Как фабрикуют уголовные дела?

Что такое правосудие в Казахстане,
или, почти точное пособие по фабрикации уголовных дел.
Как передает агентство «Тренд», говорится в новом отчете «Индекс восприятия коррупции», опубликованной международной организацией «Transрarency International».Чиновники и политики наименее продажны в Финляндии, Новой Зеландии, Дании, Исландии и Сингапуре. США заняли 16-е место в списке стран. Эстония стала лидером среди постсоветских государств и заняла 31-е место (вместе с Ботсваной и Словенией), Латвия — на 57-м месте (вместе со Словакией), Беларусь — на 74-м (аналогичные баллы набрали Габон и Ямайка), Армения — на 82 месте, Россия — на 90-м (уровень аналогичный Гамбии, Индии, Малави, Мозамбику и Непалу). Узбекистан и Молдова вместе с Эфиопией, Гондурасом, Конго, разделили 114-е место. Украина, Казахстан и Кыргызстан на 122-й позиции вместе с Боливией, Гватемалой, Суданом. Грузия, Таджикистан, Туркменистан, заняли 133-е место.
Казахстан занял «почетное» 122 место ,наряду с африканскими государствами, несмотря на то, что в Казахстане ,Президент страны Назарбаев Н.А., объявил войну коррупции и объявил ее давно. Объявил в серьез. Но, к сожалению действенных мер это не принесло и, скорее всего не принесет.
Коррупция- это не просто явление, это за каждым отдельным случаем,- преступление, так как принимает форму взяток и.т.д. А поскольку эти преступления вошли в нашу жизнь как повседневное явление, а не единичные случаи, то, следовательно, речь идет как минимум об организованной преступности и криминализации всех государственных органов, либо о том, что каждый третий чиновник или сотрудник государственных органов потенциальный преступник. Иначе, каким образом Казахстану оказаться на 122 месте?
Так в чем проблема? Почему коррупция неистребима в Казахстане?
Не без оснований можно сказать, что дело кроется в круговой поруке, которая является злокачественной опухолью страны и вполне очевидно, что именно благодаря круговой поруке все принимаемые меры президентом страны являются недейственными, тормозя развитие страны изнутри.
Почему коррупция процветает? Да потому, что чиновник, пришедший на должность по блату, не боится ответственности в силу своих связей, в силу круговой поруки, которая связала его с его покровителем, а его покровителя с вышестоящим покровителем и.т.д.
Таким образом, возможно, не просто избегать ответственности за мелкие преступления, но и творить беззаконие, настоящий правовой беспредел, нарушать права кого угодно в зависимости от высоты своего положения или уровня связей в государственных органах. Причем человеку или организации пострадавшей от такой преступной деятельности, невозможно добиться правосудия в Казахстане, так как все та же круговая порука не позволит им привлечь к ответственности настоящего преступника.
Что бы не ходить далеко за примерами, стоит рассмотреть реальное уголовное дело № 047573320024, по обвинению группы предприятий малого бизнеса в лжепредпринимательстве и уклонении от уплаты налогов в бюджет государства, возбужденное 08.09.2004 года.
Стоит отметить, что в Казахстане по этим статьям уголовного кодекса, возможно уничтожить любое предприятие, не понравившиеся конкретному чиновнику или конкуренту, либо наоборот очень сильно понравившиеся, отправить директоров за колючую проволоку, а затем за копейки купить его предприятие с торгов, где так же судебные исполнители как правило в доле, либо купить таким образом за бесценок имущество осужденных, конфискованное по приговору такого же , заинтересованного в таком исходе дела суда.
В данном рассматриваемом случае так и произошло, причем, согласно документов, арестовывалось следствием все имущество подряд, в том числе и лиц, вообще посторонних, не имеющих отношения к делу, а затем, для создания видимости законности, в отношении этих граждан возбуждались уголовные дела, например за лжепредпринимательство, при том, что эти люди никогда не являлись владельцами каких либо предприятий. После того, как перепуганные граждане «правового государства» соглашались признать свое имущество, как добытое преступным путем, дабы не оказаться в следственной камере, обвинения в тот же день снимались. Я опираюсь только на факты, которые возможно доказать.
Чтобы предотвратить в дальнейшем обжалование таких преступных действий следствия, эти люди либо вообще не вызывались в судебное заседание, либо там не допрашивались по этому поводу, причем данный процесс прикрывала прокуратура, и судье даже не было необходимости вносить в протокол судебного заседания ложные сведения, обжаловать такие неправосудные приговоры — в дальнейшем невозможно.
Но вернемся к началу.
Сразу бросается в глаза явно заказной характер дела, поскольку вопреки подследственности уголовных дел, т.е. ст.192 УПК РК, дело возбуждено КНБ РК, а не финансовой полицией.
Объяснение этому сразу находятся в томе 1 л.д. 9-13 уголовного дела, где бывший зам председателя КНБ РК, обращается к бывшему зам.прокурора РК Жукенову А.Т., эта фамилия еще будет упоминаться ниже, который санкционирует нарушение подследственности и создается следственно оперативная группа КНБ РК, для проверки фактов нецелевого использования госбюджетных средств.
Дело на первый взгляд благое, но можно с таким же успехом, например, авиаполку тяжелых бомбардировщиков, поручить уничтожение вредителей на полях… .
Далее, следует результат. 8 сентября 2004 года, следователь пишет два рапорта в КУЗ, а так же этим же числом выносит постановление о возбуждении уголовного дела по фактам лжепредпринимательства и уклонения то уплаты налогов в бюджет тремя предприятиями, которые уже оказывается, установлены следствием как «обнальные» фирмы, если верить этому документу, то за минут пять до рапорта в КУЗ. Том 1 листы 195-200.
Если опираться на законодательство РК, то в понятие следствие включены процессуальные действия, обеспечивающие соблюдение прав сторон, гарантированных им Конституцией РК, предполагается производство огромного количества юридических действий, налоговых проверок, процесса доказывания и.т.д., но, как видим их этих документов, по заказным делам, таких действий,- производить не нужно, и того же 8 сентября 2004 года, все директора предприятий, обвиненные согласно этому постановлению в здании КНБ, куда они были приглашены — арестованы, а позже, как и следовало ожидать,- осуждены.
Но ведь мы живем по утверждению чиновников в демократическом государстве и сейчас не 1937 год?! Должны же быть основания для ареста, кроме того юридических лиц?
Более того, в соответствии с законами РК, право проведения налоговых проверок принадлежит исключительно Налоговым комитетам, в соответствии с жесточайшим регламентом, с соблюдением массы требований к лицам проводящим проверку, и только в случае установления уклонения от налогообложения, этим органом составляется заключение и выставляется иск, по результатам проверки. Да и то после того, как предприятие добровольно не погасило долг перед бюджетом.
Эти основания находим в том же постановлении, где следователь указывает, цитирую «согласно, заключениям налогового комитета по городу Алматы, в результате неуплаты налога в бюджет, интересам государства, указанными предприятиями нанесен ущерб на сумму 129.573.363 тенге.»
Казалось бы, теперь почти все понятно, преступники обезврежены и должны отвечать перед законом, но
такого заключения НК по городу Алматы, о нанесении ущерба этими предприятиями государству,- в уголовном деле нет!!!! Не существует вообще!!! Иска так же нет.
Согласно Налоговому кодексу РК, началом налоговой проверки предприятия является вручение директору оригинала предписания, зарегистрированного в специальном журнале и заверенного гербовой печатью, по окончанию проверки выдается заключение, так же зарегистрированное и врученное под расписку директору предприятия.
В уголовном деле ничего подобного вообще нет!!! Но стоит проверить, ведь не может следователь КНБ РК, так запросто сфабриковать уголовное дело и арестовать не виновных. Оказывается, может и без всяких для себя последствий.
В Налоговый комитет по городу Алматы, директорами этих предприятий, были направлены официальные запросы за следующими входящими номерами
8285 от 03.09.2007
8429 от 05.09.2007
9056 от 24.09.2007
с требованием предоставить обязательные в таких случаях предписания, заключения и прочие документы.
Однако в первом ответе НК содержалось нечто непонятное, вроде отправки запросов в суд. Судя по всему, в Налоговом Комитете не поняли о чем вообще речь.
Но, разобравшись в ситуации, дали ответ от 02.10.07 года за исх.07.1-27 № 13381, бланк № 0031583, цитирую: «…касательно запрашиваемых Вами предписания, акта, заключения и уведомления по результатам налоговой проверки, сообщаем, НК по городу Алматы налоговых проверок Вашего предприятия, не проводилось…..».
Каждый в праве сомневаться. Не может такого быть, возможно, ошибся следователь, перепутал налоговый комитет и проверка проведена другими налоговыми органами?
Но при исследовании материалов уголовного дела, ни единого предписания на проведение проверки не найдено.
Остается последний вариант. Запрашиваем Налоговые комитеты по месту постановки на учет этих юридических лиц.
Получаем следующие официальные ответы.
1. Ауэзовский НК по г.Алматы. от 13.09.07 года. исх.08-28\19761. Бланк № 0163226.
2. Ауэзовский НК по г.Алматы. от 13.09.07 года. исх.08-28\19760. Бланк № 0163272.
3. Алмалинский НК по г.Алматы.от 11.09.07 года. исх.8\37752. Бланк № 0147187.
4. Алмалинский НК по г.Алматы.от 11.09.07 года. исх.8\37751. Бланк № 0147186.
Ответ во всех случаях однозначен, цитирую: «…с момента регистрации, налоговых проверок этого предприятия не проводилось….».
Дабы окончательно удостовериться в подложности постановления о возбуждении уголовного дела, проверяем формулировку следователя о том, что, цитирую «…из поступивших бюджетных средств от субподрядчиков, получено наличными деньгами, ТОО «Mitcyco inc.» 73.455.500 тенге. Названные товарищества установлены как «обнальные» фирмы…..»
Не стоит сомневаться, что все это следователь установил в момент возбуждения уголовного дела, проверим цифры, сославшись, причем на акт специалиста УКФК РК, которое использовалось следствием в качестве доказательства вины незаконно осужденных предпринимателей.
В этом документе, том 14 л.д.36-38 уголовного дела, указано, что общая сумма перечисленных в это предприятие именно госбюджетных средств составляет всего 19.788.740 тенге из которых, согласно платежным поручениям перечислено далее подрядчикам ,-19.788.740 тенге. Проведена безналичная операция в полном объеме согласно договоров поставки.
Следовательно, не существует не только 73 миллионов тенге бюджетных средств, а вообще полученных наличных бюджетных денег.
Возникает вопрос, неужели руководство КНБ не знало о деятельности следователя фабрикующего уголовные дела и привлекающего к ответственности не виновных, за не существующие преступления? Возможно и не знало, так как последний рапортовал руководству КНБ, а именно председателю ДКНБ РК по городу Алматы, такими же подложными документами, а именно, запросом том 1 л.д.229, в котором следователь «установил», что в то же ТОО поступило , по его словам уже более 300 миллионов бюджетных средств, так же якобы обналиченных. Решил не мелочиться?
Но, чтобы , хоть как-то прикрыть откровенную фабрикацию уголовного дела и фальсификацию доказательств, изготавливает не менее интересный подложный документ, том 14 лист дела 5 уголовного дела, а именно, постановление о производстве документальной проверки этих предприятий, директоров которых он незаконно арестовал, и датирует его аж 23 февраля 2004 года, т.е. за 7 месяцев до незаконного ареста обвиняемых, надеясь таким образом создать иллюзию ранее проведенного следствия.
Для этого следователю приходится подделать подпись старшего следователя по ОВД, подполковника юстиции , поскольку в феврале 2004 года состав СОГ КНБ РК был иной.
Но заслуживает в этом подложном документе внимания и иное. Помимо того, что указанные в постановлении предприятия, вообще не получали каких-либо гос.бюджетных средств, и этот подложный документ призван оправдать незаконные действия в их отношении со стороны следствия, в частности, ТОО «АзияСтройЭкспорт» открыло свой расчетный счет 20 февраля 2004 года, а через 3 дня , не сделав ни одной операции, согласно подложному постановлению следователя от 23 февраля 2004 года, уже им «установлено», цитирую «…как лжепредприятие через счета которого «обналичивались» бюджетные средства…» !!!
Справедливости ради, стоит опять сослаться на акт УКФК РК, использованный в качестве доказательств вины обвиняемых, в том же томе 14 л.д.37, в котором указывается, что, единственную операцию на сумму 211.000 тенге, это предприятие сделало только 25 февраля 2004 года, оплатив поставку продуктов питания, 2 дня спустя после вынесения подложного постановления. Директор этого предприятия Каратеев Р.Д., так же осужден и находится в местах лишения свободы.
И это происходит не где-то в Судане или Эфиопии, а в «демократическом» Казахстане, где права человека на первом месте!!!!
Не буду уходить в материалы дела, поскольку в нем буквально каждая десятая страница элемент подлога и фальсификации, всего более 150 явно подложных документов, остановлюсь еще на одном документе, как образце фальсификации доказательств.
Поскольку понятно, что арестованным не светило выйти на свободу с самого начала, требовались еще какие-либо доказательства их » преступной деятельности», дабы успокоить то, что у нормальных людей называется совестью, а у чиновников страхом ответственности, — на этот раз бывшему прокурору города Алматы Исаеву.
11 сентября заканчивался срок ареста обвиняемых, а выпускать их никто не собирался, по этому родился у того же следователя еще один подложный документ.
А именно 10 сентября 2004 года, следователь , изготавливает постановление и протокол о назначении судебно-криминалистической экспертизы, том 16 лист 43, 45 и 46, по поводу изъятия у обвиняемого Печерского М.С., при обыске его квартиры порошкообразного вещества белого цвета… . Данные документы подписаны в присутствии адвоката, вопрос о дате не стоит.
Однако, как следует из протокола обыска, который находится в том же томе 16 на л.д. 33, обыск был произведен по всем требованиям закона…..на следующий день, после объявления о назначении СКЭ, т.е. 11 сентября 200 не ясно какого года.!!!!!
Следователь предъявил на экспертизу то, что найдет на следующий день в квартире Печерского М.С.!!! Зато было, что прокурору Исаеву показать для успокоения некоего чувства.
А в томе 18 на листе 5, в постановлении другого следователя , уже указано что при этом обыске от 11 сентября 2004 года, т.е. дата обыска верна, изымалось и вещество растительного происхождения , которое к слову,- не изымалось.
В рапорте одного из следователей, в котором он докладывает, сколько было изъято при обыске в офисах у обвиняемых столовых ножей, пультов от телевизоров, патефонов и.т.д., в частности есть такая фраза, цитирую: «..а, кроме того, изъят бинокль на подножке в чемодане….»!!!
Судя по всему именно бинокль явился кульминационным предметом в списке бытовых приборов, используемых в качестве доказательств обвинения предпринимателей, в неуплате налогов в бюджет государства… .
Вот так, не напрягаясь, возможно из не виновного сделать без проблем для себя виновного, если, разумеется, ты следователь и за тобой кто-то стоит. Причем прокуратура, как и все в Казахстане, повязана круговой порукой со следствием, поскольку не только не захотела увидеть явного неприкрытого преступления следователя, очевидных фактов фальсификации доказательств и подлога, но и активно всему этому способствовала, как в последствии способствовала сокрытию всех этих фактов.
В материалах этого уголовного дела, полностью отксерокопированного при ознакомлении обвиняемых с ним, отсутствуют почти вообще печати и подписи на документах следствия которые в соответствии с законом нуждаются в санкционировании прокуратуры. Таким образом, следствие делало все что хотело и когда хотело, а прокурор Исаев, не мучаясь особо угрызениями совести, поставил свои росписи на явно подложных документах, только при передаче уголовного дела в суд, даже не изучая его.
Можно и возмутиться кое кому, следователь всего лишь следователь, призван людей сажать за все подряд, пусть прокуратура покрывает преступления следствия, так как почти всегда такой была, да и действует она в интересах следствия и суда , а не конкретного человека и гражданина, если не брать во внимание круговую поруку, но как же суд? Наш, и не наш, «демократический» Казахстанский суд? Последняя надежда на справедливость и защиту прав, увы , не работает. Не дождетесь.
Если не брать во внимание слова и цитаты из заявлений и жалоб осужденных по этому делу, дабы быть объективным, стоит взглянуть на протокол судебного заседания, в котором все вышеперечисленное и не только это, говорилось, освещалось, доказывалось, требовалось… .
Но как уже стало нормой в нашем «правовом» государстве, осталось без внимания.
Не смотря на то, что, речь идет об обвинении в экономических преступлениях юридических лиц, судья Кейкибасова З., посчитала ненужным назначение судебно-бухгалтерских экспертиз, равно истребования каких либо документов, способных оправдать обвиняемых.
При заявлениях подсудимых о том, что в подложных актах неустановленных в судебном заседании лиц, подделаны подписи директоров предприятий, а изготовленные следствием заключения, не существующих налоговых проверок , — подложные, судья так же не нашла состава преступления и отказала в назначении СПЭ и вообще в проверке любых заявленных данных о преступлениях следствия и фальсификации доказательств.
Цитирую, «… у суда нет оснований сомневаться в правильности выводов следствия…» или «…незначительные нарушения закона в ходе следствия, не повлияли на общую картину совершенных преступлений…», или «…Выводы Печерского М.С., о том, что его подписи на актах УКФК РК подделанные, суд считает надуманными…».
Юрист, хоть немного знакомый с этим уголовным делом, впадет в состояние шока, читая неправосудный, противоречащий сам себе приговор Алмалинского районного суда города Алматы от 08.04.2005 года. Такого явного бреда не прочитать даже у недалеких фантастов.
Приведу пример, цитирую обвинительное заключение: » …вина обвиняемого доказана( в неуплате налогов с организаций) показаниями участкового инспектора в том, что у обвиняемого был конфликт с соседкой по поводу мусора….». Как это назвать с юридической точки зрения?
Приговор помимо того, что поставлен на доказательствах, вообще не исследованных в судебном заседании, я опираюсь исключительно на протокол судебного заседания и приговор, т.е. явно неправосудный, — поставлен на заведомо подложных документах. Судьей нарушено почти все, что можно нарушить в УПК РК.
Но круговая порука работает, и преступление судьи, вынесшей заведомо неправосудный приговор в отношении заведомо невиновных, так как доказательства их невиновности находились и в самом уголовном деле,- останется, вероятно, безнаказанным.
Я не буду углубляться дальше в этот процесс, так как это займет много времени и места. Остановлю внимание на одном обстоятельстве, — иск, по закону основа обвинения, его начало, предъявленный предприятиям и людям, как доказано выше, основывался только на сфабрикованных данных следствия, и с целью увеличить его сумму, в сумму этого виртуального иска, следователем включались,- обороты некоторых предприятий целиком, — вместо суммы высчитанного из них предполагаемого ущерба. Этим отличился второй следователь .,- мастер фальсификации.
Такого наверно отечественная юриспруденция еще не знала, и ему стоит выпустить пособие для следователей, учебник по фабрикации уголовных дел.
Но для судьи Кейкибасовой, все это не являлось поводом к сомнениям в «правильности выводов следствия».
Кто-то опять не согласится. Скажет, ну бывают судьи прогнившие, коррумпированные, повязанные той же круговой порукой, попросту незнающие законов страны в которой живут, не боятся ответственности и.т.д. Есть на них управа в виде аппеляционной и надзорных инстанций. Там же не такие сидят, не могут все повязанными быть, рассмотрят справедливо, оправдают… . Ошибаетесь. Нет таких. Не оправдают. Не в этом случае.
А в этом деле и того круче. Решение об отказе в пересмотре уголовного дела, в аппеляционной и надзорной инстанциях, принимал вопреки законам Республики Казахстан,- один и тот же судья, господин Накисбеков Т.А. И ничего, нет прокуратуре до этого дела, так как сами по уши в «деле». Прокурор города Алматы Байтукбаев, на заявления по этому делу, в своих отписках прямо пишет, что нет повода для беспокойства у граждан незаконно осужденных, так как именно судья Накисбеков Т.А., и установил в обеих инстанциях одновременно, законность и обоснованность вынесенного судьей Кейкибасовой З.Б. приговора.
Дальше еще круче, тот самый Жукенов А.Т., бывший зам.генерального прокурора РК, который согласился подследственность нарушить и под свой контроль расследование взял, теперь председатель коллегии по уголовным делам Верховного суда, и лично рассматривает надзорные жалобы осужденных по ранее ему подконтрольному делу, т.е. на собственный, санкционированный им же беспредел и нарушения закона своего подчиненного Исаева. Вот это рокировка, итальянский «Спрут»- отдыхает!
Никакой ответственности за совершенное, а у незаконно осужденных, у невиновных никаких шансов оправдаться!!!!
Круговая порука в Казахстане круче любой «Коза Ностры», которая с законами вынуждена считаться, а наши чиновники нет, так повязаны друг с другом,- не разорвать.
На все это можно опять же возразить. Есть же в нашей стране лица, уполномоченные и на принесение протеста в порядке надзора. Есть конечно, но кто?
Законодательство дает определенный ответ,- право принесения протеста принадлежит прокуратуре.
Той самой прокуратуре, которая отказалась замечать преступления следователей и фабрикацию уголовного дела, та самая прокуратура ,которая закрыла глаза на вынесение неправосудного приговора и привлекла к ответственности невиновных, та самая, которая не захотела видеть, как один и тот же судья нарушает закон, та самая которая и изготовила иск со слов следователя…. .Порочный круг замкнулся.
Можно не согласиться? Проверяем документально.
Мать директора ТОО «Азия Строй Экспорт», Каратеева Р.Д., обращается в Аппарат Президента РК. Того самого Каратеева Р.Д., которого установили как «лжедиректора» еще до того как он начал свою финансовую деятельность.Вероятно он родился с пометкой в паспорте,- лжедиректор.
Все описала, все бумаги собрала, не виновен сын, не было никаких налоговых проверок у его предприятия вообще, ничего не должно предприятие государству, незаконно возбудили уголовное дело, незаконно осудили, незаконно не приняли доказательств невиновности. Все что требуется по закону РК для оправдания и пересмотра дела, -собрала.
Заявление передано в Генеральную прокуратуру, оттуда прокурору города Алматы Байтукбаеву Д.. Все казалось бы ,есть закон в РК, обязаны принять доказательства невиновности и пересмотреть уголовное дело. Но не тут то было!!!
Пишет господин Байтукбаев Д. как принято отписку. Нет причин для пересмотра, осужден законно, налоговыми проверками ущерб доказан и вообще два свидетеля его видели как он в банке получал деньги со счета ему принадлежащего предприятия.
Женщина в шоке. Пишет, что указала на конкретные факты подлога, доказала, обосновала, приложила сами документы. Какие налоговые проверки господин прокурор? Какие тем более экспертизы? Вот , на руках официальные документы, что их вообще не было!? Вот справки об отсутствии долгов перед бюджетом. Бухгалтерию надо – представлю. Я же доказательства невиновности сына представляю, примите и пересмотрите незаконно возбужденное дело. Получать предпринимателю деньги с собственного счета не преступление, согласно законам РК?!
Но разве может Байтукбаев Д., пойти против круговой поруки, в которой сам завязан? Против своих «родных» преступников сидящих в суде, в прокуратуре и.т.д.?
И опять он отвечает, что все нормально, повода для беспокойства у матери нет, так как сын осужден вполне «законно», на основании несуществующих доказательств, его вина доказана подложными документами и.т.д.
Женщина опять в шоке. Пишет, — разъясните, по какому праву пишите отписки, нарушая закон, и по какому праву отказываете в принятии доказательств невиновности сына? На каком основании игнорируете указанные факты совершенных следствием и судом преступлений?
Отписка Байтукбаева Д., свидетельствует, что ему ни почем открытое несоблюдение им закона. Пишите в Генеральную прокуратуру, нет проблем, если мои отписки вас не удовлетворяют. Там так же вероятно все схвачено и за все заплачено. Жалуйтесь на здоровье, но правды вам не увидеть… .
Звучит все это жутко , как и любой правовой беспредел, безнадежно. Сломаны люди, судьбы, жизни…. . И все это тут, рядом, у нас. По настоящему. В России Президент Путин начал компанию по расследованию заказных дел, так как понимает, что рыба с головы гниет. Сейчас не принять мер, будут социальные последствия потом.
А Казахстан так и будет занимать 130 места в непопулярных рейтингах, пока не проведет компанию по искоренению круговой поруки и коррупции в обществе чиновников. Беззаконие будет и дальше процветать, пока не уничтожит у всех людей самого главного, — надежды на справедливость…. .
P.S. Статья создана на основе подлинных, официальных документов и материалах реального уголовного дела.
Marso. 2007 год.Алматы.

КАК СЛЕДОВАТЕЛЯ ПО ДЕЛУ «ПЕРВАКОВ» ПРИГЛАСИЛИ В СУД

Противостояние между стороной обвинения и стороной защиты по делу «Перваков» нарастает. В пятницу, 11 мая, в суде давал свои показания бывший член ОПС «Квартала» Фарит Галиуллин – он подробно рассказал о Вячеславе Татарове по кличке Янис, в убийстве которого обвиняют «Перваков». С Янисом Галиуллина познакомил Автандил Янаков (лидер ОПС «Квартала», который обвиняется в организации убийств по заказу директора санатория «Санта» Ираклия Саввиди – он в настоящее время скрывается в Греции, — ред.). Когда допрос подошел к концу, гособвинитель Наиль Камалетдинов подал ходатайство об оглашении показаний, которые Галиуллин давал во время предварительного следствия. Эта просьба вызвала массу протестов со стороны адвокатов подсудимых. Судье Ильфиру Салихову даже пришлось удалить из зала присяжных для того, чтобы разрешить назревающий спор.

Адвокаты обратили внимание судьи на то, что свидетель Галиуллин не поставил подпись под показаниями, которые давал ранее. И когда Салихов решил уточнить у свидетеля, каким образом его допрашивал следователь Вадим Максимов, свидетель заявил, что его вовсе не допрашивали. Версия о том, что следователь выдумал показания сам, по всей видимости, не укладывалась в голове у судьи, и поэтому было решено пригласить на одно из будущих заседаний самого Максимова.

«Ваша честь, я прошу не допускать Максимова к Галиуллину, чтобы следователь не оказывал давление на свидетеля», — попросил подсудимый Юсупов. Но судья объяснил, что «вопрос допуска-недопуска» не входит в его компетенцию.

В письме, которое адвокаты подсудимых ранее отправили начальнику управления генеральной прокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе, они сообщали, что Максимов не раз заявлял о том, что «будет фальсифицировать доказательства по уголовному делу «Перваков» и выбросит из старых дел то, что противоречит его версии». Именно Максимов, согласно версии стороны защиты, изложенном в письме, является автором всех свидетельских показаний, а всех свидетелей заставляли подписывать уже готовые протоколы допроса. По версии подсудимого Валентина Лукоянова, многие преступления, которые совершил другой подсудимый Сергей Сардаев, попросту на него «списали» за то, что он не заплатил за прекращение уголовного преследования. Так или иначе, показания Галиуллина зачитаны не были, а в суд вчера явился сам Максимов.

По словам Вадима Максимова, Галиуллин начал сотрудничать со следствием, поэтому пожизненное заключение ему заменили на 25 лет колонии

«ДОПРОСА НЕ БЫЛО!»

Следователь Максимов едва сдерживал волнение, когда зашел в зал суда. Судья вкратце объяснил ему, что свидетель Галиуллин на прошлом судебном заседании отрицал факт допроса, который имеется в уголовном деле — поэтому возникла необходимость появления Максимова в зале суда.

«Допрос Галиуллина я проводил лично в своем кабинете, но когда допрос закончился, свидетель отказался его подписывать», — сообщил Максимов.

По словам следователя, который вел дело «Перваков», в 2008 году Галиуллин начал сотрудничать со следствием по уголовному делу ОПС «Квартала» и поэтому пожизненное заключение ему заменили на 25 лет колонии. Якобы Галиуллин, после решения пойти на сделку со следствием, опасался за жизнь своих родных, а фигурировать в деле «Перваков» тем более не хотел по тем же причинам.

«Меня не просили подписать допрос и даже не допрашивали», — заявил Галиуллин, сидя в стеклянной клетке. Тем не менее, судья удовлетворил ходатайство гособвинителей об оглашении допроса свидетеля, но вновь столкнулся с обороной стороны защиты, которая тут же подала очередное ходатайство в связи с противоречиями, которые возникли в ходе судебного разбирательства.

«При допросе в суде свидетель объяснил, что не давал показания, а следователь, как лицо должностное, утверждает, что допрос был, — заявил адвокат Артур Акмаев. – Возникло противоречие, в связи с которым мы просим не оглашать показания».

Очередное ходатайство стороны защиты вновь было отклонено судьей в довольно жесткой форме – он посоветовал адвокатам обратиться с письмом в следственные органы, если у них есть подозрения в том, что дело «сфабриковано».

ПОКАЗАНИЯ: ИЗ-ЗА ЧЕГО СЫР-БОР?

Показания Галиуллина, природа появления которых так и осталась загадкой, были озвучены в присутствии присяжных. Из них следовало, что Галиуллин присутствовал при разговоре Янакова и Татарова. Последнего в криминальном мире знали под кличкой Янис, и он считался лидером группировки «Калуга», которая «крышевала» гостиницу «Булгар». В своих показаниях Галиуллин рассказывает, как в беседе с Янаковым Янис посетовал на конфликт с Фирдинантом Юсуповым. Ссора якобы произошла из-за того, что в «Булгаре» работали проститутки «Перваков», которые мозолили Янису глаза. Янаков посоветовал не связываться с «Перваками». Но через несколько месяцев Галиуллин услышал об убийстве Яниса и узнал о том, что его заказал Фирдинант Юсупов, – договориться по «Булгару» так и не удалось…

«Вы подтверждаете эти показания?» — спросил адвокат Алексей Андреев.

«Нет», — коротко ответил Галиуллин.

Напомним, по уголовному делу «Перваков» проходят четверо подсудимых: Фирдинант Юсупов (Федя), Валентин Лукоянов (Валек), Сергей Сардаев (Сардай) и Леонид Андреев (Кисман). В уголовном деле «Перваков» числится шесть эпизодов убийств: Константин Николаев и Виктор Гусев, по версии следствия, были убиты в ходе внутренних разборок. Лидер группировки «Калуга» Вячеслав Татаров, согласно обвинительному заключению, был убит из-за того, что отказался пускать проституток «Перваков» в гостиницу «Булгар», которая находилась под контролем «Калуги». Участник группировки «Камаевские» Марат Исхаков был убит из-за конфликта с лидерами «Перваков». Владелец автостоянки на ул. Профессора Камая Сергей Васин был ликвидирован из-за того, что отказался платить за «крышу».

Самым громким убийством, которое числится за «Перваками», считается убийство основателя ООО «Агентство радиокоммуникаций RCA» (это крупнейшей в Татарстане в конце 90-х оператор пейджинговой связи) Тимура Атнагулова. Предприниматель был застрелен в подъезде собственного дома в августе 1999 года. По версии следствия, лидеры «Перваков» убили Атнагулова за то, что тот не захотел больше допускать их влияния на свой бизнес. Многие из этих убийств связаны с расколом «Перваков» на «Бригаду Феди» и «Бригаду Бибика» (во главе с Альбертом Батровым). Раскол произошел в 1997 году.

Также подсудимым предъявлено обвинение в бандитизме и хранении оружия. В уголовном деле собраны показания порядка 80 свидетелей. В качестве свидетеля по данному делу был допрошен даже бывший лидер казанского ОПС «Хади Такташ» Радик Галиакберов (Раджа).

Ни один из подсудимых, кроме Сардаева, свою вину не признал. Все подсудимые, за исключением Андреева, находятся под стражей.

Альпина Паблишер

В издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга «Невиновные под следствием: Инструкция по защите своих прав». Ее автор Алексей Федяров – бывший следователь прокуратуры, а ныне глава правового департамента фонда «Русь сидящая», – рассказывает, как и почему российские суды выносят несправедливые и необоснованные приговоры и каким образом силовики фабрикуют и фальсифицируют уголовные дела. Книга будет представлена автором на ярмарке Non/Fiction в начале декабря. С разрешения издательства журнал «Деньги» публикует (c небольшими сокращениями) отрывок из раздела, посвященного уголовным делам против бизнеса.

На границе тектонических плит, между бизнесом и силовиками, всегда существовала зона энтропии, расширение которой в условиях постоянного ужесточения карательных подходов к предпринимателям стало неизбежным. Репрессивные инициативы правоохранительных органов находили и находят поддержку высшего руководства страны, в то время как попытки бизнес-сообщества ослабить уголовно-правовой пресс неизменно тонули в многочисленных обсуждениях, указаниях, законах и изменениях в них, постановлениях пленума Верховного суда и в правоприменении.

Стабильным остается лишь тренд на системное снижение доли частного капитала в экономике страны, установление олигархии госкорпораций – неэффективных и непрозрачных монструозных структур, монополизирующих отрасли, которые должны были бы становиться драйверами развития экономики, но в реальности создающих идеальные условия для «освоения» бюджетных средств. Этот эндемичный российский термин – «освоение» – и есть суть архаичного бизнес-уклада, в который силовики встроены вполне органично: они санитары этих джунглей, поедающие слабых, живущих не по правилам и выгнанных из своих стад. Свободный же бизнес, который существует не для «освоения» выделенного капитала, а ради создания добавленной стоимости, им странен и чужд.

Энтропия неизбежно приводит к распаду. Реальной политической воли к блокированию этого процесса не наблюдается. Отмечается иное – имитация смягчения подходов к государственному администрированию бизнеса, на фоне чего фабрикация уголовных дел вышла на принципиально новый уровень.

Они не вернулись

10 апреля 2012 г. тогда еще президент Дмитрий Медведев обсудил с третьей рабочей группой «Открытого правительства» проблемы бизнеса, конкуренцию и предпринимательский климат в России. По итогам было подписано множество поручений, а к самому заседанию разнообразные ответственные лица подготовили больше десятка докладов. В том числе и доклад о безопасности ведения бизнеса в стране, его планировалось обсудить сразу после рассмотрения вопросов, связанных с коррупцией.

Времена стояли для бизнеса вполне веганские, но многие уже начинали что-то понимать.

Смягчения антинаркотического законодательства в России и либерализации в этой сфере не требуется, заявил президент РФ Владимир Путин во время «прямой линии» 20 июня. Он предложил создать особый отдел в МВД для контроля за действиями полиции, «чтобы ради отчетности и галок людей в тюрьму не сажали». А ФСБ может быть поручено выявление подброса наркотиков ради предотвращения таких дел, как резонансное дело Ивана Голунова.

Так Путин ответил на жесткую общественную дискуссию, возникшую в связи с ситуацией вокруг Ивана Голунова. Журналиста задержали 6 июня по подозрению в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере, статья 228 УК РФ, наказание от 3 до 10 лет.

Иван Голунов

У Голунова якобы изъяли метилэфедрон и кокаин. Больше 12 часов ему не давали позвонить, не разрешали вызвать адвоката. Сообщалось, что полицейские тащили журналиста по полу и ударили «кулаком в щеку», что в ГУ МВД отрицали (на момент написания этого текста на сайте ГУ МВД опровержение «аннулировано»). Дело Голунова оказалось полностью сфабрикованным. Об отсутствии доказательств его вины сообщил сам глава МВД Владимир Колокольцев. Можно ли считать случай с журналистом исключением?

Проверочная закупка: Веселов и другие против РФ

Весной 2009 года 20-летний московский студент Виктор Веселов отправился покупать гашиш, взяв для этого 1200 рублей у мужчины, фигурирующего в деле как Х. Сделать это он согласился лишь после настойчивых просьб. Но был задержан — купюры оказались мечеными, а Х. — наркозависимым информатором милиции, спровоцировавшим проверочную закупку. В суде Веселов утверждал, что никогда не торговал гашишем, а все дело — результат провокации. Суд признал его виновным в попытке сбыта и приговорил к 4,5 годам. Веселов продолжил жаловаться, и его дело вместе с жалобами двух других заявителей попало в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). В других делах приговоры также вынесли на основании проверочных закупок, сделанных по заявлениям наркозависимых информаторов.

Здание ЕСПЧ

В 2012 году ЕСПЧ «признал все три жалобы приемлемыми в части осуждения заявителей за совершение преступлений по подстрекательству милиции», постановив, что власти РФ нарушили права осужденных на справедливое судебное разбирательство — Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Веселову и другим присудили денежные компенсации. По мнению юриста программы «Новая наркополитика» Арсения Левинсона, «провокация, когда выдают соисполнительство в приобретении наркотиков за их сбыт» — это частый способ фабрикации уголовных дел в РФ. Но есть и другие комбинации.

Пыточный способ: дело Дениса Н.

В 2018 году Левинсон защищал в суде 42-летнего Дениса Н., систематически употреблявшего героин около 10 лет и неоднократно судимого за мелкие кражи и хранение наркотиков без сбыта. После очередного освобождения мужчина находился под административным надзором и регулярно ходил отмечаться в московскую полицию.

По утверждению Дениса, сотрудники полиции склоняли его к сотрудничеству, предлагали участвовать в проверочных закупках и сдавать других потребителей. Он отказывался, и ему решили отомстить. После того, как мужчина вновь попался на попытке украсть из магазина алкоголь на сумму 2000 рублей, его задержали, стянули руки наручниками за спиной, а затем подбросили от 1,5 гр. кокаина на сумму около 10 000 рублей.

Арсений Левинсон

«Понятно, что у человека, который зависим от героина и совершает кражи, нет средств для приобретения кокаина», — говорит юрист. Но Дениса почти сутки продержали в отделении, несмотря на симптомы «ломки». Угрожали: если не подпишешь, что ты приобрел или нашел этот кокаин, мы тебя возьмем под стражу, а подпишешь — отпустим. Дежурный адвокат пришел лишь тогда, когда протокол допроса был подписан Денисом. Выйдя из отделения, он сразу обратился в наркологическую клинику, где его положили под капельницу. В суде отказался от признания. «Мы указывали, что признание получено пыточным способом — ему не давали медпомощи при синдроме отмены, но суд осудил его на 1 год 6 месяцев лишения свободы, типичная история», — рассказывает Левинсон.

Признание — царица доказательств

Порой вся работа оперативников заключается в том, чтобы путем давления заставить признать вину даже в том, что человек не совершал. «Мы вписываемся периодически в такие дела, где откровенные нарушения прав, подбросы, фабрикация», — рассказывает правозащитник Иван Жаворонков из АНО «Равные» в Екатеринбурге.

Осенью 2018 года к нему обратилась 35-летняя наркопотребительница Елена Д. Накануне утром ее забрали из дома четыре оперативника и отвезли в отделение, где выяснилось, что знакомый Елены, наркопотребитель Андрей Н. указал на нее как на продавщицу наркотиков. «Ее продержали там около 12 часов, требуя подписать признание, глумились, угрожали — никогда больше не увидишь ни детей, ни мать, мы тебя упакуем навсегда, оперативники менялись, защитника у нее не было», — говорит Жаворонков. Она все подписала под диктовку. Ее отпустили до суда.

И в этом случае адвокат по назначению появился лишь на следующий день, советуя женщине соглашаться со всеми требованиями оперативников. Но на суде Н. заявил, что оговорил Елену под давлением — ему обещали скостить срок. Сам он был задержан после контрольной закупки с мечеными деньгами. Однако получил 9 лет, чего не ожидал.

После этого Елена тоже отказалась от своего признания, подав ходатайство об отказе от адвоката в связи с потерей доверия. Теперь она ждет вынесения приговора. «В деле-то никаких других показаний, кроме этих двух признаний, нет, и оперативники на процесс не приходили», — подытоживает Жаворонков. По его словам, различные виды фабрикаций встречаются в делах часто. И похоже звучат рассказы правозащитников из самых разных уголков страны.

Конвейер фабрикаций уголовных дел по наркотикам?

В России за последние 10 лет могли быть сфабрикованы до 40 тысяч дел по наркотикам, писала 10 июня «Новая газета», опираясь на анализ, проведенный в 2017 году Институтом правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге. По данным ученых, криминальная статистика показывает: у задержанных чаще всего изымаются такие массы нелегальных психоактивных веществ, которых как раз хватает для возбуждения уголовного дела. Иными словами, правоохранительные органы могут манипулировать изъятыми веществами, фальсифицируя дела ради улучшения отчетности.

«Оценка в 40 тысяч сфабрикованных дел — это преуменьшенная цифра», — полагает адвокат Михаил Голиченко, ведущий аналитик Канадской правовой сети по проблемам ВИЧ/СПИД.

С его точки зрения, основной признак фабрикации — «отсутствие справедливого судебного разбирательства, когда доказательства, полученные полицией, находятся под полным контролем полиции». В 2018 году по наркоделам осуждено более 90 000 человек, и сфабрикованных дел подавляющее большинство, считает Голиченко. Подброс — не единственный метод. Применяется досып — когда досыпают наркосодержащую смесь до нужного размера. Используют засекреченных свидетелей, штатных понятых, некачественную экспертизу. По словам Голиченко, высшей степенью фабрикации являются дела, вина в которых не доказана. И сама система производит их.

«Почти весь механизм фальсификаций показан в деле Голунова — нарушение права на защиту, пытки, психологическое давление, подброс», — указывает Левинсон. Но на журналистов давить труднее, чем на наркопотребителей, с которыми таких дел десятки тысяч. И дело Голунова стало возможным, ибо устоялась подобная правоприменительная практика: на заявления о фальсификациях ни судьи, ни прокуроры не реагируют, доводы защиты чаще всего игнорируются. Левинсон уверен в одном: ни распространение, ни сбыт наркотиков таким образом пресечь невозможно — «это как пытаться потушить пожар, задувая у рядом стоящих людей спички».

Подписывайтесь на наши каналы о России, Германии и Европе в | Twitter | Facebook | Youtube | Telegram | WhatsApp

Смотреть видео 02:46

admin