Хищение с использованием служебного положения УК РФ

Уголовная ответственность за хищение, совершенное лицом с использованием своего служебного положения

Установление уголовной ответственности за совершение хищения лицом с использованием своего служебного положения ведет свою историю с Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. (далее — УК РСФСР), ст. 92 которого предусматривала ответственность за хищение государственного или общественного имущества, совершенного путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением. При этом все три указанные формы хищения занимали равноценное положение по характеру и степени общественной опасности и имели общие квалифицирующие признаки.

Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ в УК РСФСР были внесены изменения, в результате которых преступления против социалистической собственности и преступления против личной собственности граждан были объединены в единую главу «Преступления против собственности»*(1). В ст. 147.1, введенной в УК РСФСР указанным Законом, предусматривалась ответственность, в частности, за хищение государственного имущества путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением.

Законодатель, решивший усилить ответственность за хищение должностными лицами государственного имущества без вынесения данного преступления в отдельную статью, сделал это следующим образом: основные составы присвоения и растраты были описаны в ч. 1 ст. 147.1 УК РСФСР, а основной состав хищения государственного имущества путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением содержался в ч. 2 этой же статьи и приравнивался по опасности к присвоению и растрате, совершенным повторно или по предварительному сговору группой лиц.

Действующий УК РФ не выделяет в качестве самостоятельной формы хищение путем злоупотребления лица своим служебным положением, хотя такое хищение имеет место и в настоящее время. Однако в статьи, предусматривающие ответственность за мошенничество, присвоение или растрату, введено новое квалифицирующее обстоятельство с признаками специального субъекта — хищение, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Отсюда закономерно возникает вопрос о разграничении мошенничества, присвоения и растраты, совершенных лицом с использованием служебного положения, и соотношении их с ранее существовавшей формой хищения путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением.

Представляется, что мошенничество, присвоение и растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, полностью идентичны по признакам объективной и субъективной сторон хищения, совершенного путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением. По сути дела, данный квалифицирующий признак пришел на смену указанной форме хищения. Различие же между мошенничеством, присвоением и растратой, совершаемыми лицом с использованием своего служебного положения, и ранее существовавшим хищением, совершенным путем злоупотребления должностным лицом своим служебным положением, заключается, прежде всего: в объекте (в настоящее время — это любая собственность, как государственная и муниципальная, так и собственность физических и юридических лиц); в предмете (предметом мошенничества может быть как чужое имущество, так и право на него); в субъекте (субъектом мошенничества, присвоения и растраты может быть лицо, использовавшее при совершении хищения занимаемое им служебное положение не только в государственных органах и органах местного самоуправления, но и в любых организациях независимо от формы собственности).

Если принять во внимание сложившуюся преемственность рассматриваемых составов преступлений, то закономерно положения постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 в части того, что если злоупотребление должностными полномочиями являлось способом хищения, содеянное должно рассматриваться как хищение и квалифицироваться по соответствующим статьям УК РФ*(2), нашли свое отражение в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19*(3) и применяются в судебной практике*(4).

Таким образом, хищение, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, необходимо отличать от злоупотребления полномочиями (должностными полномочиями), которое было совершено по корыстным мотивам, причинило имущественный ущерб, но не было связано с безвозмездным изъятием и обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц. Такие действия следует квалифицировать по соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за должностные преступления или преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Под использованием служебного положения при совершении мошенничества, присвоения или растраты следует понимать использование лицом полномочий, которыми оно наделено по занимаемой им должности, в целях совершения хищения. Совершение хищения в форме мошенничества, присвоения или растраты рядовыми работниками, которые получили доступ к имуществу либо которым имущество было вверено не в связи с занимаемой должностью, а для выполнения производственных функций, не должно квалифицироваться как хищение, совершенное с использованием лицом своего служебного положения. В этом случае действия указанных работников квалифицируются по соответствующей части статей, предусматривающих ответственность за мошенничество, присвоение или растрату в зависимости от наличия или отсутствия иных квалифицирующих признаков*(5).

Мошенничество с использованием лицом служебного положения имеет место в тех случаях, когда лицо в силу занимаемого им служебного положения наделено правомочиями по распоряжению и управлению имуществом через других лиц. Завладение имуществом в данном случае возможно путем отдачи должностным лицом незаконных распоряжений либо путем использования подложных документов. На практике такое мошенничество может принимать различные формы: дача распоряжений о выдаче имущества; завышение объема выполненных работ с последующим получением выплат за невыполненные работы; незаконное получение лицом денежных средств в качестве премий, надбавок к зарплате, пенсий, пособий и других выплат; незаконное назначение и выплата денежных средств иным лицам, не имеющим права на их получение; занижение в документах стоимости отпускаемых товаров; составление фиктивных документов на приход имущества, хотя оно не поступило или поступило в меньшем объеме, или на расход имущества, фактически неизрасходованного и т.д.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»*(6) разъяснил, что «если должностное лицо, выполняющее в государственном или муниципальном органе либо учреждении организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, заключило от имени соответствующего органа (учреждения) договор, на основании которого перечислило вверенные ему средства в размере, заведомо превышающем рыночную стоимость указанных в договоре товаров, работ или услуг, получив за это незаконное вознаграждение, то содеянное им следует квалифицировать по совокупности преступлений как растрату вверенного ему имущества (статья 160 УК РФ) и как получение взятки (статья 290 УК РФ)».

Данное разъяснение представляется небесспорным по следующим причинам.

С одной стороны, действия должностного лица не во всех случаях возможно квалифицировать как получение взятки, так как она (взятка) должна даваться из собственных средств взяткодателя, а в указанном случае предмет взятки, как правило, составляют денежные средства, перечисленные поставщику (продавцу, подрядчику). Для квалификации получения должностным лицом незаконного вознаграждения за перечисление денежных средств в размере, заведомо превышающем рыночную стоимость указанных в договоре товаров, работ или услуг, необходимо доказать, что данное вознаграждение выплачивалось из собственных средств взяткодателя. В противном случае содеянное необходимо расценивать как хищение, совершенное в соучастии, и квалифицировать действия должностного лица по статьям, предусматривающим ответственность за хищение, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а действия поставщика (продавца, подрядчика) в соответствии с ч. 4 ст. 34 УК РФ — как пособничество данному хищению, независимо от того, были ли перечисленные денежные средства, превышающие рыночную стоимость товаров, работ, услуг, поделены между должностным лицом и поставщиком (продавцом, подрядчиком) или не были.

С другой стороны, должностное лицо, выполняющее в государственном или муниципальном органе либо учреждении организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции и имеющее право заключать от имени соответствующего органа (учреждения) договор, как правило, не является лицом, которому вверены денежные средства, в том смысле, как это вытекает из ст. 160 УК РФ и сложившейся правоприменительной практики, а лишь имеет право распоряжения денежными средствами. Поэтому получение должностным лицом вознаграждения за заключение им от имени соответствующего органа (учреждения) договора и перечисление на его основании денежных средств, заведомо превышающих рыночную стоимость указанных в договоре товаров, работ или услуг, следует квалифицировать как мошенничество.

Так же как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, следует квалифицировать случаи получения должностным лицом денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение*(7).

В отличие от мошенничества, совершаемого лицом с использованием своего служебного положения, при присвоении или растрате лицо использует свои властные полномочия, организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции для завладения вверенным ему имуществом. Если при совершении мошенничества имущество находится в ведении должностного лица и оно может им распоряжаться через подчиненных материально ответственных лиц, то при присвоении и растрате имущество вверено лицу.

Под вверенным имуществом в рассматриваемом контексте следует понимать имущество, правомерно переданное во владение виновного, который в силу служебного положения осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке, хранению и др. и был материально ответственным за его сохранность. В случаях если лицу имущество передано для осуществления определенных технических операций в связи с выполнением служебных обязанностей без наделения его в отношении данного имущества какими-либо правомочиями, то действия по завладению данным имуществом должны квалифицироваться как кража*(8).

Разграничение мошенничества, присвоения и растраты также следует проводить и по моменту возникновения умысла на хищение: правомерное получение имущества для какой-либо цели на основании трудовых отношений и дальнейшее его присвоение, если виновный до получения имущества не имел умысла на его хищение, а умысел возник в процессе правомерного владения имуществом, должно квалифицироваться как присвоение или растрата. Если же умысел возник до получения имущества в правомерное владение, т.е. преступник специально вошел в доверие к потерпевшему для дальнейшего совершения хищения, то его действия надлежит расценивать как мошенничество путем злоупотребления доверием*(9).

Таким образом, при совершении мошенничества с использованием лицом своего служебного положения:

имущество находится в введении лица; лицо обладает определенными полномочиями в силу занимаемого служебного положения по распоряжению данным имуществом через других лиц;

лицо путем обмана или злоупотребления доверием использует свои полномочия для совершения хищения.

При совершении присвоения или растраты с использованием лицом своего служебного положения:

имущество вверено лицу под материальную ответственность;

лицо в силу занимаемого им служебного положения наделено в отношении данного имущества определенными полномочиями;

использует свои полномочия для совершения хищения.

С.В. Скляров,

доктор юридических наук, профессор,

проректор Академии Генеральной прокуратуры

Российской Федерации

Н.Д. Склярова,

декан факультета повышения квалификации

Российской правовой академии

Министерства юстиции Российской Федерации

«Законы России: опыт, анализ, практика», N 10, октябрь 2013 г.

————————————————————————-

*(2) См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 (в ред. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6) «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (утр. силу).

*(3) См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.

*(4) См., например: Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 декабря 2004 г. N 6-Д04-12; извлечение из определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. по делу N 57-Д01-8 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 сентября 2006 г. по делу N 14-О06-35.

*(5) См., например: Водитель автотранспорта не может рассматриваться как субъект преступления — присвоение и растрата, совершенные с использованием служебного положения (п. «в» ч. 2 ст. 160 УК РФ): Извлечение из постановления Президиума Московского городского суда от 19 апреля 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 2.

*(6) Российская газета. 2013. 17 июля.

*(7) См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях». См. также: Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2005 г. N 19-О05-62; Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 ноября 2005 г. N 67-О05-62; определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 66-О05-15; извлечение из определения Верховного Суда РФ от 16 декабря 2002 г. по делу N 48-О03-18 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 10; извлечение из определения Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г. N 744п02 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 10.

*(9) См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

В 2012г. были выявлены, окончены и рассмотрены в суде ряд таких уголовных дел.
Уголовная ответственность по ст. 160 УК РФ наступает за присвоение или растрату, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному.
Имущество считается вверенным, если собственник или пользователь наделяет лицо, которому оно передается, определенными юридическими правомочиями — пользоваться имуществом в определенных пределах, извлекая его полезные свойства, хранить, реализовать услугу по доставке. Как правило вверение предполагает надлежащее оформление этих правомочий — заключение договора пользования, хранения, доставки.
Присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника. Поскольку имущество уже находится в правомерном владении такого лица, обращение имущества заключается в его неправомерном удержании.
Преступление считается оконченным, когда законное владение вверенным имуществом стало противоправным, лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу ( например, путем подлога скрывает наличие у него вверенного имущества, не исполняет обязанности поместить на банковский счет собственника вверенные ему денежные средства ).
Растрата представляет собой противоправные действия лица, которое с корыстной целью истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам. В отличие от присвоения-удержания чужого имущества растрату можно охарактеризовать как издержание этого имущества, т.е. его расходование — продажу, дарение, передачу в долг.
Преступление окончено с момента фактического израсходования или отчуждения вверенного виновному имущества.
Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью.
Субъект преступления специальный — лицо, которому чужое имущество было вверено юридическим или физическим лицом на законном основании с определенной целью либо для определенной деятельности.
Присвоение и растрата квалифицируются как совершенные группой лиц по предварительному сговору, если в них принимали непосредственное участие два или более лица, обладающие признаками специального субъекта ( например, руководитель организации, в чьем ведении находится похищаемое имущество и работник, несущий по договору материальную ответственность за данное имущество ), которые заранее, т.е. до начала преступления, договорились о совместном его совершении ( ч.2 ст. 160 УК РФ ). Кроме того, третья часть статьи 160 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за те же деяние, совершенные лицом с использованием своего служебного положения.
По части первой ст. 160 УК РФ предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок. Вторая и третья части предусматривает те же виды наказания, однако с лишением свободы до пяти и шести лет соответственно и кроме того, третья часть предусматривает такой вид наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.
Так, в 2012году судом осуждены:
Гражданка П. по ст. 160 ч.1 УК РФ, которая являясь материально-ответственным лицом совершила растрату вверенных ей денежных средств на сумму 1800р. и причинив материальный ущерб потерпевшей организации. Постановлением суда уголовное дело в отношении виновного лица прекращено в связи с примирением сторон, по ходатайству потерпевшей организации, который материальный ущерб был возмещен и вред заглажен. Постановление суда вступило в законную силу.
Гражданин Ш. по ст. 160 ч.3 УК РФ, который являясь руководителем предприятия совершил хищение чужого имущества, путем присвоения с использованием своего служебного положения, а именно денежных средств в сумме 10000р. В судебном заседании вина подсудимого нашла свое полное подтверждение. Приговором суда судом ему назначено наказание в виде лишения права занимать руководящие должности в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях и предприятиях, связанных с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, сроком на один год, с учетом имеющихся по делу смягчающих вину обстоятельств, полного признания вины, раскаяния в содеянном, активного способствования раскрытию преступления, ранее не судим, имеет заболевание, возместил материальный ущерб. Приговор вступил в законную силу.
Гражданка Х. по ст. 160 ч.3 УК РФ, которая работая на руководящей должности в предприятии совершила хищение чужого имущества, путем присвоения его с использованием своего служебного положения, а именно денежных средств, в сумме 11572р. В судебном заседании вина подсудимой нашла свое полное подтверждение. Приговором суда ей назначено аналогичное наказание с учетом наличия смягчающих вину обстоятельств. Приговор вступил в законную силу.

admin