Как привлечь к уголовной ответственности за клевету

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Высказывание в социальной сети может стать поводом для привлечения к уголовной ответственности. Последнее время суды все чаще рассматривают дела, связанные с обвинениями в распространении ложных сведении в сети Интернет. Публикуя информацию в Сети необходимо понимать, какие именно сведения могут быть признаны клеветой.

В 2012 году клевета вновь стала уголовно наказуемым деянием (ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ). Возвращению в кодекс статьи, предполагающей ответственность за клевету, предшествовала кампания по либерализации уголовного законодательства, в результате которой более года за клевету грозила лишь административная ответственность. Сейчас клевета предполагает уголовное наказание в виде достаточно крупного штрафа или обязательных работ.

Под клеветой понимается распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Указанными сведениями являются любые сведения, которые могут умолять достоинство человека, ухудшать его репутацию в представлении других членов общества.

Наиболее актуальными и сложными в практической деятельности остаются вопросы отграничения вышеуказанных ложных сведений от оценочных суждений и предположений. Далее будет рассмотрен ряд основных признаков, которые позволяют отнести те или иные сведения к категории заведомо ложных.
Важно знать!

1) Под заведомо ложными понимаются сведения, несоответствующие действительности, то есть сведения, придуманные самим распространителем либо основанные на слухах.
2) Клевета предполагает рассмотрение сведений о каких-либо конкретных фактах (о нарушении закона, совершении нечестного поступка, систематическом пьянстве, наличии какого-либо заболевания и т. д.), речь идет о распространении таких сведений, которые подлежат проверке. Клеветой нельзя считать сведения, характеризующие личность, например, высказывания о нечестности или непорядочности.
3) Лицо, распространяющее ложные сведения, должно осознавать недостоверность соответствующих сведений и желать их распространения. В том случае, если человек заблуждается, либо высказывает предположения, оценки, то это нельзя квалифицировать как клевету. Уголовная ответственность не наступит и в том случае, если гражданин рассчитывал распространить правдивые сведения, а они оказались ложными.
4) Ответственность за клевету наступает и в случае распространения некорректных сведений в отношении умерших, если это умаляет честь и достоинство здравствующих родственников.
5) Ложные сведения, распространенные в отношении юридического лица, не могут быть признаны клеветой. Механизм защиты репутации юридического лица закреплен в статье 152 Гражданского кодекса РФ. Вывод суда о наличии или отсутствии в деянии лица состава преступления не строится исключительно на субъективном мнении заявителя, доводах свидетелей. Основанием для обвинительного или оправдательного приговора, как правило, является заключение лингвистической экспертизы. Эксперт-лингвист оценивает представленные данные по трем критериям:
а) факт присутствия негативной информации о лице;
б) способ выражения информации: в форме утверждения конкретного факта или в форме оценочного суждения;
в) относится ли указанная информация к конкретному лицу-распространителю.

Способы распространения клеветы.

Закон не содержит каких-либо ограничений относительно того, каким образом могут распространяться ложные сведения. Распространение может происходить:
1) в личных беседах (в том числе между двумя людьми);
2) в средства массовой информации, сети Интернет, публичных выступлениях;
3) в письмах, изображениях;
4) в приказах, распоряжениях и иных видах служебных документов.

Необходимо сказать о том, что более строгая уголовная ответственность наступает в случае распространения клеветы в публичных выступлениях, в средствах массовой информации.
Кроме того, значительно строже наказывается клевета, совершенная с использованием служебного положения, клевета, которая содержит указание на наличие у человека заболевания, опасного для окружающих (СПИД, туберкулез, гепатит В, С и др.), либо связанная с обвинением человека в совершении преступления сексуального характера (изнасилование, развратные действия и др.), также в этот перечень входит клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого либо особо тяжкого преступления (критерии отнесения преступлений к категории тяжких, особо тяжких содержатся в ст. 15 Уголовного кодекса РФ).

В 2020 году, согласно поручениям президента России Владимира Путина и одобренным им предложениям, законы о клевете и оскорблении собираются ужесточить. Так, до 1 июля администрации президента следует «рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации», а Генпрокуратуре предложить улучшения правоприменительной практики, связанной с распространением порочащей честь или достоинство граждан информации в интернете. Данное поручение было опубликовано 29 января.

В декабре 2019 года президент поддержал идею увольнять чиновников, которые оскорбляют граждан. В том же году была введена ответственность за оскорбление государства. Вопросы клеветы, чести и достоинства в последнее время стали действительно волновать законодателей, однако корень всех споров и проблем возник еще 10 лет назад.

Клевета. Убрать нельзя оставить

Понятие клеветы в законе чем-то напоминает если не двуглавого дракона, то двуглавую ящерицу, у которой одна голова растет из Гражданского кодекса, а другая – из Уголовного. При этом вторая в том виде, в котором мы ее знаем, выросла относительно недавно.

В 2011 году статья 129 УК РФ (Клевета) была декриминализована, но уже в 2012 году она вернулась в Уголовный кодекс в виде статьи 128.1. Что изменилось? Например, мера наказания и число квалифицированных составов. В статье 129 их было всего два – «клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» и «клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления». Наказание – до трех лет лишения свободы (хотя на практике судьи всегда ограничивались штрафами, обязательными или исправительными работами; реальное лишение свободы никому не назначалось).

В статье 128.1 формулировка осталась той же: клевета – это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Однако появились новые квалифицированные составы: «клевета, совершенная с использованием своего служебного положения» и «клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера». Изменилось наказание – лишение свободы теперь не предусмотрено, зато штраф увеличился до 5 миллионов рублей.

Возникает и другой вопрос: почему закон вернули уже через восемь месяцев после декриминализации? По версии юриста международной правозащитной группы «Агора» Рамиля Ахметгалиева, инициатива убрать статью о клевете из Уголовного кодекса поступила от Дмитрия Медведева (который на тот момент был президентом России) в период так называемой оттепели. Появление же статьи 128.1 в УК пришлось на время «закручивания гаек», когда также были приняты закон «Об иностранных агентах», «закон Лугового» и ужесточились наказания за нарушения на митингах.

Есть и другая версия. «Отсутствие уголовной ответственности за клевету привело к тому, что появилось огромное количество материалов, которые бросали тень и задевали честь, достоинство и деловую репутацию очень разной категории лиц: и юридических, и физических лиц, и артистов, и врачей – самых разных. Получалось, что механизмами административного законодательства справиться не удавалось. В итоге эта статья была возвращена в Уголовный кодекс», – отмечает адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Сергей Завриев.

Тем не менее, клевета – единственный состав преступления в России, по которому оправдательных приговоров больше, чем обвинительных. Более того, если обратиться к статистике, то станет ясно, что приговоров по статье за клевету всегда было очень мало. В 2011 году по статье 129 УК РФ было 244 приговора, а в 2018 году по 128.1 – всего 110. Это неудивительно, так как доказать преднамеренность ложных обвинений очень тяжело. Кроме того, большая часть дел проходит по части 1 статьи 128.1, а это дела частного обвинения. «Бремя доказывания состава лежит на самом потерпевшем, он является одновременно и обвинителем. Не всегда непрофессиональный обвинитель может это доказать», – поясняет Игорь Симонов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры».

Не стоит забывать и о статье 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации). Конечно, она не идентична статье 128.1 УК РФ. В первую очередь, клевета – это уголовное дело, а распространение порочащих сведений – гражданский спор. Помимо прочего, есть важное отличие в условиях, по которым признается вина ответчика/обвиняемого. «Разница в том, что статья 152 (Распространение порочащих сведений, в том числе через СМИ) является неосторожным деянием, а статья 128.1 – умышленным. В этом, наверное, и смысл наказания и разницы в общественной опасности», – отмечает Игорь Симонов.

Кроме того, суммы, которые в виде штрафа налагаются по статье 128.1, взыскиваются с осужденного в доход государству. В рамках гражданского судопроизводства определяется уже сумма компенсации за причинение морального вреда. Несмотря на все различия, одно и то же дело все равно может проходить по обеим статьям. «Речь идет о том, что сам по себе факт привлечения человека к уголовной ответственности за клевету и признание его виновным не лишает права потерпевшего обращаться в суд с гражданско-правовыми требованиями в порядке статьи 152 ГК», – говорит Сергей Завриев.

В связи с этим возникает вопрос: а так ли нужна в таком случае статья в Уголовном кодексе? По мнению Игоря Симонова, нужна. «Наказание за клевету я считаю правильным. Необходимо уголовно преследовать лиц, которые умышленно распространяют заведомо ложные сведения, в том числе и через СМИ, потому что такими действиями можно причинить значительный вред личности, обществу, государству», – отмечает эксперт.

Юрист Международного центра «Агора» Дамир Гайнутдинов, напротив, считает, что клеветы и оскорбления (в том числе представителей власти, судей и прочих) не должно быть ни в УК, ни в КоАП. «Гражданский кодекс предоставляет достаточно возможностей для возмещения вреда и восстановления справедливости», – полагает юрист.

«Нельзя не учитывать, как мне кажется, сам факт наличия уголовной ответственности, то есть судимости. Дело в том, что факт привлечения к уголовной ответственности имеет серьезные последствия для будущего человека. Да, судимость может быть снята или погашена, плюс, понятно, что речь идет о преступлении небольшой тяжести, но все-таки этот момент остается навсегда в биографии человека», – напоминает Сергей Завриев.

Оскорбление, вседозволенность и закон Мерфи

В 2011 году вместе со статьей 129 УК РФ была декриминализована статья 130 УК РФ об оскорблении. Однако в отличие от закона о клевете, она не вернулась в Уголовный кодекс и до сих пор существует в рамках статьи 5.61 КоАП РФ.

«Статья 130 УК РФ «Оскорбление» в том виде, в котором она существовала, ранее была нерабочей. Ее декриминализация – абсолютно логичное действие. Сегодня при правильном применении норм гражданского права (ст. 152 ГК РФ) и административной ответственности необходимости в возврате такого состава преступления в УК РФ нет», – считает управляющий партнер Адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и партнеры» Юлия Лялюцкая.

Тем не менее, о возвращении статьи об оскорблении в УК все-таки заговорили после поручения президента рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации. Но действительно ли «усиление ответственности» означает криминализацию? Не обязательно. Вспомним одобренное президентом предложение об увольнении чиновников, которые оскорбляют граждан. Выбранное наказание – даже не административная мера, а дисциплинарная.

Речь также может идти просто о повышении штрафа. «На мой взгляд, административная ответственность за оскорбление больше похожа на «прайс-лист»: от 1 000 до 5 000 рублей для граждан, от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц, от 50 000 до 100 000 рублей для юридических лиц. Санкция «декриминализированной» статьи УК РФ об оскорблении была более разумной в части штрафа – в целом, по статье до 80 000 руб. Иной раз размер административного штрафа не способствует исправлению нарушителя, а скорее поощряет его своим минимальным размером продолжать противоправную деятельность», – считает адвокат Юлия Лялюцкая.

«Даже если восстановят статью УК, то привлечение за оскорбление будет только в том случае, если ранее лицо привлекалось к административной ответственности», – добавляет Сергей Завриев.

Страх криминализации закона об оскорблении, в целом, не совсем рационален. Вместе со статьей 5.61 КоАП уже существуют статьи Уголовного кодекса об оскорблении чувств верующих, военнослужащих, полицейских, а с 2019 года и об оскорблении власти.

Среди юристов действительно вызвала непонимание в поручении президента формулировка о «совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации».

«Совершенствовать там нечего. В статье 152 ГК РФ и законе о СМИ все предельно четко сформулировано», – считает Дамир Гайнутдинов. Согласно статье, порочащие сведения должны либо быть опровергнуты в том же источнике, в котором были опубликованы (СМИ/документах), либо удалены. Порядок опровержения также может устанавливать суд, если прописанные в законе методы не подходят.

«Проблемы механизмов опровержения я не вижу. Единственное, сложности зачастую бывают, когда речь идет о доказывании порочащих сведений, которые, допустим, были распространены в каком-то фильме или программе. Невозможно опровергнуть всю программу или фильм. То есть бывает такой формат публикации, когда аналогичный формат опровержения невозможен. Может быть, здесь что-то нужно сделать», – отмечает Игорь Симонов.

Неоднозначную реакцию вызвало и поручение Владимира Путина об усовершенствовании борьбы с распространением в интернете информации, порочащей честь или достоинство гражданина.

С одной стороны, существует анонимность: доказывать факт клеветы и авторства в социальных сетях и онлайн-медиа действительно очень тяжело. Хотя у правоохранительных органов есть возможность по IP адресу и некоторым другим характеристикам установить факт размещения статьи конкретным лицом, этот механизм все еще не идеален.

«Не должно быть вседозволенности, несмотря на то, что существует интернет. Надо понимать, что содержит то или иное высказывание, нарушает ли это чьи-то права или нет», – подчеркивает Игорь Симонов.

С другой стороны, существует свобода слова. Да и оскорбление, моральный вред, ущемление чести и достоинства – все это оценочные категории. По этой причине за последние пару лет уголовные дела, заведенные за публикации в сети, вызывали много осуждения. «В этой сфере в России действует закон Мерфи – если закон может быть применен репрессивно, значит, он будет применен максимально репрессивно. Рассмотреть дело за пару дней и дать 3-5 лет лишения свободы за комментарий или картинку в интернете стало нормой. Поэтому усовершенствовать могу предложить только одно – все поправки в закон об информации, а также в КоАП и УК об ответственности за выражение мнения, принятые после 2011 года, должны быть отменены», – комментирует Дамир Гайнутдинов.

Как уже отмечалось, в отношении положений о клевете и оскорблении речь идет о категориях субъективных и оценочных. Вероятно, это одна из причин, почему в делах о клевете так много оправдательных приговоров, а трактовка оскорбления в законе как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме» настолько расплывчата. И, возможно, именно из-за этого любое наказание по этим статьям, будь то штраф в 15 тысяч или лишение свободы, кому-то покажется слишком мягким, а кому-то – уже репрессивным. И на данный момент, чтобы не попасться на клевете и оскорблении, вероятно, нужно быть двуглавым. С одной стороны, как отмечает Игорь Симонов, важно помнить, что «кроме своих прав, есть еще и права других лиц, а незнание закона не освобождает от ответственности». С другой же стороны, «не признавать вину без консультации с профессиональным юристом, которого вы наняли сами, и не верить представителям власти», – советует Дамир Гайнутдинов.

admin