Юридическая терминология

Юридическая терминология

Юридические термины (лат. terminus предел, граница) – это слова или словосочетания, точно обозначающие определенное правовое понятие.

Терминология, которой пользуются юридическая наука и законодательство, весьма неоднородна. Все юридические термины делятся на три группы.

1. Общеупотребительные термины – слова обычного литературного языка (“жилое помещение”, “доля”, “захват” и др.). Без них не могут существовать ни юридическая наука, ни законодательство, поскольку без общеупотребительных слов нельзя выразить мысли, сделать законодательство и юриспруденцию доступными для понимания.

2. Специальные юридические термины – это термины, отражающие особенности государства и права как специфических социальных явлений и возникающие в процессе юрисдикционной деятельности. Таковыми, например, являются: “правоотношения”, “подсудимый”, “истец”, “прокурор”, “преюдиция” и другие. Надо при этом заметить, что очень многие специальные юридические термины в современное право пришли из далеких прошлых правовых систем (“алименты”, “иск”, “договор”, “правоспособность” и другие).

3. Специальные неюридические термины – это термины, составляющие принадлежность других (неюридических) наук и отраслей и используемые в законодательстве и юридической науке (“перевозка”, “кибернетика”, “эпизоотия”, “венерическая болезнь” и другие).

Для уясненияих смысла надо обращаться к тем отраслям знаний, принадлежностью которых они являются.

Юридическая терминология должна отвечать требованиям:

– точности в обозначении тогоили иного понятия;

– единства (однозначности, когда термин имеет одно, а не несколько значений);

– краткости, ясности и простоты. Язык закона должен быть достаточно выразительным и в то же время лишенным эмоциональной окраски.

Для законодательства, к примеру, привычен термин “государство”, но не употребляются близкие ему по смыслу слова “отечество”, “отчизна”, “родина”, “держава”. Законодатель оперирует термином “смерть”, но не использует слова “гибель”, “кончина” и т.д.

Юридическая конструкция – специфическое построение нормативного правового материала по тому или иному типу связи между его элементами.

Юридические конструкции представляют собой плод многолетней, а нередко и многовековой мыслительной деятельности и вызваны к жизни объективными потребностями урегулирования человеческих отношений.

Сфера и особенности регулируемых правом общественных отношений определяют и тип связи нормативного правового материала, иными словами своеобразие той или иной юридической конструкции. Для гражданского права, имеющего дело, главным образом с имущественными отношениями, типичны такие юридические конструкции, как “договор”, “право собственности”, “добросовестный владелец” и другие.

Правовые символы – это закрепленные законодательством условные образы, используемые для выражения определенного юридического содержания.

Символика – своеобразное средство формализации правового содержания в целях придания ему четкости, определенности, лапидарности и образности. Символам как разновидности “искусственных” замещающих знаков присущ ряд особенностей. Они нередко представляют собой материальные, осязаемые предметы, хотя выражают абстрактное содержание; символы должны быть понятны тем, кто ими пользуется; символы, как правило, рассчитаны на чувственное, эмоциональное восприятие.

Символику, однако, нельзя считать архаизмом и уделом древних правовых систем. Используются юридические символы и в современных законодательных системах.

В отечественном праве, например, законодательно закрепляется и тем самым приобретает правовой характер ряд символов. Таковыми, например, являются герб, флаг, гимн как символы государства, вставание присутствующих в суде при появлении состава суда как символ уважения к нему и уважения к правосудию. Тоже самое назначение у введенной новым законодательством судейской мантии, принимаемой Президентом Российской Федерации присяги как символа служения народу и т.д.

Правовая презумпцияпредположение (в сфере права либо только в связи с правом) о наличии или отсутствии определенных фактов, основанных на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными, подтвержденное предшествующим опытом.

Существенным признаком презумпции является ее предположительный характер. Презумпция – это обобщения не достоверные, а вероятные. Однако степеньих вероятности очень велика, и основывается она на связи между предметом и явлениями объективного мира и повторяемости повседневных жизненных процессов.

Роль презумпции в праве велика, и было бы неправильно видеть в ней только средство юридической техники.

Большой юридический словарь (А)

Некоторые общеправовые презумпции приобрели значимость правовых принципов: презумпция знания закона; презумпция добропорядочности гражданина, презумпция невиновности обвиняемого.

Весьма оригинальным приемом законодательной техники являются фикции.

Правовая фикциянесуществующее положение, признанное законодательством существующим и ставшее в силу этого общеобязательным.

Фикции – это положения заведомо неистинные. Однако они широко используются в различных отраслях знаний. Будучи закрепленной в законодательстве, фикция становится правовой (юридической).

Объединение рассмотренных и иных научных оценок тенденций развития законодательной практики позволяет сделать четыре важных вывода.

Первый – правотворческая техника при внешней непредвзятости может использоваться для целенаправленного регулирования правового поведения с учетом тех или иных социальных интересов. Тогда и правовые нормы могут быть понятными или нарочито сложными, точными или неопределенными.

Второй – необходимо учитывать специфику юридико-техноло-гических приемов в разных отраслях законодательства. Ведь вполне очевидны неодинаковые объекты и методы отраслевого правового регулирования. Так, в конституционном законодательстве больше применяется норм-дефиниций, норм-целей и норм-принципов, а сами нормы нередко состоят лишь из диспозиций. В гражданском и уголовном законодательстве традиционной является строгая и детальная структуризация институтов и норм.

Третий – правотворческая техника проявляет себя на всех стадиях действия нормативно-правового акта. Без нее не обойтись в процессе разработки первоначального варианта нормативно-правового акта, обсуждения проекта, его оформления и принятия.

Четвертый – толкование законов и иных нормативных актов и их реализация также требуют применения приемов юридической техники.

Правореализующая техника включает в себя совокупность приемов, способов и средств, с помощью которых осуществляется правореализующая деятельность.

По смыслу форм реализации права можно выделить следующие виды правореализующей техники:

– техника соблюдения;

– исполнения;

– использования;

– применения права.

Эти формы более подробно рассмотрены в соответствующем разделе теории права. Что же касается средств правореализующей техники, то к ним можно отнести следующие:

1. Нормативно-правовые акты.

2. Органы и учреждения, способствующие успешной реализации права.

3. Правоприменительные акты.

Таким образом, с помощью правотворческой и правореализующей техники во взаимодействии с другими элементами правовой системы осуществляется эффективное правовое регулирование общественных отношений.

Темы рефератов

1. Основные подходы к понятию “юридическая техника”.

2. Законодательная техника.

3. Правоприменительная техника.

4. Интерпретационная техника.

Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 7359;

Похожие статьи:

§ 7. Юридическая терминология

Классификация юридических терминов

Для более четкого описания юридических терминологических систем необходимо разработать классификацию терминов данной предметной области, в связи с чем, возникает необходимость выбора классификационных оснований. Одним из таких оснований может являться фактор принадлежности слова к подъязыку определенной сферы деятельности. Остановимся подробнее на разработанных ранее классификациях юридической терминологии.

Классификация, разработанная А.С. Пиголкиным, проводится по вертикальному и горизонтальному принципам. На вершине вертикальной классификации будет терминология, закрепленная в Основном законе и других законодательных актах, то есть общеправовая терминология, которая объединяет термины, используемые во всех отраслях права и обозначающая самые широкие понятия.

Горизонтальная терминология охватывает различные виды межотраслевых и отраслевых терминосистем. Межотраслевая терминология – это термины, используемые в нескольких отраслях права («материальная ответственность», «значительный ущерб», «проступок» и т.д.).

Основной объем юридических терминов приходится на межотраслевую терминологию, в то время как количество отраслевых терминов сравнительно невелико. Отличительной чертой отраслевой терминологии является то, что она основывается на предметно-логических связях и отношениях соответствующих понятий, отражающих специфику конкретной сферы правовых отношений. Следовательно, отраслевая терминология обслуживает особую отрасль законодательства, т. е. образует отраслевое терминологическое поле, которое не совпадает ни с общеправовым, ни с межотраслевым терминологическими полями – более широкими в содержательном и функциональном отношении («сделка», «давность совершения преступления», «развод» и т. п.).

Несколько иную классификацию находим у Д.И. Милославской, которая выделяет следующие группы терминов:

1) общеупотребимые;

2) общеупотребимые, имеющие в нормативном акте более узкое, специальное значение;

3) сугубо юридические;

4) технические.

Общеупотребимые термины – это обычные, широко распространенные наименования предметов, качеств, признаков, действий, явлений, которые в одинаковой мере используются в бытовой речи, в художественной и научной литературе, в деловых документах, в законодательстве. Такие термины просты, общепонятны («находка», «массовые отравления» и т. д.).

В деловых документах и законодательных текстах немало таких специальных юридических терминов, значение которых не всегда можно объяснить исключительно с лингвистических позиций, как пример, термин «юридическое лицо». Ведь по буквальному смыслу слово «лицо» относится к личности, а не к какой-либо организации, ассоциации. Однако употребление подобных терминов оправданно, т.к. с точки зрения их практического конвенционального использования они обладают преимуществами, однозначно определяя конкретные юридические понятия. Следует иметь в виду и многовековую традицию их использования.

Многие термины, которые были созданы законодателем и первоначально являлись чисто юридическими, в дальнейшем широко распространились в быту, в художественной литературе, активно применяются за пределами юриспруденции («преступник», «закон», «алименты» и т. д.). Они перестали быть собственно юридическими, превратились в обыденные.

В юридической документации употребляется много терминов, заимствованных из различных областей науки, техники, искусства, а также профессионализмы. В литературе за ними закрепилось наименование «технические термины» (например, «диапозитив», «микрофарада», «фонограмма»). В процессе применения норм права в различных сферах общественной жизни без специальных технических терминов обойтись зачастую невозможно. Необходимо придерживаться правила, что технические термины употребляются в том смысле, который закреплен за ними в соответствующей отрасли знания.

Специальные юридические и технические термины весьма удобны: однозначно обозначают нужное понятие, содействуют более четкому изложению нормативных предписаний, способствуя тем самым более правильному пониманию и применению последних. Иначе говоря, они максимально уплотняют словесную информацию, экономят средства передачи законодательной мысли. С помощью таких терминов могут быть достигнуты однозначность, семантическая конкретность, полнота юридических формулировок. Едва ли целесообразно заменять специальные термины развернутыми описательными выражениями, поскольку это привело бы к громоздкости нормативных актов, деловых документов, затрудняло бы их применение.

Разумеется, употреблять специальные термины следует в пределах смысловой и информационной необходимости, не перегружая ими документы.

К примеру, применение такого рода терминов уместно в нормативных актах специального назначения, для ограниченного круга специалистов и неуместно в актах, которые рассчитаны на широкие круги граждан.

В юридической литературе также существует похожее деление, при котором выделяются три вида юридических терминов:

1) общеупотребительные термины, которые используются в обыденной речи и понятны всем;

2) специально-юридические термины, которые обладают особым правовым содержанием («аккредитив», «исковое заявление» и т.п.). Такие термины служат для обозначения юридических понятий, выражения юридических конструкций, отраслевой типизации и т.д.;

3) специально-технические юридические термины, которые отражают область специальных знаний, например, правила техники безопасности, техническое обслуживание оборудования, проведение экспертизы технических решений и т.п.

Однако общеупотребительные термины могут стать и юридическими. Для того, чтобы специально-юридические термины стали понятны всем субъектам правоотношений, законодатель использует нормы, которые прямо не регулируют общественные отношения, а раскрывают содержание каких-либо юридических терминов. Такие нормы носят название нормы-дефиниции. Эффективность юридических терминов зависит от того, как законодатель выполняет ряд правил, предъявляемых к юридической терминологии. Обратимся к фундаментальному исследованию «Юридическая терминология: формирование и состав» С.П. Хижняка, в котором дается классификация признаков, предъявляемых к термину юристами. По мнению автора, термин должен быть:

1) единым, то есть употребляться в данном законе или ином нормативном акте в одном и том же смысле, быть однозначным в пределах одной системы;

2) общепризнанным, а не изобретенным законодателем только для данного случая, недопустимо использование термина в каком-то особом смысле;

3) стабильным, то есть смысл и значение термина не должны изменяться в зависимости от контекста;

4) логически связанным с другими терминами данной системы;

5) соотнесенным с профессиональной сферой употребления.

Если сравнить рассмотренные выше группы признаков, то становится очевидным, что юристы и лингвисты понимают под термином несколько разные вещи, хотя имеются и сходные критерии. Понимание юристов значительно шире, так как они относят к категории терминов даже слова, которые в текстах законов употребляются в своем основном общелингвистическом значении. Подобные лексемы с точки зрения более строгого лингвистического подхода нельзя отнести к категории терминов, т.к. не имеется достаточных оснований для терминирования этих понятий.

Как юристы, так и лингвисты отмечают независимость термина от контекста, при этом значение термина раскрывается в его дефиниции, а не в контексте, как это происходит с общеупотребительной лексикой. Таким образом, слово переходит из общелитературного языка в язык профессиональный и становится элементом терминосистемы.

Существует также и другая классификация юридической терминологии в зависимости от сферы ее применения:

1) терминология правовой доктрины;

2) терминология юридической практики.

Далее юридическую терминологию можно разделить на:

1) терминологию нормативных правовых актов (нормативную правовую терминологию);

2) терминологию правоприменительных актов;

3) терминологию интерпретационных актов.

Указанное разграничение следует из существующего в юридической доктрине деления правовых актов на нормативные правовые, правоприменительные и интерпретационные акты и из необходимости учитывать наличие выработанных и используемых юридической наукой терминов, которые не получили применения в правовых актах, но которые также относятся к юридической терминологии.

Тем не менее, следует обратить внимание на то обстоятельство, что данное деление является во многом условным в связи с тем, что на практике очень трудно разграничить указанные виды юридической терминологии. Это обусловлено тем, что в правоприменительных и в интерпретационных актах используются термины и нормативных правовых актов, и юридической науки, так же как и при разработке нормативных правовых актов применяются все разновидности правовой терминологии.

Считается, что для удобства анализа юридическую лексику можно разделить на классы по способу номинации понятия (термины, терминонимы, профессионализмы). Другим параметром является принадлежность к определенной отрасли права, что дает основания для отнесения лексемы к классу общеюридической или отраслевой лексики (значения отраслевых терминов могут быть адекватно поняты только в подсистеме соответствующей отрасли права). Третьим параметром классификации специальной лексики является выделение реалий, которые представлены топонимами, антропонимами, апеллятивами и фразеологизмами: Old Baily – Олд-Бейли, Центральный уголовный суд, топоним по названию улицы в Лондоне, где он находится; Miranda warning – официальное объявление подозреваемому его прав, антропоним по названию известного судебного дела «Миранда против штата Аризона» (1966); pocket veto – «карманное вето», косвенное вето президента США, апеллятив (нарицательное имя существительное).

Классификационные основания по принадлежности термина к определенному классу, по способу номинации и по выделению типа реалии актуальны как для описания терминологических систем одного языка, так и для контрастивных исследований. При сопоставлении правовой терминологии английского и русского языков появляются другие классификационные признаки.

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Юридическая терминология

Юридические термины (лат. terminus предел, граница) – это слова или словосочетания, точно обозначающие определенное правовое понятие.

Терминология, которой пользуются юридическая наука и законодательство, весьма неоднородна. Все юридические термины делятся на три группы.

1. Общеупотребительные термины – слова обычного литературного языка (“жилое помещение”, “доля”, “захват” и др.). Без них не могут существовать ни юридическая наука, ни законодательство, поскольку без общеупотребительных слов нельзя выразить мысли, сделать законодательство и юриспруденцию доступными для понимания.

2. Специальные юридические термины – это термины, отражающие особенности государства и права как специфических социальных явлений и возникающие в процессе юрисдикционной деятельности. Таковыми, например, являются: “правоотношения”, “подсудимый”, “истец”, “прокурор”, “преюдиция” и другие. Надо при этом заметить, что очень многие специальные юридические термины в современное право пришли из далеких прошлых правовых систем (“алименты”, “иск”, “договор”, “правоспособность” и другие).

3. Специальные неюридические термины – это термины, составляющие принадлежность других (неюридических) наук и отраслей и используемые в законодательстве и юридической науке (“перевозка”, “кибернетика”, “эпизоотия”, “венерическая болезнь” и другие).

Для уясненияих смысла надо обращаться к тем отраслям знаний, принадлежностью которых они являются.

Юридическая терминология должна отвечать требованиям:

– точности в обозначении тогоили иного понятия;

– единства (однозначности, когда термин имеет одно, а не несколько значений);

– краткости, ясности и простоты. Язык закона должен быть достаточно выразительным и в то же время лишенным эмоциональной окраски.

Для законодательства, к примеру, привычен термин “государство”, но не употребляются близкие ему по смыслу слова “отечество”, “отчизна”, “родина”, “держава”. Законодатель оперирует термином “смерть”, но не использует слова “гибель”, “кончина” и т.д.

Юридическая конструкция – специфическое построение нормативного правового материала по тому или иному типу связи между его элементами.

Юридические конструкции представляют собой плод многолетней, а нередко и многовековой мыслительной деятельности и вызваны к жизни объективными потребностями урегулирования человеческих отношений.

Сфера и особенности регулируемых правом общественных отношений определяют и тип связи нормативного правового материала, иными словами своеобразие той или иной юридической конструкции. Для гражданского права, имеющего дело, главным образом с имущественными отношениями, типичны такие юридические конструкции, как “договор”, “право собственности”, “добросовестный владелец” и другие.

Правовые символы – это закрепленные законодательством условные образы, используемые для выражения определенного юридического содержания.

Символика – своеобразное средство формализации правового содержания в целях придания ему четкости, определенности, лапидарности и образности. Символам как разновидности “искусственных” замещающих знаков присущ ряд особенностей. Они нередко представляют собой материальные, осязаемые предметы, хотя выражают абстрактное содержание; символы должны быть понятны тем, кто ими пользуется; символы, как правило, рассчитаны на чувственное, эмоциональное восприятие.

Символику, однако, нельзя считать архаизмом и уделом древних правовых систем. Используются юридические символы и в современных законодательных системах.

В отечественном праве, например, законодательно закрепляется и тем самым приобретает правовой характер ряд символов. Таковыми, например, являются герб, флаг, гимн как символы государства, вставание присутствующих в суде при появлении состава суда как символ уважения к нему и уважения к правосудию. Тоже самое назначение у введенной новым законодательством судейской мантии, принимаемой Президентом Российской Федерации присяги как символа служения народу и т.д.

Правовая презумпцияпредположение (в сфере права либо только в связи с правом) о наличии или отсутствии определенных фактов, основанных на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными, подтвержденное предшествующим опытом.

Существенным признаком презумпции является ее предположительный характер. Презумпция – это обобщения не достоверные, а вероятные. Однако степеньих вероятности очень велика, и основывается она на связи между предметом и явлениями объективного мира и повторяемости повседневных жизненных процессов.

Роль презумпции в праве велика, и было бы неправильно видеть в ней только средство юридической техники. Некоторые общеправовые презумпции приобрели значимость правовых принципов: презумпция знания закона; презумпция добропорядочности гражданина, презумпция невиновности обвиняемого.

Весьма оригинальным приемом законодательной техники являются фикции.

Правовая фикциянесуществующее положение, признанное законодательством существующим и ставшее в силу этого общеобязательным.

Фикции – это положения заведомо неистинные. Однако они широко используются в различных отраслях знаний. Будучи закрепленной в законодательстве, фикция становится правовой (юридической).

Объединение рассмотренных и иных научных оценок тенденций развития законодательной практики позволяет сделать четыре важных вывода.

Первый – правотворческая техника при внешней непредвзятости может использоваться для целенаправленного регулирования правового поведения с учетом тех или иных социальных интересов. Тогда и правовые нормы могут быть понятными или нарочито сложными, точными или неопределенными.

Второй – необходимо учитывать специфику юридико-техноло-гических приемов в разных отраслях законодательства. Ведь вполне очевидны неодинаковые объекты и методы отраслевого правового регулирования. Так, в конституционном законодательстве больше применяется норм-дефиниций, норм-целей и норм-принципов, а сами нормы нередко состоят лишь из диспозиций. В гражданском и уголовном законодательстве традиционной является строгая и детальная структуризация институтов и норм.

Третий – правотворческая техника проявляет себя на всех стадиях действия нормативно-правового акта. Без нее не обойтись в процессе разработки первоначального варианта нормативно-правового акта, обсуждения проекта, его оформления и принятия.

Четвертый – толкование законов и иных нормативных актов и их реализация также требуют применения приемов юридической техники.

Правореализующая техника включает в себя совокупность приемов, способов и средств, с помощью которых осуществляется правореализующая деятельность.

По смыслу форм реализации права можно выделить следующие виды правореализующей техники:

– техника соблюдения;

– исполнения;

– использования;

– применения права.

Эти формы более подробно рассмотрены в соответствующем разделе теории права. Что же касается средств правореализующей техники, то к ним можно отнести следующие:

1. Нормативно-правовые акты.

2. Органы и учреждения, способствующие успешной реализации права.

3. Правоприменительные акты.

Таким образом, с помощью правотворческой и правореализующей техники во взаимодействии с другими элементами правовой системы осуществляется эффективное правовое регулирование общественных отношений.

Темы рефератов

1. Основные подходы к понятию “юридическая техника”.

Юридическая терминология.

Законодательная техника.

3. Правоприменительная техника.

4. Интерпретационная техника.

Дата добавления: 2016-07-27; просмотров: 7358;

Похожие статьи:

3. Юридическая терминология.

Виды юридических терминов

В научной литературе выделяется три разновидности юриди­ческих терминов:

— общеупотребительные (характеризуются тем, что употреб­ляются в обыденном смысле и понятны всем; например, закон, человек);

— специально-технические (отражают область специальных знаний — медицины, экономики, сельского хозяйства и др.; на­пример, эвтаназия, правила техники безопасности);

— специально-юридические (обладают особым правовым содержанием; например, исковая давность, необходимая оборона).

Лингвистические исследования показывают, что более 80 % ис­пользуемых в нормативных правовых актах слов и словосочета­ний являются общеупотребительными.

Юридические термины можно классифицировать также по сле­дующим основаниям:

— по источнику возникновения: русскоязычные и иностран­ные;

— по степени конкретности: требующие толкования и одно­значные;

— по степени сложности: односоставные и многосоставные;

— по происхождению: закрепленные в законодательстве и выработанные юридической наукой.

Важным представляется вопрос, в каких случаях требуется нормативное определение терминов и понятий в тексте закона. Например, в Федеральном законе «Об основных гарантиях изби­рательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» их 61. Кроме того, многие из данных опре­делений получают дальнейшую конкретизацию в других статьях закона. Так, статья 2 содержит определение предвыборной агита­ции: «…это деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью победить или побуждающая избира­телей к голосованию за кандидата, список кандидатов или про­тив него (них) либо против всех кандидатов (против всех списков кандидатов)». Далее, статья 48 дает широкий перечень действий, подпадающих под понятие предвыборной агитации. Ситуация, когда довольно полное определение еще более подробно расшифровывается в тексте закона, является нетипичной для российского законодательства.

Выделяются следую­щие случаи, требующие нормативного определения терминов:

1) если термин имеет несколько значений;

2) если термин употребляется в законе в более узком или су­щественно ином значении по сравнению с общепринятым;

3) если термин употребляется в законе в несколько ином зна­чении, нежели в законах иной отрасли права (это возможно лишь в исключительных случаях);

4) если по поводу того или иного термина в научной литера­туре существуют различные прения, позиции;

5) если термин носит специально-юридический характер и не определен в другом (равном или более высоком по юридической силе) законе. В том случае, если термин определен в норматив­ном правовом акте более низкого уровня, это не является препятствием для дачи дефиниции.

Понятия и термины, используемые в российском законода­тельстве, можно разделить на две группы: полные (развернутые) определения и определения сокращенные. К развернутым опре­делениям относятся такие, которые содержат родовые и видовые признаки определяемого предмета или явления, его цели, задачи. Высокое качество этих определений объясняется длительностью их применения, проверенностью на практике. Сокращенные оп­ределения указывают, как правило, лишь разновидности опреде­ляемых понятий либо дают их полное наименование, не раскры­вая при этом содержания.

Дата добавления: 2015-12-08; просмотров: 2725;

admin