ГК РФ 779

1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

2. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 779 ГК РФ

1. Комментируемая статья впервые формулирует легальное определение договора возмездного оказания услуг. Ранее действовавшее законодательство предусматривало лишь отдельные виды обязательств по оказанию услуг, такие как поручение, комиссия, транспортная экспедиция, однако общего понятия договора, охватывающего все виды услуг, в законодательстве закреплено не было. Кроме того, для регулирования многих договорных отношений приходилось применять нормы о договорах, направленных на регулирование сходных внешне, но в действительности имеющих иную юридическую природу отношений.

2. Учитывая новизну данного договора, а также незначительную на момент принятия части второй ГК РФ судебную практику, определение договора сформулировано в законе лишь самым общим образом, причем основной акцент сделан на раскрытии содержания понятия услуги. Под услугой в комментируемой статье понимается деятельность исполнителя, создающая определенный полезный эффект не в виде овеществленного результата, а в виде самой деятельности. Характерно, что действия исполнителя не сводятся к результату, который мог бы быть передан заказчику и который позволил бы зафиксировать исполнение обязанности со стороны исполнителя. Именно поэтому в договоре возмездного оказания услуг на исполнителе не лежит риск недостижения результата, в отличие от договора подряда, в котором основным критерием завершения работ выступает передача их результата заказчику.

3. В качестве основных признаков услуги можно назвать, во-первых, то, что результат ее полезного эффекта не может быть выражен в овеществленной форме, и во-вторых, то, что исполнитель не гарантирует достижение результата услуги. Результат деятельности исполнителя может выражаться в таких формах, как выздоровление больного, прохождение собеседования или сдача экзамена, выигрыш судебного процесса, предоставление консультации, получение эстетического удовлетворения от выставки, просмотра кинофильма и т.п.

Не следует путать предоставление исполнителем каких-либо вещных материалов (например, проектов документов, письменных заключений, рецептов и т.п.) в процессе оказания услуги с овеществленным результатом его деятельности. Между тем если заказчик формулирует требование к предмету договора исключительно в виде предоставления, например, письменного заключения аудитора, а деятельность аудитора, в свою очередь, исчерпывается предоставлением письменного заключения, то в данном случае природе складывающихся отношений более соответствует договор подряда.

4. Предметом договора возмездного оказания услуг являются именно собственные действия исполнителя, а не действия третьих лиц или государственных органов, с которыми услугодатель вступал в отношения по поручению заказчика. Так, не охватываются предметом договора возмездного оказания услуг решение суда по делу, которое услугодатель вел по поручению заказчика, либо действия должника по уплате долга заказчику, если услугодатель, например, оказывал услуги по составлению претензии. Именно на это обстоятельство обратил внимание Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 29 сентября 1999 г. N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» : не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. Данное положение было поддержано Конституционным Судом РФ в Постановлении от 23 января 2007 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК РФ в связи с жалобами ООО «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» . Из названных судебных актов следует два вывода: во-первых, предмет договора возмездного оказания правовых услуг не охватывает решения суда; во-вторых, обязанность по оплате оказанных услуг не может быть поставлена в зависимость от того результата, который достигается действиями не собственно исполнителя, а третьих лиц, в том числе государственных органов.

———————————
Вестник ВАС РФ. 1999. N 11.

Собрание законодательства РФ. 2007. N 6. Ст. 828.

Рассмотренные дела получили известность как дела о запрете «гонорара успеха», т.е. запрете такого дополнительного вознаграждения, которое заказчик выплачивал своему услугодателю сверх суммы оговоренного вознаграждения за вынесение, например, судебного решения в его пользу. Действительно, допустимо ли принятие на себя адвокатом ответственности (в любой форме) за вынесение судом решения в пользу его клиента? Конечно, нет. Услугодатель может отвечать лишь за свои действия, охватываемые договором возмездного оказания услуг, что и подтвердили высшие судебные инстанции. Однако никто не вправе запретить удовлетворенному клиенту выплатить своему адвокату дополнительную премию сверх суммы вознаграждения. Юридическая природа подобной премии выйдет в таком случае за рамки договора возмездного оказания услуг. Если это сделано спонтанно после выигрыша дела, такие отношения следует квалифицировать как дарение. Если же обещание выплатить премию будет сделано заранее и явится неким дополнительным стимулом в работе адвоката, то эти отношения могут быть квалифицированы как натуральное обязательство, в силу чего будут действовать следующие ограничения: во-первых, «гонорар успеха» не подлежит взысканию в судебном порядке; во-вторых, выплаченная в качестве «гонорара успеха» сумма не может быть отнесена на судебные издержки и взыскана с проигравшей стороны, и в-третьих, клиент, выплативший «гонорар успеха», не вправе отнести данную сумму к себестоимости, а обязан выплатить ее из чистой прибыли. При данных условиях и в рамках действующего правового регулирования «гонорар успеха» может существовать.

Хотя вопрос о «гонораре успеха» рассматривался судебными инстанциями применительно к оказанию правовых услуг, высказанные позиции имеют общее значение и могут быть применимы и к медицинским, и к образовательным, и к любым иным видам услуг, охватываемых предметом договора возмездного оказания услуг.

5. Рассматриваемый договор является консенсуальным, взаимным и возмездным.

Возмездность договора прямо вытекает из его легального определения, т.е. если услуги оказываются безвозмездно, например в виде шефской помощи, то их оказание под действие комментируемой статьи не подпадает. Ряд авторов пытаются обосновать возможность применения положений гл. 39 ГК к отношениям по оказанию безвозмездных услуг и тем самым допустить принципиальную возможность конструирования обязательств по оказанию безвозмездных услуг . Не аргументируя в подробности данную позицию, ее авторы допускают традиционную ошибку, полагая, что имущественный характер услуги не зависит от встречного предоставления. Особенность услуги как товара заключается именно в том, что услуги всегда обладают потребительной стоимостью, но их меновая стоимость сама по себе отсутствует, поскольку они не имеют вещного субстрата, а выступают исключительно в виде деятельности услугодателя, которая, как и любой иной «живой труд», не обладает меновой стоимостью. Меновая стоимость услуги появляется лишь тогда, когда за ее оказание предполагается оплата. При отсутствии встречного предоставления (оплаты) услуга не обладает свойствами товара, следовательно, отношения по оказанию безвозмездных услуг не являются товарно-денежными и не охватываются предметом гражданского права .

См. подробнее: Кротов М.В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990.

6. На исполнителя возлагается обязанность совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность. Как правило, оказывая услугу по индивидуальному обращению заказчика, исполнитель совершает определенные действия, направленные на достижение полезного эффекта для конкретного заказчика. В то же время услуги телефонной связи, выставочных залов музеев осуществляются постоянно, преимущественно без обращения конкретного заказчика, который по своему желанию может воспользоваться такими услугами. Эти услуги выражаются в осуществлении определенной деятельности.

7. Основной обязанностью заказчика по договору возмездного оказания услуг является их оплата.

8. Комментируемая статья не содержит указаний на специальные требования к субъектному составу договора возмездного оказания услуг, а потому применению подлежат общие положения о субъектах обязательств.

9. Пункт 2 комментируемой статьи содержит примерный перечень услуг, которые могут быть предметом договора возмездного оказания услуг, причем перечислены виды услуг, не получивших нормативного закрепления в ГК РФ в виде предмета самостоятельных разновидностей договоров. Услуги, получившие в Кодексе самостоятельное законодательное закрепление, в этот перечень не вошли.

В перечень договоров, по которым оказываются эти виды услуг, включены не только договоры на оказание услуг в собственном смысле слова, но и те, в которых имеется выраженный овеществленный результат и которые изначально не охвачены понятием договора возмездного оказания услуг. Так, гл. 37 (подряд), 38 (выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ), 40 (перевозка), 44 (банковский вклад), 45 (банковский счет), 46 (расчеты), 47 (хранение) предусматривают такие договорные отношения, в которых овеществленный результат является конститутивным признаком договора. В то же время разновидностями договора возмездного оказания услуг действительно являются договоры, предусмотренные гл. 41 (транспортная экспедиция), 49 (поручение), 51 (комиссия), 53 (доверительное управление).

Из перечня договоров возмездного оказания услуг, охватываемых гл. 39, не исключена гл. 52 (агентирование), что объясняется, по-видимому, новизной этого договора и отсутствием на момент принятия части второй ГК РФ практики его применения.

10. Помимо ГК РФ значительная часть договоров по возмездному оказанию услуг регламентирована специальными законодательными и иными правовыми актами: Федеральными законами «О почтовой связи», «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», Законом РФ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Кроме того, приняты многочисленные правила оказания услуг, утвержденные постановлениями Правительства РФ, а также иными нормативными актами.

1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

2. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 779 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 коммент. ст. формулирует легальное определение договора возмездного оказания услуг. Необходимость выделения и специального регулирования данной договорной конструкции обусловлена особенностями услуги как самостоятельного объекта гражданских прав (см. ст. 128 ГК). Ключевым признаком услуги является отсутствие овеществленного (материального) результата. Будучи деятельностью (действием) исполнителя, услуга неотделима от источника, от которого исходит, составляя с ним единое целое. Ее ценность состоит в самой деятельности (действиях) исполнителя. Отсутствие результата, отделимого от самой услуги, не означает, что действия исполнителя не способны вообще приводить к какому-либо результату. Полезный эффект услуги может присутствовать, но он не имеет овеществленного воплощения. Оказываемая исполнителем услуга потребляется заказчиком немедленно в процессе самого ее оказания (свойство синхронности оказания и получения услуги). Оказание услуги исполнителем и ее получение заказчиком происходят одновременно. Заказчик не может потребить услугу до ее оказания, равно как исполнитель не может «накапливать» услуги (свойство несохраняемости услуги) (подробнее см.: Степанов Д.И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. С. 182 — 184).

2. Договор возмездного оказания услуг является консенсуальным, взаимным (синаллагматическим), возмездным. Договор, по которому исполнитель, осуществляющий соответствующую предпринимательскую деятельность, оказывает гражданину-заказчику услугу, предназначенную для удовлетворения личных (бытовых) потребностей последнего, является публичным (см. ст. 730, 783 ГК и коммент. к ним). Публичным также назван договор на оказание услуг по передаче электрической энергии (п. 2 ст. 26 Закона об электроэнергетике).

3. Сторонами договора возмездного оказания услуг являются исполнитель (услугодатель) и заказчик (услугополучатель). Коммент. ст. не содержит каких-либо требований к субъектному составу. Следовательно, по общему правилу в качестве сторон могут выступать любые субъекты (физические и юридические лица, публично-правовые образования) с учетом объема и характера их право- и дееспособности. Вместе с тем применительно к отдельным разновидностям данного договора законодатель устанавливает специальные требования, касающиеся прежде всего фигуры исполнителя (см., например, ст. 17 Закона о лицензировании, ст. 3, 4 Закона об аудиторской деятельности, ст. 4, 15.1, 24 Закона об оценочной деятельности).

4. Предметом договора является услуга, оказываемая исполнителем. Условие о предмете имеет характер существенного. Оно считается согласованным, если в договоре перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. Применительно к последнему случаю круг возможных действий исполнителя может быть непосредственно указан в договоре или определен на основании предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т.п. (см. п. 1 письма ВАС N 48).

5. Поскольку услуга не охватывает своим содержанием достижение результата, риск его недостижения не возлагается на исполнителя. Последний имеет право требовать оплаты за надлежащее совершение действий (надлежащее осуществление деятельности), вне зависимости от достижения их полезного эффекта. Учитывая это, законодатель моделирует обязательства по оказанию услуг как обязательства «максимального приложения усилий». Однако применительно к отдельным видам услуг законодатель конструирует обязательства по их оказанию по модели «обязательства достижения результата», по сути перераспределяя риск недостижения полезного эффекта подобных услуг (см., например, п. 1 ст. 785, п. 1 — 3 ст. 796 ГК; п. 1 ст. 886, п. 3 ст. 896 ГК; ст. 34 ФЗ от 17 июля 1999 г. N 176-ФЗ «О почтовой связи» (СЗ РФ. 1999. N 29)).

С учетом конституционно-правового толкования, содержащегося в Постановлении КС от 23 января 2007 г. N 1-П «О проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 2007. N 6. Ст. 828), следует признать, что в отсутствие особого нормативного предписания стороны договора не вправе по своему усмотрению перераспределить риск недостижения полезного эффекта действий исполнителя. Заключение договора возмездного оказания услуг по модели «обязательства достижения результата» в случаях, не предусмотренных законом, недопустимо. Включение в договор условия об обязанности достижения результата (например, излечение пациента, выигрыш судебного процесса и т.п.) либо указание на выплату вознаграждения в зависимости от наступления подобных обстоятельств должно признаваться ничтожным (см. п. 2 письма ВАС N 48).

6. В силу специфики услуги ее полезный эффект зависит не только от качества деятельности исполнителя, но и от других факторов, которые находятся вне сферы его контроля (например, при оказании медицинской услуги — от индивидуальных особенностей организма пациента). Поэтому качество оказываемых услуг должно оцениваться по самим действиям (деятельности), совершаемым исполнителем. Соответственно, недостижение полезного эффекта услуги не является доказательством допущенных исполнителем нарушений. Поэтому исполнитель может нести ответственность только за ненадлежащее оказание самих услуг, а не за то, что полезный эффект такой услуги не наступил. Условие договора, возлагающее на исполнителя негативные имущественные последствия ненаступления желаемого для заказчика результата (например, в виде возмещения убытков, уплаты неустойки, потери права на часть вознаграждения и т.п.), ничтожно.

7. Срок исполнения договора (оказания услуги) устанавливается по соглашению сторон, а при отсутствии такого соглашения определяется по правилам п. 2 ст. 314 ГК. Однако зачастую специфика оказываемой услуги придает условию о сроке характер существенного (например, в договорах на оказание услуг по проведению концертно-зрелищных мероприятий, на оказание образовательных услуг, так называемых абонементных и других длительных услуг). В подобных ситуациях отсутствие согласованного срока оказания услуги делает договор незаключенным.

8. Нормы гл. 39 ГК носят универсальный характер и применяются к регулированию договоров по оказанию услуг любых видов. Однако в первую очередь эти положения рассчитаны на такие виды услуг, которые не получили в ГК самостоятельного закрепления в качестве отдельных договорных конструкций (их примерный перечень содержится в п. 2 коммент. ст.).

Услуги, составляющие предмет самостоятельных поименованных договоров, — перевозки, транспортной экспедиции, банковского счета, хранения, страхования, поручения, комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом — напротив, исключены из сферы действия гл. 39 ГК (п. 2 коммент. ст.). Несмотря на то что все указанные договоры порождают обязательства, направленные на предоставление услуг, характер этих услуг, сфера их оказания и иные особенности, характеризующие возникающие отношения, требуют самостоятельного урегулирования.

9. Существование общих, универсальных правил гл. 39 ГК не исключает особой регламентации отдельных видов услуг. Так, услуги связи регулируются Законом о связи, а услуги по туристскому обслуживанию — Законом об основах туристской деятельности. При этом в силу п. 2 ст. 3 ГК нормы гл. 39 ГК обладают приоритетом по отношению к специальному законодательству.

В случае, когда в качестве заказчика выступает гражданин, заказывающий у исполнителя-предпринимателя услуги для своих личных (бытовых) нужд, к отношениям сторон применяется также Закон о защите прав потребителей, а также изданные в его развитие многочисленные правила оказания услуг.

О соотношении положений гл. 39 ГК и законодательства о защите прав потребителей см. ст. 9 Вводного закона, п. 2 Постановления ВС N 7.

10. Рассматриваемый договор конструируется законодателем как сугубо возмездный. К отношениям по безвозмездному оказанию услуг (например, диагностическим консультациям косметических компаний и медицинских учреждений в ходе рекламных акций, образовательным услугам (демо-урокам), услугам по организации досуга детей (детским комнатам) при крупных торговых центрах, услугам культурно-развлекательных учреждений для детей и т.п.) положения гл. 39 ГК применяются по аналогии (подробнее см.: Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 2 / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. С. 501 — 503 (автор главы — А.А. Павлов); Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2001. С. 405).

Новая редакция Ст. 779 ГК РФ

1. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

2. Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

1. Договор возмездного оказания услуг заключается на определенный срок или без указания срока. По юридической природе данный договор:

— консенсуальный;

— возмездный;

— двусторонне обязывающий.

2. Сторонами договора возмездного оказания услуг являются заказчик и исполнитель (или услугодатель). Закон не предъявляет специальных требований к правовому статусу заказчика и услугодателя. Ими могут быть любые субъекты гражданских правоотношений.

3. Предмет договора возмездного оказания услуг — совершение услугодателем действий (определенной деятельности) по заданию заказчика. Заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Другой комментарий к Ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Глава 39 ГК является первой в ряду глав, посвященных услугам. Далее идут главы о перевозках (гл. 40), транспортной экспедиции (гл. 41) и других видах услуг. Все эти услуги в условиях рынка возмездны. Пожалуй, единственное исключение — договор поручения, оказываемые услуги по которому могут быть и безвозмездными (ст. 972 ГК РФ). Итак, как правило, услуга предоставляется на основе возмездного договора об оказании услуг.

Казалось бы, что открывающая договоры об оказании возмездных услуг глава ГК должна содержать общие нормы об услугах, относящиеся ко всем последующим главам ГК об услугах. Однако гл. 39 объединяет услуги, которые не предусмотрены в специальных главах об отдельных видах услуг, таких, как поручение (гл. 49), комиссия (гл. 51) и др.

Таким образом, в отличие от других глав об услугах, каждому виду которых посвящена отдельная глава ГК, нормы комментируемой главы регулируют широкий круг услуг, перечень которых, указанный в п. 2 настоящей статьи, не является исчерпывающим.

2. В статье не указаны критерии для определения услуг, регулируемых нормами рассматриваемой главы ГК. Вместе с тем анализ норм гл. 39 и последующих глав ГК об услугах позволяет сделать вывод, что услуги, охватываемые нормами комментируемой главы, обладают следующими особенностями:

1) являются фактическими, а не юридическими действиями. Юридические действия совершаются на основе договоров, предусмотренных другими главами ГК (поручение, комиссия, агентский договор);

2) услуги требуют личного исполнения и в большинстве случаев личного восприятия заказчиком. Многие из них реализуются путем непосредственного воздействия исполнителя на личность заказчика (услуги по обучению, медицинские услуги); при этом в силу особенностей личности услуги не всегда достигают желаемого для заказчика результата. Например, одни и те же методы лечения эффективны для одних пациентов и не помогают другим. Это, в частности, зависит от особенностей организма конкретного человека, состояния его здоровья, степени внушаемости личности. Как показывает практика, услуги по обучению не всегда достигают цели: люди обладают разными способностями к восприятию знаний, аналитическому мышлению. Это видно, например, по результатам экзаменов в студенческих группах. Личное участие, личное присутствие заказчика в процессе оказания услуги — необходимое условие достижения полезного эффекта услуг, воздействующих на личность получателя услуг. Процесс обучения, например, требует активности учащихся, серьезной самостоятельной работы по изучению учебных дисциплин. В противном случае результат может быть отрицательным для студента.

Услуги, не охватываемые гл. 39, например, оказываемые по агентскому договору, договору поручения, комиссии, исполняются на основе поручения клиента без его личного участия (совершаются сделки с третьими лицами, подписываются документы, осуществляется защита интересов клиента в суде и проч.). По исполнении поручения клиенту (принципалу, доверителю, комитенту) представляется отчет об исполнении поручения.

3. Интересы кредитора удовлетворяют сами действия, деятельность. При этом действия не направлены на вещи — на их изготовление, ремонт, пространственное перемещение, приобретение и передачу третьим лицам. Например, аудиторские, информационные, консультационные услуги, услуги телефонной связи, других услуг электросвязи. Однако могут быть на этот счет и исключения (например, услуги связи по доставке получателю почтовой корреспонденции). Услуги не воплощаются в овеществленном результате, отделимом от деятельности исполнителя и обладающем, в свою очередь, признаками гражданской оборотоспособности (ст. 129 ГК РФ). Сравним: по договору подряда изготовлена вещь, которая затем может быть продана третьим лицам. В отличие от этого услуги телефонной связи, например, потребляются в процессе их оказания. Соответственно, нельзя смешивать результат подрядных работ, воплощаемых в вещи, результаты исполнения договоров на выполнение НИР и ОКТР (см. гл. 38 ГК РФ), отражаемые в отчетах, схемах, чертежах, опытных образцах, с результатами деятельности, например, аудитора, консультанта, оценщика, зафиксированными в отчете исполнителя, в письменной консультации консалтинговой фирмы. Подобные результаты в отличие от предмета подрядных работ не являются самостоятельными объектами оборота, товарами, они представляют ценность лишь для конкретного заказчика.

В литературе имеется на этот счет и другая точка зрения: устная консультация аудиторской организации охватывается отношениями по оказанию услуг, а письменное заключение той же организации должно регулироваться нормами о договоре подряда, поскольку есть вещественный результат (письменное заключение), а это определяет предмет обязательства как выполнение работы по написанию письменного заключения (Гражданское право. Учебник. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 542).

Более обоснованна точка зрения, согласно которой подобный результат деятельности аудитора — неотъемлемая часть соответствующих действий как таковых (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М., 2002. С. 221 — 222). Аудитор оказывает услуги по предоставлению аудиторского заключения, а способ выражения мнения аудитора — устный или письменный — не меняет экономической сущности услуг (Шаблова Е.Г. Услуга как объект гражданских прав // Российский юридический журнал. 2001. N 3. С. 52).

4. Услуги, воздействующие на личность, услуги типа экспертных (например, аудиторские услуги) осуществляются на основе лицензии, аккредитации. Условием выдачи лицензии, свидетельства об аккредитации является наличие в составе организации-услугодателя аттестованных специалистов.

5. В число услуг, охватываемых нормами гл. 39, входят услуги, обязательные для заказчика. Законом в ряде случаев на хозяйствующего субъекта возлагается обязанность пройти процедуру проверки документов и получить заключение о достоверности отчетности (обязательный аудит — ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. «Об аудиторской деятельности»), пригласить для оценки объектов независимого оценщика (ст. 8 Федерального закона от 29 июля 1998 г. «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»), пройти процедуру обязательного подтверждения соответствия продукции требованиям технических регламентов (ст. 23 Закона о техническом регулировании) и др.

Обязанность хозяйствующего субъекта заключить договор и получить обязательную услугу — публичная обязанность (перед государством), а не гражданско-правовая обязанность заключить договор. Например, аудиторская организация «Консультант» не имеет право требовать от ОАО «Визит» заключения договора об оказании аудиторских услуг на том основании, что любое открытое акционерное общество в силу закона обязано пройти аудиторскую проверку своей бухгалтерской отчетности. У проверяемого сохраняется возможность самостоятельно выбрать аудитора и вступить с ним в переговоры об условиях аудиторской проверки (сроках, вознаграждении). Полагаем, что услуги типа экспертных входят в число услуг, подпадающих под сферу регулирования гл. 39 ГК. (Об обязательных услугах типа экспертных см.: Откюкова Г.Д. Понятие, виды и реализация услуг // Вестник Российской академии образования. 2002. N 2. С. 52.)

6. Услуги оказываются исполнителем на основе задания заказчика. ГК не определяет ни форму, ни содержание такого задания. Из самой сущности рассматриваемых отношений вытекает, что договорам возмездного оказания услуг не всегда предшествуют факты выдачи таких заданий. Напротив, по многим видам услуг характер услуг (действий), их объем, сложность определяются исполнителем. Например, гражданин обратился в платную ветеринарную клинику по поводу заболевания животного. Характер услуг (ветеринарной помощи) зависит от диагноза выявленного заболевания. Хозяину животного могут предложить оставить его в клинике для сложной операции и последующего лечения.

В сфере информационных услуг задание заказчика может оформляться в виде заявки, заказа на обеспечение доступа к информационным ресурсам исполнителя, на поиск для заказчика и выдачу ему необходимой информации. В сфере рекламных услуг содержание задания формулируется обычно в тексте договора рекламодателя с рекламным агентством. К договору могут быть приложены эскизы, созданные заказчиком или агентством — по просьбе заказчика (например, эскизы рекламы, которая будет размещена на щитах, средствах транспорта и проч.). Задание заказчика предопределяет предмет договора, после заключения договора задание имеет значение критерия надлежащего исполнения обязательства.

7. Из комментируемого п. 2 ст. 779 ГК следует, что услуги надо понимать в широком смысле и в более узком. В первом значении они охватывают и работы подрядного типа (предусмотренные гл. 37, 38 ГК РФ), и собственно услуги, т.е. действия, не приводящие к созданию овеществленного результата, который бы оставался в распоряжении заказчика. Перечень услуг, приведенный в п. 2 комментируемой статьи ГК, охватываемых гл. 39 ГК, не является исчерпывающим.

КонсультантПлюс: примечание.

По смыслу п. 2 ст. 779 ГК охватываются все виды услуг, которые ГК пока не выделены в самостоятельные типы договоров и которым не посвящены отдельные главы ГК (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М., 1998. С. 320 — 321). Например, в сфере связи действуют Федеральные законы от 7 июля 2003 г. «О связи» (СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2895), от 17 июля 1999 г. «О почтовой связи» (СЗ РФ. 1999. N 29. Ст. 3697), подзаконные акты — различные правила оказания услуг связи. На наш взгляд, созданы все предпосылки для кодификации — включения норм об услугах связи в самостоятельную главу ГК.

По каждому виду услуг, перечисленных в п. 2 комментируемой статьи ГК (за исключением, пожалуй, консультационных), приняты и регулируют эти услуги специальные законы и (или) подзаконные акты. Помимо перечисленных выше:

в сфере оказания информационных услуг — Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. «Об информации, информатизации и защите информации» (СЗ РФ. 1995. N 8. Ст. 609);

в сфере туризма — Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491);

в сфере оказания платных медицинских услуг — Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (утверждены Постановлением Правительства РФ от 13 января 1996 г. N 27 (СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 194));

в сфере ветеринарии — Правила оказания платных ветеринарных услуг (утверждены Постановлением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. N 898 (СЗ РФ. 1998. N 33. Ст. 4012)).

Из текста ст. 779 ГК вроде бы следует, что к указанным в ней видам договоров возмездного оказания услуг применяются исключительно правила гл. 39 ГК. Однако далее (в ст. 781 ГК РФ) говорится, что в части порядка оплаты услуг рассматриваемые отношения регулируются не только ГК, но и другими федеральными законами. Как показывает анализ этих законов и подзаконных актов, они касаются широкого круга отношений в сфере услуг, а не только порядка расчетов за услуги. Например, Закон «О почтовой связи» детально регулирует отношения, связанные с ответственностью за утрату, порчу, недоставку или задержку в доставке почтовых отправлений, несоблюдение тайны связи.

1. Договор возмездного оказания услуг является двусторонним. Его субъектами являются:

— исполнитель — физическое или юридическое лицо, которое обязуется оказать услуги;

— заказчик — физическое или юридическое лицо, которое выдает исполнителю задание на оказание услуг.

Предмет договора возмездного оказания услуг — услуги, под которыми понимается совершение определенных неовеществленных благ в отношении лица, являющегося заказчиком этих услуг. Услуги могут выражаться в совершении определенных действий (например, парикмахерские услуги, косметологические услуги), а также в осуществлении определенной деятельности (представительство интересов в суде) в пользу заказчика.

Основанием для оказания услуг является задание заказчика, которое выражается в устной форме в виде поручения либо в виде отдельного пункта в договоре возмездного оказания услуг. Также заказчик обязуется оплатить оказанные им по его заданию услуги.

Таким образом, по своей юридической природе договор возмездного оказания услуг является:

— консенсуальным, так как из его содержания следует, что исполнитель только обязуется оказать услуги, но не непосредственно их оказывает;

— двусторонним — исполнитель и заказчик;

— возмездным, так как заказчик обязуется вносить плату.

Положения ГК РФ, касающиеся правового регулирования заключения и действия договора возмездного оказания услуг, применяются ко всем видам договоров возмездного оказания услуг, независимо от их предмета (юридические, туристические, консультационные и т.д.), за исключением отдельных видов договоров, правовое регулирование которых осуществляется исключительно в соответствии с отдельными положениями ГК РФ, поскольку эти положения содержат особые требования к предмету таких договоров возмездного оказания услуг, порядку их заключения, порядку реализации этих услуг, а также порядку разрешения разногласий, возникающих при реализации договоров возмездного оказания услуг.

2. Судебная практика:

— Постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 N 1-П;

— Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 N 1001-О;

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48;

— итоговая справка по обобщению судебной практики по спорам, связанным с договором возмездного оказания услуг (утв. Постановлением Президиума ФАС Западно-Сибирского округа от 02.11.2011 N 19);

— Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.10.2014 N Ф08-7774/14 по делу N А63-14108/2013;

— Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.10.2014 N Ф08-7128/14 по делу N А25-2045/2013;

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.10.2014 N Ф05-10592/14 по делу N А40-164041/2013;

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.10.2014 N Ф05-11783/14 по делу N А40-165330/2013;

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 15АП-16289/14;

— Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 09АП-42098/14;

— Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 09АП-40797/14;

— Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 05АП-11753/14;

— Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2014 N 12АП-9168/14;

— решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 22.06.2007 N А74-681/2007;

— Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2014 N Ф05-5193/14 по делу N А40-67193/2013;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2011 N 08АП-6218/11;

— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.03.2009 N Ф04-1287/2009(3147-А75-8);

— Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2012 N 09АП-7123/12;

— Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2012 N 09АП-7120/12;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2011 N 08АП-7436/11;

— Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2011 N 15АП-286/11.

Оказание услуг — это деятельность отдельной природы, не связанной с получением конечного результата, который можно выразить в виде вещи, обладающей заданными параметрами, свойствами и определёнными качественными характеристиками. Первостепенное значение в услугах является сама деятельность, направленная на достижение эффекта. Относиться они могут к самым разным отраслям хозяйства, науки, образования, здравоохранения, быта и логистики, связи и информации, всего того, что обеспечивает потребности различных лиц.

Исполнитель по договору оказания услуг не может гарантировать достижение результата. Целью оказания услуг может быть наступление какого-то события или получение определённого эффекта, но его отсутствие не может быть поставлено в вину исполнителю во всех случаях.

Сущность договора услуг определяет ст. 779 ГК РФ. Она сводится к тому, что исполнитель берёт на себя обязанность совершать в пользу заказчика определённые действия, а заказчик — оплатить их, а п. 2 данной статьи исключает из сферы её применения практически все другие главы ГК, которые имеют отношения к договорам другой природы. Это говорит о том, что оказание услуг в российском законодательстве обособлено и от розничной торговли, и от договоров подряда, и от прочих похожих сделок.

Особенности возмездных услуг

Лучше всего понять особенности услуг поможет их сравнение с подрядом. По нему подрядчик обязуется предоставить заказчику работы её результат. Это может быть любой объект, который появился в результате выполнения действия, имеет оговоренные в договоре особенности — вес, объём, размеры и всё то, что свойственно вещам. Результатом работы подрядчика может стать и появление определённой компьютерной программы, которая отвечает техническому заданию. Тогда как услуги по сопровождению пользователей и поддержке в рабочем состоянии компьютерной техники, ЛВС, а так же различных программ, которые уже существуют в момент заключения договора, относятся к рассматриваемой ст. 779 ГК РФ. Нельзя указать на что-то появившееся в результате их оказания.

Предмет договора услуг относится только к собственным действиям исполнителя. Он не может заключить договор с третьим лицом и делегировать тому свои обязательства. Не относится оказание услуг и к тому, что зависит от воли третьих лиц. Так, целью репетиторской подготовки школьника или абитуриента может быть поступление подготавливаемого лица в ВУЗ. Но это не говорит, что договор может это гарантировать, и факт того, что абитуриента не зачислят в студенты не может рассматриваться в качестве признака ненадлежащего исполнения услуг.

Тоже самое можно сказать и о деятельности адвоката. Качество его работы не может повлиять на решение суда. Если оно будет не в пользу доверителя, то тот не вправе отказать адвокату в гонораре — полностью или частично.

Это известно в профессиональной юридической среде в качестве «гонорара за успех». Окончательно такая форма расчёта признана незаконной с момента принятия КС РФ постановления от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 ГК РФ в связи с жалобами ООО «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева». Имеется в виду возможность включения в условия договора оказания услуг условия о том, что часть оплаты зависит от того, что получится в результате.

В РФ запрет на такую форму расчетов появился ещё в 1999 году, когда Президиум ВАС РФ в информационном письме № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» указал на недопустимость взаимозависимости оплаты услуг юриста от решения суда. В настоящее время это трактуется наиболее широким образом и исключает влияние фактора успеха при заключении договоров на оказание любых услуг, а не только судебную защиту.

Запрет «гонорара за успех» не распространяется на ситуации, когда довольный клиент сам, без ранее существующей договорённости, по личной инициативе, награждает услугодателя премией. Это вполне допустимо. Нельзя лишь программировать это заранее.

К примеру, оплата медицинских услуг не может быть поставлена в зависимость от факта исцеления пациента. Медики в любом случае должны выполнять свою работу качественно и стремиться к тому, чтобы наступило выздоровление. Если это не происходит, то по причинам не зависящим от гонорара.

Данная статья рассматривает только договоры, являющиеся возмездными. Кроме этого они относятся к числу консенсуальных и взаимных. Известные в юридической литературе и даже судебной практике попытки конструировать безвозмездные договоры на базе ст. 779 ГК РФ и всей гл. 39 не находят никаких аргументов. Одной из особенностей возмездной услуги является то, что она имеет потребительскую рыночную стоимость, но не имеет меновой, поскольку не может быть выражена в вещном эквиваленте.

Меновая стоимость возникает тогда, когда за услугу предполагается оплата, и это отражено в договоре. Если же встречное предоставление отсутствует, то у услуги нет собственной стоимости, поэтому она не относится к разряду товарно-денежных отношений. Поэтому бесплатные услуги невозможно отнести к предмету гражданского права.

Предоставляемые услуги делятся на те, что адресованы неограниченному количеству лиц, а воспользоваться ими может каждый желающий, и более адресные, относящиеся преимущественно к заказчику и исполнителю. Ст. 779 ГК РФ не содержит требований к субъективному составу договора, поэтому применяются общие положения о субъектах обязательств.

Основной, но не единственной, обязанностью заказчика услуг является их оплата. Все остальные вытекают из условий договора.

Характерно, что большая часть услуг, которые имеют отношение к ст. 779 ГК РФ, регламентируется ещё и отдельными федеральными законами. Специальные законы относятся к предоставлению услуг связи, почты, туристской, детективной, охранной деятельности. Многие направления регулируются ещё и дополнительными правилами, которые вводятся отдельными постановлениями правительства и различных министерств и ведомств.

Сочетание случаев, относящихся к ст. 779 ГК РФ, с другими законами и отражение этого в материалах высших судов

Довольно часто дела, связанные с оказанием услуг, рассматривают ситуации, которые находятся в области возможного применения Закона о защите прав потребителей, отдельных федеральных законов, направленных на упорядочивание оказания отдельных видов услуг, а так же законодательства об агентских договорах, на основании которых осуществляется деятельность в интересах принципиалов. И всё это относится ещё и к ст. 779 ГК РФ и других статей гл. 39 ГК РФ.

Однако все они не могут быть одновременно актуальными по отношению к рассматриваемым вопросам. Если суды начальных или апелляционных инстанций не разбираются в существе вопроса так, чтобы исключить применение законов, которые не имеют отношения к существу спора, то коллегия ВС РФ усматривает в том нарушение и отправляет дела в суды нижестоящих инстанций. Дело № 14-КГ17-6 от 25 апреля 2017 года является характерным примером.

В своём определении коллегия ВС РФ указала на п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17, который содержит разъяснение того, что если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами РФ, содержащими нормы гражданского права, то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Было упомянуто и то, что преамбула Закона о защите прав потребителей указывает на то, что потребителем признаётся лишь лицо, которое приобретает товар для своих личных или семейных нужд, а не осуществления предпринимательской деятельности.

Суды должны устанавливать ту базу, которая будет соответствовать случаям, относящимся к оказанию возмездных услуг. Всей этой работы проведено не было, поэтому дело было возвращено в суд апелляционной инстанции.

admin