Кого расстреляли в Беларуси?

В странах, где смертная казнь разрешена, существует институт легальных убийц, которые совершают преднамеренное убийство.

Любая информация о способах приведения в исполнение смертного приговора в Беларуси является государственной тайной. Однако бывший начальник минского СИЗО № 1 Олег Алкаев, где содержатся приговоренные к исключительной мере наказания, подробно описал кем и каким образом выполняется эта работа. Из его книги «Расстрельная команда»:

«Расстрельная команда» имеет официальное название: «Специальная группа по приведению в исполнение смертных приговоров». Так написано в инструкции МВД, регламентирующей этот вид деятельности. Количественный и персональный состав группы также определен инструкцией и объемом задач, стоящих перед ней. Группа, которую я возглавлял, состояла из тринадцати человек. Помимо непосредственных участников «расстрельного» процесса, в нее входили также врач и представитель МВД. Обязанности врача были далеко не врачебные, он только констатировал смерть казненного, а представитель МВД – осуществлял контрольно-регистрационные функции. Главной государственной надзорной инстанцией над деятельностью «расстрельной» группы являлся прокурор, назначаемый Генеральным прокурором Республики Беларусь. Именно прокурор является главным должностным лицом, контролирующим отправление правосудия в строгом соответствии с законом. И только прокурор не является членом группы по приведению в исполнение смертных приговоров. Все остальные члены группы подбираются её руководителем, после чего утверждаются руководством ГУВД Минска (в прежнее время) или МВД (сегодня).

Распределение обязанностей среди членов группы возлагается на его руководителя. Он подбирает не менее двух исполнителей приговоров и не менее трех водителей-профессионалов. Лично я добивался универсальности членов моей группы, где каждый мог выполнить любую задачу, поставленную перед ним, в том числе и привести в исполнение приговор. По понятным причинам, я не могу раскрыть персональный состав моей группы и рассказать о каждом ее члене.

<…>

В группу подбирались просто физически крепкие мужчины, с устойчивой психикой и крепкими нервами. Комплектовалась «расстрельная» группа, как правило, за счет действующих сотрудников СИЗО, но в целях обеспечения безопасности разрешалось привлекать к сотрудничеству и других граждан.

Все члены группы в рабочее время занимались исполнением своих обычных служебных обязанностей.

<…>

После постановки задачи часть сотрудников специальным транспортом доставлялась в пункт исполнения приговора и подготавливала место для встречи лиц, приговоренных к смертной казни. Другая часть группы возвращалась в СИЗО и по полученным от меня документам организовывала вывод из камеры приговоренных к смертной казни, посадку их в машину и доставку в пункт исполнения приговора.
<…>

После доставки осужденных в пункт исполнения приговора их размещают под усиленной охраной в специально оборудованной камере. Когда объект полностью подготовлен к исполнению приговора, в специальном кабинете, смежном с помещением, где непосредственно производится расстрел осужденных, за небольшим письменным столом занимают свои места: прокурор, руководитель специальной группы (начальник СИЗО) и представитель МВД. На столе находятся личные дела осужденных.

<…>

После последних слов прокурора руководитель специальной группы подает команду своим подчиненным об «этапировании» приговоренного к расстрелу. Осужденному завязывают повязкой глаза, чтобы он не ориентировался в пространстве, и уводят в соседнее, специально оборудованное помещение, где его уже ожидает исполнитель с пистолетом наготове. По сигналу исполнителя двое сотрудников перед специальным щитом-пулеуловителем опускают осужденного на колени, после чего исполнитель стреляет ему в затылок.

<…>

Наверное, трудно поверить в искренность моих слов, но лично я относился к процедуре исполнения смертного приговора с огромным отвращением. Я знаю, что точно такое же чувство испытывали и почти все члены специальной группы.

<…>

Обычно партия расстреливаемых осужденных составляет от трех до пяти человек, но иногда бывают и одиночные исполнения смертных приговоров. Все зависит от того, как работает Комиссия по помилованиям при президенте и, естественно, сам президент. После расстрела осужденных, их тела упаковывают в полиэтиленовые мешки и производят захоронение. Поскольку места захоронения тел казненных являются тайной, я больше ничего на эту тему говорить не буду.

<…>

В качестве примера приведу одно из технических изобретений, применявшееся нашими грузинскими коллегами в тот период, когда в их стране была такая мера наказания, как смертная казнь. Там осужденного в специальном помещении укладывали на пол лицом вниз, при этом голова приговоренного свешивалась в специальный канализационный сток. В таком положении исполнитель не мог произвести точный выстрел и попасть в мозжечок. Для того, чтобы облегчить «работу» исполнителя и обеспечить точное попадание пули в цель, один из членов расстрельной группы обыкновенным сачком для ловли бабочек приподнимал голову приговоренного к казни до нужного уровня, после чего исполнитель производил прицельный выстрел.

В могилевской тюрьме содержатся приговоренные к расстрелу братья Костевы — 19-летний Станислав и 21-летний Илья. Их осудили за убийство 47-летней соседки — учительницы Натальи Кострицы: они убили женщину и подожгли ее дом. Сестра осужденных Анна рассказала TUT.BY о травле ее семьи в Черикове, вынужденном переезде и о том, что чувствуют сейчас приговоренные к смерти.

Что случилось. Кратко

Рано утром 10 апреля 2019 года в Черикове горел частный дом. Когда пожар потушили, обнаружили тело 47-летней женщины с множественными ножевыми ранениями. Это была хозяйка дома Наталья Кострица, учитель-дефектолог в средней школе № 2 Черикова.

Из дома пропал компьютер, и его обнаружили на чердаке соседнего дома, где жили трое братьев и их сестра — многодетная мать. Двоих братьев, 21-летнего Илью и 19-летнего Станислава Костевых, задержали по подозрению в убийстве, и они сознались, что убийство и поджог — их рук дело.

По версии суда, учительница рассказала соцслужбам, что сестра Костевых не исполняет должным образом свои родительские обязанности — а молодая женщина была в отпуске по уходу за ребенком. Из-за этого семью поставили в СОП. Поэтому братья разозлились, во время застолья вспомнили о своей неприязни к соседке — и пошли к ней разобраться. Когда женщина впустила молодых людей в дом, они стали избивать ее руками и ногами, а потом взялись за нож.

Молодые люди убили женщину, украли у нее компьютер и продукты, а затем подожгли дом жертвы, чтобы скрыть следы преступления. Нож выбросили в Сож — его позже нашли.

10 января суд вынес братьям приговор — смертная казнь.

Видео: spring96.org

Этот случай вспоминал Александр Лукашенко в разговоре с российским журналистом о смертной казни.

— У нас на контроле президента есть общественно значимые дела. Вчера мне докладывал председатель Верховного суда о разбирательстве этих дел. Вот одно из них. Два подонка, иначе их не назовешь — уже и разбои были, и наказывали их, — убили свою учительницу. За то, что она защитила двоих детишек их сестры. Сестра никакая, асоциальный элемент. А защитила их и потребовала изъять из семьи. Они ее резали всю ночь. Они убивали ее всю ночь. Она умоляла, просила, и в конце концов они ее к утру добили. Каково?

«Они в робах смертников»

Сегодня, 21 января, сестра осужденных Анна и их старший брат, 23-летний Александр, впервые увидели Илью и Станислава после оглашения приговора о смертной казни за убийство учительницы.

По словам Анны, они приехали в тюрьму в Могилеве в 4 утра, долго ждали на улице, пока учреждение откроется, чтобы как можно скорее попасть на свидание. Им выделили по 2 часа беседы с каждым из осужденных.

— Они оба очень подавлены, настроения у них нет никакого. Дети уже опустили руки, — вздыхает Анна и признается, что сразу расплакалась, но потом взяла себя в руки. — Правда, когда мы уходили, то прощались они уже с улыбкой — хоть это радует. Мы даже посмеялись, вспоминали какие-то моменты из детства. Их подбодрило, что мы приехали, поддержали и не оставили их. Хотя Стас, когда заходил в эту кабинку, очень сильно трясся, сбивался с разговора — видно, что он нервничает и переживает. И только минут через сорок, пока мы говорили, ребенок начал успокаиваться. У него и руки перестали трястись, и речь внятная стала — а то приходилось переспрашивать.

«Мне сказали, что дело на контроле у президента, а это означает только одно: приговор не изменят. Но когда есть хоть маленькая, крохотная надежда…»

Первое, что поразило Анну, — это робы смертников на братьях. Говорит, это форма черного цвета с кругом на спине и тремя буквами — ИМН, которые расшифровываются как «исключительная мера наказания». Это выделяет Костевых среди других осужденных, и такая одежда, по словам женщины, серьезно давит на психику ее братьев. А еще Анна не понимает, почему они обязаны носить приговор на себе в буквальном смысле слова — если подана апелляция и окончательное решение еще не вынесено.

— Я понимаю, что шансов на смягчение приговора мало. Мне сказали, что дело на контроле у президента, а это означает только одно: приговор не изменят. Но когда есть хоть маленькая, крохотная надежда… Нам сказали, что у нас есть минимум полгода.

Второе, что удивило женщину, — это резкое изменение рациона заключенных после приговора. Кормят в тюрьме гораздо хуже, чем в СИЗО, рассказали Анне братья, хотя территориально это одно и то же место.

— Они сильно осунулись, синяки под глазами появились. Просили привезти термобелье, потому что в камерах у них довольно холодно, а они — только в нижнем белье, майках и робах. Все вещи, которые мы передавали до этого, изъяли и отправили на хранение.

После свидания брат с сестрой ездили по просьбе Станислава в областной суд — подавали жалобу: осужденному руководство тюрьмы запретило встречаться со священником. Для Станислава, который, как и Илья, находится в камере-одиночке и ограничен в общении, это тяжело.

— Пока были суд, все эти этапирования, у Стаса украли иконки, которые ему передавала мама, и молитвенники. Он попросил руководство СИЗО, чтобы помогли все это найти и вернуть, но до сих пор ничего. И в посещении батюшки отказали, хотя во время следствия батюшка приходил 2−3 раза в месяц. Ему, говорит, выговориться некому, постоянно наедине с собой переваривает все то, что случилось. Это тяжело.

«Не хотел, чтобы дети оказались, как мы когда-то, в интернатах»

— Когда ездила на свидание первый раз, меня очень интересовал вопрос, зачем вообще они туда пошли, зачем все это. Стас сказал тогда: «Я не хочу об этом говорить. Мне больно». Илья сказал мне: «Просто все накопилось».

Анна объясняет: брат имел в виду конфликт с убитой Натальей Кострицей. По словам женщины, с соседкой у семьи не заладилось с самого начала. Когда сестра с братьями только начали жить в этом доме, Анна высадила клубнику для детей, и растения, говорит, поклевали куры Натальи. По словам Анны, с того момента начались конфликты, потому что на замечание соседки учительница не отреагировала.

«Я просто не хотел, чтобы дети оказались, как мы когда-то, в интернатах… Я не думал, что все так закончится»

— Это же неприятно, когда тебя постоянно оскорбляют, унижают. Это длилось 4 года. При любом удобном случае по-всякому обзывала меня, детей. Просто я с ней не общалась, а когда она говорила что-то неприятное, просто молчала или отвечала ей тем же. А когда у меня образовалась задолженность 60 рублей за газ и я собиралась ее оплатить, а тут соседка на меня: «кукушка», «детей твоих заберут». Илья сказал: «Я просто не хотел, чтобы дети оказались, как мы когда-то, в интернатах. Может, нужно было пойти на трезвую голову с ней поговорить, но я бы трезвый никогда в жизни на это не решился, так бы и молчал. Я очень хотел прийти и спросить у нее: «Почему вы к нам так относитесь, с такой ненавистью?» Я не думал, что все так закончится».

Анна говорит, что не оспаривает вины братьев в убийстве. Она долго не могла этого принять, но доказательства железные: это именно ее родные убили соседку.

— Мы долго не могли поверить, что это они совершили такое серьезное преступление. Ну, может, по мелочи могли что-то сделать — побить кого-то, украсть что-то. Но чтобы такое… — говорят Анна и Александр.

По словам Анны, она хотела извиниться за братьев перед сестрой убитой Натальи, но та грубо ее оборвала.

Старший из братьев рассказывает, что в тот вечер он сидел за столом вместе с Ильей и Стасом. И они предлагали ему пойти с ними вместе «гулять» — Александр отказался:

— Я работаю вахтой в России: 15 дней тут, 15 — там. Я как раз был дома, в эти дни отдыха ходил рыбу ловил. И в тот день тоже. Пришел уставший с рыбалки, мы вместе поели. Илья со Стасом собрались идти гулять, они часто так делали: встречались с друзьями, домой приходили где-то к часу. А в ту ночь не пришли. Если бы мы только поняли, что они задумали…

«Это то, к чему он шел». Что говорят об осужденных на расстрел братьях педагоги и родственники жертвы

«Убийцей называют ребенка»

Александр говорит, что недавно пытался устроиться в Черикове на работу, чтобы быть ближе к сестре и братьям. По его словам, ему отказали «из-за семьи», причем грубо.

Анна говорит, что в Черикове началась травля — ее и детей. По словам женщины, сама она бы это пережила, но это мелочи по сравнению с тем, что старшего сына в школе дети называли «убийцей». А еще во время предварительного расследования дочери в детском саду тоже что-то сказали — она пришла потом домой и спросила, что значит «дядя — убийца».

— Ребенку тяжело все это объяснить. Да я и не хочу пока, а хочу, чтобы после всего этого с детьми поработал психолог. Я считаю, это важно, — говорит Анна.

«Старшего сына в школе дети называли «убийцей»»

Но самым важным она считает избавиться от причины детского беспокойства — травли. Потому семья переехала не то что в другой город — в другую область. Там у нее и Александра живет двоюродный брат по маминой линии, он с семьей и присматривает за малышами сейчас, пока они с братом поехали в Могилев.

— Сын уже несколько дней ходит в новую школу и возвращается оттуда с улыбкой: ему все там нравится, ребенок наконец-то чувствует себя комфортно. В садик мы пока не ходим: нужно перевезти кое-какие документы.

Осужденные Костевы очень интересовались у сестры, как их племянники, четверо детей Анны — им полтора года, 4, 6 и 9 лет. Просили вкладывать их фотографии в письма. Спрашивали, как мама (женщина отбывает наказание в колонии-поселении в Минской области за неуплату алиментов).

Анна надеется, что в следующем месяце ей снова разрешат увидеться с братьями: кроме них, Александра и двоюродного брата в другой области, у семьи никого не осталось — все отвернулись. Женщина также надеется, что Станиславу разрешат хотя бы раз в месяц встречаться со священнослужителем.

«Если мы лишаем человека жизни, пусть и не своими руками, получается, мы тоже становимся убийцами»

Но больше всего ее волнует решение Верховного суда. Апелляцию от имени братьев Анна подала на следующий день после приговора — 11 января. Она надеется, что «вышку» обвиняемым заменят пожизненным сроком.

— Я не могу судить, правильно или неправильно отнимать жизнь у того, кто убил человека. Я говорю сейчас в общем, не имея в виду ситуацию нашей семьи. Я считаю, мы не боги и не имеем права решать, что делать с жизнью — дарить ее или отнимать. Это решается где-то наверху. Но могу сказать одно: пожизненное наказание в тюрьме, особенно в нашей, хуже смерти. Но у человека хотя бы будет шанс исправиться, очиститься, понять, что он сделал не так. А если мы лишаем человека жизни, пусть и не своими руками, получается, мы тоже становимся убийцами.

Напомним, семья убитой считает приговор справедливым.

«Он сожалеет только об одном: что дом не сгорел полностью и тело моей дочери огонь не тронул. Поэтому было видно, что они с ней сделали. Понимаете, она вся синяя была — так они ее били. Там между травмами зернышку негде упасть было», — рассказывала TUT.BY мама Натальи Кострицы.

Смертная казнь в Беларуси

Беларусь остается единственным в Европе и СНГ государством, где применяется смертная казнь. С 1990 года в Беларуси были расстреляны более 400 приговоренных к высшей мере наказания. За все это время был помилован лишь один человек.

В прошлом году был расстрелян 44-летний Александр Жильников, а с ним, вероятно, и 24-летний Вячеслав Сухарко. Оба были осуждены за убийство трех человек, в том числе молодой пары в Минске. 17 декабря был приведен в исполнение смертный приговор в отношении Александра Осиповича, убившего двух девушек в Бобруйске.

В 2019 году в Беларуси вынесли еще два, помимо уже казненного Осиповича, смертных приговора. 48-летний Виктор Сергель 25 октября был приговорен к исключительной мере наказания за групповое убийство восьмимесячной девочки в Лунинце. Его подельницу, мать девочки, приговорили к 25 годам лишения свободы. Приговор не является окончательным и может быть обжалован в Верховном суде. 50-летний Виктор Павлов 30 июля был приговорен к смертной казни за убийство двух сестер 76 и 78 лет в деревне Присушино Витебской области. Позже Верховный суд рассмотрел апелляцию и оставил в силе смертный приговор убийце двух пенсионерок.

Сожжение или погребение заживо, распятие, четвертование, замуровывание, колесование — какие только способы казни не использовались в мире! Исторически это был крайне простой способ отомстить или расправиться с преступниками и неугодными. Смертную казнь за различные нарушения закона применяют по сей день, а ее современные виды, пожалуй, можно считать почти гуманными: инъекция, расстрел, повешение, электрический стул и обезглавливание. «Лента.ру» рассказывает о странах, в которых смертные приговоры регулярно приводят в исполнение.

Страны, продолжающие применять смертную казнь, находятся в абсолютном меньшинстве: в 2017 году такие приговоры приводили в исполнение лишь 23 государства. В 106 странах смертная казнь отменена вообще, в нескольких десятках государств возможность такого приговора законодательно сохраняют, но на практике не применяют.

По подсчетам правозащитной организации Amnesty International, после резкого скачка в исполнении смертных приговоров в 2015-м показатели возвращаются к средним. В 2017 году в мире казнили как минимум 993 человека — меньше, чем годом ранее (1032). Эти данные не учитывают Китай: там приводят в исполнение больше смертных приговоров, чем в других странах, но реальные масштабы казней неизвестны, поскольку эта информация считается гостайной. Впрочем, списки казненных засекречены не только в КНР, но и в Северной Корее, во Вьетнаме (который, вероятно, следует вносить в пятерку стран, где исполняется больше всего смертных приговоров) и Южном Судане.

Подавляющее большинство известных казней — 84 процента — проводится в небольшой группе стран: Иране, Саудовской Аравии, Ираке и Пакистане, причем на Иран приходится половина. Стоит отметить, что в 2016-м впервые за 10 лет США не вошли в пятерку, заняв седьмую позицию. Шестое место оказалось за Египтом. В списке есть лишь одна европейская страна, продолжающая применять высшую меру: Белоруссия.

День открытых смертей

О современных смертных казнях больше всего можно узнать по опыту США — в этом вопросе они самые открытые в мире. Власти публикуют списки ожидающих наказания, журналисты следят за их историями, снимают о них сюжеты и пишут статьи, общедоступна и информация о прошедших «процедурах».

Сейчас высшая мера применяется в 31 штате, их законы предусматривают пять различных способов. Основной метод во всех регионах — смертельная инъекция, другие — электрический стул, газ, расстрел и повешение — могут использоваться только по просьбе заключенных и только на отдельных территориях, а иногда еще и только в случае вынесения приговора до определенной даты. К примеру, подсудимый может самостоятельно выбрать расстрел в Юте, только если его осудили до 3 мая 2004 года.

Казнь через повешение или с помощью газа не применяли в США уже около двух десятков лет. В последний раз газ использовали весной 1999 года в Аризоне, а вешали в Делавэре в начале 1996-го (с тех пор штат объявил высшую меру неконституционной, все приговоренные теперь просто отбывают пожизненное заключение). По сравнению с этим на электрический стул преступника сажали совсем недавно — в 2013 году, а расстреливали немногим ранее — в 2010-м. Выбор необычных способов казни заключенные обосновывали в том числе желанием привлечь внимание к такой практике в целом или к своему конкретному случаю, если считали осуждение несправедливым.

Приговоренные к высшей мере ожидают своего дня в тюрьме. Дата процедуры сразу не устанавливается — это делает суд после рассмотрения апелляции. За несколько дней до казни осужденного переводят в специальную камеру. Он не должен иметь при себе ничего запрещенного, у него забирают старую одежду, выдают новую, проводят полное медицинское обследование. В последний день он имеет право на встречу с семьей.

Существует также традиция последней трапезы: приговоренный может выбрать какую угодно еду — правда, обычно с ограничениями по цене. Этого ритуала придерживаются во всех штатах, кроме Техаса, где его отменили в 2011 году. В числе необычных заказов для последнего ужина были, например, одна маслина, 12 плиток шоколада и мороженое или «Справедливость, равенство и мир во всем мире».

В комнату для казни осужденного приводят за десять минут до процедуры. Там его фиксируют в положении лежа и дают право на последнее слово, после чего делают смертельную инъекцию. В помещении обычно есть телефоны: в любую минуту суд может прервать процедуру. При казни нередко присутствуют свидетели — журналисты, друзья и члены семьи осужденного.

OhioCapitalBlog / YouTube

На 1 июля 2017 года в США казни ожидали 2817 человек, из них всего 53 женщины. При этом за последние четыре десятилетия в исполнение привели в два раза меньше приговоров, а 155 человек сумели доказать свою невиновность и были освобождены. В целом в Америке стали давать высшую меру значительно меньшему числу преступников: в 1998 году их было 295 человек, а в 2017-м — уже 39.

Зачастую ожидание казни затягивается на годы: осужденные проводят в тюрьме более десяти лет; около 40 процентов смертников ждут исполнения приговора по два десятилетия.

Аналогичная ситуация с ожиданием наблюдается и в Японии. Впрочем, тут это считается скорее положительным моментом: власти успевают полностью разобраться в деле, и число неверных приговоров сводится к минимуму. К примеру, подготовку к казни членов религиозной секты «Аум Синрикё», совершивших теракт в токийском метро в 1995 году — более 20 лет назад, начали лишь в марте 2018-го, после того, как в январе этого года верховный суд поставил точку в судебном разбирательстве, отклонив последнюю жалобу на приговор одному из членов организации.

Казнь в Японии осуществляется единственным способом — через повешение. По большей части к такой мере приговаривают тех, кто совершил массовые убийства. Заключенные содержатся в одиночных камерах, два раза в неделю им разрешены тренировки, свидания с родными происходят очень редко.

Обычно дата процедуры хранится в секрете даже от заключенного и его семьи. Человек может узнать о ней утром назначенного дня, а его родственники — уже после исполнения приговора. Перед смертью преступнику, как и в США, разрешают в последний раз поесть и пообщаться со священнослужителем.

Как именно проводятся казни в Японии, долгое время было неизвестно, но в 2010-м журналистам показали специальное помещение в одной из тюрем Токио.

Осужденных сначала приводят в комнату, где они могут увидеть статую Кэннон — богини милосердия. Это одно из последних лиц, которые видит заключенный: в комнату с люком в полу его ведут с завязанными глазами. Там на него надевают петлю, красные отметки на полу указывают, где ему следует стоять. Люк под ногами открывается из соседней комнаты: три кнопки на стене одновременно нажимают три человека — это сделано для того, чтобы они не знали, кто именно нажал ту самую.

fishie1855 / YouTube

Меньше знаешь — крепче спишь

Несмотря на открытость данных, США и Япония все-таки не главные исполнители смертных приговоров, а из стран, занимающих первые места, информация чаще поступает от анонимных свидетелей. Крайне необычная система, к примеру, существует в Китае.

Раньше там главным образом казнили через расстрел. По команде солдат стрелял осужденному в затылок, если человек не умирал сразу — к примеру, у него начинались судороги, — стреляли еще раз. В 1996 году была легализована казнь посредством смертельной инъекции. Число расстрелов постепенно сокращалось, пока в 2009 году Верховный народный суд не вынес решение о роспуске расстрельных отрядов: инъекцию признали более гуманным
и дешевым способом.

liveleak.com

В чем же необычность? В Китае, оказывается, существуют специальные фургоны для казней. Внешне автомобиль похож на полицейский, внутри же он скорее представляет собой операционную. Осужденного заводят внутрь, фиксируют на специальных носилках и делают смертельную инъекцию. Все это происходит под видеонаблюдением и в соответствии со строгими правилами.

Ходят слухи, что после казней заключенные становятся донорами органов. В 2006 году министерство здравоохранения страны официально запретило продажу органов, однако считается, что это распоряжение не соблюдается. Активисты утверждают, что проверить это невозможно: тело после казни быстро кремируют.

Чиновники считают, что оригинальные транспортные средства являются цивилизованной альтернативой традиционному расстрелу. Фургоны также служат экономии: не нужно строить специальные помещения для казней. Кроме того, заключенных можно казнить на месте преступления — там, где они нарушили закон. Впрочем, по некоторым данным, из-за дороговизны обслуживания фургонов для казней их число в последнее время сокращается.

Китайский осужденный в среднем ждет казни около 50 дней. В некоторых случаях процедуру специально откладывают, чтобы приурочить к конкретной дате, или же решение, наоборот, выносится очень быстро и показательно. К примеру, казнь осужденных за наркоторговлю могут провести в Международный день борьбы с наркотиками. Высшая мера наказания в Китае предусмотрена примерно за полсотни разных преступлений.

В течение пяти лет в Китае раз в неделю выходила телепередача под названием «Интервью перед казнью», в котором задавали вопросы приговоренным преступникам. Авторы программы говорили, что их цель — предостеречь сограждан. Однако в основном героями передачи были осужденные за убийство, причем их кандидатуры в обязательном порядке согласовывались с судом.

При всей закрытости информации о казненных в Китае, ситуация в Иране и Саудовской Аравии, пожалуй, еще хуже. В занимающей третье место по количеству смертных казней Саудовской Аравии приговоренных обезглавливают, а их тела зачастую вывешивают на всеобщее обозрение. Некоторые казни проводятся публично, как предупреждение другим. Многие осужденные утверждали, что находились под стражей до суда дольше, чем обычно, рассказывали о пытках, вынудивших их признаться в преступлениях, которые они не совершали.

— Afrah Nasser (@Afrahnasser) 21 мая 2013, 12:12

В то же время в Саудовской Аравии смертный приговор может быть отменен: там существует практика дии. Семья может согласиться на отмену казни в обмен на денежную выплату. Решение часто не оглашается до последней секунды и объявляется, когда преступника уже вывели на эшафот. В таком случае дело откладывают на три месяца — за этот срок родственники должны собрать необходимую сумму. Обычно тут в дело вступают переговорщики, требующие астрономические суммы денег: практика превратилась в доходный бизнес.

Семья начинает сбор средств, пытается убедить богатых и влиятельных людей пожертвовать деньги. Законодательство запрещает использовать для этого соцсети и СМИ, но это мало кого останавливает. В 2011 году королевским указом был установлен максимальный размер дии — примерно 100 тысяч евро, но следуют ему немногие, поскольку такие указы не носят обязательного характера. Известны случаи, когда размеры выкупа за жизнь осужденного составляли до 15 миллионов евро.

Если преступника помиловали, он не освобождается от ответственности полностью: Верховный суд в 2016 году постановил, что осужденный за убийство должен отбыть по меньшей мере пятилетний тюремный срок.

Практика выплаты денег существует и в других странах, в том числе в Иране: семья осужденного может заплатить родственникам жертвы, и тогда смертную казнь заменят тюремным заключением.

Иран находится на второй строчке по числу совершенных казней: в 2017-м приговор исполнили в отношении 507 человек.

Казни в Иране обычно проводятся рано утром, в присутствии семей погибших и осужденных. Приговоренного вешают, выбивая из-под ног скамейку, иногда это делается с помощью подъемного крана. Именно второй способ выбирается для публичных казней.

liveleak.com

В Иране, как и в Саудовской Аравии, заключенные тоже жалуются на пытки и избиения ради признательных показаний. Они описывают маленькие камеры на трех заключенных, отсутствие места для прогулок и гнетущую атмосферу. Кроме того, свидания с родными очень ограничены: всего по 20 минут раз в 45 дней.

А в Египте, который в последние годы обогнал США по числу смертных приговоров, в конце 2017 года казнили каждый вторник. Именно в этот день недели с декабря по начало марта казнили по меньшей мере 23 человека. Родственники заключенных рассказывают, что те содержатся в комнатах, похожих на склепы: 1,5 на 3 метра, под землей, с маленьким окном, вместо туалета — ведро. Кроме того, им не оказывается надлежащая медицинская помощь.

Большинство казненных в 2017 году были осуждены за терроризм и попытку переворота. В целом же гражданские и военные суды Египта за год приговорили к смертной казни более 330 человек, многие процессы проводились тайно.

Смертный грех

В современном мире все больше государств отменяют практику смертной казни или воздерживаются от нее, поскольку в обществе растет негативное отношение к высшей мере наказания. В частности, в США практически сравнялось число выступающих за и против: 49 против 42 процентов. Подобные показатели наблюдались в последний раз 50 лет назад.

Кроме того, все больше проблем в США возникает с веществами для инъекций. В Штатах пытаются придумать новые способы, среди последних предложений — казнь с использованием азота, которая пока нигде не применялась. Вопросы вызывает и заявленная безболезненность и гуманность инъекций: неоднократно казни превращались в пытку, в том числе из-за некачественных компонентов для «смертельного коктейля».

Долгие отсрочки с исполнением тоже ставят под вопрос гуманность приговора: а не получается ли, что люди наказаны дважды — как самим приговором, так и длительным одиночным заключением? Даже в странах, не применявших смертную казнь многие годы, есть приговоренные к ней, которые находятся под страхом возможного возвращения этого наказания. В результате у осужденных появляются проблемы с психикой.

Впрочем, это характерно и для исполняющих наказания. Как рассказывал индонезийский полицейский, работавший в расстрельной команде, нажать на спусковой крючок — самая легкая часть этой службы. Хуже всего приходится тюремщикам, которые общаются с осужденными, а затем лично отправляют их на казнь. Впрочем, психологическую помощь и специальные тренинги проводят и для членов расстрельной команды. Число проводимых ими казней также ограничивается.

Проведение смертной казни — крайне сложный и противоречивый процесс. И с годами остается все меньше стран, готовых убивать собственных граждан.

Акт расстрела поднят в рамках работы по выявлению данных расстрельных материалов западно-сибирской «харбинской операции НКВД», доступ к которым блокируется Управлением ФСБ России по Новосибирской области.

⚡️ На представленных копиях акта расстрела, сотрудниками Управления ФСБ России по Новосибирской области, зацензурированы фрагменты с упоминанием сотрудников Управления НКВД по Новосибирской области СССР (городов Новосибирска и Томска, т.е. тех сотрудников, кто непосрдетсвенно совершил массовое убийство 51 человек); не смотря на это, ⚙️ мы успешно восстановили все изъятые данные – все 8 скрываемых сотрудников НКВД СССР и 1-го прокурора СССР (с фото и отдельными профилями) указаны в расшифровке документа и выведены в виде отдельной фотогаллереи в конце поста.

Как говорится, что написано пером, не вырубишь топором; особенно когда это написано ещё и кровью…

ВВОДНАЯ

  1. Фрагмент текста с такой маркировкой означает, что этот фрагмент восстановленных нами данных, изначально зацензурированный сотрудниками Управления ФСБ России по Новосибирской области в 2020 году.
  2. Расстрел 51 человек произведен в Томской тюрьме №3 тюремного отдела УНКВД по НСО СССР (ныне – ФКУ СИЗО-1 г. Томска, УФСИН России по Томской области).
  3. В акте расстрела упоминается протокол Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315, на основании которого производится расстрел по приведенному акту – 51 человек (всего же на основе этого протокола была расстреляно 255 человек); – этот протокол часть западно-сибирского расстрельного списка «харбинской операции НКВД», доступ к которым (на 2020 год) блокируется Управлением ФСБ Росси по Новосибирской области. Работа по доступу к этим документам ведется в рамках проекта нашей экспедиции «Мы идём за документами НКВД в архивы ФСБ Западной Сибири».
  4. На копии акта расстрела и специального сопроводительного приложения к нему, сотрудниками Управления ФСБ России по Новосибирской области, наряду с сотрудниками НКВД зацензуирован человек (55-летний РОВБА Константин Кузьмич), недоживший до расстрела в силу того, что умер несколькими днями ранее в тюрьме. Мы успешно восстановили данные и этого человека, причем, включая и номер его следственного дела, находящегося на архивном хранении в Управлении ФСБ России по Томской области.

    Фрагмент приложения к акту расстрела (с зацензурированными сотрудниками УФСБ России по Новосибирской области) данными недожившего до расстрела 55-летнего РОВБА Константина Кузьмича, умершего в тюремной больнице Томской тюрьмы №3 тюремного отдела УНКВД по НСО СССР.

ПРОТОКОЛ КОМИССИИ
НКВД СССР И ПРОКУРОРА СССР № 315
(визировал «ВЕРНО» – КРЕМНЕВ)

Протокол Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315, на основании которого производится расстрел по приведенному акту – 51 человек (всего же на основе этого протокола была расстрелыно 255 человек); – этот протокол часть западно-сибирского расстрельного списка «харбинской операции НКВД», доступ к которым (на 2020 год) блокируется Управлением ФСБ Росси по Новосибирской области. Работа по доступу к этим докуменат ведется в рамках проекта нашей экспедиции «Мы идём за документами НКВД в архивы ФСБ Западной Сибири». Протокол Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315, на основании которого производится расстрел по приведенному акту – 51 человек (всего же на основе этого протокола была расстрелыно 255 человек); – этот протокол часть западно-сибирского расстрельного списка «харбинской операции НКВД», доступ к которым (на 2020 год) блокируется Управлением ФСБ Росси по Новосибирской области. Работа по доступу к этим докуменат ведется в рамках проекта нашей экспедиции «Мы идём за документами НКВД в архивы ФСБ Западной Сибири». Протокол Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315, на основании которого производится расстрел по приведенному акту – 51 человек (всего же на основе этого протокола была расстрелыно 255 человек); – этот протокол часть западно-сибирского расстрельного списка «харбинской операции НКВД», доступ к которым (на 2020 год) блокируется Управлением ФСБ Росси по Новосибирской области. Работа по доступу к этим докуменат ведется в рамках проекта нашей экспедиции «Мы идём за документами НКВД в архивы ФСБ Западной Сибири».

ПРИКАЗАНИЕ О РАССТРЕЛЕ

Приказание о приведение в исполнение смертного приговора в отношении 51 человек по Протоколу Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315 (он 20 января 1938 года). Приказ отдавался лично ОВЧИННИКОВУ, визировался БEБРЕКАРКЛЕ и МАЛЬЦЕВЫМ. Приказание о приведение в исполнение смертного приговора в отношении 51 человек по Протоколу Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315 (он 20 января 1938 года). Приказ отдавался лично ОВЧИННИКОВУ, визировался БEБРЕКАРКЛЕ и МАЛЬЦЕВЫМ. Приказание о приведение в исполнение смертного приговора в отношении 51 человек по Протоколу Комиссии НКВД и Прокурора СССР № 315 (он 20 января 1938 года). Приказ отдавался лично ОВЧИННИКОВУ, визировался БEБРЕКАРКЛЕ и МАЛЬЦЕВЫМ.

АКТ РАСССТРЕЛА В ОТНОШЕНИИ 51 ЧЕЛОВЕК
ОТ 7 ФЕВРАЛЯ 1938 ГОДА ПРОИЗВЕДЕННЫЙ В ТОМСКОЙ ТЮРЬМЕ №3 ТЮРЕМНОГО ОТДЕЛА УНКВД ПО НСО СССР

Акт расстрела (от 7 февраля 1938 года) в отношени 51 человека, расстрелянных в Томской тюртме №3 тюремного отдела УНКВД по НСО СССР. Палачи: ГНЕДИК, ДЕНИСОВ, НОСКОВА (БИРЮКОВА). Приказ на месте отдал: ОВЧИННИКОВ. Приказ на убийство отдал-санкционировал: МАЛЬЦЕВ. Один из приговоренных к расстрелу не был расстрелян, т.к. умер в тюрьме, смерть верифицировала подписью: УРВАНЦЕВА (ШАЛАЕВА).

Расшифровка (полная):

< акт расстрела >

АКТ

Город Томск, 1938 года февраля 7-го дня.

Начальник Томской тюрьмы ГНЕДИК, комендант Томского городского отдела НКВД ДЕНИСОВ, инспектор 8-го отдела Томского городского отдела НКВД НОСКОВА, составили настоящий акт в том, что на основании решения Комиссии НКВД и Прокурора СССР от 20-го января 1938 года протокол № 315 и согласно приказанию заместителя начальника Управления НКВД по Новосибирской области, майора Государственной Безопанрсти – товарища МАЛЬЦЕВА, от 1-го февраля 1938 года за № 252/811 в отношении ПЯТИДЕСЯТИ ОДНОГО осуждённого, к высшей мере наказания, поименованные в приказании, приговор привели в исполнение, за исключением РОВБА Константина Кузьмича, 1882 года рождения, который находясь в больнице при Томской тюрьме – 4-го января 1938 года умер.

Начальник Томской тюрьмы ГНЕДИК (подпись)
Комендант Томского городского отдела НКВД ДЕНИСОВ (подпись)
Инспектор 8-го отдела Томского городского отдела НКВД НОСКОВА (подпись)

< конец акта расстрела >

Приложение к акту расстрела (от 7 февраля 1938 года) в отношени 51 человека, расстрелянных в Томской тюртме №3 тюремного отдела УНКВД по НСО СССР. Палачи: ГНЕДИК, ДЕНИСОВ, НОСКОВА (БИРЮКОВА). Приказ на месте отдал: ОВЧИННИКОВ. Приказ на убийство отдал-санкционировал: МАЛЬЦЕВ. Один из приговоренных к расстрелу не был расстрелян, т.к. умер в тюрьме, смерть верифицировала подписью: УРВАНЦЕВА (ШАЛАЕВА).

< особое приложение к акту расстрела >

НАЧАЛЬНИКУ 8-го ОТДЕЛА Управления Государственной Безопасности Управления НКВД по Новосибирской области

Старшему лейтенанту Государственной Безопасности

ЛИЧНО – товарищу БEБРЕКАРКЛЕ

Возвращая приказание заместителя начальника Управления НКВД по Новосибирской области, майора Государственной Безопасности – товарища МАЛЬЦЕВА от 1 февраля 1938 года за № 252/811 – доношу, что в отношении ПЯТИДЕСЯТИ ОДНОГО осужденного к высшей мере наказания, поименованных в приказании – приговор приведен в исполнение, за исключением РОВБА Константин Кузьмич, который в больнице при Томской тюрьме умер 4-го января 1938 года, справка прилагается .

ПРИЛОЖЕНИЕ: Приказание за № 252/811 от 1/2-1938 года.

Начальник Томского городского отдела НКВД
капитан Государственной безопасности
ОВЧИННИКОВ (подпись)

?-го февраля 1938 года.
252/811
г. Томск

< конец особого приложения к акту расстрела >

УМЕРШИЙ В ТЮРЬМЕ ЧЕЛОВЕК
(НЕ ДОЖИВШИЙ ДО РАССТРЕЛА)

РОВБА Константин Кузьмич, 1882 года рождения, русский, образование начальное, уроженец Царско-Сельского района Ленинградской области, проживал в Томске. Арестован в Томске, 15 декабря 1937 года. Обвинение – «харбинская операция» (японская шпионская диверсионная группа). Реабилитирован 15 июня 1989 года. Ранее до этого ареста и смерти: арестован на должности кладовщика шахты «Пионерка» (Беловского района – ныне Кемеровская области), обвинен: ст. 58-4, 58-10 ч. 1 УК, приговорен Запсибкрайсудом: 3 года лишения свободы с поражением в правах на 3 года.

Подробнее смотри в источнике: прекращенное уголовное архивно-следственное дело № П-244 – Архив УФСБ России по Томской области.

ФОТОГРАФИИ и ПРОФИЛИ СКРЫТЫХ СОТРУДНИКОВ НКВД СССР И ПРОКУРАТУРЫ СССР

Фотографии и профили сотрудников Прокуратуры СССР и Управления НКВД по Новосибирской области СССР (ныне – Управление ФСБ России по Новосибрской области) упомянутые в документе, но скрытые на копиях документов, сотрудниками Управления ФСБ России по Новосибирской области:

ВЫШИНСКИЙ Андрей Януарович – прокурор СССР; член внесудебного органа СССР – «Комиссии НКВД и Прокурора СССР”; массовый убийца. ЕЖОВ Николай Иванович – народный комиссар внутренних дел (НКВД) СССР, генеральный комиссар государственной безопастности СССР, председатель комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) СССР, секретарь ЦК ВКП(б) СССР, кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) СССР; массовый убийца.
МАЛЬЦЕВ Иван Александрович – заместитель начальника УНКВД по НСО СССР; массовый убийца. БEБРЕКАРКЛЕ Феликс Вильевич – начальник 8-го отдела УГБ УНКВД по НСО СССР; палач, массовый убийца.
ОВЧИННИКОВ Иван Васильевич – начальник Томского ГО (и оперсектора) УНКВД по НСО СССР; массовый убийца. ГНЕДИК Федор Афанасьевич – начальник Томской тюрьмы №3 тюремного отдела Управления НКВД по НСО ЗСК СССР; палач, массовый убийца.
ДЕНИСОВ Сергей Тимофеевич – комендант Томского ГО УНКВД по НСО СССР; палач, массовый убийца. НОСКОВА (БИРЮКОВА) Екатерина Михайловна – инспектор 8-го отдела Томского ГО УНКВД по НСО ЗСК СССР; палач, массовый убийца.
УРВАНЦЕВА (ШАЛАЕВА) Варвара Михайловна – врач, заведующая (в 1937-1939 годах) тюремной больницей Томской тюрьмы №3 тюремного отдела УНКВД по НСО СССР (ныне – ФКУ СИЗО-1 г. Томска, УФСИН России по Томской области) ; кадровый сотрудник УНКВД по НСО СССР.

admin