ГК 1068

Юридическая литература:
— Комментарий к N 165-ФЗ Об основах обязательного социального страхования
— Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики
— Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате 2020
— Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве
— Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации
— Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия
— Наследственное право: постатейный комментарий к статьям 1110 — 1185, 1224 Гражданского кодекса Российской Федерации
— Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III
— Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика
— Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних
— Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие
— Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля
— Административное право Российской Федерации: учебник
— Исполнительное производство: Учебник
— Комментарий к Федеральному закону от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ Об образовании в Российской Федерации
— Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая
— Предпринимательское право России: итоги, тенденции и пути развития: монография
— Адвокатура в России: учебник для вузов
— Прокурорская проверка. Методика и тактика проведения: учебное пособие
— Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть вторая
— Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство
— Правовые основы военно-технического сотрудничества
— Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая
— Размышляя о судопроизводстве: Избранное
— Продажа или приобретение бизнеса: правовое сопровождение сделки: монография
— Комментарий к Федеральному закону от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ Об обществах с ограниченной ответственностью
Комментарий к Федеральному закону от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц 2019 год.
— О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд: научно-практический комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ 2019 год.
— Наследование имущества: от совершения завещания до приобретения наследства 2019 год.
— E-commerce и взаимосвязанные области (правовое регулирование): Сборник статей 2019 год.
— Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации 2019 год.(постатейный)
— Юридическая помощь: вопросы и ответы
— Трудовое право России: Учебник
— Наследственное право
— Юридический справочник застройщика
— Гражданское право: Учебник : Том 1
— Единый налог на вмененный доход: практика применения
— Защита прав потребителей жилищно-коммунальных услуг: как отстоять свое право на комфортное проживание в многоквартирном доме
— Транспортные преступления: понятие, виды, характеристика: Монография
— Бюджетное право: Учебник
— Страхование для граждан: ОСАГО, каско, ипотека
— Договор трансграничного займа: право и практика
— Судебный конституционный нормоконтроль: осмысление российского опыта: Монография
— Несостоятельность (банкротство) юридических и физических лиц: Учебное пособие
— Оценочная деятельность в арбитражном и гражданском процессе
— Административное судопроизводство
— Деликтные обязательства и деликтная ответственность в английском, немецком и французском праве
— Гражданское право том 1
— Гражданское право том 2
— Защита интеллектуальных прав
— Право интеллектуальной собственности
— Земельное право
— Налоговое право
— Конституционно-правовые основы антикоррупционных реформ в России и за рубежом
— Семейное право
— Конституционное право Российской Федерации

1. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

2. Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Комментарий к Ст. 1068 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает особенности ответственности за другое лицо, причинившее вред, а именно:

— работодателя за действия работников;

— заказчиков и других лиц на основании гражданско-правового договора за лиц, действовавших по их заданию и под их контролем;

— полных товариществ, товариществ на вере, производственных кооперативов за их участников при осуществлении ими деятельности товарищества или кооператива.

Положения настоящей статьи не означают, что в трудовых отношениях к работникам приравниваются лица, с которыми заключен гражданско-правовой договор. Как отмечается в ч. 4 ст. 11 ТК РФ, в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера (если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей). Наличие фактических трудовых отношений может быть установлено судом.

Положение абз. 1 п. 1 настоящей статьи распространяется не только на постоянных работников данной организации, но также и на временных (на основании срочного трудового договора), совместителей или внештатных работников, т.е. на всех лиц, с которыми заключен трудовой договор либо которые на основании фактического допущения приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК).

Работник в момент причинения вреда должен находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором. Трудовые (служебные, должностные) обязанности работника определяются в трудовом договоре, согласно которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации, профессии, должности, конкретного вида, с подчинением внутреннему трудовому распорядку.

В качестве работодателя согласно ст. 20 ТК РФ может выступать физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры. В качестве работодателей — физических лиц выступают физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных на работодателей — индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в качестве работодателей выступают физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства и не являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Если работником вред был причинен при исполнении своих должностных обязанностей юридическому лицу, не являющемуся его работодателем, например при выполнении договорных обязательств между хозяйствующими субъектами, то вред возмещает юридическое лицо, являющееся работодателем работника.

Если вред причинен работником в нерабочее время, не при выполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то нормы комментируемой статьи не подлежат применению, что подтверждается и судебной практикой .

———————————
Определение ВАС РФ от 7 ноября 2007 г. N 14802/07 по делу N А65-38932/2005-СГ3-12. Исходя из положений ч. 1 ст. 1068 ГК РФ возложение ответственности на юридическое лицо за действия своего работника возможно в том случае, если работник причинил вред при исполнении трудовых обязанностей и имелись общие условия ответственности за вред, предусмотренные ст. 1064 Гражданского кодекса РФ.

В том случае, если вред причинен работником другим работникам юридического лица, то на данные отношения также распространяются нормы комментируемой статьи, что подтверждается и судебной практикой. Так, согласно приговору суда причинитель вреда в момент причинения тяжкого вреда здоровью своего подчиненного, являясь командиром отделения, в котором служил потерпевший, руководил его работой в соответствии с должностными обязанностями. При таких условиях ответственность за вред, причиненный работником, должна нести войсковая часть, т.е. работодатель, где он состоял на военной службе.

———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2001 год» // СПС «КонсультантПлюс».

В процессуальных отношениях работодатель выступает в качестве ответчика, а непосредственный причинитель вреда — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика. Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» отмечается, что в случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии с комментируемой статьей является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 ГПК).

———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

В правоприменительной практике возникает конкуренция между нормами комментируемой статьи и ст. 1079 ГК РФ, и вопрос решается в пользу последней как специальной, устанавливающей ответственность владельца источника повышенной опасности независимо от вины. При этом не является самостоятельным владельцем и ответчиком по ст. 1079 ГК РФ лицо, управляющее чужим транспортным средством в силу исполнения трудовых или служебных обязанностей. В случае причинения вреда источником повышенной опасности за пределами служебных обязанностей, в нерабочее время, для личных нужд ответственность возлагается на работодателя, если тот не докажет, что транспортное средство выбыло из его владения в результате противоправных действий работника (п. 2 ст. 1079 ГК). При наличии вины работодателя в противоправном изъятии транспортного средства из его владения ответственность может быть возложена как на работодателя, так и на его работника — в долевом порядке.

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи распространяется также на лиц, которых связывают гражданско-правовые отношения, но при этом одно лицо действует по заданию и под контролем другого лица.

Возложение на хозяйственные товарищества (полные товарищества, товарищества на вере), производственные кооперативы ответственности за вред, причиненный их участниками (членами), объясняется тем, что их участники (члены) занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества или кооператива в силу участия (членства). Данные отношения носят гражданско-правовой характер. При этом в отношении товариществ на вере целесообразно рассматривать распространение норм настоящей статьи лишь на полных товарищей, которые осуществляют управление деятельностью товарищества на вере (ст. ст. 72, 73, 84 ГК), а не на вкладчиков, правовое положение которых аналогично положению участников хозяйственных обществ. Полные товарищи в полном товариществе и товариществе на вере, а также члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества принадлежащим им имуществом (ст. ст. 69, 82, 107 ГК).

4. Несмотря на то что лица, указанные в настоящей статье, несут ответственность за вред, причиненный другими лицами, принцип вины, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, применяется и к данным правоотношениям с учетом п. 3 ст. 401 ГК РФ. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 12-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полтавцевой Александры Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации», положения комментируемой статьи не могут применяться вне системной взаимосвязи с его ст. 1064. Наличие вины — общий принцип юридической ответственности, исходя из которого в гражданском законодательстве установлены основания ответственности за причиненный вред. Так, ст. 1064 ГК РФ, регламентирующей общие основания ответственности за причинение вреда, предусмотрено, в частности, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, которое освобождается от такого возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине; возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда может быть предусмотрено законом (п. п. 1 и 2 указанной статьи).

Вина названных физических лиц, если их действия совершались в пределах служебных (трудовых) обязанностей, рассматривается как вина самого юридического лица. Работодатель и иные лица, указанные в комментируемой статье, несут гражданскую (имущественную) ответственность за причинителей вреда при исполнении служебных обязанностей, вне зависимости от того, был ли данный причинитель вреда привлечен к уголовной, административной ответственности или нет.

5. Лица, возместившие вред, причиненный другим лицом, согласно п. 1 ст. 1081 ГК РФ имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

Данное положение распространяется на требования о возмещении как материального, так и морального вреда. Возмещая моральный вред работнику, пострадавшему в результате несоблюдения требований охраны труда руководителем организации, работодатель вправе взыскать с последнего в порядке регресса выплаченные пострадавшему денежные средства в полном объеме. Если же вред причинен по вине другого работника, то он несет материальную ответственность перед работодателем в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК).

Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства. Глава 39 ТК РФ регулирует отношения, связанные с материальной ответственностью работника перед работодателем. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

6. Спорным является вопрос о применении норм о возмещении вреда в отношении требований о компенсации за нарушение исключительных прав в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, согласно которому в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Судебная практика исходит из того, что требование о взыскании компенсации за нарушение интеллектуальных прав не входит в категорию требований из причинения вреда. Так, Постановлением ФАС Уральского округа от 11 января 2007 г. N Ф09-11655/06-С6 по делу N А60-8461/06 довод о необоснованном неприменении ст. 1068 ГК РФ был отклонен, поскольку указанной правовой нормой регламентирован порядок возмещения юридическим лицом вреда, причиненного его работником, в то время как иск заявлен о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. По нашему мнению, поскольку компенсация взыскивается вместо причиненных убытков, то оснований для отказа в применение норм настоящей статьи к данным правоотношениям нет.

7. В случае ликвидации юридического лица или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, когда не имелось возможности капитализировать платежи, права и обязанности по возмещению вреда прекращаются. При причинении вреда жизни или здоровью граждан видится целесообразным возложение обязанности по возмещению такого вреда на Фонд социального страхования.

Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

Комментарий к Ст. 1068 ГК РФ:

1. Субъектами деликтной ответственности могут быть не только граждане, но и юридические лица. Деликтоспособность, т.е. способность отвечать за причиненный вред, является неотъемлемым элементом правоспособности юридических лиц независимо от того, носит ли последняя общий или специальный характер. Однако для возложения обязанности по возмещению вреда на юридическое лицо необходимо, чтобы вред был причинен его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (абз. 1 п. 1 ст. 1068).

При применении указанного положения важно учитывать, что в данном случае юридическое лицо отвечает не за действия других лиц, а за свое собственное поведение, которое только и может выражаться в действиях его работников. Поэтому перед потерпевшими отвечает само юридическое лицо, а не конкретные физические лица, фактически причинившие вред. Последние при наличии необходимых условий могут отвечать перед самим юридическим лицом в порядке регресса.

2. При возложении на юридическое лицо обязанности по возмещению внедоговорного вреда ключевое значение приобретают понятия «работник» и «исполнение трудовых обязанностей», которые наиболее полно раскрыты в трудовом праве. В коммент. ст. предпринята попытка определить их применительно к деликтным обязательствам. При этом понятию «работник» придано достаточно широкое значение, поскольку им признается не только лицо, с которым заключен трудовой договор (контракт), но и лицо, выполняющее работу по гражданско-правовому договору. Правда, в последнем случае необходимо, чтобы работник действовал или должен был действовать по заданию соответствующего юридического лица и под его контролем за безопасным ведением работ. Если же контрагент по гражданско-правовому договору действует независимо от заказчика, он под понятие работника не подпадает и в случае причинения вреда отвечает перед потерпевшими самостоятельно.

3. Понятие «исполнение трудовых обязанностей» также трактуется в самом широком смысле. Под него подпадают любые действия работников, в которых выражаются материальные функции соответствующего юридического лица, т.е. действия производственного, технического, транспортного и иного характера. Как правило, действия в порядке исполнения трудовых обязанностей совершаются работниками в рабочее время и по месту работы, однако допустимы и исключения. Неисполнение трудовых обязанностей, когда работники должны были действовать, но незаконно бездействовали, также служит основанием для ответственности юридического лица за причиненный в результате этого вред потерпевшим. Таким образом, важно лишь, чтобы поведение работников было так или иначе связано с их трудовыми функциями и выражало деятельность самого юридического лица.

4. Положения, закрепленные коммент. ст., распространяются также на граждан, выступающих в качестве работодателей или заказчиков по гражданско-правовому договору, предполагающему контроль заказчика за безопасным ведением работ. Кроме того, согласно п. 2 ст. 1068 они применяются к хозяйственным товариществам и производственным кооперативам, если вред причинен их участниками (членами) при осуществлении ими предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива. Выделение в законе этих двух видов юридических лиц обусловлено тем, что в соответствии с законодательством участники хозяйственных товариществ и члены производственных кооперативов должны принимать личное трудовое участие в их деятельности.

Помощь адвоката

Если произошел несчастный случай на производстве. И Вас обвиняют по статье 143 УК РФ «Нарушение требований охраны труда» или по статье 216 УК РФ «Нарушение правил безопасности при ведении строительных или иных работ»,

ОБРАЩАЙТЕСЬ! БУДУ ЗАЩИЩАТЬ!

Помимо юридического имею высшее техническое образование. Имея большой опыт знаю, как снизить уголовные риски.

Вред причиненный работником. Ответственность работодателя. Ответственность юридического лица

Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

1.Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

2.Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Ответственность юридического лица за вред, причиненный его работником

В каких случаях юридическое лицо обязано возместить вред причиненный работником юридическому лицу, не являющемуся его работодателем?

Тема на сегодняшний момент очень актуальная, так как, например, на объекты строительства приглашается большое количество подрядных организаций.

Работники этих организаций вольно или невольно могут нанести вред другим организациям.

Приведу пример:

Подрядная организация проводила работу по укладке кирпичей в строящемся здании, а около здания стоял трактор.

Каменщик, укладывая кирпичи, случайно уронил один. Кирпич упал на лобовое стекло трактора. Естественно, стекло разбилось.

В законодательстве имеются особенности ответственности за другое лицо, причинившее вред, а именно:

-работодателя за действия работников;

-заказчиков и других лиц на основании гражданско-правового договора за лиц, действовавших по их заданию и под их контролем.

Тут надо понимать, что в трудовых отношениях к работникам не приравниваются лица, с которыми заключен гражданско-правовой договор.

Трудовое законодательство не распространяется на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера.

Однако, хочу заметить, что ответственность за другое лицо, причинившее вред, распространяется не только на постоянных работников данной организации, но также и на временных (на основании срочного трудового договора), совместителей, то есть на всех лиц, с которыми заключен трудовой договор, либо которые на основании фактического допущения приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Работник в момент причинения вреда должен находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором.

Если работником вред был причинен при исполнении своих должностных обязанностей юридическому лицу, не являющемуся его работодателем, например, при выполнении договорных обязательств между хозяйствующими субъектами, то вред возмещает юридическое лицо, являющееся работодателем работника.

Те же правила распространяются и в том случае, если вред причинен работником другим работникам юридического лица (в котором он работает).

В процессуальных отношениях работодатель выступает в качестве ответчика, а непосредственный причинитель вреда – в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле.

Ответственность за другое лицо, причинившее вред, распространяется также на лиц, которых связывают гражданско-правовые отношения, но при этом одно лицо действует по заданию и под контролем другого лица.

Вина названных физических лиц, если их действия совершались в пределах служебных (трудовых) обязанностей, рассматривается как вина самого юридического лица.

Работодатель и иные лица, указанные мною ранее, несут гражданскую (имущественную) ответственность за причинителей вреда при исполнении служебных обязанностей, вне зависимости от того, был ли данный причинитель вреда привлечен к уголовной, административной ответственности или нет.

Лица, возместившие вред, причиненный другим лицом, имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства.

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

В случае ликвидации юридического лица или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, когда не имелось возможности капитализировать платежи, права и обязанности по возмещению вреда прекращаются.

При причинении вреда жизни или здоровью граждан видится целесообразным возложение обязанности по возмещению такого вреда на Фонд социального страхования.

Привлечение к материальной ответственности работодателя предпочтительнее, ибо в связи с его большими материальными возможностями, по сравнению с возможностями отдельного работника, причинившего ущерб, значительно повышается степень восстановления нарушенных прав потерпевшего. На наш взгляд, это стало одним из аргументов в пользу концепции, определившей ответственность работодателя за ущерб, причиненный его работником еще на стадии становления этого института.

«Действия должника – юридического лица – проявляются в действиях его работников, или исполняющих обязательство, или принимающих исполнение. Поэтому юридическое лицо должно отвечать за действия (бездействие) своих работников, как за собственные действия. И вина юридического лица выражает вину его работников, не принявших всех необходимых мер, чтобы обязательства были исполнены надлежащим образом. Но юридическое лицо отвечает только за такие действия своих работников, которые совершаются в связи с исполнением служебных обязанностей» — считал Басин Ю.Г. /1, с.125/

Также он отмечал, что на практике возможны случаи, когда должником по обязательству выступает не юридическое, а физическое лицо, исполняющее обязательство через своих работников. Это, например, бывает при осуществлении гражданином предпринимательской деятельности без образования юридического лица. И в подобных случаях работодатель отвечает за действия своих работников.

В.К. Колосов полагает, что по правилам трудового законодательства на работников возлагается ответственность за ущерб, как причиненный непосредственно той организацией, где они работают, так и возникший у этой организации в связи с возмещением ущерба, причиненного его работниками третьим лицам /2, с.10-20/. К примеру, по вине работника организации один механизм столкнулся с другим механизмом, принадлежащим другой организации, в результате чего оба механизма были повреждены и соответственно потребовали ремонта. В результате работник должен возместить ущерб, причиненный имуществу работодателя, возникший в связи с ремонтом собственного механизма и уплатить другой организации стоимость ремонта другого механизма. Таким образом, если работник в процессе трудовой деятельности причинил ущерб третьим лицам и указанный ущерб согласно действующему законодательству возмещен работодателем, то на работника в порядке регресса возлагается обязанность возместить этот ущерб работодателю. Следовательно, работник, причинивший при исполнении трудовых обязанностей материальный ущерб третьим лицам, непосредственно перед данными лицами ответственности не несет. В рассмотренном случае работодатель отвечает за действия своего работника перед другой организацией, перед другим работодателем, которым причинен ущерб, в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Ст. 921 Гражданского кодекса РК (далее – ГК РК) закрепляет правило, согласно которому «юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей», которая обеспечивает справедливое распределение имущественного бремени между ними.

В нормативном постановлении Верховного Суда РК от 19 декабря 2003 года №9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» прямо указано, что за вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязанностей третьим лицам, материальную ответственность несет работодатель, с которым работник состоит в трудовых отношениях. При этом работодатель, возместивший ущерб, имеет право обратного требования (регресса) выплаченного возмещения /3/.

Для возложения на работодателя материальной ответственности по данной статье необходимо наличие общих оснований юридической ответственности (ст.917 ГК РК) и двух специальных условий: субъект действия (работники организации) и характер действия (при исполнении трудовых обязанностей). Судебная практика исходит из того, что обязанность работодателя возмещать ущерб, причиненный по вине его работников, наступает не только тогда, когда последний является постоянным работником, но и в случае причинения ущерба временным или внештатным работником. Понятие «работник» в гражданском законодательстве отличается от того же понятия, используемого в трудовом законодательстве. Так, п.2 ст. 921 ГК РК дает следующее определение работника: «Работники – это граждане, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, если при этом они действовали и должны были действовать по заданию и под контролем соответствующего юридического лица или гражданина за безопасным ведением работ». Более того, п.3 ст. 921 ГК РК устанавливает, что хозяйственные товарищества возмещают ущерб, причиненный их участниками при осуществлении ими предпринимательской или иной деятельности товарищества. Если ущерб причинен работником не в связи с исполнением трудовых обязанностей, то за такой ущерб организация не отвечает.

Согласно данной статье, в случае, когда работником при исполнении трудовых обязанностей причинен ущерб третьим лицам, обязанность по возмещению этого ущерба лежит на его работодателе (юридическом или физическом лице), при условии, что работник действовал или должен был действовать по заданию и под контролем работодателя за безопасным ведением работ. В свою очередь работодатель, возместивший ущерб, в соответствии со ст.933 ГК РК, в данном случае приобретает право обратного требования (регресса) к работнику в размере выплаченного возмещения.

Значимость этой нормы проявляется, с одной стороны, в существенном повышении возможности более полного и быстрого возмещения ущерба потерпевшему, с другой — оградить самого работника от ответственности за ущерб, причиненный им при выполнении трудовых обязанностей в интересах работодателя. Особенно это важно в тех случаях, когда ущерб причиняется работником правомерно (ст. 920 ГК РК) или невиновно (ст. 931 ГК РК), но, тем не менее, в соответствии с законом подлежит возмещению.

Обязанность возмещения работодателем ущерба, причиненного его работником, состоящим с ним в трудовых отноше­ниях, возникает в связи с тем, что деятельность первых всегда проявляет­ся в форме индивидуальных или коллективных действий (бездействия) работников. При выполнении своих трудовых обязанностей, работ­ник тем самым выполняет функции данного работодателя, и поэтому перед третьими лицами деятельность организации или гражданина-предпринимателя выступает как обезличенная деятельность их работников. И, напротив, трудовая деятельность конкретных работни­ков проявляется как деятельность самой организации или гражданина, работниками которых они являются. Поэтому от­ветственность за трудовые действия наемных работни­ков принимают форму ответственности самого работодателя /4, с.82/.

Основанием для возникновения материальной ответственности работодателя за ущерб, причиненный третьим лицам его работником, является наличие такого ущерба. Условиями же выступает то, что:

а) ущерб причинил его работник;

б) он сделал это при выполнении своих трудовых (слу­жебных) обязанностей; и

в) этот причинивший вред наемный работник подлежал бы к материальной ответственности за нанесенный им вред правам и свободам человека, если иск был бы предъявлен лично ему /5, с.413/.

Данные условия свидетельствуют о том, что работник в момент нанесения ущерба должен находиться с работодателем в трудовых отношениях, причем работодатель возмещает лишь тот ущерб, который был причинен его работником при исполнении трудовых обязанностей, и для наступления ответственности работодателя необходима противоправность поведения работника, причинная связь между его деянием и наступившим прямым действительным ущербом и вина. При этом работодатель в виде исключения также возме­щает ущерб, причиненный своим работником правомерно (например, в со­стоянии крайней необходимости) и невиновно причиненный ущерб (напри­мер, источником повышенной опасности).

Ущерб третьему лицу причиняется в результате осуществления работником трудовых обязанностей, предписанных трудовым договором, которые могут быть самыми различными в зависимости от сферы его трудовой деятельности, и поэтому критерии определения категории «трудовая, служеб­ная и должностная функции» должны быть едиными для всех видов трудо­вой деятельности. И выполнение действий, которые и стали причинной возникшего ущерба не обязательно должны быть поручено исполнителю, главное чтобы эти действия подпадали в круг его обычных трудовых обязанностей.

Работодатель, т.е. юридичес­кое или физическое лицо, с которым работник состоит в трудовых право­отношениях может быть субъектом материальной ответственности за вред, причи­ненный его работником. Субъектом деликтных обязательств юридические лица являются независимо от их вида (коммерческой или некоммерческой) и формы создания (ст. 34 ГК РК). Сказанное в полной мере относится и к иностранным юридическим лицам, выступающим на территории Казахстана в качестве работодате­ля, иностранным и совместным предприятиям, иностранным гражданам и лицам без гражданства.

Все юридические лица в полной мере возмещают ущерб, причиненный виновными действиями работника их филиала, пред­ставительства или иного структурного подразделения.

Работником, за которого материальную ответственность несет работодатель, является физическое лицо, состоящее с ним в трудовых отношениях и непосредственно выполняющее трудовые обязанности, предписанные трудовым договором. Если же отношения между рассматриваемыми сторонами не урегулированы трудовым законодательством, то возмещение причиненного ущерба потерпевшему происходит по иным условиям.

Согласно нормативного постановления Верховного Суда РК «О некоторых вопросах применения судами законодательства при разрешении трудовых споров» при рассмотрении дел по спорам о возмещении имущественного вреда судам надлежит отграничивать вред, причиненным работником при исполнении трудовых обязанностей, от вреда, возникшего из гражданско-правовых отношений /6/.

Работодатель не несет ответственности, если работник причинил ущерб третьему лицу не при исполнении трудовых обязанностей. В таких случаях гражданско-правовая ответственность возлагается на самого причинителя. Исключением является ситуация, когда на основании ст.931 ГК РК обязанность возмещения ущерба возлагается на работодателя как на владельца источника повышенной опасности. То есть если в результате использования транспортных средств, механизмов, иных предметов, владельцем которых является работодатель, или в результате осуществления иной деятельности на принадлежащем ему опасном объекте работником причинен ущерб не при исполнении трудовых обязанностей, возмещение ущерба третьему лицу производится работодателем с правом регресса к работнику. Споры, связанные с такими регрессными требованиями также относятся к трудовым.

В тех случаях, когда ущерб был причинен физическим лицом, выполнявшим работу под физическим или психичес­ким принуждением работодателя, материальная ответственность возлагается в полном объеме на последнего. Это связано с тем, что, во-первых, физи­ческое или психическое принуждение лишает возможности работника ук­лониться от выполнения работы, навязанной работодателем, т.е. работник выполняет эту работу помимо своей воли. Во-вторых, действиями работни­ка, хочет он того или нет, осуществляются функции работодателя. Более того, действия такого работодателя противоправны и влекут за собой ад­министративную (ст. 87 Кодекса об административных правонарушениях РК) или уголовную ответственность (ст. 126 Уголовного кодекса РК).

Точно таким же образом подлежит возмещению материальный ущерб, причиненный работником, состоящим с работодателем в правоотноше­нии, которое согласно трудовому законодательству не должно было иметь место. Например, при причинении ущерба работником, не имеющим за­конных полномочий или необходимого опыта для выполнения квалифици­рованной (опасной) работы, который, несмотря на всю его некомпетент­ность, все же был принят умышленно или по небрежности руководством организации (учреждения) на эту работу. Возложение в таких случаях материальной ответственности на работодателя вызвано тем, что при при­еме на работу прежде всего на работодателе лежит обязанность соблю­дения требований трудового законодательства, законодательства об охране труда, обязанность по проверке документов, подтверждающих возможность работника зани­маться определенной трудовой деятельностью, легитимности этих доку­ментов, установления волевой способности работника заниматься той или иной деятельностью и т.д.

Возмещение ущерба самим работником, причиненного им при выпол­нении своих трудовых функций, допустимо только в том случае, если ра­ботник умышленно скрыл обстоятельства, препятствующие заключению трудового договора (например, фальсифицировал доку­менты о возрасте, состоянии здоровья и т.д.). И то при непременном ус­ловии полного отсутствия в этом вины (умысла или неосторожности) ра­ботодателя.

В соответствии с гражданским законодательством (ч.2 п.2 ст. 921 ГК РК), хозяйственные товарищества, акционерные общества и производствен­ные кооперативы возмещают ущерб, причиненный их участниками (члена­ми) при условии осуществления ими предпринимательской, производ­ственной или иной деятельности товарищества, акционерного общества или кооператива.

Представляется, что в этой норме речь идет о тех участниках, которые не состоят с учрежденным ими же юридическим лицом в трудовых отно­шениях, например, в должности генерального директора, бухгалтера, ин­женера и т.д. Мы полагаем, что участник, осуществляющий функции на­званных должностных лиц или иную работу на производстве, в полном объеме пользуется правами и выполняет обязанности обычного работни­ка, регламентированных трудовым законодательством, без каких-либо ограничений или привилегий. Поэтому юридическое лицо за ущерб, причиненный таковым работником, несет материальную ответственность на общих основаниях как за своего работника. Стало быть под участниками применительно к ст. 921 ГК РК необходимо понимать только тех из них, которые не связаны с учрежденным им хозяйственным товариществом или акционерным обществом трудовым договором.

В отличие от хозяйственного товарищества и акционерного общества участие (членство) в производственном кооперативе по своей юридичес­кой природе предполагает наряду с объединением имущественных взно­сов его членов еще и непосредственное их трудовое участие. Поэтому производственный кооператив, также как и любое юридическое лицо, не­сет деликтную ответственность за вред, причиненный его членом, на об­щих основаниях и нет необходимости отдельно оговаривать ответствен­ность производственного кооператива. По этой причине применение положений ч. 2 п. 2 ст. 921 ГК РК, как нам представляется, возможно только к тем кооперативам (в будущем), в которых личное трудовое участие их чле­нов будет необязательным.

Кроме того, как мы полагаем, в рассматриваемой норме под участни­ками имеются в виду только физические лица. Ибо трудно представить справедливым материальную ответственность одного юридического лица за ущерб, причиненный другим юридическим лицом, являющимся участником (учредителем) первого, только из-за того, оно осуществляло предпринимательскую или иную деятельность в интересах созданной им коммерческой орга­низации. Ответственность в таких случаях должна быть возложена на юридическое лицо, по вине работника которого и был причинен ущерб.

Возложение обязанности возмещения хозяйственным товариществом или акционерным обществом ущерба, причиненного действиями не состоящих с ними в трудовых отношениях участников, вызывается прежде всего тем, что эти лица заинтересованы в развитии деятельности соответству­ющей коммерческой организации, и своими действиями стремились под­нять его рентабельность, иметь от этого определенные дивиденды. Иначе говоря, в действиях участников проявлялись функции самой организации, направленные на рентабельное хозяйствование и развитие. Поэтому, ви­димо, справедливым будет и то, что коммерческая организация, исполь­зуя труд своего участника, одновременно будет ответственной за его дей­ствия. При этом единственным условием должно быть наличие согласия других участников хозяйственного товарищества или акционерного обще­ства (решение общего собрания и т.д.) на выполнение этим участником предпринимательской или иной деятельности. В противном случае дей­ствия последнего будут незаконными, и всю имущественную ответствен­ность он должен понести сам.

Юридическое лицо возмещает причиненный ущерб правам и свободам граждан из принадлежащего ему имущества. Вместе с тем закон предусматривает отдельные случаи, когда при недостаточности средств у юридического лица материальная ответственность может быть возложена и на его учредителя. Так, при недостаточности денег, находящихся в распо­ряжении учреждения, недостающую сумму потерпевшему обязан выпла­тить учредитель (участник).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года №52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» дает судам следующее разъяснение: «под ущербом, причиненным работником третьим лицам, следует понимать все суммы, которые выплачены работодателем третьим лицам в счет возмещения ущерба. При этом необходимо иметь в виду, что работник может нести ответственность лишь в пределах этих сумм и при условии наличия причинно-следственной связи между виновными действиями (бездействием) работника и причинением ущерба третьим лицам» /7/.

Регрессное правоотношение по своей правовой природе достаточно сложное, так как его возникновение и реализация определяются как нормами гражданского, так и трудового законодательства. Как показывает практика, работник, причинивший ущерб непосредственно имуществу работодателя, зачастую оказывается в более выгодном положении по сравнению с работником, причинившим ущерб при исполнении трудовых обязанностей третьим лицам. Это объясняется тем, что размер ущерба определяется для них по-разному. Взысканию с работодателя (в случае причинения его сотрудником материального ущерба сторонней организации) подлежит не только реальный ущерб, но и упущенная выгода, предусмотренная нормами гражданского права, которая в порядке регресса автоматически перекладывается на работника. Тогда как собственное утраченное имущество будет оцениваться без ее учета, поскольку в соответствии со статьей 165 Трудового кодекса РК неполученные доходы взысканию с работника не подлежит.

При определении упущенной выгоды с учетом п.3 ст.350 ГК РК предусматривается, что «при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения либо в день фактического платежа».

Не могут быть взысканы с работника также проценты в соответствии с п.2 ст.350 ГК РК, вытекающие из нарушения работодателем сроков выплаты денежного возмещения потерпевшему, так как обязанность уплаты таких процентов вытекает из гражданско-правовых отношений между работодателем и потерпевшим, вызвана неисполнением в срок обязанности работодателя, а следовательно, не имеет причинно-следственной связи с нарушением, допущенным работником.

Многие ассоциируют регресс с судебным процессом, однако это не так. Обратным требованием является любое требование работодателя, направленное на возмещение за счет работника выплат третьим лицам, произведенных для покрытия ущерба, возникшего в результате его действий. Соответственно, взыскание может производиться с работника, причинившего ущерб, на основании распоряжения работодателя (если ущерб не превышает среднего месячного заработка работника) либо в добровольном порядке. Если взыскать такими способами не представляется возможным, работодатель может обратиться с регрессным иском в суд. Под регрессным иском понимается обратное требование работодателя к работнику, предъявляемое в судебном порядке, о возврате денежной суммы (или иной имущественной ценности), которая была уплачена (передана) третьему лицу по вине этого работника.

Регрессные иски работодателей о взыскании средств, уплаченных другим лицам за ущерб, возникший по вине их работников, среди судебных споров, связанных с возмещением материального ущерба, занимают особое место. Во-первых, согласно п.4 ст.180 ГК РК по регрессным обязательствам течение срока исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства, значит право регрессного требования к работнику возникает у работодателя с момента выплаты сумм, подлежащих возмещению в связи с причинением ущерба. С этого времени начинает течь срок для предъявления регрессного иска. Суд не вправе удовлетворить такой иск, если на момент вынесения решения работодатель не возместил (либо не полностью возместил) сторонней организаций или гражданину причиненный работником ущерб. Однако в отношении срока, в течение которого работодатель вправе предъявить иск к работнику о взыскании сумм, выплаченных в счет возмещения ущерба третьим лицам казахстанское законодательство норм не содержит.

При определении возможности взыскания с работника ущерба в порядке регресса, необходимо учитывать, что перечень обстоятельств, которые исключают материальную ответственность работника по ст.165 ТК РК гораздо шире, чем перечень обстоятельств, исключающих гражданско-правовую ответственность. Согласно ст.919, п.1 ст.931 ГК РК и ст.165 ТК РК, ответственность (как гражданско-правовая, так и материальная) исключается, если ущерб причинен в состоянии необходимой обороны или вследствие непреодолимой силы. Также не возмещается ущерб, возникший вследствие умысла потерпевшего (п.1 ст.931 ГК РК).

Если же причинение ущерба произошло в ситуации нормального производственно-хозяйственного риска, крайней необходимости или в результате неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, то на основании ст. 165 ТК РК работник не несет материальной ответственности в отличие от работодателя, на которого за некоторыми исключениями в таких случаях возлагается гражданско-правовая ответственность. Таким образом, при наличии хотя бы одного из указанных обстоятельств, работодатель, несмотря на понесенные затраты для выплаты компенсации причиненного работником третьему лицу ущерба, не имеет права регресса к работнику.

Участие работника в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, при рассмотрении в суде дела об определении размера материальной ответственности работодателя в порядке ст.921 ГК РК в дальнейшем освобождает работодателя от доказывания правильности определения им размера затрат на возмещение ущерба, причиненного работником третьему лицу, так как в силу п.2 ст.71 Гражданско-процессуального кодекса РК (далее — ГПК РК) обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда и не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица. Если же вопрос о размере возмещения потерпевшему был решен без участия работника, он может оспаривать размер своей материальной ответственности, ссылаясь на неправильное определение размера причиненного им ущерба.

Вне зависимости от способа возмещения ущерба работодателем материальная ответственность работника должна рассчитываться вновь (на основе размера затрат работодателя). При этом способ возмещения ущерба работником не определяется формой возмещения ущерба работодателем.

Таким образом, установление материальной ответственности работодателя за ущерб, причиненный его работником, значи­тельно повышает гарантии восстановления нарушенных прав и свобод человека. Однако окончательное возложение имущественного бремени на работодателя не всегда представляется справедливым и обоснован­ным. Поэтому закон предоставляет работодателю, возместившему ущерб, право регрессного требования к работнику, причинившему ущерб третьим лицам. Размер этого регресса должен соответство­вать объему выплаченного работодателем возмещения, если иной раз­мер не установлен законодательными актами (ст. 933 ГК РК). По нашему мнению, работодатель право на регресс имеет только в том случае, если ущерб работником был причинен противоправно и виновно. В случае право­мерного и невиновного его причинения окончательное имущественное обременение должен нести сам работодатель. Однако данный вопрос не нашел законодательного закрепления.

Список использованной литературы:

2. Колосов В.К. Материальная ответственность рабочих и служащих М.: Экономика, 1990. С.10-20.

3. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда КазССР, Пленума Верховного Суда РК, нормативных постановлении Верховного Суда РК (1968-2008годы). Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», 2008.

6. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда КазССР, Пленума Верховного Суда РК, нормативных постановлении Верховного Суда РК (1968-2008годы). Алматы: ТОО «Издательство «Норма-К», 2008.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 года №52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю»

admin