Клевета и ложный донос

В последнее время участились случаи, когда граждане пытаются разрешить возникшие между ними споры, посредствам обращения в правоохранительные органы с заведомо ложным доносом о совершенном преступлении.

Наиболее часто встречающимися ситуациями совершения анализируемого состава преступления являются: имущественные споры между хозяйствующими субъектами; конфликты между родственниками, вызванные разделом какого-либо имущества; возникающие на почве личных неприязненных отношений разногласия между близкими людьми.

В связи с этим в уголовном законодательстве Российской Федерации предусмотрена ответственность за совершение заведомо ложного доноса о совершенном преступлении. Так, согласно ст. 306 УК РФ заведомо ложный донос о совершенном преступлении предусматривает уголовную ответственность в виде штрафа в размере до ста двадцати тысяч рублей, или удержание из заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. Квалифицированным составом указанной статьи является ложный донос с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, данный состав предусматривает ответственность в виде штрафа в размере от ста до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением свободы до трех лет. В случае если лицо ложно сообщает о совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и при этом искусственным способом создает доказательство обвинения, оно может быть лишено свободы на срок до шести лет.

Необходимо отграничивать составы преступлений,

предусматривающие ответственность за ложный донос и клевету. Ложный донос о совершении преступления отличается от клеветы тем, что сообщение о якобы имевшем место уголовно наказуемом деянии направляется в правоохранительные органы с целью сподвигнуть их на возбуждение уголовного дела, тогда как при клевете заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию, распространяются среди окружающих и могут не иметь цели возбуждения уголовного дела.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Виновный сознает, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, то есть являются ложными, и желает этим ввести в заблуждение соответствующие государственные органы.

1. Заведомо ложный донос о совершении преступления —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления , —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет.

(Часть третья введена Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 50, ст. 4848)

Комментарий к статье 306

Основным объектом заведомо ложного доноса являются интересы правосудия. В качестве дополнительного непосредственного объекта этого посягательства могут выступать интересы личности, т.е. тех граждан, которых необоснованно подозревают в совершении преступления.

Общественная опасность преступления состоит в том, что оно нарушает нормальную работу правоприменительных органов, занимающихся проверкой заведомо ложного сообщения о совершении преступления, может повлечь необоснованное возбуждение уголовного дела, привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного. Неверная информация отвлекает силы и внимание органов следствия и дознания от борьбы с действительными преступлениями.

Объективная сторона состава преступления характеризуется активными действиями, которые заключаются в заведомо ложном сообщении о совершении преступления — как о событии преступления, так и о лицах, его совершивших. При этом категория преступления, о котором сообщается в доносе, не влияет на квалификацию деяния.

Ответственности за ложные сообщения об административных и иных правонарушениях, а также об аморальных поступках ст. 306 УК РФ не предусматривает. В таких случаях возможна ответственность по ст. 129 УК РФ.

В ст. 306 УК РФ не указаны органы, ложное сообщение которым образует данное преступление. Однако из смысла закона следует, что к таким органам относятся прежде всего органы, осуществляющие борьбу с преступностью и полномочные возбуждать уголовные дела: органы следствия и дознания, государственные налоговые инспекции, таможенные органы и др. Также к органам, куда может быть направлен заведомо ложный донос, можно отнести органы власти, исполнительные органы (мэрии, префектуры и т.д.), суд <1>, а также иные органы, на которые возложена обязанность передавать сведения о совершении преступлений должностным лицам, полномочным возбудить уголовное дело.

<1> Согласно ст. 15 УПК РФ суд не является органом, осуществляющим уголовное преследование. Между тем по делам частного обвинения, указанным в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, т.е. ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, 130 УК РФ, заявление о преступлении принимает непосредственно мировой судья (ст. 318 УПК РФ). Если в результате производства по такому делу мировой судья установит, что имеет место заведомо ложный донос в отношении определенного лица, то помимо вынесения оправдательного приговора он должен направить информационное письмо о факте заведомо ложного доноса в орган, осуществляющий уголовное преследование, совместно с имеющимися у него материалами.

Заведомо ложный донос может быть устным, письменным, выполненным по телефону, через других лиц и пр. Способ совершения преступления не имеет значения для решения вопроса о наличии состава преступления. Не имеет значения и то, назвал доносчик свое подлинное имя, намеренно изменил его или сделал анонимный донос.

Существует точка зрения, что состав данного преступления не охватывает анонимные заведомо ложные доносы, так как по ныне действующему законодательству в соответствии с п. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела <1>.

Вместе с тем в Приказе МВД России от 22 сентября 2006 г. N 750 «Об утверждении Инструкции по работе с обращениями граждан в системе МВД России» <1>, Приказе ФСБ России от 22 января 2007 г. N 21 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах Федеральной службы безопасности» <2>, Приказе Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36 «Об утверждении Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде» <3>, Приказе Генпрокуратуры РФ от 26 декабря 2006 г. N 120 «О введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» (в ред. от 23 апреля 2007 г.) <4> содержатся указания, согласно которым анонимные обращения, в которых содержатся признаки подготавливаемого, совершаемого или совершенного общественно опасного деяния (преступления), направляются для проверки содержащейся в них информации и принятия мер по пресечению и раскрытию общественно опасного деяния (преступления) в соответствующие подразделения правоохранительных органов либо по подследственности.

<1> РГ. 2006. 23 нояб.

<2> БНА РФ. 2007. N 16.

<3> РГ. 2004. 5 нояб.

<4> Законность. 2007. N 3.

Правомерность проверки анонимных заявлений оперативным путем подтверждена решением Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19 августа 1998 г. N ГКПИ98-198 <1>.

<1> Приводится по СПС «КонсультантПлюс».

Таким образом, анонимные сообщения о преступлениях проверяются, ложная информация отвлекает силы и внимание правоприменительных органов от борьбы с действительными преступлениями, нарушая тем самым интересы правосудия. Следовательно, анонимные доносы подпадают под действие ст. 306 УК РФ. В данной ситуации поводом для возбуждения уголовного дела будет являться сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Основанием будет являться рапорт сотрудника, проводившего проверку об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ).

Ответственность за ложное сообщение об акте терроризма предусмотрена специальной по отношению к ст. 306 УК РФ нормой — ст. 207 УК РФ. Следует иметь в виду, что объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, такова, что ответственность возможна за заведомо ложное сообщение только о готовящемся акте терроризма. В случае заведомо ложного доноса о совершенном акте терроризма действия виновного следует квалифицировать по ст. 306 УК РФ.

Сообщение при доносе является ложным, т.е. не соответствующим действительности. Это может относиться к событию преступления либо связано с обвинением лица в преступлении, которое он не совершал, либо с обвинением в более тяжком преступлении, чем совершенное на самом деле, и т.п. Ложность должна охватывать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку. Поэтому если заявитель, верно описав события происшествия, даст ему неверную юридическую квалификацию, то состав заведомо ложного доноса отсутствует. Сообщение правоохранительным органам своих предположений, мнений или догадок, если они не выдаются за достоверные сведения, не образуют ложного доноса. Добросовестное заблуждение в оценке сообщенных сведений исключает возможность квалификации последних как ложного доноса.

Заведомо ложный донос является оконченным преступлением с момента получения сообщения (заявления) указанными выше органами или их должностными лицами. Последствия (например, возбуждение уголовного дела, его расследование и судебное рассмотрение, осуждение невиновного) не учитываются при квалификации, но имеют значение для назначения наказания.

Если ложный донос не дойдет до адресата по независящим от виновного лица обстоятельствам (например, из-за утери при пересылке, неверно указанного адреса, названия организации и т.п.), то содеянное квалифицируется как покушение на преступление. Ответственность за приготовление к рассматриваемому преступлению наступает в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ только при наличии особо квалифицирующих признаков, т.е. по ч. 3 ст. 306 УК РФ (как тяжкое преступление).

В тех случаях, когда заведомо ложный донос является способом совершения иного преступления, дополнительной квалификации по совокупности преступлений не требуется. Например, если со стороны собственника имел место ложный донос о краже автомобиля с целью получить страховку, то деяние полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Об этом свидетельствует указание закона на заведомость ложности сообщенных сведений о совершении преступления. Виновный сознает, что сообщает правоохранительным либо иным органам, обязанным реагировать на это сообщение, безусловно, ложные, не соответствующие действительности сведения о совершении преступления, и желает совершить эти действия, т.е. ввести в заблуждение соответствующие государственные органы.

Мотивы ложного доноса в большинстве случаев носят личный характер (месть, зависть, ревность, неприязненные отношения, стремление скрыть истинного преступника и др.), но иногда они могут носить иной характер, например политический. Обычно это преступление совершается со специальной целью — возбуждение уголовного дела и привлечение конкретного невиновного лица к уголовной ответственности.

Установление такой цели, характерной для данного преступления, позволяет отграничивать заведомо ложный донос от смежных с ним составов преступлений, в частности от клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129, ч. 3 ст. 298 УК РФ). Клевета, соединенная с обвинением в совершении преступления, отличается от заведомо ложного доноса тем, что при заведомо ложном доносе умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, а при клевете — на унижение его чести и достоинства. В связи с этим при заведомо ложном доносе сведения о якобы совершенном потерпевшим преступлении сообщаются органам, правомочным возбудить уголовное преследование, с целью побудить их к возбуждению уголовного дела. При клевете заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию, распространяются среди окружающих (т.е. любых лиц) и не имеют цели возбуждения уголовного дела.

Субъектом ложного доноса может быть любое вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет (субъект общий). Действия должностного лица в подобных случаях при наличии оснований могут быть квалифицированы по совокупности преступлений со ст. 285 УК РФ — злоупотребление должностными полномочиями.

Судебной практике известны случаи признания субъектом заведомо ложного доноса также и обвиняемых по другому делу, если ложный донос не является способом защиты от предъявленного обвинения.

Заведомо ложные показания подозреваемого о совершении преступления другим лицом, совершенные с целью избежать уголовной ответственности, состава заведомо ложного доноса не образуют, поскольку являются способом защиты от обвинения <1>.

Свидетели и потерпевшие, дающие ложные показания по обстоятельствам дела, должны нести уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ. Но если в ходе показаний они делают ложное заявление об ином преступлении, то в их действиях будет состав заведомо ложного доноса.

В ч. 2 ст. 306 УК РФ содержится квалифицирующий признак — донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Для вменения этого признака необходимо, чтобы в доносе содержалось указание на конкретное лицо, якобы совершившее это преступление.

В ч. 3 ст. 306 УК РФ содержится особо квалифицирующий признак — донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения, фальсификацией, имитацией доказательственных фактов, которых на самом деле нет (например, подготовка подставных свидетелей, изготовление фальшивых вещественных или письменных доказательств). Если же субъект ссылается на факты и доказательства, которые на самом деле имели место, но дает им неверное истолкование, то вести речь об этом квалифицирующем признаке нельзя.

Если ложный донос был сопряжен с искусственным созданием доказательств путем провокации взятки или коммерческого подкупа, то содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 304 и 306 УК РФ.

Необходимо отличать фальсификацию доказательных фактов при ложном доносе (ч. 3 ст. 306 УК РФ) от фальсификации доказательств по уголовному делу, совершенной лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником (ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ). Разграничение следует проводить по субъекту преступления и его предмету.



В данной статье рассмотрен вопрос об отграничении заведомо ложного доноса от клеветы сопряженной с обвинением по УК РФ. В статье сопоставляются данные по субъекту, объекту, субъективной и объективной стороне, а также рассматривается природа ложного доноса на самого себя.

Ключевые слова: ложный донос, УК РФ, клевета, уголовная ответственность, возбуждение уголовного дела, совершение лицом.

В настоящее время клевета является единственным общим составом преступления против чести, достоинства и репутации, существующим в нынешней редакции уголовного закона. Заведомо ложный донос является одним из преступлений, который является смежным с клеветой, сопряженной с обвинением. Для состава клеветы достаточно одного случая распространения заведомо ложных порочащих сведений.

Опасность заведомо ложного доноса и оговора заведомо невинного лица заключается в том, что рассматриваемоое преступление и один из видов негативного посткриминального поведения приводят к неоправданной трате времени, средств и усилий сотрудников правоохранительных органов, которые вынуждены проверять их, в результате чего можно неосновательно возбудить уголовное дело и даже осудить невиновных.

Некоторые авторы предлагают квалифицировать данные действия по совокупности преступлений. В. И. Кулешов считает, что данные составы соотносятся как общая и специальная нормы, поскольку ложный донос — это частный случай клеветы.

Отграничение клеветы от заведомо ложного доноса осуществляется с учётом наличия в УК самостоятельного состава клеветы.

Заведомо ложный донос преследует за собой цель — возбуждение уголовного дела. Цель клеветы, сопряженной с обвинением заключается в том, чтобы опорочить другое лицо. Именно поэтому сообщаются эти сведения любым лицам, а не работникам правоохранительных либо иных органов, обязанных подобного рода сообщения направлять для возбуждения уголовного дела. При доносе виновный намеревается ввести в заблуждение органы правосудия о виновности невиновного лица, при клевете — только опорочить репутацию, имя потерпевшего.

При доносе информация сообщается органам, правомочным возбудить уголовное преследование, а сам умысел направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности. Ключевым аспектом является то, что клевета распространяется с целью опорочить честь и достоинство, подорвать репутации оклеветанного и обычно направляются в различные органы, учреждения и организации.

Ключевую роль для разграничения данных составов играет мотив. К ложному доносу человека может пробудить чувство неприязни, мести, ревности или желание скрыть реальное преступление. Клевета конечной целью преследует подрыв репутации человека путем его оскорбления. Таким образом, в качестве отличного признака этих схожих составов преступления можно назвать именно конченый результат.

Составы клеветы и заведомо ложного доноса обладают рядом смежных признаков. Их сходство имеется в субъективной стороне. Это выражается в признаке заведомости, т. е. в сознании виновным ложного характера распространяемых им сведений.

Разграничение составов преступлений заключается в объекте, объективной стороне и субъекте.

Непосредственным объектом клеветы являются общественные отношения, охраняющие право на честь, достоинство и репутацию, а объект заведомо ложного доноса посягает на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда при производстве по уголовным делам. Отношения, обеспечивающие честь и достоинство гражданина, его свободу и неприкосновенность, являются дополнительным объектом заведомо ложного доноса. При клевете, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, достаточно того, чтобы не соответствующая действительности информация стала известна какому-либо третьему лицу, а при заведомо ложном доносе следует акцентировать внимание на том, кому была сообщена информация о якобы совершенном преступлении.

Объективная сторона заведомо ложного доноса выражается в передаче заведомо ложных сведений о совершении лицом преступления в органы или лица, которые имеют право возбуждать и рассматривать уголовные дела. При клевете заведомо ложные сведения могут быть сообщены любому лицу.

В отличие от клеветы, которая совершается только действием, заведомо ложное показание может быть совершено путем бездействия (например, умолчание об обстоятельствах преступления) .

Субъект заведомо ложного показания специальный: свидетель, потерпевший, эксперт, специалист и переводчик. При клевете субъект является общим — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Также необходимо отметить, что распространение заведомо ложных сведений, сопряженных с обвинением потерпевшего в совершении преступления, если они совершены с использованием СМИ, либо информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть «Интернет», необходимо квалифицировать как заведомо ложный донос, а не как клевета, сопряженная с обвинением.

По мнению Т. А. Костаревой заведомо ложное сообщение о совершении лицом преступления третьим лицам или в средствах массовой информации следует квалифицировать как клевету .

Необходимо рассмотреть вопрос об уголовной ответственности за заведомо ложный донос на самого себя. Содержанием доноса является информация о другом лице, а не о самом себе. В условиях отсутствия специальной уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за самооговор, и невозможности отождествления самооговора и заведомо ложного доноса представляется вполне обоснованной квалификация самооговора с целью дать возможность виновному лицу уйти от уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ. Однако, если виновный ложно обвиняет только себя, и его действия не содержат иного состава преступления, то возможно признать данное деяние малозначительным, а, следовательно, непреступным (ч.2 ст.14 УК РФ). В любом случае, необходимо выяснить причины такого самооговора, и являлся ли он результатом стремления скрыть реально совершенное (более тяжкое) преступление, соучастников либо результатом преступного принуждения или нет.

Литература:

admin