Формальное преступление

Решетникова Диана Владимировна

аспирант кафедры уголовного права и криминологии Самарского государственного университета (тел.: 88463345424)

Формальный состав преступления в классификационном ряду Coepus delicti

В статье рассматривается проблема законодательного конструирования формальных составов преступления. Особое внимание уделяется понятию этих законодательных конструкций и их соотношению с конструкциями материальных и усеченных составов. Предлагается авторская классификация формальных составов преступлений.

Ключевые слова: преступление, уголовное право, субъект преступления, уголовное законодательство.

D.V. Reshetnikova, Assistent of criminal law and criminology subdepartment, Samara State University; tel.: 88463345424.

Key words: crime, criminal right, subject of the crime, criminal legislation.

В уголовном праве России проблема деления составов преступления по моменту их юридического окончания остается актуальной не одно столетие. Обратимся к юридическому анализу такой уголовно-правовой конструкции как формальный состав преступления.

Категория формального состава преступления («формальных преступлений» ) приходит в отечественную науку из уголовно-правовой доктрины Германии. Согласно А.Ф. Бернеру, основоположником классификации преступлений на формальные и материальные следует считать немецкого криминалиста Абегга . В отечественной дореволюционной науке имелись различные взгляды на проблему конструирования составов преступления. С.В. Познышев отмечал, что «по характеру своего состава преступления делятся на формальные и материальные» . При этом П.П. Пусторослев указывал, что «материальным уголовным преступлением называется то, для наличности которого, по закону, необходимо не только осуществление известного действия или бездействия, но и достижение определенного вредного последствия. .. .Формальным уголовным преступлением называется то, — писал этот ученый-юрист, — для наличности которого требуется по

закону только учинение известного действия или бездействия» .

Иного мнения по рассматриваемому вопросу придерживался Н.А. Неклюдов. Он считал, что «так называемые чисто формальные преступления, как противоположность преступлениям материальным, т.е. направленным на известный объект, — немыслимы, потому что насилие, обман или обе те формы, в которые одевается преступление, являются преступлениями не сами по себе, а только постольку, поскольку они направлены на определенный объект». А вот что по исследуемой проблеме замечал Н.С. Таганцев: «Нападки, делаемые в новой литературе на различие так называемых материальных и формальных (без-результативных) преступных деяний, как, например, y Liszt, Birkmayer, даже Janka, § 36, представляется мне лишенными основания» .

С.П. Новосельцев пишет, что «отказавшись от возможного компромисса с достижениями «буржуазной» классической школы уголовного права советское уголовное право в качестве политической доктрины отстаивало концепцию «материального состава преступления», полностью «разбивая» несостоятельность «учения о формальном составе преступления» . Однако это не совсем верное утверждение. В 50-е гг. прошлого столетия довольно бурно дискутировалась проблема

материальных и формальных составов преступлений . Даже в ряде учебников по советскому уголовному праву содержалась указанная классификация составов преступлений .

В современной уголовно-правовой доктрине абсолютное большинство ученых-юристов признают целесообразность выделения формального соста-ва преступления. Однако не все согласны с такой постановкой вопроса. Н.Ф. Кузнецова писала: «Все исследователи как будто единодушны в том, что беспоследственных, безвредных преступлений в природе не существует. Однако отождествляя состав с диспозицией, в которой, действительно, далеко не всегда, в том числе и в так называемых материальных составах преступления, описываются последствия, а также противопоставляя преступление и его собственный состав, проводится разделение составов на материальные и формальные. По чему-то не убеждает приведенный еще А.Н. Трайниным ар-гумент, что без причинения вреда действия (бездействие) не могут посягнуть на объект, и тогда связь между объектом и объективной стороной преступления разрывается, а состав как система рассыпается».

Между тем анализ уголовного закона показывает, что ряд составов не содержит даже указания на какие-либо общественно опасные последствия. И дело здесь не в диспозиции статьи закона, а в юридических конструкциях. В современном уголовном законодательстве составов, конструкции которых не содержат указания на общественно опасные последствия, больше, чем составов с общественно опасными последствиями в качестве их обязательных признаков .

Продолжая исследование настоящего вопроса, заметим, что в отечественной науке сложилось двойственное понимание формального состава преступления.

Согласно одному из смыслов формальный состав — эта такая конструкция, которая не содержит общественно опасного последствия как признака объективной стороны преступления. В этом смысле формальные составы противопоставлены составам материальным. Как видно, за основу в данной классификации берется наличие либо отсутствие такого объективного признака как криминальное последствие. Такой позиции придерживался в дореволюционной доктрине С.В. Познышев. Он считал, что «формальные посягательства» представляют собой «лишь совершение или несовершение субъектом указанных в законе действий, так, что, как скоро запрещенные дейст-вия совершены или действия, предписанные при определенных условиях не наступили» . В советской науке такого рода деления придерживался А.А. Пионтковский. Он указывал, что «те составы преступлений, в которых уголовный закон считает

УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА объективной стороной состава сам факт совершения действия или бездействия, независимо от дальнейших последствий, вызванных им во внешнем мире, принято называть формальными составами преступлений (например, оставление в опасности, оскорбление), а соответствующее преступление — формальным преступлением» .

При таком понимании все составы, сконструированные законодателем без указания на общественно опасные последствия, рассматриваются как разновидности формального состава преступления. С.П. Новосельцев пишет, что к формальным относятся «преступления, составы которых в теории уголовного права считаются усеченными. Данные составы преступлений, которые, как и формальные, относятся к «беспослед-ственным». Особенность их самостоятельного существования в группе формальных (беспоследственных) составов заключается в возможности привлечения субъекта преступления к уголовной ответственности за оконченное преступление независимо от того, на какой стадии преступление было пресечено». А.В. Иванчин также признает, что видом формального состава следует считать усеченный состав. Итак, при указанной классификации все составы преступления подразделяются на две большие группы — формальные и материальные.

Согласно другому воззрению, формальные составы преступления — самостоятельная разновидность конструкций, где момент окончания преступления де-факто перемещен на стадию покушения. Это конструкция выделяется наряду с составами с двойной превенцией, усеченными, деликтом создания опасности (составами реальной опасности), материальными и пр. Здесь основанием деления выступает юридический момент окончания преступления. В таком случае усеченный состав является уже не подвидом формального состава преступления, а самостоятельной конструкцией , как и наоборот. Такого подхода в современной науке придерживается Л.Л. Кругликов: «Исходя из конструкции выделяют составы материальные, формальные, усеченные» .

К.Т. Тедеев указывает, что по конструкции объективной стороны составы преступления подразделяются на материальные, формальные, усеченные составы и составы опасности .

Н.Н. Баймакова пишет, что «классификация составов преступлений в отечественном уголовном праве на материальные, формальные и усеченные имеет решающее значение для определения момента окончания преступления, а следовательно, для правильной квалификации содеянного» .

Как известно, наиболее важным является выбор основания классификации. Как нам представляется, в основание деления составов на материальные, формальные, усеченные и пр. лежит не идея о стадиях совершения преступления, а такой критерий как юридический момент окончания преступного посягательства. При этом, конечно же, очевидно, что момент завершения преступления напрямую связан с вопросом о стадиях его совершения. Вместе с тем надо иметь в виду, что момент окончания «стадиями» не ограничивается, ибо может быть подвижен в пределах каждой стадии совершения преступления.

На наш взгляд, формальный состав преступления представляет собой такую конструкцию corpus delicti, где момент окончания де-факто перемещен на момент выполнения умышленных действий(бездействий) лица,непосредственно направленных на причинение существенного вреда, если общественно опасные последствия еще не наступили, либо при этом наступили последствия нематериального характера (причинен нематериальный вред). Другими словами это юридическая фикция, при которой преступление признается оконченным независимо от наступления материальных общественно опасных последствий.

Формальные составы преступлений являются составами так называемой абстрактной опасности. Такие составы исчерпываются самим проступком, и наступления дальнейшего последствия в виде определенной опасной внешней ситуации не требуется . Типичным примерами формальных составов преступлений являются составы побоев, оскорбление представителя власти, оскорбления военнослужащего, нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина, нарушение неприкосновенности жилища и пр.

Обращаясь к анализу условий, оказывающих влияние на выбор формальных составов преступлений, следует отметить, что в доктрине существуют различные, порой противоположные, воззрения по этому вопросу. Так, по мнению С.П. Новосельцева, «явный приоритет законодательного конструирования уголовно-правовых запретов по типу формального состава не имеет под собой какого-либо обоснования» . Мы же считаем, что ближе к истине те исследователи, которые указывают на то, что использование формальных составов преступлений обусловлено совокупностью условий. Хотя и в данном случае, как показывает практика, отрицать факт влияния воли законодателя на выбор конструкции состава преступления бессмысленно.

В качестве условий, оказывающих определенное воздействие на выбор формальных составов преступлений, можно назвать следующие.

1. Нематериальный характер общественно опасных последствий. В УК РСФСР 1960 г. и УК РФ 1996 г. до принятия федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в качестве примеров влияние данного фактора на выбор формального состава выступили ныне декриминализированные составы клеветы и оскорбления. В новейшем уголовном законодательстве — это состав оскорбления представители власти (ст. 319 УК) и состав оскорбления военнослужащего ( ст. 336 УК).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Вторым условием выбора формального состава является невозможность фиксации законодательной и судебной практикой общественно опасных последствий, а также проблемы их процессуальной доказуемости. Влияние этого фактора на выбор формального состава преступления было замечено как в советской, так и в современной доктрине уголовного права. По мнению многих исследователей, уголовный закон, устанавливающий ответственность за определенный вид деяний, может быть практически функционален и достаточно эффективен лишь в том случае, если все предусмотренные нормой признаки состава преступления, как правило, нормально доказуемы .

3. Третье условие — значительная отдаленность общественно опасных последствий по времени от совершения противоправного действия (бездействия). После выполнения виновным лицом необходимого действия последствия наступают не сразу.

Анализ действующего уголовного законодательства России и истории его развития свидетельствует, что законодатель нередко использует формальные составы преступлений в сочетание с материальными. Такая разновидность конструкций преступлений получила в доктрине наименование формально-материальных составов. Под последними следует понимать такие составы преступлений, которые включают в себя два момента окончания: (1) один из которых связан с выполнением действия, а второй — с наступлением общественно опасных последствий материального характера, (2) либо один связан с причинением нематериального вреда, а второй — с материальными общественно опасными последствиями. Объективная сторона данных составов преступлений охватывает собой несколько вариантов преступного поведения, либо несколько вариантов преступных последствий (материальных и нематериальных), за каждое из которых законодатель предусматривает наказание, содержащиеся в одной санкции. На наш взгляд, следует

различать три разновидности формально-материальных составов преступлений.

Первая из них — это конструкция составов преступлений, объективная сторона которых предполагает выполнение альтернативных действий (бездействия), одно из которых включает наступление общественно-опасных последствий, предусмотренных как признак объективной стороны. Этот прием законодательной техники можно объяснить невозможностью чисто механического разделения действий, образующих реальное преступление. К первой группе формально-материальных составов преступлений относится, например, состав мошенничества.

Вторая разновидность формально-материальных составов преступлений — конструкции, в которых объединены последовательно два последних этапа развития преступной деятельности. Здесь один момент окончания связан, с покушением на преступление, а второй момент — с наступлением материальных общественно опасных последствий. Ко второй группе формальноматериальных составов относится состав доведения до самоубийства (ст. 110 УК), составы посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, а также лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, а равно сотрудника правоохранительного органа и т.д. (ст. 277, 295, 317 УК).

Третьим вариантом формально-материальных составов выступают конструкции составов преступлений, в которых не конкретизируются общественно опасные последствия преступления либо конкретизируются лишь частично. К этой группе формально-материальных составов относятся составы, где преступные последствия сформулированы законодателем с использованием оценочных категорий. Например, существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства (ст. 285, 286, 293 УК и др.).

Как представляется, в современных условиях является весьма целесообразным дальнейшее развитие учения о составах преступления и их юридических конструкциях.

2. Учебник уголовного права: Часть общая. Части общая и особенная: С примечаниями, приложениями и дополнениями по истории русско-

го права и законодательству положительному. Т. 1 /Бернер А.Ф.; Прим.: Неклюдов Н. СПб.: Тип. Н. Тиблена и комп., 1865. С. 325.

3. Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. /С.В. Познышев. М.: Издание А.А. Карцева, 1912. С. 134.

4. Пусторослев П.П. Русское уголовное право. Вып. 1 /П.П. Пусторовлев. Юрьев: Тип. К. Маттисена, 1908. С. 196.

5. Учебник уголовного права: Часть общая. Части общая и особенная: С примечаниями, приложениями и дополнениями по истории русского права и законодательству положительному. Т 1 /БернерА.Ф.;Прим.:НеклюдовН. СПб.: Тип.

Н. Тиблена и комп., 1865. С. 325.

7. Новосельцев С.П. Указ. соч. С. 30.

8. Ковалев М.И. Проблемы учения объективной стороны преступления/М.И. Ковалев. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1991. С. 84.

9. См., например: Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г. А. Кригера, Б.А. Куринова, Ю.М. Ткачевского. М.: Изд-во МГУ,

1981. С. 157.

12. Познышев С.В. Указ. соч. С. 134.

13. Курс советского уголовного права: Преступление. В 6-ти томах: Часть общая. Т. 2 /

А.А. Пионтковский; Редкол.: А.А.Пионтковский, П.С. Ромашкин, В.М. Чхиквадзе. М.: Наука, 1970. Т. 2. С. 150.

14. Новосельцев С.П. Указ. соч. С. 46.

15. Иванчин А.В. Состав преступления. Ярославль: ЯрГУ, 2011. С. 84.

17. См.: Кругликов Л.Л. О средствах законодательной техники в уголовном праве /

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Тедеев К. Т. Стадии совершения преступления и конструкции составов: дисс…. канд.ю-рид.наук/К.Т. Тедеев. М., 2005. С. 86.

19. Баймакова Н.Н. Момент окончания преступления: автореф. дисс….канд. юрид. наук./

Н.Н. Баймакова. М., 2011. С. 13.

20. См.: Церетели Т.В. Деликты создания опасности // Советское государство и право. 1970. № 8. С. 56.

21. Там же. С. 54.

22. Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация /отв. ред.

В. Н. Кудрявцев, А.М. Яковлев. М.: Издательство «Наука», 1982. С.232.

3. Poznishev S.V. The Main begin sciences criminal prava. / S.V. Poznyshev. M.: Publishing A.A. Karceva, 1912. P. 134.

4. Pustorovlev P.P. The Russian criminal right. drink. 1 /P.P. Pustorovlev. Yuriev: Type. K. Mattisena, 1908. P. 196.

7. Novoseltsev S.P. Op.cit. P. 30.

12. Poznishev S. V. Ukaz. exude. P. 134.

14. Novoseltcev S.P. Ukaz. exude. P. 46.

15. IvanchinA.V. The Corpusdelecti. Yaroslavli: YARGU, 2011. P. 84.

16. Russian criminal right. In two volumes. That

18. Tedeev K.T. The Stage of completion of the crime and designs composition: dis. kand.yurid.sc. / K.T Tedeev. M., 2005. P. 86.

19. Bairamuykov N.N. The Moment of the completion of the crime: avtoref. dis.cand. leg. sc./ N.N. Baymakova. M., 2011. P. 13.

1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.

3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 29

Преступление, определяемое законодателем как деяние, представляет собой осознанное и волевое поведение человека. Поведение — это процесс, длящийся во времени. Независимо от продолжительности поведенческого акта его можно разделить на определенные этапы. В преступном поведении также выделяют разные периоды: обнаружение умысла, приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление, сокрытие преступления.

Не все из названных периодов имеют уголовно-правовое значение. Так, стадия обнаружения умысла имеет превентивное, оперативно-розыскное значение, но, как правило, не содержит в себе основания уголовной ответственности. В таких случаях действует общепризнанный в теории уголовного права принцип cogitationis poenam nemo patitur (мысли ненаказуемы). При этом нельзя смешивать обнаружение умысла, выражающееся в установлении сформированного умысла на совершение преступления, с преступлениями, создающими угрозу конкретным общественным отношениям. К таким преступлениям относятся, например, ст. 354 УК РФ («Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны»), ст. 282 УК РФ («Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды») и т.п. Этими составами предусмотрена ответственность за действия (речи, публикации и т.д.), в ходе выполнения которых реализуется сформированный умысел лица на указанные преступления.

Стадия сокрытия преступления имеет значение для выявления, раскрытия и расследования преступления.

В качестве самостоятельных юридически значимых стадий действующий УК РФ выделяет изначально две: оконченное и неоконченное преступление. Так, в названии ст. 29 УК РФ содержится указание именно на эти две стадии. При этом в тексте ч. 2 ст. 29 УК РФ стадия неоконченного преступления разделяется на две: приготовление к преступлению и покушение на преступление.

Таким образом, закон предусматривает три самостоятельных юридически значимых стадии совершения преступления:

— приготовление к преступлению;

— покушение на преступление;

— оконченное преступление.

Такой подход к решению вопроса об уголовной ответственности за деяние, прерванное на различных стадиях его совершения, объективно обусловлен. Признаком общественной опасности обладает не только оконченное преступление, завершенное деяние, но и деяние, которое по причинам, не зависящим от воли виновного, не было выполнено в полном объеме, не было завершено наступлением общественно опасных последствий или выполнением действий, образующих объективную сторону состава преступления, в полном объеме.

Стадии совершения преступления различаются между собой по моменту прекращения совершения преступления. Преступные действия могут быть выполнены виновным сразу в полном объеме. Например, в ходе возникшей ссоры человек хватает лежащий на столе нож и наносит смертельное ранение своему обидчику. В другой ситуации преступление может готовиться заранее: лицо составляет план действий, подыскивает соучастников, приобретает орудие совершения преступления, создает условия для сокрытия преступления и т.п., но не доводит совершение преступления до конца в связи с тем, что его действия пресекаются сотрудниками правоохранительных органов. В третьем случае лицо выполняет все задуманные действия, например производит выстрел в человека, но желаемый результат не наступает в связи с промахом. В последних двух ситуациях преступление не было доведено до конца, общественно опасные последствия не наступили, но опасность таких действий не вызывает сомнений в том, что они являются объективно вредоносными, поскольку реально угрожали причинить вред объекту, охраняемому уголовным законом, — жизни человека.

Задачей уголовного закона является охрана наиболее важных объектов от преступных посягательств. В свою очередь, охрана подразумевает недопущение и угрозы причинения вреда этим объектам, и причинения реального ущерба. Между тем неоконченная преступная деятельность создает реальную угрозу причинения вреда объектам, охраняемым уголовным законом, или причиняет им вред не в полном объеме, частично. Поэтому уголовный закон и устанавливает ответственность за неоконченные преступления. При этом основанием уголовной ответственности за неоконченные преступления остается совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Они имеются и в неоконченном преступлении, которое, как указывалось выше, отличается от оконченного преступления лишь выполнением объективной стороны состава преступления не в полном объеме, что на наличие признаков состава преступления не влияет.

Таким образом, неоконченное деяние, предусмотренное уголовным законом, так же как и оконченное, является преступным и наказуемым.

В УК РФ вопросы ответственности за неоконченное преступление регулируются нормами, включенными в главу 6 «Неоконченное преступление».

Понятие оконченного преступления приведено в ч. 1 ст. 29 УК РФ, в соответствии с которой преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Следовательно, для оконченного состава преступления в деянии должны быть: объект, объективная сторона, субъективная сторона, субъект преступления и признаки, их характеризующие. Однако все эти признаки имеются и в неоконченном преступлении, за исключением того обстоятельства, что объективная сторона состава преступления в неоконченном преступлении выполнена не в полном объеме. Поэтому основное различие между преступлением неоконченным и оконченным состоит в степени выполнения объективной стороны. Для оконченного преступления завершенность деяния определяется моментом окончания преступления.

В зависимости от законодательной конструкции состава преступления по его объективной стороне момент окончания преступления законодатель соотносит с различными факторами.

В преступлениях с материальным составом моментом окончания преступления является момент наступления общественно опасных последствий, являющихся конструктивным признаком именно этого состава преступления. Так, убийство будет окончено с момента наступления смерти потерпевшего. Смерть человека в данном случае является конструктивным признаком преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ. Именно на наступление этого последствия направлены действия виновного, именно эти последствия охватываются его умыслом. В то же время если, желая совершить убийство, виновный причиняет иной вред, например вред здоровью человека, то ненаступление желаемых последствий в виде смерти будет означать отсутствие оконченного состава убийства. Другие материальные составы, например криминальные банкротства (ст. ст. 196, 197 УК РФ), будут являться оконченными с момента причинения крупного ущерба и т.д.

В ряде случаев определение момента наступления последствий не всегда однозначно, и для установления их наступления необходимо обращение к иным юридически значимым обстоятельствам. Так, например, состав кражи (ст. 158 УК РФ) является материальным, поскольку кража будет являться оконченной с момента причинения ущерба. Наличие же ущерба судебной практикой соотнесено с моментом изъятия имущества и наличием у виновного реальной возможности им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом) <1>.

В отдельных случаях специфика момента окончания преступления связана с особенностями предмета посягательства. К примеру, момент окончания мошенничества (ст. 159 УК РФ), совершенного в отношении имущества, определяется так же, как момент окончания кражи; мошенничество же, совершенное в форме приобретения права на чужое имущество, считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом) <1>.

<1> См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

Следует иметь в виду также и то обстоятельство, что некоторые материальные составы преступлений при отсутствии названных в диспозиции статьи Особенной части УК РФ общественно опасных последствий вообще не влекут уголовную ответственность. К ним можно отнести, например, нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ). Само по себе нарушение указанных правил влечет лишь административную ответственность, и только наличие последствий в виде тяжкого вреда здоровью человека дает основание для уголовной ответственности. Таким образом, при отсутствии названных последствий действия лица не квалифицируются как покушение на преступление. Сказанное дает основание сделать вывод о том, что стадии приготовления или покушения возможны только при совершении умышленных преступлений, при наличии целенаправленного преступного деяния.

Преступления с формальным составом будут являться оконченными с момента выполнения объективной стороны состава преступления в полном объеме, предусмотренном уголовным законом. Последствия в преступлениях с формальным составом не входят в конструкцию объективной стороны. Поэтому, например, клевета (ст. 129 УК РФ) будет являться оконченной с момента распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Последствия в преступлениях с формальным составом не являются составообразующими, но они учитываются при назначении наказания или могут являться квалифицирующими признаками. В последнем случае последствия приобретают составообразующий характер и являются обязательными для наличия оконченного квалифицированного состава преступления.

В отдельных случаях момент окончания преступления переносится законодателем на начальную стадию деяния. Подобный подход имеет место, как правило, в отношении наиболее опасных посягательств. Так, разбой (ст. 162 УК РФ) хотя и является одним из видов хищения, но будет оконченным не с момента причинения ущерба собственнику или иному владельцу, а с момента совершения нападения с целью хищения чужого имущества. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ) будет являться оконченным уже с момента совершения действий, направленных на причинение смерти указанным лицам, а не только с момента наступления смерти, как при убийстве, и т.д. В теории уголовного права составы, в которых момент окончания преступления перенесен на начальный этап деяния, называют усеченными составами.

Кроме этих составов выделяются также и так называемые составы опасности. Специфика этих составов преступлений заключается в том, что момент окончания преступления связывается не с наступлением общественно опасных последствий и не с начальными действиями посягательства, а с моментом возникновения реальной опасности наступления общественно опасных последствий. Так, заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК РФ) является оконченным с момента поставления другого лица в опасность заражения.

Вместе с тем следует отметить, что и усеченные составы, и составы опасности являются разновидностями формальных составов, где момент окончания преступления не зависит от момента наступления общественно опасных последствий.

Стадии совершения преступления представляют собой этапы развития преступной деятельности. Так, на стадии приготовления действия лица направлены на создание условий, при наличии которых преступление может быть совершено или его совершение становится легче. Стадия приготовления к преступлению характерна только для преступлений, совершаемых умышленно, причем только для преступлений, совершаемых с прямым умыслом. Приготовление невозможно при совершении неосторожных преступлений. Нельзя готовиться к преступлению, создавать условия для его совершения, если лицо не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий или не желает их наступления. По этим же причинам невозможно и приготовление к совершению преступления с косвенным умыслом. Возможность стадии приготовления в теории уголовного права соотносится также и с объективными критериями. Доминирующей является позиция, согласно которой приготовление возможно лишь при совершении преступлений с материальным составом. Однако, как представляется, такая возможность имеет место и для преступлений с формальным составом. Например, при совершении взятки должностное лицо делает намеки на необходимость вознаграждения, затягивает решение вопроса, наконец, прямо заявляет о необходимости дать взятку. С позиций уголовного закона такие действия следует расценивать как приготовление, хотя справедливости ради необходимо сказать, что следственной и судебной практике подобного рода дела неизвестны.

Решая вопрос о стадиях совершения преступления, нельзя не обратить внимания и на положения ч. 5 ст. 34 УК РФ, где говорится, что в случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по независящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

На стадии покушения действия лица (в отдельных случаях бездействие) являются уже непосредственным выполнением объективной стороны состава преступления, т.е. его непосредственным совершением. Однако эти действия или не завершаются наступлением общественно опасных последствий, или выполняются не в полном объеме — выполняются не все действия, которые, по мнению виновного, необходимы для завершения преступления.

Как и приготовление, покушение возможно только в отношении преступлений, совершаемых умышленно. Виды умысла при этом могут быть различными. Покушение возможно при совершении преступления как с прямым умыслом, например, при совершении кражи поступает сигнал тревоги на пост охраны и преступление пресекается, так и с косвенным умыслом — виновный выбрасывает гранату на улицу из хулиганских побуждений, безразлично относясь к последствиям своего действия.

Хотя в литературе можно достаточно часто встретить утверждения о том, что стадия покушения характерна только для материальных составов преступлений, следует констатировать, что покушение возможно и при совершении преступлений с формальным составом. Так, например, получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дача взятки (ст. 291 УК РФ) являются преступлениями. Между тем в соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе <1>. Таким образом, правильное определение стадии совершения преступления связано с обязательным учетом вида состава преступления по конструкции его объективной стороны, объективными и субъективными признаками, характеризующими преступление.

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Совершение преступления не обязательно связано с наличием всех стадий его совершения. Они могут иметь место в полном объеме, может иметь место приготовление и покушение, только приготовление или только покушение, только оконченное преступление, но каждая последующая стадия поглощает предыдущую, что отражается на квалификации преступления. Указание на наличие какой-либо стадии неоконченного преступления осуществляется путем включения в его квалификацию ссылки на ч. ч. 1 или 3 ст. 30 УК РФ. Если имело место только приготовление к преступлению, то его квалификация осуществляется с указанием на ч. 1 ст. 30 УК РФ. Если же имело место и приготовление, и покушение или только покушение, то при квалификации деяния указывается на ч. 3 ст. 30 УК РФ. При оконченном преступлении независимо от того, какие стадии неоконченного преступления имели место, деяние квалифицируется только как оконченное преступление без указания на ст. 30 УК РФ.

Определение стадии совершения преступления имеет важное правовое и практическое значение. В связи с тем что каждая последующая стадия представляет большую по сравнению с предыдущей опасность, поскольку усиливается угроза причинения вреда или причиняется больший вред, то, соответственно, каждая стадия преступления должна влечь за собой и более строгое наказание.

Распространенность в экзаменационных билетах: 70%
Цель отвечающего: Объем, глубина и форма ответа должна соответствовать поставленному вопросу

Критерии оценки ответа:
Удовлетворительно – знать понятие преступление и раскрыть содержания деяния, последствия, способа.
Хорошо – знать понятие преступления, раскрыть содержание объективных и субъективных признаков, перечислить и раскрыть содержание квалифицирующих признаков.
Отлично – знать понятие преступления, раскрыть содержание объективных и субъективных признаков, перечислить и раскрыть содержание квалифицирующих признаков, произвести разграничение со смежными составами + безукоризненная форма ответа
Структура ответа:

  • Дайте понятие преступления предусмотренного составом;
  • Раскройте основной состав преступления поэлементно (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона);
  • Раскройте квалифицирующие признаки состава преступления;
  • Опишите моменты отграничения рассматриваемого состава преступления от смежных составов.

Развернутая структура ответа:

1. Статья номер статьи УК РФ предусматривает уголовную ответственность за название преступления(обычно названию преступления соответствует название статьи). Название статьи – это … ( В определении преступления должны присутствовать все существенные признаки состава. Этого можно добиться используя термин описательной диспозиции состава преступления, а в случае непонимания или наличия простой диспозиции использовать комментарий). Состав преступления по характеристике объективной стороны является материальным, формальным, усеченным, моментом окончания является ***.
2. Непосредственным объектом название преступления выступает ***. (Необходимо кратко раскрыть объект преступления). Предметом преступления (потерпевшим) является ***. (Необходимо кратко раскрыть предмет преступления).

Материальный Формальный Усеченный
Объектная сторона название преступления совершается действием и (или) бездействием. (Раскрыть содержание действий). Объектная сторона название преступления совершается действием. (Раскрыть содержание действий). Объектная сторона название преступления совершается действием. (Раскрыть содержание действий).
Общественно опасные последствия выражены в форме ***. (Раскрыть содержание последствий)

Состав характеризуется особым способом (если состав содержит данный признак) совершения преступления, выраженном в ***. (Если в составе встречаются другие факультативные признаки: место, время, обстановка, орудия и средства совершения преступления, то необходимо дать их характеристику).

Субъективная сторона характеризуется умыслом, неосторожностью. Возможно совершение с прямым (лицо осознает общественную опасность действий, предвидит общественно опасные последствия и желает их наступления) и (или) с косвенным умыслом (лицо осознает общественную опасность действий, предвидит общественно опасные последствия, не желает, но сознательно допускает или относится безразлично). Возможно совершение с легкомыслием (лицо предвидит общественно опасные последствия, но без достаточных на то оснований и самонадеянно рассчитывает на их предотвращение) и (или) небрежностью (не предвидит общественно опасные последствия, но при должной внимательности и предусмотрительности, должно было и могло их предвидеть).

Субъект: общий, возраст наступления уголовной ответственности с 14 (см. ч. 1 ст. 20 УК РФ), 16 возраста, специальный (раскрыть содержание специального субъекта).
3. Часть 2,3,4 номер статьи содержит квалифицированные, особо квалифицированный состав преступления. (Раскрыть содержание статьи).
4. Состав преступления следует отграничивать от ***. Моментом отграничения выступает ***. (Раскрыть содержание момента.)

Пример отличного ответа:

1. Статья 105 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за убийство (обычно названию преступления соответствует название статьи). Убийство – это умышленное лишение жизни другого человека. (В определении преступления должны присутствовать все существенные признаки состава. Этого можно добиться используя термин описательной диспозиции состава преступления, а в случае непонимания или наличия простой диспозиции использовать комментарий). Состав преступления по характеристике объективной стороны является материальным,моментом окончания является наступление смерти другого человека.
2. Непосредственным объектом убийства выступает жизнь человека. Жизнь человека Потерпевшим является другой человек. (Необходимо кратко раскрыть предмет преступления).

Материальный
Объектная сторона убийства совершается как действием (активное воздействие на жертву), так и бездействием (). (Раскрыть содержание действий).
Общественно опасные последствия выражены в форме смерти другому человеку.

Субъективная сторона характеризуется умыслом. Возможно совершение с прямым (лицо осознает общественную опасность причинения смерти другому человеку, предвидит общественно опасные последствия в форме смерти и желает их наступления) и (или) с косвенным умыслом (лицо осознает общественную опасность причинения смерти другому человеку, предвидит общественно опасные последствия в форме смерти другому человеку, не желает, но сознательно допускает или относится ним безразлично).
Субъект общий, возраст наступления уголовной ответственности с 14 возраста.

3. Часть 2 статьи 105 УК РФ содержит квалифицированный состав преступления. Убийство двух и более лиц квалифицируются, когда действия лица на причинение смерти охватывались единством умысла и совершались, как правило, одновременно. При разновременном убийстве единый умысел на убийство двух или более лиц должен быть только прямым… (и так далее)
4. Состав преступления следует отграничивать от ***. Моментом отграничения выступает ***. (Раскрыть по каким признакам следует отличать)

2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.
3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.
Комментарий к статье 29
1. В соответствии с комментируемой статьей все совершенные преступления делятся на оконченные и неоконченные.
2. Часть 1 ст. 29 признает преступление оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК. Момент определения окончания преступления зависит от особенностей законодательной конструкции того или иного преступления, в первую очередь его объективной стороны, т.е. от того, как определяет его уголовный закон — является ли оно преступлением с материальным или же с формальным составом.
Оконченное преступление в случаях совершения преступления с материальным составом характеризуется наступлением указанного в законе преступного последствия. Так, убийство считается оконченным, когда наступит смерть потерпевшего, кражи и грабеж — когда преступник завладел чужим имуществом и имеет реальную возможность распорядиться им, и т.д. Преступление с формальным составом признается оконченным, когда полностью выполнено общественно опасное действие (бездействие), предусмотренное уголовным законом. Так, например, оставление в опасности (ст. 125 УК) является оконченным с выполнением акта бездействия, выразившегося в заведомом оставлении без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан о нем заботиться либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.
3. В принципе оконченное преступление означает совпадение объективной и субъективной стороны совершенного лицом деяния. Однако это вовсе не значит, что в оконченном преступлении субъект всегда достигает желаемого. Признание преступления оконченным или неоконченным зависит не только от содержания умысла виновного и степени его реализации вовне, но и в первую очередь от особенностей законодательного конструирования соответствующего состава. Так, согласно примечанию 4 к ст. 158 УК кража признается совершенной в крупном размере, квалифицируемой по ч. 3 этой статьи, если стоимость похищенного имущества превышает 250 тыс. руб. Поэтому, если преступник в каком-либо учреждении вскрыл сейф, где, по его мнению, находилась денежная сумма, превышающая 500 тыс. руб., но в действительности он сумел завладеть суммой, допустим, в 300 тыс. руб., то хотя в этом отношении (в части размера похищенного) преступник не достиг своей цели и умысел его не был реализован полностью, совершенная им кража будет квалифицироваться как оконченное преступление по ч. 3 ст. 158, так как размер похищенной суммы, превышающей установленный в уголовном законе крупный размер похищаемого, но не достигающей особо крупного размера свыше 1 млн. руб., при квалификации не учитывается. Если же в приведенном примере преступнику удалось похитить из сейфа сумму в размере, не превышающем 250 тыс. руб., или сейф вообще оказался пустым, содеянное должно квалифицироваться как покушение на кражу в крупном размере, т.е. по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК.
4. При определении преступления как оконченного или неоконченного необходимо учитывать также особенности законодательного конструирования некоторых составов преступлений, являющихся разновидностью преступлений с формальным составом. Так, при конструировании некоторых составов уголовный закон связывает момент окончания преступления не с фактическим наступлением преступных последствий, а с реальной угрозой их наступления (причинения). Например, в соответствии с ч. 1 ст. 237 УК уголовно наказуемым является сокрытие или искажение информации о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды, совершенное лицом, обязанным обеспечивать население такой информацией. Названный состав преступлений в юридической литературе именуется составом опасности. Эти преступления признаются оконченными с момента совершения деяния (действия или бездействия), создающего угрозу наступления предусмотренных уголовным законом тяжких последствий.
5. В некоторых случаях законодатель, учитывая повышенную опасность тех или иных действий, их специфику и руководствуясь задачами их наиболее раннего пресечения, переносит момент окончания на более ранние этапы преступной деятельности, которые обычно (в других случаях) принято рассматривать как неоконченное преступление (покушение или даже приготовление). Так, сговор на совершение преступления (допустим, на кражу) является разновидностью умышленного создания условий совершения преступления и квалифицируется как приготовление к краже. Однако, например, заговор с целью насильственного захвата власти в нарушение Конституции Российской Федерации будет квалифицироваться как оконченное преступление, поскольку согласно ст. 278 УК эти действия есть разновидность действий, направленных на насильственный захват власти. Такие составы именуются в теории «усеченными» и как любые преступления с формальным составом признаются оконченными с момента совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.
6. В ч. 2 комментируемой статьи предусматриваются две стадии неоконченного преступления — приготовление к преступлению и покушение на преступление (см. комментарий к ст. 30).
7. В соответствии с ч. 3 ст. 29 ответственность за неоконченное преступление наступает по статье УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, но со ссылкой на ст. 30.
8. Уголовный закон не признает стадией, а следовательно, не считает преступным и наказуемым обнаружение умысла. Это связано с тем, что, как уже отмечалось, в основу уголовной ответственности кладется только деяние, опасное во внешнем выражении, т.е. опасное для интересов личности, общества и государства (разумеется, с учетом необходимого виновного отношения). Все, что не выражено в деянии (действии или бездействии), находится вне сферы уголовно-правового регулирования, является безразличным для уголовного права и не может влечь уголовную ответственность.
Не является исключением из этого и установление уголовной ответственности за угрозу. Уголовный кодекс Российской Федерации конструирует несколько составов уголовно наказуемой угрозы. Так, например, в соответствии со ст. 119 УК подлежит уголовной ответственности «угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы». Состав уголовно наказуемой угрозы не связан с установлением намерения (умысла) лица совершить угрожаемые действия, т.е. умысла на убийство или причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Объективная сторона данного состава преступления заключается в действии — угрозе причинить потерпевшему указанный вред. Действия эти вполне объективированы и потому общественно опасны. Их опасность заключается в воздействии соответствующей угрозы на психику потерпевшего, стремлении виновного запугать его, заставить потерпевшего изменить вследствие этого привычный образ жизни. Для состава данного преступления не имеет значения, был ли у виновного умысел на выполнение указанной угрозы или же такой умысел отсутствовал.
Обнаружение умысла на совершение преступления имеет большое значение для предотвращения задуманного лицом преступления (например, в профилактической деятельности органов внутренних дел).

Следующая статья «
К тексту закона «

цессу реализации задач уголовно-исполнительного законодательства способствуют его принципы и отдельные институты.

1 См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право: лекции. Т. 2. Тула, 2001. С. 60.

2 См.: Грачёва Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.И. Рарог. М., 2004. С. 82.

3 См.: Орлов В.Н. Уголовное наказание: понятие, цели, система, объекты и субъекты. М., 2011. С. 136.

5 См.: Зубкова В.И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2002. С. 82.

6 См.: Шестаков Д.А. Российская уголовно-правовая политика под углом зрения исторической тенденции к смягчению репрессий // Правоведение. 1998. № 4. С. 156.

7 Подробнее об этом см.: Орлов В.Н. Указ. соч. С. 151.

8 Частью 1 ст. 2 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь закрепляется: «Уголовно-исполнительное законодательство Республики Беларусь в соответствии с целями уголовной ответственности имеет своими задачами регулирование исполнения и отбывания осуждёнными наказания и иных мер уголовной ответственности, определение средств достижения целей уголовной ответственности и социальной адаптации осужденных в процессе ее реализации, защиту прав и законных интересов осуждённых».

13 Раскаяние — признание своей вины, осуждение собственных поступков. Искупление — снятие с себя вины, полное ее признание. Покаяние — элемент искупления, предрасполагающий к возможному прощению. См.: Словарь по этике / под ред. И.С. Кона. М., 1975. С. 100.

14 См.: Орлов В.Н. Указ. соч. С. 131.

А.М. Ораздурдыев

ОСОБЕННОСТИ ДЕЯНИЯ В СОСТАВНОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ

В статье рассматривается один из основных элементов объективной стороны составного преступления — деяние. Защищается точка зрения, согласно которой объективная сторона составного преступления складывается из двух или более преступных деяний, в отдельности содержащих признаки самостоятельного состава преступления, предусмотренного в Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Ключевые слова: составное преступление, деяние, преступное деяние; составное преступление с формальным составом в основе; составное преступление с усечённым составом в основе; составное преступление с материальным составом в основе.

A.M. Orazdurdyev

FEATURES OF ACT IN A COMPOUND CRIME

© Ораздурдыев Ашир Мовлямович, 2012

Кандидат юридических наук, доцент, юрист компании «АТК Иншаат Тааххут Санайи ве Тиджарет Лими-тед Ширкети» (Турция) в Туркменистане; e-mail: merdanboss@yandex.ru

В теории уголовного права объективная сторона составного преступления характеризуется по-разному. Одни авторы характеризуют составные преступление как «слагающиеся из действий»1, другие — как «слагающиеся из двух или более действий»2, по мнению третьих, объективная сторона составного преступления состоит «из двух или более действий либо актов бездействия, а иногда также и их последствий»3.

По-разному определяют авторы и характер действий, из которых складываются составные преступления. Н.И. Мацнев, например, определяет составное преступление как слагающееся «из двух или более общественно опасных деяний»4. Р.Р. Галиакбаров характеризует его как преступление, образованное из двух взаимосвязанных разнородных деяний5. По мнению Ю.А.Красикова, составное преступление состоит «из двух или более разнородных», а также, «общественно опасных деяний»6.

Думается, что характеристика составного преступления как слагающегося из действий, а также из двух или более действий будет неверной. Разумеется, действие — это одна из форм преступного поведения, и большинство преступлений, известных уголовному законодательству, совершаются именно путем действия. Однако из этого не следует делать вывод, что составное преступление образуют деяния, выполняемые лишь в форме преступного действия. Бездействие также является одной из форм преступного поведения и в структуре составного преступления оно также может обладать признаками самостоятельного состава преступления. Более того, ряд преступлений, чаще всего совершаемых в форме преступного действия, могут быть также совершены и в форме преступного бездействия. Таковыми, в частности, являются нарушение правил безопасности с движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутрен- к него водного транспорта и метрополитена, повлекшее по неосторожности смерть р

а

двух или более лиц (ч. 3 ст. 263 УК РФ); злоупотребление должностными полно- с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

мочиями, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ); халатность, по- |

влекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть че- у

ловека (ч. 2 ст. 293 УК РФ) либо повлекшая по неосторожности смерть двух или с

более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ). |

Во всех приведенных примерах составные преступления могут совершаться й

как путем действия, так и путем бездействия. Например, если главный врач по- 1!

ликлиники из корыстной или иной личной заинтересованности отказывается под- е

о

писать больничный лист больному, налицо использование должностным лицом й своих служебных полномочий вопреки интересам службы, совершенное в фор- Д ме бездействия. Но как только главный врач подпишет больничный лист боль- | ному после получения от него вознаграждения, налицо опять же использование •

о о Ю

служебных полномочий, но уже в форме преступного действия и к тому же со- ( вершенное в совокупности с другим должностным преступлением (получением » взятки). Или возьмем другой пример. Желая избавиться от новорожденных близ- 2 нецов, мать, спустя длительное время после родов, перестает кормить детей, налицо — попытка убийства двух лиц в форме бездействия. Убедившись, что дети все еще живы, она удушает их поодиночке. Налицо — убийство двух лиц путем преступного действия. Поэтому характеристика объективной стороны составного преступления будет правильной, если составные части его объединить под общей формой преступного поведения, каковым является деяние. 127

Неверной будет трактовка составного преступления как слагающегося из двух или более действий либо актов бездействия. И хотя подобные определения охватывают случаи составного преступления, совершаемого как в форме действия, так и в форме бездействия, тем не менее, такая трактовка ограничивает составное преступление той его разновидностью, которая складывается из двух или более деяний, содержащих признаки самостоятельных преступлений, и не учитывает особенностей составного преступления, в основе которого лежит одно общественно опасное деяние, содержащее признаки двух или более преступлений. В литературе в свое время отмечалось, что составное преступление является ничем иным, как специальным случаем учтенной законом совокупности преступлений7, в одинаковой степени охватывающей как случаи составного преступления с двумя или более различными деяниями, содержащими признаки самостоятельных преступлений (учтенная законом реальная совокупность преступлений), так и случаи составного преступления с одним общественно опасным деянием, содержащим признаки двух или более различных преступлений (учтенная законом идеальная совокупность преступлений). В самом деле, если, к примеру, разбойное нападение совершено без завладения чужим имуществом, налицо — учтенная законом идеальная совокупность преступлений, т. к. совершенный акт нападения содержит в себе признаки двух различных преступлений: оконченного посягательства на личность и покушения на открытое завладение чужим имуществом. Если же разбойное нападение совершено с завладением чужого имущества, налицо — учтенная законом реальная совокупность преступлений. Поэтому характеристика объективной 2 стороны составного преступления в равной мере должна учитывать как ту, так ? и другую форму его проявления.

Л Определение составного преступления как «слагающегося из двух или более

% действий либо актов бездействия» неверно еще и потому, что оно необоснован-I но ограничивает случаи составного преступления только теми из них, которые в

1 основе своей имеют формальные и усеченные составы преступлений и, таким об-| разом, за пределами понятия составного преступления неучтенными остаются § составные преступления с материальными составами в основе. Неудачна поэто-| му вышеприведенная характеристика объективной стороны составного престу-

2 пления как «слагающегося из двух или более действий либо актов бездействия, ° а иногда также и их последствий». Сказанное порождает двусмысленное толко-£ вание, что будто бы последствия в одних случаях являются элементом объектив-

| ной стороны составного преступления, а в других — могут и не быть таковыми.

1 Иначе говоря, последствиям, как бы, отведена роль факультативных (необяза-1 тельных) признаков объективной стороны состава преступления. Между тем в

° составных преступлениях с материальными составами в основе (а их в законода-¿5 тельстве чуть ли не более 50 % всех составов преступлений) последствия, наряду I с действием (бездействием) и причинной связью между действием (бездействием) | и последствиями, служат обязательным признаком объективной стороны. Преступные последствия в таких составах преступлений являются таким элементом объективной стороны, которые, наряду с деянием, сами выступают носителями признаков самостоятельного состава преступления. По сути, преступные последствия являются частью составного преступления и в совокупности с деянием образуют единый взаимосвязанный комплекс составного преступления. Так, на-

пример в составе преступления, предусмотренном ч. 5 ст. 264 УК РФ «Наруше-

ние правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее причинение по неосторожности смерть двух или более лиц» единое составное преступление складывается из деяния и последствия, причем каждое из них в отдельности содержит признаки самостоятельных составов преступлений: деяние — признаки состава преступления, предусмотренного ч. 3 этой же статьи, последствие — признаки состава преступления «причинение смерти по неосторожности», предусмотренного ч. 1 или 3 ст. 109 УК РФ, в зависимости от количества смертных случаев. В точности так же состав преступления, предусмотренный в п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ — «превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий» — в случае наступления смерти, как минимум, одного лица, складывается из действия, содержащего признаки преступления, предусмотренного ч. 1 этой же статьи, и последствия, содержащего признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ. Поэтому преступные последствия в составном преступлении, наравне с деянием, являются полноправными носителями признаков самостоятельных составов преступлений и с этой точки зрения они полностью соответствуют понятию «преступное деяние» как составной части сложного составного преступления.

Нельзя признать удачным определение составного преступления как «слагающегося из двух или более общественно опасных деяний». Характеристика деяний, образующих составное преступление только лишь через их свойство общественной опасности, еще не подчеркивает ту особенность составного преступления, благодаря которой оно имеет сходство со случаями множественности преступлений, в особенности, с реальной и идеальной совокупностью таковых, из-за чего, в общем-то, и возник изначально вопрос о необходимости их правильного ш разграничения. Деяния, образующие единое составное преступление, не только н общественно опасны, они еще и обладают свойством уголовной противоправно- С

а

сти, виновности и наказуемости. Именно наличие всех признаков самостоятель- т

о

ного состава преступления в каждом из входящих в структуру составного престу- к

о

пления деяний возбуждает на практике вопрос о его сходстве и различиях с пре- о’ ступлениями, образующими реальную и идеальную совокупности. Кроме того, уа характеристика составного преступления как «слагающегося из двух или более в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

общественно опасных деяний» наводит на мысль о том, что составные престу- нн

о

пления могут образовать не только преступные деяния, но и деяния, являющи- Ю еся, безусловно, общественно опасными, но далеко не преступными, т. е. содер- и жащими признаки иного правонарушения: административного, гражданского, с

к

дисциплинарного проступка. а

Нельзя определять составное преступление и как «слагающееся из двух или Л более разнородных деяний». Таковые в составном преступлении могут посягать | на два или более различных объекта; на один и тот же объект либо на два или бо- • лее совершенно одинаковых объекта. В зависимости от характера объектов сле- 58 дует устанавливать и характер деяний, образующих составное преступление. В ^ первом случае деяния будут разнородными, во втором — однородными, в послед- § нем случае деяния ввиду абсолютного сходства объектов — одинаковыми. Поэтому определение понятия составного преступления не следует ограничивать признаком разнородности образующих его деяний.

По этим же соображениям нельзя признать удачной и трактовку составного преступления как слагающегося из двух или более разнородных общественно опасных деяний. Соединение в одном определении признаков разнородности 129

и общественной опасности, с одной стороны, ограничивает круг составных преступлений теми из них, которые складываются из разнородных деяний, с другой — расширяет круг тех же преступлений за счет признания таковыми буквально всех видов правонарушений, а не только уголовно наказуемых.

Большинство авторов характеризуют объективную сторону составного преступления как складывающегося из деяний, «каждое из которых подпадает под признаки преступления, предусмотренного другими статьями УК РФ»8, либо как «преступление, в которое входят два или несколько самостоятельных преступлений»9, или как преступления, состоящего «из двух или нескольких действий, каждое из которых в отдельности само по себе предусмотрено в качестве самостоятельного преступления»10.

Когда авторы пишут, что составное преступление состоит из нескольких «преступлений, предусмотренных другими статьями УК РФ», из «самостоятельных преступлений», либо из «действий, сами по себе предусмотренных в качестве самостоятельных преступлений», то акцент делается на конкретных видах преступлений, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса и не учитываются при этом формы преступных деяний, каковыми могут быть приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление, а также, преступление, совершенное исполнителем, преступление, совершенное в соучастии с исполнителем. Между тем не только конкретные случаи совершения составного преступления могут в действительности содержать различные формы преступных деяний, но и сами составы отдельных составных преступлений не всегда конструируются таким образом, что образующие 2 его преступные деяния содержат признаки оконченного преступления. Напри? мер, состав разбоя, традиционно приводимый авторами в качестве классическо-8 го примера составного преступления, сформулирован таким образом, что хищение имущества в нем вообще не предусматривается в качестве обязательного эле-I мента состава. Оно является целью совершаемого нападения и находится поэто-

1 му за пределами состава преступления. Составной характер разбоя, прежде все-| го, определяется самим актом нападения, ибо само нападение на личность, как § уже говорилось, является одновременно оконченным преступлением против лич-| ности и покушением на открытое хищение чужого имущества, т. е. выражается

2 в учтенной единым составом преступления идеальной совокупности двух пре-° ступлений: преступления против личности (оконченное) и преступления против » собственности (неоконченный грабеж). Разбой как составное преступление мо-

о

| жет выражаться также и в двух оконченных преступлениях, когда в результате

е нападения на личность и применения виновным насилия, опасного для жизни и

1 здоровья, потерпевшего лица, происходит завладение чужим имуществом. Одна-

° ко принципиально важным является то, каким образом законодатель сформули-¿5 ровал состав разбойного нападения. Конструкция состава разбоя сформулирова-

1 на в виде усеченного состава преступления, именно поэтому второе действие, вы-I ражающееся в посягательстве на право чужой собственности, не влияет на квалификацию содеянного. Но от этого, как уже указывалось, разбой не перестает быть составным преступлением. Особенность разбойного нападения заключается в том, что оно может быть совершено как в форме учтенной законом идеальной совокупности преступлений (в форме идеального составного преступления), так и в форме учтенной законом реальной совокупности преступлений (в форме ре-

ального составного преступления). С этих позиций представляется неубедитель-

ной точка зрения авторов, которые утверждают, что составное преступление состоит «из двух оконченных посягательств» либо «из признаков самостоятельного оконченного преступления»11. В этом плане более удачно определение объективной стороны составного преступления как слагающегося из двух или более преступных деяний12. Такая характеристика в одинаковой степени охватывает любые формы проявления составного преступления: как форму учтенной законом идеальной совокупности преступлений (идеального составного преступления), так и форму учтенной законом реальной совокупности преступлений (ре-ального составного преступления), как складывающиеся из деяний с признаками оконченного преступления либо с признаками неоконченного преступления, так и складывающиеся из деяний, из которых одно — содержит признаки оконченного преступления, а другое — признаки неоконченного преступления, и др. Однако подобная формулировка составного преступления акцентирует внимание на формах преступной деятельности и несколько затушевывает разновидности отдельных преступлений, предусмотренных в Особенной части УК РФ, и признаками которых обладают деяния и последствия, входящие в объективную сторону составного преступления.

А.А. Герцензон считал, что в подобных случаях «сам закон объединяет несколько единичных преступных деяний в одном составе преступления, причем каждое из этих единичных деяний образует самостоятельный состав преступления, известный Уголовному кодексу»13. А, по мнению Б.М. Леонтьева, «составные преступления образуются из двух или более преступных деяний, каждое из которых, если рассматривать их изолированно, представляет собой самостоятельный простой состав преступления»14. Несколько иначе смотрит на эту про- ш блему Н.Ф. Кузнецова. Составные преступления, по ее мнению, «составляются н из двух или более преступных деяний, каждое из которых, если рассматривать С

а

их изолированно, представляет собой самостоятельное простое преступление»15. т

с

Вряд ли можно согласиться с таким решением рассматриваемого вопроса. к

оо

Структуру составного преступления могут образовывать не только простые пре- о’ ступления. Понятие «составное преступление» может образовать комбинация | из простого и сложного преступлений, из двух сложных, в т. ч. и составных, в

простого и длящегося преступлений и т. д. Например, в состав бандитизма по нн

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о

ст. 274 УК Туркменистана16 могут входить такие преступления, как изнасило- Ю вание и умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. Каждое из и

них, если рассматривать их изолированно, представляет собой самостоятель- с

к

ное составное преступление, ибо сами, в свою очередь, состоят из нескольких а

преступлений. Бандитизм может быть образован из комбинаций составного и Л

е

длящегося преступлений, в случае, к примеру, когда умышленное убийство со- | вершается с применением огнестрельного оружия, длительное время хранив- • шегося участником банды. Таким же образом бандитизм может быть совершен 58 в форме простого и сложного преступлений, если, к примеру, будут совершены простая кража и изнасилование. Поэтому наличие в структуре составного пре- 12 ступления деяний, в отдельности образующих простое преступление, не является характерной чертой понятия составного преступления и не должно отражаться в его определении.

На наш взгляд, не следует делать акцент на простом составе преступления. Понятия «простой состав преступления» и «простое преступление» не идентичны. Состав называется простым именно в силу максимальной упрощенности 131

способа описания преступления в законе ввиду сжатости его текста, предельно лаконичного характера его изложения, в особенности, когда описание состава полностью повторяет название статьи Особенной части УК РФ. Например, название ст. 109 УК РФ и содержание ч. 1 этой же статьи совпадают: «Причинение смерти по неосторожности». Или же возьмем ст. 126 УК РФ. И название, и содержание ч. 1 состоят всего из двух слов: «Похищение человека». Осуществленные в реальной действительности простые составы не обязательно могут иметь форму простого преступления. Такие составы могут быть реализованы в форме сложного, например, продолжаемого, преступления. В такой форме могут быть совершены дача взятки должностному лицу (ст. 291 УК РФ), публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) и др. В самом Законе простые составы могут быть описаны как длящиеся преступления. Например, «незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением» (ч. 1 ст. 127 УК РФ).

Не является одинаковым и смысл понятий «простой состав преступления» и «состав простого преступления». В последнем случае речь идет о совокупности объективных и субъективных признаков такого общественно опасного деяния, которое, будучи сформулировано в «непростой» форме, в действительности может быть выполнено в форме простого преступления, но оно может быть выполнено и в форме сложного преступления. Например, состав кражи по способу описания является далеко не простым, он относится к числу описательных составов преступлений, поскольку в нем не только называется преступление, но и дается описание его признаков. Как гласит закон, кража «есть тайное хище-2 ние чужого имущества». Формулировка не простая, однако совершенная одним ? субъектом посредством одного акта изъятия чужого имущества (например, кни-8 ги из библиотеки) у одного собственника состав кражи будет реализован в форме % простого преступления, и совершенная посредством двух или более актов изъя-I тия нескольких предметов (книг из одной библиотеки), состав кражи будет реа-

1 лизован в форме продолжаемого преступления. Как верно говорит С.А. Тарару-| хин, что «по объёму понятие состава простого преступления несколько не совпа-§ дает с понятием самого преступления. Первое, по сравнению со вторым, являет-| ся более широким и включает возможность совершения одного преступления в

2 различных вариантах»17 (добавим, и в различных формах). Поэтому не следует, ° на наш взгляд, ограничивать составные преступления деяниями, содержащими » признаки простого состава преступления. Деяния, входящие в содержание по-

| нятия составного преступления, в основании своем могут иметь самые различ-

1 ные по способу описания и конструкции составы преступлений. И поэтому, если 1 составное преступление состоит из деяний, содержащих признаки простого и

° сложного составов преступлений, оно от этого не перестает быть составным, т. к. ¿5 подобное сочетание составов преступлений не ведет к утрате составным престу-

1 плением основного своего свойства: быть преступлением, сложенным из призна-| ков нескольких составов преступлений.

Наиболее обоснованной представляется позиция А.А. Герцензона, однако она также требует некоторого уточнения. Если согласиться с позицией автора в целом, то к числу составных преступлений следует отнести те общественно опасные и противоправные деяния, которые слагаются из признаков единичных преступлений. Под единичным преступным деянием А.А. Герцензон пони-

мал «деяние, объединенное единым намерением, единой целью, посягающее на

единый объект и выражающееся в деятельности, которая, несмотря на все ее разнообразие, подчинена одному преступному замыслу, направленному на достижение определенного результата, и в том случае, если это деяние укладывается в признаки, предусмотренные соответствующей нормой Особенной части Уголовного кодекса»18. Под это определение единичного преступления подпадают только умышленные преступления, причем те их них, которые посягают на один объект и наносят ему конкретно-определенный (единичный) ущерб. Между тем законодательству известны и такие единичные преступления, которые посягают на два и более объекта, соответственно наносят два и более преступных результата, и совершаются не только умышленно, но и по неосторожности либо с двойной или смешанной формами вины. И все они вполне основательно укладываются в рамки одной и той же нормы Особенной части УК РФ. Ко всему прочему, на наш взгляд, при характеристике объективной стороны составного преступления не следует утверждать, что оно складывается из признаков единичных преступлений. Составное преступление может складываться не только из деяний, содержащих признаки единичного преступления. В структуру составного преступления могут войти деяния, содержащие некоторые виды множественности преступлений. Например, совершение разбойного нападения лицом, ранее совершившим кражу чужого имущества по законодательству Туркменистана признается квалифицирующим признаком разбоя (п. ч. 2 ст. 231 УКТ)19. Факт имевшей место в прошлом совершенной кражи делает второе из деяний, входящих в составное преступление, а именно, хищение чужого имущества, повторным. И хотя, вне всякого сомнения, все преступление в целом будет квалифицировано по признаку повторности, тем не менее, второе из деяний, образующих разбой, трудно назвать единичным преступлением, т. к. в действительности очевидно, что именно оно является носителем признака повторности и именно благодаря ему все преступление будет квалифицировано как преступление, совершенное повторно.

Подводя итог сказанному, сформулируем следующие выводы: 1) объективную сторону составного преступления образуют деяния, а не «действия» или «бездействия»; 2) наряду с деяниями объективную сторону преступления образуют последствия; 3) деяния и последствия являются преступными, а не «общественно опасными» или «разнородными», «однородными» либо «одинаковыми»; 4) преступные деяния и преступные последствия в отдельности содержат признаки самостоятельного состава преступления. При этом понятие «преступное деяние» рассматривается нами как синоним понятия «преступление», и, следовательно, содержанием понятия «преступление» охватываются как действие и бездействие, так и преступные последствия и причинная связь между действием (бездействием) и преступными последствиями. Таким образом, объективную сторону составного преступления следует характеризовать как складывающуюся из двух или более преступных деяний, в отдельности содержащих признаки самостоятельного состава преступления, предусмотренного в Особенной части УК РФ.

3 Советское уголовное право. Общая часть. М., 1969. С. 140 (автор главы — Н.Д. Дурманов).

4 Уголовное право России. Общая часть / под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2006. С. 615 (автор главы — Н.И. Мацнев).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

C. 274 (автор главы — Г.Н. Борзенков).

10 Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / под ред. А.И. Рарога. М., 2008. С. 42 (автор главы — А.В. Наумов).

13 Герцензон А.А. Уголовное право. Часть Общая. М., 1948. С. 442; Он же. Квалификация преступлений. М., 1947. С. 15.

16 Здесь и далее имеется в виду Уголовный кодекс Туркменистана 1997 г. (далее — УКТ).

17 Тарарухин С.А. Теория и практика квалификации преступлений. Киев, 1978. С. 76.

18 Герцензон А.А. Уголовное право. Часть Общая. М., 1948. С. 441.

19 К сожалению, уголовное законодательство РФ отказалось от повторности, не связанной с предшествующим осуждением лица (неоднократность и систематичность преступлений) как квалифицирующего признака составов преступлений и как общего отягчающего обстоятельства. Подобное решение вопроса по существу означает шаг назад в вопросе о квалификации неоднократной преступной деятельности и преступлений, совершаемых систематически. По существу законодательство в этом вопросе возвращается на позиции Уложения о наказаниях уголовных и исправительных Российской империи 1845 г. и на позиции Уголовного Уложения России 1903 г. Отказ от неоднократности и систематичности как квалифицирующих признаков составов отдельных преступлений приведет к тому, что случаи повторного совершения одних и тех же преступлений до осуждения по одному из них будут неоправданно квалифицированы как единые продолжаемые преступления. В теории уголовного права и судебной практике вновь возрождается концепция отождествления продолжаемых и повторных преступлений, которая уже не раз была отвергнута большинством специалистов в области уголовного права (подробнее об этом см.: Ораздурдыев А.М. Продолжаемое преступление в истории советского уголовного права // Правоведение. 1986. № 6. С. 74-79; Он же. Проблемы Общей части науки уголовного права. Ашхабад, 1991. С. 42-71). А случаи повторности как общего отягчающего обстоятельства, ранее учитывавшиеся при назначении наказания, будут оцениваться наравне с лицами, впервые совершившими уголовно наказуемые деяния. Поэтому следует поддержать позицию В.В. Сверчкова в вопросе о том, что неоднократность «как форма множественности преступлений поспешно выведена из уголовного законодательства», добавим, не только поспешно, но и не до конца продуманно (см.: Сверчков В.В. Уголовное право. Общая и Особенная части: учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2011. С. 164).

admin