Как снять диагноз психиатра?

Я даже не удивляюсь поставленному диагнозу нашими врачами в отношении здорового человека. Я вам скину одну статью для ознакомления, может пригодится в борьбе с бюрократией:

Кантуев Олег Иванович — психиатр-психотерапевт, нарколог, невролог.

Врач — высшей категории. Стаж более 25 лет. Член ННО России. Кандидат медицинских наук.
Судебно-психиатрический эксперт.

КАК СНЯТЬСЯ С УЧЕТА У ПСИХИАТРА ИЛИ ПОЛУЧИТЬ ПРАВА

Важно: Все вопросы, относительно постановки на профилактическое, консультативное и диспансерное наблюдение (учет) в ПНД или НД, находятся в исключительной компетенции — государственных психиатрических и наркологических служб, в чьем ведении и находятся соответствующие базы данных (БД). Частные клиники, равно как и частнопрактикующие врачи-психиатры и психиатры-наркологи, не имеют к этому — ни какого отношения!

Сегодня в Российской Федерации, под термином «сняться с учета» обычно понимается существующая необходимость пройти гражданином комиссию для получения различных разрешений — устроится на работу, получить права на вождение машины и разрешение на ношение оружия, а психиатр в этом гражданину отказывает. В целом, сняться с учета нельзя, как у психиатра, так и у обычных врачей. Учет, это — карточка или информация в компьютерной базе о произошедших событиях, там хранятся диагнозы, назначения и т.п. В современной России, «сняться с учета» может означать только лишь снятие с «динамического диспансерного наблюдения» (ДДН). Сейчас в России нет понятия «учет», есть «лечебно-консультативная помощь» (ЛК-помощь) и «динамическое диспансерное наблюдение» (ДДН), которое может быть еще и «активным».

ЛК-помощь не обязывает к обязательному посещению психиатра, и часто ничего не ‘запрещает, диспансерное наблюдение рекомендует посещать психиатра и ‘многое запрещает. ДДН дает психиатру право смотреть пациента (как и где, это — его проблема) без получения санкции судьи и обязывает психиатра освидетельствовать пациента раз в год или получить необходимую информацию о пациенте любым иным законным способом. Снятие с «динамического наблюдения» обозначает, что психиатр не видит опасности обострения Вашего состояния и Вам не нужно ходить к психиатру и принимать его назначения. Но, это не означает снятие диагноза и возможность получения разрешений и допусков. Консультативно-лечебная помощь оказывается психиатром при самостоятельном обращении пациента, по его просьбе или с его согласия, а в отношении несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет — по просьбе или с согласия его родителей либо иного законного представителя. Если пациент не обращается в ПНД около года, его медицинская карта сдается в архив (если нет диспансерного наблюдения). Пациент, при достижении 15 летнего возраста, может написать заявление об отказе от психиатрической помощи и потребовать немедленного отправления мед. карты в архив (если нет диспансерного наблюдения). Справку о наблюдении гражданина в ПНД («Об учете в ПНД») может потребовать только суд, военкомат, прокуратура или следственные органы если заведено уголовное дело, отделы кадров и приемные комиссии в учреждениях МВД, ФСБ, МО. Если психиатр признает пациента здоровым, а он что-то потом натворит и ему опять припишут тот-же диагноз, то к психиатру могут возникнуть вопросы в его «компетентности». Если же пациент здоров и психиатр не снимает диагноз, психиатр от этого никак не пострадает, так как он может сослаться на ремиссию пациента, да и в принципе, в психиатрии никак невозможно достоверно ни подтвердить, ни опровергнуть диагноз. Поэтому-скорее всего, никогда, ни один врач-психиатр, не возьмет на себя ответственность и не признает пациента полностью выздоровевшим!

Снятие диагноза.

Типовые порядки, которые соблюдаются диспансерными психиатрами для снятия самого распространенного диагноза — «шизофрения»:

1. Через год, после того, как пациент регулярно посещает диспансер, ему могут отменить препарат. Через три года, можно будет не посещать диспансер, что означает «снятие с динамического наблюдения».

2. Через пять лет, карта может отправиться психиатром в архив. Психиатрический архив храниться вечно. Когда карта ушла в архив, по идее, пациент считается «снятыми» (В России понятие «учет» ликвидировано).

Это — самые быстрые сроки, которые могут растянуться. Формально, в России через пять лет, а в Украине через 3 года без обострений диагноз снять можно, но при наличии в комиссии старых психиатров (которые помнят и чтут Снежневского), это становится нереально. Состояние пациента определяется при ежегодном плановом осмотре психиатром. Как правило, речь о снятии с ДДН может идти только в том случае, если пациент регулярно посещал психиатра и выполнял все его рекомендации и не менее чем через 3-5 лет, после последнего эпизода обострения. При посещении психиатра, врач смотрит на поведение пациента и слушает рассказы о его жизни. Если психиатр видит, что у пациента есть ссоры, конфликты с кем-либо, нет полового партнера, он не заводит семью, пьет, нет работы, живет с родителями, есть тревоги, беспокойства, плохой сон или аппетит, при разговоре есть нарушения мышления, умничание не к месту, негативизм к психиатру и т.п., диагноз не снимут.

Пациент имеет законное право на любую информацию из психиатрической карточки, о своем состоянии и назначениях (ст. 5 п. 2 закона РФ «О психиатрической…и гарантиях прав…» дает это право и забирает, оставив его на усмотрение психиатра). На практике, требование получения информации встречает большое сопротивление психиатров. Суды, обычно, остаются на стороне диспансера или стационара. В целом, если действовать вежливо и настойчиво, написать заявление главному врачу, получить доступ к карточке можно, если только там Вам явно не намухлевали с анамнезом и диагнозом. Но, это может сделать прокуратура, как надзорный орган за системой Минздрава. Пациент также имеет право сменить психиатра и вообще, все те права, что и пациенты в общесоматической сети. Но психиатры «старой закалки» их не признают, что абсолютно незаконно.

Потребовать в ПНД провести психиатрическую экспертизу наперекор психиатру — может каждый, для этого потребуется только стационарное обследование. Но каждом конкретном случае — нужно действовать по обстановке, старые психиатры боятся за свое место, им проще оставить все как есть. Молодые же психиатры, чаще более дружелюбны, это как правило, зависит от кафедры. Перед началом активных действий против ПНД, лучше обойти всех психиатров, и если Вам удастся найти у кого-то из них сочувствие, попробовать перейти к нему. В ПНД, есть юрист, можно обратиться к нему, но надо помнить, что он защищает ПНД, а не Вас. Но он в любом случае даст информацию и будет помнить о законе. Отдельный разговор об отношениях с военкоматом. Даже если у Вас есть справка от врача — психиатра, что Вы здоров(а), поменять военный билет невозможно. Но военный «белый билет» не отменят, конечно — если Вы не призывник!

Правовые действия

1. Если участковый психиатр отказывает в Вашей просьбе, то нужно идти к заведующему ПНД (психо-неврологический диспансер), это он организует ВКК, которая может снять с учета. Чтобы с зав.ПНД было легче найти общий язык, можете ему сразу довести до сведения о Вашей решимости идти до конца, до суда, в котором будете обжаловать в т.ч. и его действия или бездействия. Только нужно действовать рассудительно: спокойно, настойчиво, но без агрессии и эмоций. Попробуйте сосредоточиться на общих интересах — ни ПНД, ни Вам лишние хлопоты и проблемы не нужны. При этом нужно соблюдать правила: Вы не должны показывать поведение, которое вызовет у психиатра аналогии с симптомами психиатрических диагнозов, иначе психиатры прямо там могут навешать Вам обострение и определить на не добровольное заточение. Хорошо, если Вы придете со знакомым, который сможет подтвердить Вашу адекватность. Предварительно можно обратиться к любому платному психиатру за справкой о психическом здоровье. Эта справка не обязывает никого ни к чему, но поможет психиатрам ПНД снять с себя ответственность и покажет, что в суде у Вас будут серьезные аргументы. Если Вы не нашли общего языка, для последующих действий, нужно заведующему написать заявление с Вашей просьбой. Заявление пишется в 2-х экземплярах, один отдается секретарю, на другом секретарь расписывается в получении и он хранится у Вас. В заявлении напишите, что если у заведения нет средств для снятия копий, то Вы можете принять участие в расходах, оставьте возможные координаты — адреса и номера мобильных телефонов.

2. Если вопрос не решается, то дальше можно обращаться в суд или в прокуратуру. Какие прокуратуре потребуются документы, они сами решат и запросят их из ПНД. Для суда нужно грамотно составить исковое обращение и предоставить доказательства своей правоты. Для этого Вам нужна консультация юриста или адвоката. В прокуратуру следует обращаться, если у Вас есть основания считать, что психиатры не предоставляют Вам необходимой информации. В суд обращаются, когда все доказательства Вашей правоты у Вас уже есть. При этом нужно знать, что тем, кто хочет справедливости, в карточку пишут уточненный диагноз, что-то типа вялотекущей шизофрении с симптомами «сутяжничества».

Проблемы учета

При любом самом мелочном обращении к психиатру в ПНД, на обратившегося заводится карточка. Это уже создает проблемы в будущем. Сейчас в России, при необходимости получения справки о психическом здоровье, здоровый человек прежде должен пройти психолога, сделать ЭЭГ, пройти психиатра, а это уже означает заведение карточки. Был прием, в конце должен ставится диагноз, возможно что-то из раздела F06, а может еще и G40 пририсовали, с учетом ЭЭГ и случайной фразы про обморок. Вносить Ваши персональные данные в базу данных без Вашего согласия незаконно, ставить диагнозы без достаточных оснований (единичный прием не повод его не поставить, хотя в психиатрии обосновать диагноз выше крыши можно и за один прием, тем более, если есть выписки, карточка и т.п.)

Удачи вам!

Здравствуйте, Ирина! Ранее уже отвечал на аналогичные вопросы, но повторюсь: для пересмотра психиатрического диагноза и, соответственно, «статьи» в военном билете Вашему мужу, все же, нужно обратиться к участковому психиатру (к сожалению, не указали, живете ли вы в г. Хабаровске, если да, то — в ПНД № 2, расположенный на улице Кубяка, дом 2; если же краевая регистрация или проживаете в Кировском и Краснофлотском районах г. Хабаровска — в ПНД № 1 по адресу — улица Постышева, дом 13). И учитывая, что Ваш супруг не призывного возраста для срочной службы в армии РФ, то обследование, необходимое для пересмотра психиатрического диагноза по личному заявлению, будет платным, на выбор — амбулаторное или стационарное. Для обследования надо иметь определенный пакет документов: паспорт и военный билет, информацию, где был установлен диагноз «органика», характеристики с места работы, проживания (от участкового полицейского), из медицинских — флюорографию органов грудной клетки давностью менее одного года. И после полного обследования, включающее анализ предоставленных документов (характеристик), бесед с психиатром — врачом, проводящим обследование путем обычных разговоров, результатов психологического обследование, при необходимости консультации невролога и проведения электроэнцефалографии головного мозга, при комиссионном осмотре врачей (с привлечение либо заведующего подразделения больницы, либо сотрудника кафедры психиатрии и медицинской психологии ДВГМУ) дается заключение о наличии или отсутствии какого-либо психиатрического заболевания. В конечном итоге пишется акт обследования, который отсылается в военный комиссариат по месту жительства. Так что Вашему мужу необходимо решить данный вопрос с участковым психиатром по месту жительства, и если же возникнуть какие-то вопросы, Вы вправе обратиться к заведующему ПНД.

С уважением, врач-психиатр высшей категории, Хон Владислав Киливич

Из письма в редакцию
: «Уже не первый год я являюсь обитателем психоневрологического дома-интерната. Мне 34, и я давно всяческими путями стремлюсь покинуть это заведение, начать нормальную жизнь.
Но из-за бюрократизма чиновников сделать это не удается. Я считаю себя психически здоровым человеком, но мне не дают возможности пройти врачебно-консультативную комиссию, чтобы опровергнуть неправильный диагноз. Остается писать о своей беде в разные инстанции, пока, увы, безрезультатно. Ответ один: все правильно, все справедливо. Но чтобы понять меня, нужно самому испытать, что значит «психический» диагноз,
на собственной шкуре прочувствовать все прелести этой системы,
когда мягко стелют, да жестко спать.
Игорь, Барановичский р-н».
В медицинских кругах автор письма — фигура известная. О некоторых фактах своей биографии он умалчивает: скажем, о том, что неоднократно помещался в соответствующее отделение областной больницы и вопрос о пересмотре диагноза там ни разу не возникал, о том, что ему определили II группу инвалидности, причем пожизненно. И все же частности и недомолвки не снимают главного вопроса: реально ли оспорить заключение психиатрической экспертизы? Правда ли, что получить подобный диагноз куда легче, чем добиться, чтобы его сняли?
Вопросы эти с подтекстом, поскольку сама проблема имеет глубокие исторические корни. Ни для кого не секрет, что одно время в Советском Союзе психиатрия использовалась в том числе и в карательных целях. Многие диссиденты прошли через унизительную процедуру принудительного лечения в закрытых спецучреждениях, спорный психический диагноз поставил крест на карьере целого ряда известных артистов, например, Александры Завьяловой (Пистимеи из эпопеи «Тени исчезают в полдень»), Юрия Белова из «Карнавальной ночи». Да и сегодня угроза помещения в «психушку» активно используется как рычаг давления при решении жилищных конфликтов между старшим и молодым поколениями. Если хотите, это уже одна из форм семейного терроризма: внушать старому человеку, что он выжил из ума, неадекватен, что его давно пора лечить, а потом всеми правдами и неправдами добиваться госпитализации. Недавно в Витебске родственники пытались упечь в психбольницу 92-летнюю женщину, благо на защиту старушки встали соседи, участковый терапевт. Все тот же «квартирный вопрос»…
Чего лукавить, желающие извлечь собственную выгоду из психиатрической науки есть всегда, другое дело — насколько эффективно она сама может противостоять всякого рода спекуляциям и такому субъективному фактору, как врачебная ошибка.
Главный психиатр Минздрава Павел Рынков считает, что психиатрию совершенно напрасно воспринимают как орудие устрашения: «Я вообще не вижу проблемы. Если человек намерен оспорить свой диагноз, то должен придерживаться общего порядка. Прежде всего следует обратиться в администрацию учреждения, где он состоит на учете, — его направляют на ВКК, собирается консилиум специалистов, тут и решается судьба пациента, а при необходимости проводится дополнительное обследование. Кроме того, в Республиканской клинической психиатрической больнице есть конфликтная комиссия, которая тоже пересматривает спорные дела. Она имеет право запрашивать дополнительные сведения, если больной, скажем, приехал из региона. Однако, сами понимаете, диагноз диагнозу рознь. Допустим, один из самых тяжелых — шизофрению — устанавливают только в стационаре, следовательно, и снять, соответственно, могут только там. Не так ведь просто решить судьбу человека за несколько часов…»
В Беларуси действует Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», благодаря которому, по мнению специалистов, взаимоотношения психиатров и пациентов вошли в цивилизованные рамки. Сегодня нельзя подвергнуть человека принудительному освидетельствованию, за исключением тех случаев, когда в установленном законом порядке доказано, что он представляет несомненную опасность для окружающих или для самого себя. И даже этот крайний шаг должен быть соответствующим образом обставлен: необходимы документы предварительной проверки, присутствие законного представителя больного. Что касается собственно диагноза, то, как заверяет Павел Валентинович, еще не было случая, чтобы обратившемуся в Минздрав пациенту отказали в рассмотрении дела. Однако это не означает, что диагноз непременно будет снят; в зависимости от обстоятельств он может быть пересмотрен или оставлен в силе. Скажем, были случаи, когда в истории болезни запись «шизофрения» менялась на «психическое расстройство», иногда приходится уточнять решение экспертов из районных больниц. С 1 января 2002 года наша страна перешла на Международную классификацию болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра. Соответственно, изменились некоторые критерии, появились новые нюансы в толковании тех или иных симптомов. Тем не менее специалисты считают это проблемой временной и абсолютно не ограничивающей права пациентов.
Аргументы таких пациентов, как наш читатель, понятны: как правило, они намекают на предвзятость экспертов, коллегиальность, нежелание медиков ставить под сомнение компетенцию предыдущих комиссий. Однако психиатры видят в этих жалобах не столько правовую проблему, сколько недоработки конкретных больниц либо диспансеров, которые можно устранить, обратившись в вышестоящие инстанции. Но нередко больной человек просто не хочет взглянуть правде в глаза, стремясь избавиться от диагноза, как от чего-то порочащего. В соседней России пациенты, имеющие претензии к психиатрам, уже начинают обращаться в суд. Противники этого поветрия резонно замечают: «Почему же тогда никто не судится из-за язвы желудка или ишемической болезни сердца?» «Психический» диагноз ничем не отличается от любого другого, который без всякой задней мысли ставит врач, и его вердикт, в сущности, не может и не должен быть «отягчающим обстоятельством». Что же делать с негативным ореолом? Всем вместе постараться сгладить психологический барьер между обществом и теми, кто имеет отклонения в психике. Чтобы они не кивали на «прелести системы», «вселенский заговор психиатров», не атаковали жалобами газеты и правозащитные организации, но научились жить со своим диагнозом. В конце концов, как утверждают специалисты, с психическими проблемами в течение жизни так или иначе суждено столкнуться каждому из нас…

admin