Количество детей в школе

Добрый вечер

Существует Положение о службе практической психологии образования в Российской Федерации» (которое является Приложением к «Решению коллегии от 29 марта 1995 года»), но оно не регламентирует количество ставок психологов, носит исключительно рекомендательный характер:

— иметь одного психолога на 500 учащихся.

При этом Федеральный закон №273-ФЗ «Об образовании в РФ»

Согласно ст. 28, образовательная организация самостоятельна в осуществлении образовательного процесса, подборе и расстановке кадров, научной, финансовой, хозяйственной и иной деятельности в пределах, установленных законодательством Российской Федерации, В частности, к компетенции образовательной организации относится установление структуры управления деятельностью образовательной организации, штатного расписания, распределение должностных обязанностей»

Согласно инструктивного письма Министерства образования Российской Федерации от 24.12.2001 № 29/1886-6 «Об использовании рабочего времени педагога — психолога образовательного учреждения» нагрузка педагога — психолога в образовательных учреждениях (36 часов в неделю) распределяется следующим образом:

— 18 часов в неделю на индивидуальную и групповую профилактическую, диагностическую, консультативную, коррекционную, развивающую, учебную, просветительскую работу с обучающимися, воспитанниками; на экспертную, консультационную работу с педагогическими работниками и родителями (законными представителями) по вопросам развития, обучения и воспитания детей в образовательном учреждении; на участие в психолого — медико — педагогическом консилиуме образовательного учреждения;

— 18 часов в неделю на подготовку к индивидуальной и групповой работе с обучающимися, воспитанниками; обработку, анализ и обобщение полученных результатов; подготовку к экспертно — консультационной работе с педагогическими работниками и родителями обучающихся, воспитанников; организационно — методическую деятельность (повышение личной профессиональной квалификации, самообразование, супервизорство, участие в методических объединениях практических психологов, заполнение аналитической и отчетной документации и др.).

Я думаю, что исходить Вам нужно из этого норматива по распределению рабочего времени. То есть фактически с детьми, родителями и т.д. Вы должны работать не более 18 часов в неделю

Казахстанские дети учатся по 35-40 человек в классе, и больше всего таких школ в Алматы, Нур-Султане и Шымкенте. Некоторые из них вынуждены вводить третью смену, чтобы хоть как-то справиться с огромной нагрузкой.

Родители, выбирая школу, «голосуют ногами»

Трое детей жительницы Шымкента Айжан Нахыпкызы учатся в школе-гимназии №50 имени Ахмета Байтурсынова, у всех переполненные классы. Они говорят родителям, что парт в кабинетах так много, что невозможно развернуться.

«У старшей дочери в шестом классе 33 ученика, у среднего сына в четвёртом – 30 детей, у младшего во втором классе – 32 учащихся. Первое время они сидели по три человека. Дочка жаловалась, что неудобно, людей много, все толкаются. Почерк у неё сразу изменился. Потом им поставили другие парты, но всё равно в классе мало места», – говорит Айжан.

Школа рассчитана на 1,5 тысячи мест, но здесь учатся более 2,3 тысячи детей.

Алматинец Данил Султанов рассказал, что его сын ходит во второй класс школы №76. В нём 34 ребёнка, но теснота, по мнению Данила, не ощущается.

«Чтобы это вызывало какие-то трудности, я не заметил. Школа новая, классы большие, деткам места хватает, учатся в две смены. Жалоб от родителей не поступало. Может, всё-таки от учителей и администрации зависит состояние комфорта», – предположил Данил.

Салтанат Досмухан из Нур-Султана считает, что переполненность школы однозначно мешает образовательному процессу. Её сын-первоклассник учится в школе №85, в классе 33 ученика.

«Учитель не успевает опросить и малую часть класса. Перевод своего ребёнка в другую школу я не рассматривала, так как частные школы дорогие, а в других государственных школах такая же ситуация. Наша школа хоть расположена не сильно далеко от дома», – пояснила женщина.

Урок в столичной школе-лицее №85 / Фото Герарда Ставрианиди

Мама другого ученика этой же школы Светлана (имя изменено) тоже недовольна слишком большим классом и даже пробовала найти другую.

«В нашем классе 35 детей. Естественно, уделить внимание каждому ученику нереально. В прошлом году также был перебор детей в этой школе, но не настолько. В начале сентября мы даже рассматривали вариант с переводом сына в другую школу. Но, посоветовавшись со знакомыми, поняли, что такая проблема почти в каждой школе, и решили остаться. Тем более что администрация здесь хорошая, адекватная. Делают всё, что в их силах», – говорит мать школьника.

Заместитель директора школы-лицея №85 Гульбану Умирбаева подтверждает слова родителей. Она сказала, что по проекту здесь должны обучаться 1200 детей, но их сейчас более 3000. В прошлом году учились 1800 детей.

«В этом году много первоклассников пришло. Рядом много новых домов построили, люди в этот район массово переезжают. Им удобнее, чтобы дети ходили в школу рядом с домом. Мы в параллелях по несколько новых классов открыли», – сообщила Умирбаева.

Как выбрать школу для первоклассника? Инструкция для родителей

Начальные классы в 85-й школе учатся в три смены, средние и старшие – в две. В каждом классе в среднем по 35 учеников, а в одном даже 44. Здесь также учатся дети с особыми образовательными потребностями.

«Мы в первую очередь должны охватить образованием свой микроучасток. Из других районов набирать не можем уже просто физически – кабинетов и парт не хватит. В плане обеспечения учебниками, питанием проблем нет, но есть дефицит кадров – особенно учителей начальных классов с русским языком обучения очень сложно найти. На эту специальность молодёжь не идёт учиться. Мы за кадрами в регионы ездили. Павлодар, Караганду, Костанай посещали», – сказала Гульбану Умирбаева.

Много переполненных школ и в Алматы. Причины роста числа школьников назвала директор гимназии №35 Ольга Прокопьева.

«Нагрузка вырастает, во-первых, потому что идёт рост населения (в городах), во-вторых, стоит поразмышлять о том, что родители, выбирая школу, «голосуют ногами». Они приходят в ту, которая вызывает доверие, где нравится педагогический коллектив, общая атмосфера в школе. Согласно Закону «Об образовании», родитель вправе выбрать любую школу для своего ребёнка. Вот и получается, что те школы, которые имеют хорошую репутацию в родительской среде, наиболее подвержены перегрузке по количеству учащихся», – говорит директор гимназии.

Аналогичная проблема наблюдается в алматинском лицее №173. О нём говорил Касым-Жомарт Токаев на совещании по социально-экономическому развитию города 29 октября. Проектная мощность лицея (1,2 тысячи мест) превышена более чем в два раза.

«Сейчас у нас обучаются 2,7 тысячи детей. В классах занимаются от 23 до 37 учащихся. Мы работаем в две смены. У нас 6-8 параллельных классов», – сообщила директор Ляйла Байымбетова.

Всё дело в том, что рядом больше нет других школ, объяснила завуч Гульзира Байгазиева.

«Все дети, которые проживают поблизости, идут к нам. Им удобно, что школа буквально через дорогу. Поэтому детей у нас много. Расширить мощности школы за счёт пристроек мы не можем. Разгрузить школу поможет только появление новой. В этом году в нашем микрорайоне уже начали строить новую школу», – сказала Гульзира Байгазиева, добавив, что объект по плану должен быть сдан в ноябре 2020 года.

Капитальный ремонт нужен в 800 школах по стране

В прошлом учебном году в стране насчитывалось 128 трёхсменных и 31 аварийная школа. Капремонт нужен в 800 школах. Статистика по новому учебному году будет известна в ноябре 2019 года. Всего сейчас работают 7 тысяч школ. Как отметила вице-министр образования и науки РК Бибигуль Асылова на заседании коллегии ведомства, аварийные школы будут появляться ежегодно, так как идёт естественный износ зданий.

«Есть саманные школы, есть школы, которые были построены в 1980-х годах. Поэтому в любом случае ежегодно будут появляться новые проблемные объекты», – сказала Бибигуль Асылова.

Количество школ в аварийном состоянии

Асылова подчёркивает, что строить школы надо не в тех местах, по которым когда-то ранее делали проектно-сметную документацию, а где это действительно нужно.

«У нас есть приоритетные населённые пункты, где необходимо построить школы. Для определения этого мы вывели коэффициенты, в которых учитываются естественный прирост детей школьного возраста, количество аварийных объектов, трёхсменность, внутренняя миграция, и привязали их к количеству учащихся в каждом регионе. По этой методике мы сделали градацию, то есть разделили, где стабильная, средняя и сложная ситуации», – сказала она.

Количество трёхсменных школ в Казахстане

Стабильная ситуация наблюдается на севере страны, сложная – на юге, в Алматинской и Туркестанской областях. Особо острый дефицит испытывают Шымкент, Нур-Султан и Алматы.

«В каждом городе есть разные ситуации. Есть профицитные школы, к примеру, взять Актау, где на несколько микрорайонов всего одна школа. При этом есть школы в черте города, в которых профицит ученических мест. Детей приходится возить. Это связано с тем, что шло неравномерное строительство школ», – сказала она.

Как власти решают проблему переполненных классов?

Бибигуль Асылова говорит, что поможет подушевое финансирование, которое в столице работает с прошлого учебного года. В сентябре 2019 года его ввели в Алматы и Шымкенте. По новой системе ежегодные расходы на обучение одного школьника составляют:

  • 1-4 классы – 185 тысяч тенге;
  • 5-9 классы – 240 тысяч тенге;
  • 10-11 классы – 280 тысяч тенге.

В следующем году на подушевое финансирование перейдут все школы Казахстана.

Подушевое финансирование в школах. Решит ли оно проблемы среднего образования?

«Коммунальные услуги как финансировались за счёт местного бюджета по фактическим затратам, так и будут финансироваться. А образовательный процесс мы полностью выровняем в стране за счёт введения подушевого финансирования. Мы и частные школы обеспечиваем госзаказом, благодаря чему нагрузка с государственных школ постепенно будет уходить. Плюс будут строиться новые объекты», – сообщила Бибигуль Асылова.

Перемена в школе / Фото Герарда Ставрианиди

Директор алматинской гимназии №35 Ольга Прокопьева надеется, что подушевое финансирование поможет равномерно распределить учащихся по школам.

«Те школы, где наблюдался профицит ученических мест, теперь ещё и материально заинтересованы этот профицит закрыть, а для этого нужно повышать качество образования, делать более привлекательной образовательную среду. С другой стороны, школы, где существует большой дефицит ученических мест, наоборот, заинтересованы в снижении количества учащихся, поскольку существуют понижающие коэффициенты для финансирования тех учащихся, которые обучаются в школе сверх нормативного контингента», – сказала Ольга Прокопьева.

Кроме того, власти строят новые школы, а там, где нет возможности это сделать, добавила она, на территории уже существующих школ возводят пристройки. Кстати, аким Алматы Бакытжан Сагинтаев в августе сообщил, что до 2022 года в Алатауском и Наурызбайском районах построят семь школ на 7000 мест.

Как госзаказ в частных школах может решить проблему нехватки мест?

Госзаказ в частных школах, о которых выше говорила вице-министр образования и науки Бибигуль Асылова, уже действует в пилотном режиме в Нур-Султане. Потом система распространится на всю страну, и в этом есть свой плюс, поясняет Ольга Прокопьева.

«Сейчас в частных школах Алматы плата за обучение редко когда составляет менее 100 тысяч тенге в месяц. Иногда стоимость значительно выше, что зависит от статуса школы и других условий. Это не позволяет многим родителям, особенно тем, у кого несколько детей, воспользоваться услугами частных школ. Но если государство будет оплачивать подушевое финансирование в частную школу, то она сможет существенно снизить оплату обучения», – сказала Прокопьева.

«Учитель может удерживать в поле внимания не более 12-18 учеников»

Надежда Самсоненко из Уштобе (Алматинская область), учитель с 40-летним стажем, рассказала, что ей приходилось работать с большими классами. Чтобы давать качественные знания, она оставляла детей на дополнительные занятия.

«Как правило, в начальной школе идут «на учителя»: выбирают педагогов с хорошей репутацией. Если учитель ответственный, сознательный, ему приходится очень трудно в классе, где много детей. Мы работали по стандартам, предполагающим ежедневную проверку классной и домашней работ. Это большой труд. Кроме того, нужно опрашивать и оценивать детей во время урока. Я сразу вижу по глазам, что ребёнок недопонял что-то. Мои детишки часто оставались на дополнительные занятия, чтобы ещё раз механически отработать правила. Решил – пошёл домой. Только так удавалось добиваться хорошего качества знаний», – говорит Надежда Самсоненко.

Директор центра практической психологии «Тумар» и тренер-супервизор Любовь Фёдорова считает, что учитель физически не может контролировать качество обучения в классе, где обучается более 25 учеников. Однако даже эта норма, по её мнению, завышена.

«Если брать параметры, которые описаны в педагогической психологии, то каждый учитель может удерживать в поле своего внимания не более 12-18 учеников. Тогда это было бы качественное образование и воспитание. Такой подход используется в частных, но дорогостоящих школах», – поясняет Фёдорова.

Количество мест в классах/группах, согласно санитарным правилам, определяется по площади помещения:

Эти правила разработаны как для школ, так и для колледжей и вузов.

«Если в среднем классная комната имеет площадь в 40-45 квадратов, то можно посчитать, сколько человек может туда поместиться. Из расчёта 2,5 квадрата площади на ребёнка это 16-18 человек. Максимальное количество детей в обычном классе должно быть 25, для коррекционных классов – 15. Это связано с особенностями детей, потому что педагогу сложнее удержать их внимание», – сказала детский психолог Татьяна Остапенко.

Переполненный класс / Фото Алмаза Толеке

Стандарты во многих школах не выдерживаются, отмечает она, и каким бы «золотым» ни был педагог, он не в состоянии уделить внимание всем. Чем младше дети, независимо от их здоровья, тем меньше человек должно быть в классе.

«У маленького ребёнка ещё не развиты лобные доли мозга, он не в состоянии контролировать своё поведение так, как хотят педагоги. У нас есть сенситивные периоды с точки зрения развития того или иного навыка. Для развития речи это период в возрасте 2-3 лет. Первый класс – это сенситивный период для умения работать в команде, подчиняться правилам, для контроля своего поведения и планирования своей деятельности. В норме развитие этих процессов должно к концу первого класса закончиться. Даётся год-полтора», – объясняет Татьяна Остапенко.

Школьникам разрешили выбирать предметы для углублённого изучения. Как это работает?

«В большом классе слышно, как каждый дышит»

Как на формирование личности влияет переполненность? Об этом рассказала психолог высшей категории, преподаватель-тренер психологов Академии управления безопасности и специальных программ при КазГЮУ Анна Поздеева.

«Когда ребенок растёт в среде, которая предполагает скученность, толчею, слабую или низкую организацию процесса, то формируется он стихийно, неопределённо. У детей будут самой средой вырабатываться такие черты характера, как неорганизованность, желание спрятаться за общей массой, не выражать своё мнение или выразить его анонимно, не отвечать за свои поступки», – предупредила Поздеева.

В неприспособленной для обучения среде, продолжила она, помех для формирования навыков больше, чем в нормальных условиях.

«Взрослые на то и взрослые, чтобы они рассчитывали все возможные помеховые факторы и по возможности устраняли их. Если такие факторы неизбежны, то результативность обучения будет ниже. Нужна в этих случаях лояльность к учителю», – сказала психолог.

Ребёнок не ходил на занятия. Как наказывают родителей за прогулы детей?

Чем больше учеников в классе, тем больше отвлекаемость, подчёркивает детский психолог Татьяна Остапенко. Соответственно, качество знаний становится ниже.

«В большом классе слышно, как каждый дышит, не то что пишет или что-то делает. Будет падать качество знаний. Когда сидят по трое, страдает осанка, страдает почерк. Иногда администрация предлагает посмотреть на это с другой стороны, говоря, что так дети чувствуют локоть ближнего, что это помогает сплотить коллектив», – говорит специалист.

Урок алгебры / Фото Герарда Ставрианиди

Другая проблема в том, что в больших классах нет возможности поделить детей по уровням интеллектуальной готовности к школе. Педагог работает «на средненького», отмечает спикер.

«Детей мешают: не делят на готовых к письму и не готовых. Получается, что две крайности притягиваются к середине, на которую и работает педагог. Подготовленным скучно, и они к новому году ничего не хотят. Тем, кто в другой крайности находится, трудно: им задают сверх того, что они могут в данный момент освоить. И им тоже к новому году становится неинтересно», – говорит психолог.

Третья смена – не выход из положения

Система школьного образования была разбита на двухсменку неспроста, отмечает детский психолог Татьяна Остапенко. Она рассчитана на физиологические волны.

«Изначально смена была одна, и физиологически это правильно, потому что наш мозг максимально работает до 10 часов дня. Это как раз первые три урока, в которые администрация школы пытается заложить самые трудные предметы. А потом идут физкультура, труд, естествознание. Следующий скачок, когда мозг способен максимально впитывать информацию, идёт после обеда. Примерно с 13.30 до 15.00. Поэтому смен должно быть максимум две», – отмечает Остапенко.

В третьей смене ребёнок не попадает в такую волну, и это влияет на процесс усвоения информации и утомляемость. Ученика заставляют работать, когда его мозг «спит». Вся начальная школа, пятиклассники и выпускники должны ходить только в первую смену, уверяет наша собеседница.

Ещё у специалиста вопрос к организации перемен. Согласно нормам, каждая из них должна быть не менее 10 минут. Большая – после 2-го или 3-го урока – не менее 30 минут. Или же должны быть две большие перемены по 20 минут.

Охрана в школах. Кто несёт ответственность за безопасность детей?

«Дети во время большой перемены должны находиться на улице и играть в подвижные игры», – поясняет Татьяна Остапенко.

К 5-6-му уроку у ребёнка, если ему не позволять бегать и играть, ухудшается концентрация, он постоянно отвлекается и не может адекватно усваивать информацию.

«Он смотрит в окно, может залезть под парту, начинает дёргать соседа, ему постоянно надо что-то доставать из сумки. Но это не потому, что ребёнок вредный и противный, а потому, что тело пытается сбросить напряжение таким образом. Ведь ему не дали возможности сделать это во время перемены», – объясняет Татьяна Остапенко.

В связи с этим психолог рекомендует проводить подвижные игры, особенно в начальном звене.

Каким должно быть учебное место у ребёнка?

Психолог высшей категории Анна Поздеева рассказала, какие должны быть парты, чтобы ребёнок мог правильно формироваться.

«Парты должны соответствовать физиологическим нормам ребёнка, то есть быть под его рост и вес – не выше и не ниже, не шире и не уже. Когда ребёнок сидит на стуле, рабочая поверхность стола должна быть на расстоянии 30 сантиметров от подбородка. Иначе ребёнок будет либо наклоняться, если расстояние больше, либо отклоняться, если расстояние меньше», – сказала Поздеева.

Занятие в школе-лицее №85 в Нур-Султане / Фото Герарда Ставрианиди

Ширина стола определяется шириной расставленных локтей ребёнка. Он должен удобно на него опираться, отмечает эксперт.

«Если парта совсем узенькая – в 50 сантиметров шириной, то понятно, что ребёнок локти не расставит. У него только тетрадка туда влезет, а локти будут висеть. Рабочая поверхность стола должна позволять ребёнку размещать тетрадь и локти», – сказала Анна Поздеева.

У парты должны быть ящики, чтобы ребёнок мог разместить ручки, карандаши. Одна парта не должна упираться в другую.

Итак, любопытные цифры и факты, которые характеризуют современную школу.

Государственная или частная?

В России сейчас, по данным статистики, около 70 тысяч общеобразовательных школ, в которых обучается 20 миллионов детей. Охват общим образованием в Российской Федерации по-прежнему является, несмотря ни на что, одним из самых высоких в мире и составляет 81% от численности населения в возрасте от 7 до 17 лет включительно. Правда, общее число учащихся дневных общеобразовательных школ к 2008–2010 годам сократится по сравнению с 1999 годом на 30%. Подобная ситуация обусловлена сокращением рождаемости в РФ в последние десять лет.

Частных школ в России насчитывается около 700 (из них в Москве примерно 280). В частных российских школах обучается 45 тысяч детей, что составляет 5% от общего числа учеников. Средняя наполняемость московской городской школы – 550-950 человек, частной – от 100 до 200.

Что россияне думают о школе

Данные социологических опросов, проведенных агентством ROMIR Monitoring. Всего было опрошено 1500 человек в возрасте от 18 лет и старше.

Как Вы считаете, кто является для нынешних школьников наибольшим авторитетом?

Где учится Ваш сын/дочь?

  • В обычной школе 23%
  • В лицее (гимназии) 4%
  • В спецшколе 1 %
  • У меня нет ребенка школьного возраста 72%.

Платите ли Вы за обучение своего ребенка? (Рассматривается мнение респондентов, у которых есть ребенок школьного возраста).

  • Нет, не плачу 83%
  • Да, плачу 17 %.

Довольны ли Вы результатами учебы Вашего ребенка? (Рассматривается мнение респондентов, у которых есть ребенок школьного возраста).

  • Полностью доволен 24%
  • Скорее доволен 52%
  • Скорее недоволен 20%
  • Совершенно недоволен 3%
  • Затрудняюсь ответить 1%.

Как Вам кажется, что должна делать школа в первую очередь — давать знания или воспитывать цельную личность?

  • Давать необходимые знания 21%
  • Воспитывать личность 13 %
  • Делать то и другое в равной степени 66%.

Учиться в школе опасно для здоровья!

Врачи бьют тревогу: с 1997 года среди подростков от 15 до 17 лет общая соматическая заболеваемость выросла на 18%, эндокринной системы — более чем на 30%. Болезней органов пищеварения стало больше на 14%, на 27% увеличилось количество недугов костно-мышечной системы, миопия встречается чаще в 2,8 раза.

Школьники чаще стали страдать и от нервно-психических нарушений и заболеваний. Заметим, что в образовательных учреждениях нового типа – «продвинутых» школах, лицеях, гимназиях – углубление знаний достигается за счет значительного уплотнения школьной программы. Порой это уплотнение намного превышает психофизиологические способности и возможности школьников. В таких школах учебный рабочий день, включающий школьные и домашние задания, увеличился до 10–12 часов в начальных и 15–16 часов в старших классах! В результате в школах нового типа здоровых учащихся осталось всего 2%, в то время как в обычных школах – 10,1%. У подростков из «сильных» школ элементарная физическая усталость может проявляться в повышении артериального давления, неврозоподобных реакциях, нарушениях сна.

По данным специальных исследований, до 70% школьников употребляют алкоголь, из них 10% составляют группу риска по развитию алкоголизма, до 30% школьников курят, до 6% время от времени употребляют наркотики.

О хлебе насущном

Точнее, о питании в школе. Во времена нашего детства для завтрака отводилась большая перемена после второго урока, и чинными парами каждый класс по очереди направлялся в столовую, где давали котлету с солянкой или творожный сырок с киселем. Качество было, конечно, стандартно-общепитовским, но все-таки лучше, чем ничего. Потом наступил момент, когда завтраками кормить в школе перестали, и тогда ученики стали носить с собой бутерброды и термосы, утяжеляя и без того нелегкую ежедневную ношу. К счастью, сейчас практически во всех школах питание существует. В некоторые школы еду привозят уже в разогретом виде, в других – завтраки готовят на месте. Отдельные школы даже шведский стол устраивают.

Кто бы мог подумать, что школьные завтраки тоже могут нуждаться в реформе? А ведь поди ж ты… Например, муниципалитет города Нью-Йорка принял решение: в школьных завтраках не должно быть сладостей. Под угрозой исключения находятся также блюда из макарон и картофеля. Популярные у тинэйджеров пицца и куриные нагеты (обжаренные во фритюре кусочки мяса в панировке) останутся в меню, но их порции будут уменьшены. В школах отныне запрещена продажа жевательной резинки, конфет, печенья и лимонада. Взамен учащимся будут предложены блюда из овощей, молочные продукты и фрукты. Такое революционное решение продиктовано печальной статистикой – сейчас примерно каждый пятый нью-йоркский школьник страдает ожирением.

Заботятся о здоровом питании школьников и в Японии: здесь в школьный завтрак в обязательном порядке входят два-три перепелиных яйца, а также крабы, которых, кстати, поставляют из России.

Любопытно, что мальчики и девочки выбирают в школьных столовых разные блюда. Исследователи центра Sodexho проанализировали, чем обусловлен выбор детей и подростков от 5 до 17 лет в одиннадцати разных странах. Выяснилось вот что:

  • Дети настаивают на своем праве выбирать еду по вкусу. Если в 1960 году 76 % детей были согласны «есть, что дают», то сегодня таких только 10%.
  • За последние три десятка лет общая суточная калорийность потребляемых в школе продуктов в целом уменьшилась.
  • Мальчики тратят на еду в три раза больше денег, чем девочки.
  • За завтраком девочки проводят в полтора раза больше времени, чем мальчики, зато мальчики предпочитают подольше посидеть за обедом (ланчем).
  • Мальчики потребляют калорий в среднем на 56% больше, чем девочки.
  • 73 % девочек заявили, что сидели на диете на протяжении последних двенадцати месяцев.
  • У 20% мальчиков констатируется излишек веса по сравнению с нормой.

Школьные годы чудесные…

Но сколько их – чудесных лет? Вопрос для России больной, сейчас очень много спорят о целесообразности двенадцатилетнего образования. Идея увеличить срок учебы на один год возникла еще лет пять назад и вызвала бурную реакцию среди многих политиков. А сколько лет учатся дети в зарубежных школах?

В целом во всем мире дети стали больше времени проводить в школе. Согласно данным ЮНЕСКО по образованию за 2004 года, в Финляндии, Новой Зеландии и Норвегии дети могут рассчитывать на получение образования в течение более тринадцати лет (после основной школы-«десятилетки» дети могут поступить либо в лицей, готовящий в вуз, либо в профессиональный колледж; и в лицее, и в колледже учеба длится три года). Тринадцать лет – это почти в два раза больше, чем в Бангладеш или Мьянме (Бирме), и в четыре раза больше по сравнению с Нигером или Буркина-Фасо.

В Европе, Латинской Америке и Океании в среднем дети учатся в начальной и средней школе около двенадцати лет. За ними идут североамериканские школьники, которые проводят в школе чуть больше одиннадцати лет. Для Азии этот показатель составляет девять лет, а для Африки – семь с половиной лет.

Меньше всего (чуть больше двух лет) учатся дети в Афганистане. Статистика за последние десять лет отмечает общий рост посещаемости начальной и средней школы во всем мире. По данным ЮНЕСКО, наиболее значительные перемены произошли в Африке: в некоторых странах продолжительность образования выросла на 2-3 года, а в Уганде и на Коморских островах – на четыре года. В других странах, например, Конго, продолжительность обучения в школе, наоборот уменьшилась.

По мнению экспертов, существует прямая связь между продолжительностью образования и национальным богатством.

Школьная форма: за и против

Для того, чтобы решить вопрос о школьной форме, Министерство образования РФ решило провести социологический опрос путем анонимного анкетирования учащихся, педагогов и родителей. Результаты опроса показали: за введение школьной формы выступили 70% учителей, 55% родителей и 24% школьников.

Кстати, в Японии сейчас школьная форма неожиданно стала эталоном подростковой моды. Теперь девочки вне стен школы носят некое подобие своей школьной формы: белые блузки, темно-голубые плиссированные короткие юбки, высокие, до колен, гольфы и гармонирующие с ними легкие кожаные туфли.

Канадские школьники носят клетчатые жилеты и подобранные к ним в тон шорты или юбки, белые блузки и гольфы.

Впрочем, понятие о форме – вещь довольно расплывчатая, обусловленная национальным менталитетом и традициями. Например, в Свазиленде правительство запретило школьницам надевать в школу мини-юбки. Отныне все девочки старше десяти лет должны носить юбки ниже колена.

В Иране же, наоборот, принято решение о небывалом смягчении требований к школьной форме. Ученицам начальной школы теперь позволено носить накидки не черного или коричневого, а более светлых цветов – голубого, бежевого, зеленого и розового, при условии, что эти яркие тона никого не шокируют и гармонируют с самим духом школьного образования. «Конечно, предпочтительно ношение чадры, – заявило либеральное министерство образования, – но специально принуждать к этому школьниц мы не будем».

Инесса Смык

По материалам журнала «Домашний очаг»

admin