Как статья за угрозы

При этом не имеет значения, собирался ли то, кто угрожает, реально осуществлять эту угрозу. Так, сейчас в Копейске расследуется уголовное дело, возбужденное по признакам преступления, предусмотренных частью 1 статьи 119 УК РФ, в отношении 22-летнего жителя нашего города. Во время семейной ссоры молодой человек взял в руки нож и пригрозил своей жене, что зарежет ее. Женщина восприняла эти слова всерьез и обратилась в полицию. Теперь ее мужу грозит наказание до двух лет лишения свободы.

И дел не в том, действительно ли мужчина намеревался убить жену. Дело в том, что своими угрозами он создавал для жены атмосферу тревожной обстановки, страха за свою жизнь и здоровье. А это уже психотравмирующая ситуации, нарушающей душевное равновесие человека, то есть уже угрозами муж посягал на здоровье жены.

Как отметили в копейском отделе МВД, угроза может быть выражена по-разному – устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и так далее. К слову, уголовная ответственность за такое преступление наступает уже с 16 лет.

За угрозы установлен только один вид уголовной ответственности — это за угрозу убийством и то, если такая угроза была реальной, например с демострацией пистолета, топора или что-то подобное. Все остальные виды угроз ненаказуемы. На ненаказуемые угрозы вы можете реагировать такими же угрозами, либо не реагировать никак. Можно, конечно, обратиться и заявлением в милицию, что на практике бывает довольно часто действенно. Милиция ничего не сделает тому, кто угрожал, но сам факт беседы милиционера с угрожавшим, а также оставшееся письменное заявление в милиции по поводу его угроз часто приводит к тому, что угрозы прекращаются. Однако, следует учитывать, что редко, но бывает и наоборот: угрожавший понимает, что за угрозы ему никто ничего не сделает и он начинает еще больше изощряться в своих угрозах. Поэтому как поступать в том или ином случае следует решать исходя из конкретных обстоятельств и конкретных психологических особенностей угрожающего и того, кому угрожают, но это уже не юриспруденция, потому мне больше сказать нечего.

ИЗ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА УКРАИНЫ:

«Стаття 129. Погроза вбивством
1. Погроза вбивством, якщо були реальні підстави побоюватися здійснення цієї погрози, —
карається арештом на строк до шести місяців або обмеженням волі на строк до двох років.
2. Те саме діяння, вчинене членом організованої групи, —
карається позбавленням волі на строк від трьох до п’яти років».

Что же касается вопроса, а что будет если он побьет вашего молодого человека, то все зависит от того, как он его побьет. Если ударит один раз и у него будет синяк, то это будет легкие телесные повреждения без растройства здоровья, если ударит так, что он получит сотрясение головного мозга, то это будет легкие телесные повреждение с кратковременным расстройством здоровья, если ударит так, что поломает ему руку, то это будет средней тяжести телесные повреждения, если ударит так, что он останется без руки, то это будут тяжкие телесные повреждения, если ударит так, что пробьет голову и он, не дай Бог, через день умрет, то это будут тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, если ударит так, что он тут же умрет, то это будет убийство.

В каждом из перечисленных случаев наказание разное и привел я эти случаи только для того, чтобы объяснить вам и всем посетителям сайта, желающим задать свой вопрос, почему я не отвечаю на вопросы типа: «если, да кабы».

«Предлагаемые изменения практически полностью дублируют действующие нормы Уголовного кодекса, юридически не проработаны, в связи с чем являются избыточными», — приводит слова сенатора «Интерфакс».

Клишас напомнил, что статья 119 Уголовного кодекса устанавливает ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. «Способ донесения такой угрозы принципиальной роли не играет, тяжесть преступления не увеличивает и на квалификацию преступления не влияет. Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, электронными сообщениями, жестами, демонстрацией оружия», — пояснил сенатор.

Он также отметил, что предлагаемое Малькевичем наказание за угрозы в интернете (до 7 лет лишения свободы) в случае реализации инициативы оказалось бы выше, чем наказание за доведение до самоубийства (от 2 до 6 лет лишения свободы).

Что касается клеветы, то ответственность, прописанная в статье 128.1 Уголовного кодекса в шесть раз ниже того, что предлагают в ОПРФ. «Вызывает сомнения, что клевета, размещенная в сети интернет, в шесть раз опаснее клеветы в СМИ», — сказал Клишас.

Ранее СМИ сообщили, что Общественная палата РФ направила в Госдуму и Совет Федерации обращение с предложением ужесточить наказание за угрозы, оскорбления и травлю в интернете. По мнению главы комиссии ОПРФ по развитию информационного сообщества Андрея Малькевича, это актуальная проблема, для решения которой нужны «соответствующие поправки в Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях». А именно — за угрозу убийством и тяжким причинением вреда здоровью предлагается поднять наказание до семи лет принудительных работ, а за клевету наказывать штрафом до 6 млн рублей.

26 мая 2016

Постановление Верховного Суда РФ от 4 февраля 2015 г. N 305-АД14-1113

Судья Верховного Суда Российской Федерации Кирейкова Г.Г.,

рассмотрев жалобу

на решение Арбитражного суда города Москвы от 17.12.2013, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2014 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.06.2014 по делу N А40-158421/2013

по заявлению Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по городу Москве (далее — управление)

о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.43 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ), установила:

решением Арбитражного суда города Москвы от 17.12.2013, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2014 и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.06.2014, заявление управления удовлетворено: общество привлечено к административной ответственности на основании части 2 статьи 14.43 КоАП РФ в виде взыскания административного штрафа в размере 300 000 руб.

Общество, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой просит отменить принятые по делу судебные акты и прекратить производство по делу на основании статьи 24.5 КоАП РФ.

Изучив жалобу и приложенные к ней материалы, судья считает, что правовых оснований для ее удовлетворения не имеется.

Судами установлено, что в ходе проведения управлением проверки на предмет соблюдения обществом обязательных требований действующего санитарного законодательства, а также предотвращения причинения вреда жизни, здоровью граждан при участии директора магазина общества произведен отбор образцов продукции, проб обследования объектов окружающей среды и объектов производственной среды — минеральной природной питьевой столовой воды Суганских альп т.м. «Ахсау» (ледниковая талая вода, негазированная, 1/1,25 л; дата розлива 25 июля 2013 года; ТУ 9185-001-75940413-11, произведенная ООО «Руссо» (Россия, РСО-Алания, г. Владикавказ, ул. Ставропольская, д. 11) по заказу ООО «Руссо Трейдинг» (Россия, г. Москва), местонахождение источника: Россия, РСО — Алания, Ирафский район, с. Ахсау, источник N 339. Условия хранения: в сухом месте при температуре от +5 °C до +20 °C. Срок годности 12 месяцев) в количестве двух бутылок, о чем составлен протокол отбора от 06.09.2013 года.

По результатам лабораторных исследований, проведенных федеральным бюджетным учреждением здравоохранения «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Москве», установлено, что отобранные образцы продукции не отвечают требованиям принятого решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 881 Технического регламента Таможенного союза «Пищевая продукция в части ее маркировки» (ТР ТС 022/2011; далее — Технический регламент): по содержанию йода продукция не соответствует информации изготовителя на потребительской этикетке.

Установленные обстоятельства явились основанием для составления управлением в присутствии представителя общества протокола от 17.10.2013 об административном правонарушении, административная ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ.

Материалы проверки в соответствии с частью 3 статьи 23.1 КоАП РФ переданы управлением в арбитражный суд для привлечения общества к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ.

Согласно части 2 статьи 14.43 КоАП РФ нарушение изготовителем, исполнителем (лицом, выполняющим функции иностранного изготовителя), продавцом требований технических регламентов или подлежащих применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательных требований к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации либо выпуск в обращение продукции, не соответствующей таким требованиям, за исключением случаев, предусмотренных статьями 6.31, 9.4, 10.3, 10.6, 10.8, частью 2 статьи 11.21, статьями 14.37, 14.44, 14.46, 20.4 названного Кодекса, повлекшие причинение вреда жизни или здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений либо создавшие угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан, окружающей среде, жизни или здоровью животных и растений, — влекут наложение административного штрафа на юридических лиц от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей с конфискацией предметов административного правонарушения либо без таковой.

В примечании к статье 14.43 КоАП РФ указано, что под подлежащими применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательными требованиями в названной статье и статье 14.47 этого Кодекса понимаются обязательные требования к продукции либо к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, установленные нормативными правовыми актами, принятыми Комиссией Таможенного союза в соответствии с Соглашением Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 г., а также не противоречащие им требования нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, подлежащих обязательному исполнению в соответствии с пунктами 1, 1.1, 6.2 статьи 46 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании».

Принятый в соответствии со статьей 13 Соглашения о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации от 18.11.2010 Комиссией Таможенного союза Технический регламент устанавливает требования к пищевой продукции в части ее маркировки в целях предупреждения действий, вводящих в заблуждение потребителей относительно обеспечения реализации прав потребителей на достоверную информацию о пищевой продукции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4.3 Технического регламента наименование пищевой продукции, указываемое в маркировке, должно позволять относить продукцию к пищевой продукции, достоверно ее характеризовать и позволять отличать ее от другой пищевой продукции.

Порядок указания на потребительской упаковке состава пищевой продукции установлен пунктом 4.4 статьи 4 Технического регламента.

Объективная сторона правонарушения, вмененного обществу, заключается в нарушении обязательных требований технических регламентов к продукции и требованиям к процессам ее реализации, которые могут повлечь угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан.

Суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, учитывая характер совершенного административного правонарушения и требования частей 1 и 3 статьи 4.1 КоАП РФ, пришел к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, поскольку допущенные обществом нарушения (выпуск в обращение продукции, не соответствующей требованиям Технического регламента), создают угрозу причинения вреда жизни или здоровью граждан. Суд назначил обществу минимальное наказание, предусмотренное санкцией указанной статьи, не применив дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Обстоятельств, указывающих на малозначительность совершенного правонарушения, которые являются основанием для освобождения от административной ответственности, судом не установлено.

Вопреки доводам общества нарушений порядка привлечения к административной ответственности административный орган не допустил.

Суды апелляционной инстанции и округа согласились с выводами суда первой инстанции.

Возражениями общества, изложенными в жалобе, не опровергаются выводы судебных инстанций. Несогласие заявителя с оценкой имеющихся в деле доказательств и с толкованием судебными инстанциями норм Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации, подлежащих применению в деле, не свидетельствует о том, что судами допущены существенные нарушения названного Кодекса и (или) предусмотренные им процессуальные требования, не позволившие всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 17.12.2013, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.03.2014 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.06.2014 по делу N А40-158421/2013 оставить без изменения, а жалобу открытого акционерного общества «Седьмой Континент» — без удовлетворения.

Судья Верховного Суда Российской Федерации

Г.Г. Кирейкова

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

admin