право молчать, ссылаясь на то, что статьей 51 могут, например, пользоваться только обвиняемые, будет нарушением конституционных прав человека. Как и запрет пользоваться ей, к примеру, при устной беседе с любым сотрудником органов, в любой ситуации.

Как правильно пользоваться статьей и когда это уместно?

Бывает, когда граждан опрашивают или допрашивают правоохранители и не спрашивают об их желании отвечать на вопросы. При отказе без ссылки на статью 51 в протоколе могут написать — «гражданин отказался отвечать на поставленные вопросы». Это нередко используется как метод давления на человека. При допросе же по уголовному делу такой ответ может привести к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний.

Но если на тот же вопрос человек ответит: «при ответе на поставленный вопрос я воспользуюсь ст. 51 Конституции», то такой ответ не считается отказом. При ссылке на конституционное право граждане не подпадают под ответственность за отказ от дачи показаний.

А кто такие по закону близкие родственники? Где границы понятия «не свидетельствовать против себя самого» и какая информация под это подпадает? Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких родственников. Это супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки. То есть по Конституции можно не давать любую информацию, которая касается этих людей, будь то их личная жизнь или работа.

Важно — закон выделяет и другую категорию — «близкие лица». К ним относятся «иные лица», жизнь, здоровье и благополучие которых человеку дороги в силу сложившихся личных отношений. Кстати, к этой категории относятся люди, состоящие в так называемом гражданском браке.

Что значит «не свидетельствовать против самого себя»? Четкого ограничения в законе нет. Это должно решаться самим гражданином, а не диктоваться ему кем-либо чужим.

Важно, что не разъяснение гражданину статьи 51 Конституции может привести к признанию протокола допроса недопустимым доказательством.

И еще одна интересная особенность этой статьи. Конституционный суд РФ разъяснил в одном из своих постановлений, что право не свидетельствовать против себя предполагает не только возможность отказаться от дачи показаний, но и от предоставления органам предметов и документов и т.д., которые могли бы свидетельствовать против него.

Право молчать распространяется не только на свидетельство против себя, но и запрещает принуждать свидетельствовать против близких и родственников

Любое введение человека в заблуждение о его праве пользоваться статьей 51 является нарушением его конституционных прав и свобод.

Но нередко полный отказ человека отвечать на вопросы, прикрываясь этой статьей, дает возможность вести следствие в невыгодном для гражданина направлении. И это обязательно надо помнить.

admin