Как привлечь третье лицо в гражданском процессе?

Можно ли в слове из трех букв сделать четыре ошибки? Как свидетельствует известный анекдот — можно! Это слово «исчо», интерпретированное из грамотного «еще».

Почему-то именно этот анекдот вспоминается при рассмотрении судебной практики относительно порядка и оснований привлечения к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований. Собственно, правовой институт третьих лиц в судебном процессе существует давно, хорошо изучен и описан в правовой литературе, разъяснениях, комментариях и судебной практике. Однако и при паре коротеньких основных норм (статьи 35, 36 Гражданско­го процессуального (ГПК) и статья 27 Хозяйственного процессуального кодексов Украины (ХПК)), регулирующих этот правовой институт, оказывается, не все гладко.

В соответствии со статьей 35 ГПК третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судебного решения, если решение по делу может повлиять на их права или обязанности относительно одной из сторон. Третьи лица могут быть привлечены к участию в деле также по ­ходатайству сторон, других лиц, принимающих участие в деле, или по инициативе суда.

В соответствии со статьей 36 ГПК в заявлении о привлечении третьего лица должны указываться основания, по которым его надлежит привлечь к участию в деле. По вопросу привлечения или допуска к участию в деле третьего лица суд выносит определение.

Аналогичные положения содержатся и в статье 27 ХПК.

Предполагается, что третьи лица без самостоятельных требований не являются участниками спорных материальных правоотношений, но находятся с одной из сторон процесса в таких отношениях, которые в результате вынесенного решения могут измениться. Соответственно целью участия таких лиц в деле является отстаивание ими собственных прав и охраняемых законом интересов, на которые может повлиять решение суда.

Принимая участие в деле, третье лицо может способствовать выяснению обстоятельств дела, а также предупредить предъявление к нему в последующем регрессных требований. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, отстаивает свои права, свободы и законные интересы путем защиты прав, свобод и законных интересов одной из сторон спора (на стороне которой выступает).

В «Научно-практическом комментарии Гражданского процессуального ­кодекса Украины» (Фурса, Щербак, 2007) отмечено, что участие третьих лиц без самостоятельных требований в процессе предопределяется недопущением вынесения судом неблагоприятного для них решения, поскольку, пользуясь комплексом процессуальных прав, преду­смотренных статьей 27 ГПК, а именно: принимая участие в судебном заседании, они могут предоставлять доказательства, принимать участие в их исследовании, подавать свои доводы, суждения, возражать против доводов и суждений других лиц и т.п. и, защищая свои собственные интересы, помогают тому лицу, на чьей стороне они выступают, что предопределено собственными интересами третьего лица.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Украины «О применении судами отдельных норм Семейного кодекса Украины при рассмотрении дел относительно родителей, материнства и взыскания алиментов» № 3 от 15 мая 2006 года, в случае предъявления к лицу, которое выплачивает алименты, иска о взыскании их на ребенка (детей) от другой матери или содержания на других лиц, суд должен совершить предусмотренные частью 3 статьи 36 ГПК ­действия относительно привлечения получателя алиментов к участию в деле.

Указанные требования закона судом соблюдены не были, несмотря на то что у гр-ки Н. есть юридическая заинтересованность в данном гражданском процессе, которая имеет личный, самостоятельный характер и направлена на защиту личных прав и интересов и обусловлена правовыми последствиями принятия решения по этому делу, которое может повлиять на размер алиментов, выплачиваемых ответчиком на содержание ее дочки и на погашение задолженности по алиментам. Не привлекая гр-ку Н. к участию в деле как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 35 ГПК), суд лишил ее возможности воспользоваться процессуальными правами, предусмотренными статьей 27 ГПК, что, в свою очередь, не способствовало всестороннему и полному выяснению действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон и принятию законного и обоснованного решения.

В пункте 26 постановления «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» № 9 от 6 ноября 2009 года Пленум Верховного Суда Украины (ВСУ) отметил, что лицами, принимающими участие в деле о признании сделки недействительной, являются в первую очередь стороны сделки. Нотариусы, удостоверившие сделку, привлекаются к участию в деле как третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, если истец обосновывает недействительность сделки ссылкой на неправомерные действия нотариуса. В случае если предметом сделки является имущество, принадлежащее лицам на праве общей долевой собственности, суд на основании статей 358, 361 и 362 Гражданского кодекса Украины (ГК) в соответствии с частью 2 статьи 35 ГПК привлекает к участию в деле о признании такой сделки недействительной всех сособствеников.

В определении от 14 октября 2009 года коллегия судей Судебной палаты по гражданским делам ВСУ по делу о признании права собственности на здание отметила, что третьи лица принадлежат к лицам, имеющим материально-правовую и процессуально-правовую заинтересованность в деле.

В определении от 5 декабря 2007 года по делу № 6-16344св07 об устранении препятствий в пользовании собственностью и выселении, признании права собственности на часть квартиры, признании права собственности на наследственное имущество коллегия судей Судебной палаты по гражданским делам ВСУ, проведя системный анализ норм ГПК, пришла к выводу, что при рассмотрении дел, касающихся оспаривания прав и обязанностей сторон, обретенных на основании осуществленных нотариальных действий — удостоверения договоров, соглашений (кроме дел по жалобам на нотариальные действия или отказ в их совершении), нотариусы в понимании статей 30, 34, 35 ГПК не являются лицами, прав и обязанностей которых касается спор сторон, поскольку отсутствует их юридическая заинтересованность в результатах рассмотрения дела судом и реализации принятого по нему решения.

Высший хозяйственный суд Украины (ВХСУ) в постановлении от 22 ноября 2007 года по делу № 2-681-06-2006(22-2777/2006) отметил, что в понимании нормы статьи 35 ГПК основанием для участия в процессе третьего лица является его юридическая заинтересованность в деле, в частности, возможность предъявления регрессного иска. Непривлечение в качестве третьих лиц иных участников общества с ограниченной ответственностью (где предметом спора является недействительность решения общего собрания участников и другие требования, которые из него вытекают) не влияет на полноту судебного разбирательства. В случае несогласия с принятым обществом решением каждый из участников вправе обратиться с самостоятельным иском о защите своих прав.

ВХСУ в пункте 1.6 разъяснения «О некоторых вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Украины» (с последующими изменениями) № 02-5/289 от 18 сентября 1997 года обращает внимание на то, что третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, выступает в процессе на стороне той стороны, с которой у него существуют определенные правовые отношения. Допуск или привлечение третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, к участию в деле разрешается хозяйственным судом с учетом того, есть ли у этого лица юридический интерес к данному делу.

Таким образом, участие третьего лица в процессе способствует всестороннему, полному и объективному установлению судом действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон и, следовательно, вынесению законного и обоснованного решения.

Идя от обратного, делаем вывод, что если решение суда по предмету спора никоим образом не может повлиять на права или обязанности третьего лица относительно одной из сторон спора, то возможность его участия в деле не просто исключена, а противоправна.

Для вступления в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, на стороне истца или ответчика законодатель определил необходимость подачи соответствующего заявления, в котором предполагается указать мотивы вступления в дело со ссылками на конкретные доказательства. Сторона, желающая привлечь на свою сторону третье лицо, должна доказать наличие определенной связи, существование определенных правоотношений с третьим лицом.

В «Комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу Украины» (В.М. Кравчук, 2006), в частности, отмечено следующее. В заявлении достаточно указать лишь на те материальные правоотношения, в которых сторона находится с таким третьим лицом и из которых могут вытекать будущие требования стороны к третьему лицу, или наоборот. Норма статьи не устанавливает требований к такому заявлению. Однако, чтобы суд мог решить вопрос о необходимости привлечения такого третьего лица к участию в деле, очевидно, нужно указать основания, указывающие на то, что принятое судом решение может повлиять на права или обязанности такого лица.

Например, частью 2 статьи 1187 ГК предусмотрено, что вред, нанесенный источником повышенной опасности, возмещается лицом, которое на соответствующем правовом основании (право собственности, другое вещное право, договор подряда, аренды и т.п.) владеет транспортным средством, механизмом, другим объектом, использование, хранение или содержание которого создает повышенную опасность. А согласно части 1 статьи 1191 ГК, лицо, возместившее вред, нанесенный другим лицом, имеет право обратного требования (регресса) к виновному лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. То есть в данном случае на ответчика (лицо, на соответствующем правовом основании владеющее источником повышенной опасности) возлагается обязанность сообщить о третьем лице (например, водителе транспортного средства), поскольку у ответчика по решению суда возникнет право заявить регрессное требование к третьему лицу (водителю).

Тем не менее зачастую отдельное заявление (ходатайство) о привлечении третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, сторонами в деле не подается, в тексте искового заявления (возражений) не указываются те самые конкретные основания, по которым надлежит привлечь третье лицо к участию в деле, а также на чьей стороне оно должно выступать. А ведь это является определяющим моментом для того, чтобы такое привлечение было обоснованным.

Учитывая изложенное, указание сразу в тексте искового заявления как адресата лишь наименования и реквизитов третьего лица, которое не заявляет самостоятельных требований на предмет спора, является некорректным и недостаточным. Таким указанием истец (ответчик) фактически приравнивает третье лицо к участнику в деле, хотя у сторон спора есть лишь право ходатайствовать перед судом о привлечении третьего лица, а решение о том, что третье лицо может быть участником в деле, принимает суд. Сообщить суду о том, что это лицо может иметь определенный интерес в деле, необходимо если не в отдельном заявлении (ходатайстве), то путем изложения четкого и конкретного ходатайства в тексте искового заявления.

Как было указано выше, суд, решая вопрос о допуске или привлечении третьих лиц к участию в деле, выносит определение. В определении должно быть указано, на стороне истца или ответчика допущено или привлечено третье лицо и на каких основаниях.

Очевидно, что при решении вопроса о вступлении третьего лица в дело суд должен проверить наличие определенной связи и установившихся правоотношений между третьим лицом и одной из сторон, а также возможность влияния на них решения суда по делу.

Исходя из требований статьи 36 ГПК, третьему лицу судом должна быть направлена копия соответствующего определения (определения о привлечении третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований). Тем не менее суды привлекают третьих лиц письмами, повестками, присылают копию искового заявления (в лучшем случае вместе с определением об открытии производства по делу), что, с учетом изложенного, не отвечает требованиям закона.

Норма части 3 статьи 36 ГПК позволяет также сделать вывод, что участие в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, является его правом, а не обязанностью, то есть принудительное привлечение к участию в деле не предусмотрено. Суды же продолжают настаивать в указанных выше документах на обязательной явке третьего лица в судебные заседания, которые к тому же проходят в течение всего процесса со стандартными формулировками об ответственности за невыполнение требований суда.

Даже после указания в ответном письме суду об обнаруженных процессуальных нарушениях и отсутствии каких-либо оснований для участия в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, вопрос судом в установленном порядке не решается, а попросту игнорируется.

В указанном выше «Комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу Украины» (В.М. Кравчук, 2006) уже обращалось внимание на то, что на практике суды часто не обращают внимания на нарушение порядка привлечения к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований. По традиции, сложившейся со времен действия ГПК 1963 года, третьих лиц указывают непосредственно в тексте искового заявления, и суды такие заявления принимают. Однако такая практика не учитывает происшедших изменений и должна быть пересмотрена.

Привлечение третьих лиц к участию в деле исковым заявлением законом не предусмотрено. Более того, это противоречит ему, поскольку статья 36 ГПК предусматривает специальный порядок привлечения третьих лиц — путем предоставления соответствующего заявления. Поэтому, если непосредственно в исковом заявлении указаны третьи лица, такое исковое заявление следует оставлять без движения. В противном случае будут нарушены права третьих лиц, поскольку они привлечены в процесс вопреки установленному порядку и без их согласия.

Итак, выделим основные требования норм ГПК:

1) третьи лица не должны иметь самостоятельных требований в отношении предмета спора;

2) третьи лица вступают в дело на стороне либо истца, либо ответчика;

3) вступление в дело возможно только до принятия судебного решения по спору;

4) решение по делу может повлиять на права или обязанности третьего лица относительно одной из сторон;

5) в заявлении (определении суда) должны указываться основания, по которым третье лицо надлежит привлечь к участию в деле;

6) вступление в дело третьего лица является его правом, а не обязанностью;

7) вступление в дело третьего лица производится по определению суда.

Теперь, как в том анекдоте, считаем «ошибки».

1. Сторона по делу (истец, ответчик) указывает третье лицо лишь в качестве адресата в исковом заявлении (возражениях) в суд.

2. Сторона не указывает, на чьей стороне предполагается участие третьего лица.

3. Сторона не указывает оснований для привлечения третьего лица, мотивы и доказательства необходимости такого привлечения.

4. Сторона, собственно, не заявляет как такового ходатайства о привлечении третьего лица (ни в тексте искового заявления или возражений, ни в отдельном ходатайстве или заявлении).

5. Суд на все вышеперечисленные «ошибки» не обращает никакого внимания и не реагирует.

6. Суд в определении о возбуждении дела не указывает оснований для привлечения третьего лица и отдельного определения об удовлетворении соответствующего ходатайства не выносит (вероятно, в силу отсутствия ходатайства как такового).

7. Суд просто посылает определение о возбуждении производства по делу и исковые материалы всем указанным в иске лицам, не считая, по всей видимости, решение вопроса о привлечении третьих лиц существенным. Иногда суд сообщает о привлечении в качестве третьего лица письмом или повесткой.

8. Суд обязывает третье лицо являться в суд, фактически игнорируя право третьего лица проявлять свое волеизъявление по этому вопросу.

9. Весь судебный процесс проходит без разрешения в установленном порядке вопроса о привлечении третьего лица. Как в определении о возбуждении производства по делу, так и в заключительном решении по делу (причем зачастую при прохождении дела по всем инстанциям) вопрос о третьем лице остается нерешенным.

Следует подтвердить указанный выше и сделанный еще в 2006 году вывод о том, что сложившаяся судебная практика относительно порядка привлечения третьих лиц должна быть пересмотрена. Но из-за инертности судебной машины вопрос о том, можно ли пренебречь некоторыми процессуальными требованиями, похоже, еще долго будет оставаться неразрешенным. Но ведь это СУД! Если суд не соблюдает закон, то что говорить об остальных!

Учитывая то, что, как правило, решения судов по таким спорам не влекут для третьих лиц отрицательных последствий, а оспаривать указанные процессуальные нарушения третьим лицам «себе дороже», свое веское слово мог бы сказать Верховный Суд Украины.

ЛИПОВ Сергей — юрист, г. Луганск

СТ 43 ГПК РФ

1. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

При этом третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, вправе выступать участниками мирового соглашения в случаях, если они приобретают права либо на них возлагается обязанность по условиям данного соглашения.

О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда.

2. При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

Комментарий к Статье 43 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья определяет порядок вступления в дело, права и обязанности третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.

Анализируя положения комментируемой статьи, можно сделать вывод о том, что третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования, могут вступить в дело на любой стадии судопроизводства на стороне истца или ответчика, но до принятия судебного постановления. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, предусмотренные ст. 35 ГПК РФ.

О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда.

При вступлении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии», «при невыполнении страхователем обязанности, предусмотренной пунктом 2 статьи 14 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», по своевременной и в полном объеме уплате страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации застрахованное лицо вправе обратиться с иском в суд о взыскании со страхователя страховых взносов за предшествующий период. В таких случаях на основании статьи 43 ГПК РФ органы Пенсионного фонда Российской Федерации должны привлекаться судом к участию в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне истца» <1>.
———————————
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 2.



Решение по делу № 33-3922/2017
(для получения полной информации по делу нажмите сюда)

Судья Хохлова Н.Г. Дело N 33-3922/2017

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Н. Новгород 04 апреля 2017 года

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи Журавлевой Н.М.,

судей Шикина А.В., Батялова В.А.

при секретаре судебного заседания Швецове К.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Батялова В.А.

дело по частной жалобе Т.Н.В.

на определение Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 03 ноября 2016 года об отказе в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования,

УСТАНОВИЛА:

ДД.ММ.ГГГГ в ФИО7 районный суд г.Н.Новгорода поступило ходатайство Т.Н.В. о привлечении ее к участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования о признании незаконными части положений протокола общего собрания собственников помещений.

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ отказано в удовлетворении заявления Т.Н.В. о привлечении ее к участию в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования.

Т.Н.В., с данным определением не согласилась, подала частную жалобу, просит определение отменить по доводам частной жалобы.

Частная жалоба рассмотрена в соответствии с ч. 3 ст. 333 ГПК РФ без извещения лиц, участвующих в деле.

Изучив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене обжалуемого определения, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Процессуальный закон предусматривает участие в гражданском процессе двух видов третьих лиц: третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора (ст. 42 ГПК РФ), и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. 43 ГПК РФ).

Из анализа указанных положений закона следует, что третьи лица, участвующие в гражданском процессе, относятся к той же группе лиц, что и стороны. Третье лицо вступает в процесс с целью защиты своих нарушенных либо оспоренных прав и законных интересов. Наличие у такого лица права связано с тем, что оно является предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения, его интересы направлены на предмет уже существующего спора. Требование истца и требование третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, должны быть идентичны и одновременно иметь взаимоисключающий характер. То есть третье лицо заинтересовано в таком материально-правовом разрешении спора, которое исключает удовлетворение притязаний истца.

В п. 2 ч. 1 ст. 42 ГПК РФ установлено правило, согласно которому в отношении лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, судья выносит определение о признании их третьими лицами в рассматриваемом деле или об отказе в признании их третьими лицами, на которое может быть подана частная жалоба.

При вынесении определения суд правомерно пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявления третьего лица Т.Н.В.

Судебная коллегия соглашается с изложенным в определении выводом суда, поскольку заявленный третьим лицом иск имеет иной предмет спора.

С учетом того, что Т.Н.В. по сути заявлен самостоятельный иск, требования Т.Н.В. и ЗАО «Реал-Инвест» не являются идентичными друг другу, защита прав третьего лица — Т.Н.В. возможна вне рамок настоящего процесса, путем предъявления самостоятельных исковых требований и представления соответствующих доказательств в обоснование своей позиции.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для отмены определения суда.

Доводы частной жалобы не содержат правовых оснований для отмены определения суда, не опровергают выводы суда, основаны на неверном толковании действующего законодательства Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 333, 334 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Определение судьи Нижегородского районного суда г.Н.Новгорода от 03 ноября 2016 года оставить без изменения, частную жалобу Т.Н.В. — без изменения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Судьи

admin