Фальсификация документов

В противоположность подлинным существуют подложные, фальсифицированные документы. Обычно выделяют несколько видов такого рода документов:

1. полностью фальсифицированные документы, когда не соответствуют подлиннику ни их содержание, ни материальный носитель, ни внешние признаки (почерк, рисунки и т.п.).

2. частично фальсифицированные документы. Они, в свою очередь, различаются по характеру искажений (фальсификации) и могут содержать:

фальсификацию содержания, т.е. документы могут быть подлинными с точки зрения их внешних признаков (бланк, реквизиты), но с искажённым содержанием.
разновидностью фальсификации содержания является интерполяция (от лат. «interpolatio»: изменение, искажение) — слова или фразы, произвольно вставленные в текст при переписке или редактировании и отсутствовавшие в оригинале;
фальсификация состава удостоверения, бланка. Документы могут быть подлинными с точки зрения их содержания, авторства, времени создания, но иметь фальсифицированные внешние признаки.

Подложным документ признается в случаях, когда в нем хотя бы часть данных не соответствует действительности в результате подделки либо в результате использования подлинного документа, но принадлежащего другому лицу.

По срокам исполнения документы классифицируются на срочные и несрочные. Срочными являются документы со сроком исполнения, установленным законом и соответствующими правовыми актами, а также телеграммы и другие документы с грифом «срочно». Сроки исполнения «несрочных» документов устанавливают руководителем организации.

По стадиям подготовки документы подразделяются на черновики и подлинники (оригиналы). Черновик— документ, подготовленный для дальнейшего оформления. Подлинник (беловой документ) — единственный экземпляр документа, оформленный и подписанный с черновика в соответствии с установленными требованиями.

По степени полноты информации документы подразделяются на выписки из документа и полные варианты изложения текста.

По происхождению документы классифицируют на служебные, подготовленные на предприятиях, в организациях, и личные обращения граждан с изложением жалоб, предложений, просьб.

По срокам хранения документы делятся на документы постоянного и документы временного хранения. Документы временного хранения, в свою очередь, подразделяются на документы со сроком хранения до 10 лет и свыше 10 лет.

По степени обязательности документы бывают информационные, содержащие сведения и факты о производственной и иной деятельности организаций, и директивные — обязательные для исполнения, носящие характер юридической или технической нормы.

По степени унификации различают документы индивидуальные, типовые, трафаретные, примерные (образцы), в виде анкет и таблиц.

По характеру содержания документы бывают первичные и вторичные.

Первичный документ содержит исходную информацию, которая суммируется, обобщается во вторичных документах. Первичный документ — документ, включающий исходные сведения, полученные в процессе исследований, разработок, наблюдений и других видов человеческой деятельности.

В 1970-80-х гг. в СССР был разработан Общесоюзный классификатор управленческой документации (ОКУД), в котором была систематизирована и закодирована вся унифицированная документация. Каждая форма унифицированной документации получила семиразрядный код: первые два разряда — код унифицированной системы документов (например, 02 — унифицированная система организационно-распорядительной документации); следующие два разряда — подкласс форм унифицированных документов (например, 71 — документация по личному составу); следующие три цифры — номер формы внутри подкласса (например, 020 — анкета). Восьмой разряд занимает так называемое контрольное число, обеспечивающее правильность ввода кода по ОКУД в компьютер. Таким образом, код анкеты по ОКУД — 02710208. В сегодняшней практике на многих организационно-распорядительных документах зачастую не проставляют кодов по ОКУД, хотя он может использоваться как идентификационный код документа при вводе в компьютер и выборе программы обработки информации.

Вторичный документ — документ, полученный в результате информационного анализа и синтеза документа (ИАСД) одного или нескольких первичных документов в целях их идентификации и использования.

Типы документов

Копия документа — это документ, полностью воспроизводящий информацию подлинного документа и все его внешние признаки или часть ux. Копия документа может быть факсимильной или сво­бодной. Факсимильная копия полностью воспроизводит содер­жание документа и все его внешние признаки (содержащиеся в подлиннике реквизиты, включая подпись и печать) или часть их, особенности их расположения. Факсимильная копия изго­тавливается на копировальной технике, с использованием фо­тографии, аппаратов факсимильной связи, принтеров. Для документов, изготовленных на пишущих машинках, факсимиль­ной копией является второй и последующие экземпляры доку­ментов, полученные через копировальную бумагу. Они, как пра­вило, остаются в делах учреждения.

В настоящее время различают следующие типы документов с присущей каждому типу юридической силой:

— оригинал или подлинники. Это первые или единственные экземпляры официальных документов, подписанные автором или соответствующим должностным лицом и имеющие юридическую силу;

— копия или отпуск. Это документы, полностью воспроизводящие информацию подлинников и все их внешние признаки, не имеющие, однако, юридической силы;

— заверенные копии — копии с необходимыми реквизитами, придающими им юридическую силу;

— выписки. Выписка — это часть документа. На ней обязательно указывается, из какого документа сделана выписка, ставится подпись должностного лица и печать организации;

Все виды копий не имеют юридической силы, если они не получили специального удостоверения. Это, например, нотари­ально заверенные копии или дубликат документа — повторный экземпляр подлинника, имеющий юридическую силу, который обычно выдается при утере документа (свидетельства о рожде­нии, диплома и т.д.).

Документ, полученный из автоматизированной информаци­онной системы, в соответствии с законом приобретает юридиче­скую силу после его подписания должностным лицом в поряд­ке, установленном законодательством Российской Федерации. Юридическая сила документа, хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информацион­ных и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью. Юридическая сила электрон­ной цифровой подписи признается при наличии в автоматизи­рованной информационной системе программно-технических средств, обеспечивающих идентификацию подписи, и соблюде­нии установленного режима их использования. Право удостове­рять идентичность электронной цифровой подписи осуществля­ется в Российской Федерации на основе лицензии.

— дубликаты. Это повторные экземпляры подлинника документа, имеющие такую же юридическую силу, как и подлинник. Дубликаты выдаются при утере или уничтожении подлинника документа.

Дублетность документов.Этот критерий играет большую роль при отборе документов на государственное хранение в связи с широким распространением дублетных документов. Дублетный документ — это один из размноженных экземпля­ров подлинника. Они бывают машинописные, в виде ксероко­пий, отпечатанные на ротаторе, ротапринте, выполненные при помощи другой множительной техники. Если материалы учре­ждений передаются в разные архивы (например, фонд выше­стоящего учреждения находится в Российском государственном архиве экономики, а подведомственного — в областном архи­ве), то такая дублетность в масштабе Архивного фонда страны представляется целесообразной.

Классификаторы технико-экономической и социальной информации — нормативные документы, содержащие систематизированный свод наименований объектов, представленных как классификационные группировки, и присвоенные им коды.

Классификации и кодированию подлежат социальные и экономические объекты и их свойства, информация о которых используется в деятельности органов власти и управления и содержится в унифицированных формах документов. Классификация конкретных форм управленческих документов и их коды устанавливаются Общероссийским классификатором управленческой документации (ОКУД). Классификатор предназначен для:

§ решения задач кодирования и регистрации форм документов, их учета и систематизации;

§ упорядочения информационных потоков;

§ сокращения количества применяемых форм и исключения из обращения неунифицированных форм документов;

§ контроля за составом форм документов и исключения дублирования информации, применяемой в сфере управления;

§ организации контроля за применением унифицированных форм документов.

Разработка унифицированных форм документов возлагается на министерства Российской Федерации, а регистрация и включение их в ОКУД — на ВНИИКИ Госстандарта России.

В восьмизначном кодовом обозначении унифицированной формы документа отражены Следующие признаки Классификации:

§ первый и второй знаки (класс форм) — принадлежность унифицированной формы документа к соответствующей унифицированной системе документации (например, 09 — унифицированная система документации Пенсионного фонда);

§ третий и четвертый знаки (подкласс форм) — общность содержания множества форм документов и направленность их использования (например, 01 — документация по учету и распределению средств);

§ пятый, шестой и седьмой знаки-регистрационный номер унифицированной формы документа внутри подкласса (например, 004 — расчетная ведомость по страховым взносам);

§ восьмой знак — контрольное число. Таким образом, в ОКУД принята трехступенчатая иерархическая система классификации и серийно-порядковый номер кодирования. Кодовые обозначения объектов ОКУД подлежат простановке во всех унифицированных формах документов.

Структура классификатора:

Классификатор представляет собой систематизированный свод наименований видов предпринимательской деятельности и их кодов. Структурно он состоит из идентификационного блока и блока наименований.

ПОДДЕЛКА ДОКУМЕНТОВ (англ. forgery) — в уголовном праве родовое понятие, обозначающее изготовление подложных документов путем полной фальсификации документа (изготовления или подбора всех составных частей документа: носителя информации, бланка, текста, подписей, печатей, штампов) или фальсификации отдельных его элементов (противоправного изменения отдельных частей подлинного документа). Иногда П.д. обозначают термином «подлог».

П.д. может являться самостоятельным преступлением или способом совершения др. преступления. Самостоятельными преступлениями, совершаемыми путем П.д., являются, напр., фальсификация избирательных документов, документов референдума (ст. 142 УК РФ*), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186), изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187), подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233), служебный подлог (ст. 292), подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, гос-ных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327). Способом совершения преступления П.д. может быть, напр., в случае неправомерных действий при банкротстве, при совершении налоговых преступлений и др.

При полной фальсификации документа подложные документы изготавливаются по образцам, которыми служат экземпляры подлинных документов. В процессе изготовления поддельных документов они приобретают некоторые отличительные признаки (различия с оригиналом), позволяющие распознать подделку. Частичная П.д. может осуществляться путем: подчистки; химического травления текста; дописки, допечатки, исправления текста; замены частей документа (фотографии, листов в многостраничных документах); подделки подписей, оттисков печатей и штампов. Эти признаки П.д. могут распознаваться криминалистическими средствами.

В специальной литературе признаки П.д. описываются следующим образом. Подчистка заключается в механическом удалении части текста (чаще всего отдельных букв, цифр, штрихов) путем стирания резинкой или выскабливания острым предметом (лезвием бритвы, ножом и т.п.). При этом нарушается поверхностный слой бумаги, часть его удаляется вместе с подчищаемым текстом. Признаками подчистки являются: взъерошенность волокон поверхностного слоя бумаги, изменение глянца поверхности бумаги, уменьшение толщины бумаги в месте подчистки, нарушение фоновой сетки (в результате подчистки ее вместе со штрихами текста), расплывы чернил нового текста, нанесенного на подчищенное место, остатки красителя штрихов подчищенного текста. Обнаружение признаков подчистки производится путем исследования документа в обычном рассеянном, косонаправленном, проходящим (напросвет) освещении, в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах, с использованием луп различной кратности и микроскопа. Восстановление первоначального текста возможно путем фотографирования в невидимых зонах спектра, в косопадающем свете, со светофильтрами, а также путем применения диффузно-копировального метода.

При химическом травлении текст документа полностью или частично подвергается обесцвечиванию или смыванию каким-либо химическим реактивом (кислотой, щелочью). Химическое вещество воздействует при этом не только на уничтожаемый текст, но и на др. составные части документа (бумагу, фоновую сетку и др.). Признаками химического травления являются: изменения оттенка бумаги (чаще всего в виде желтого пятна), расплывы чернильных штрихов нового текста вследствие нарушения проклейки бумаги, изменение цвета фоновой сетки, ослабление интенсивности окраски штрихов нового текста как результат воздействия на них сохраняющегося в толще бумаги травящего вещества, хрупкость, ломкость бумаги при травлении концентрированными реактивами. Выявление признаков химического травления возможно с применением оптических увеличительных приборов, светофильтров, косопадающего освещения. Подвергавшиеся травлению места, без видимых при обычном освещении признаков, могут приобрести люминесцентную окраску в ультрафиолетовых лучах. Восстановление вытравленного текста может быть достигнуто путем фотосъемки со светофильтрами, съемки ультрафиолетовой, красной и инфракрасной люминесценции.

Дописки от руки и допечатка на пишущей машинке производятся в целях изменения содержащейся в документе информации. Как правило, они невелики по объему, но способны значительно изменить первоначальные данные. Чаще всего путем дописки слов, букв, цифр, а иногда и отдельных штрихов изменяется сумма в ведомостях, накладных и квитанциях, дата и оформление документа, фамилия его владельца и т.д. Для дописки подбираются обычно чернила, одинаковые по цвету с основным текстом, пишущая машинка с лентой, близкой по интенсивности окрашивания красителя. Основными признаками дописки являются: различия в общих и частных признаках почерка в сравниваемых частях текста (размер букв, разгон почерка, толщина штрихов, признаки замедленности движений, остановок в дописанных буквах). Могут наблюдаться расплывы чернильных штрихов, выполненных по складкам (перегибам) документа, различия в цветовых оттенках красителя штрихов. Признаками допечатки на пишущей машинке являются: несовпадения горизонтальности расположения печатных знаков, различия размера и рисунка одноименных печатных знаков, в цвете красителя ленты и в дефектах шрифта, если допечатка производилась на др. пишущей машинке. В исправленных (измененных) письменных знаках наблюдаются сдвоенные, утолщенные штрихи, излишние элементы, оставшиеся от прежнего знака. Дописка, допечатка, исправления (изменения) текста обнаруживаются при использовании оптических увеличительных приборов, светофильтров, ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, путем исследования химического состава красителей методами спектрального анализа, хромотографии и др.

При П.д. могут заменяться фотографии, листы, номера документов. Замена фотографии производится в документах, удостоверяющих личность. Технически она может быть осуществлена: целиком, с оставлением части с оттиском печати, с отделением эмульсионного слоя. На переклеенной фотографии путем дорисовывания, давления проставляются недостающие части оттисков мастичной и металлической печатей. Признаками переклейки фотографий являются: отслоение поверхностного слоя бумаги у краев фотографии, наличие 2-х составов клея под фотографией и вокруг нее, несовпадение по содержанию, размеру и рисунку букв текста в оттиске печати на фото и бумаге документа, отсутствие разрыва в оттиске печати у края фотографии на бумаге.

При замене листов в многостраничных документах могут наблюдаться различия вставленных листов по размеру, оттенку цвета, линии обреза, несовпадения мест проколов со скрепками (лишние отверстия в месте сгиба), порядка нумерации страниц, серии и номера документа. Применение ультрафиолетовых лучей может выявить различие люминесценции бумаги и красителя штрихов текста. В некоторые документы (напр., в облигации, лотерейные билеты) вклеиваются фрагменты др. подобных документов с целью изменения серий и номеров. Такая подделка выявляется при исследовании под микроскопом, напросвет и в ультрафиолетовых лучах по несовпадениям линий защитной фоновой сетки, неравномерности толщины бумаги, разволокненности бумаги и следам клея по краям вклейки.

Подписи могут подделываться путем подражания (имитации) подлинной подписи лица, от имени которого она учиняется, или путем копирования с применением технических средств. Имитация подписи и исполнитель ее (подделыватель) устанавливаются почерковедческой экспертизой (см. Идентификационная экспертиза письма) путем сравнительного исследования сомнительной (спорной) подписи с образцами подписи и почерка подозреваемого в подделке лица. Подделка подписи с применением технических средств устанавливается технико-криминалистическим исследованием документа. Подделка подписи устанавливается визуально по наличию расположенных рядом со штрихами обводки частично неперекрытых штрихов подготовки, по признакам замедленности движений в штрихах обводки (изломы, подрисовки, остановки, тупые окончания штрихов). При осмотре подписи в инфракрасных лучах с использованием электронно-оптического преобразователя штрихи обводки, нанесенные анилиновыми чернилами или пастой шариковой ручки, снимаются и под ними просматриваются штрихи подготовки карандашом или через копировальную бумагу.

Оттиски печатей и штампов подделываются путем рисовки, изготовления клише на резине или др. материалах, влажной копировки с подлинного оттиска, перекопировки через промежуточное клише. Подделка оттисков путем рисовки влечет за собой проявление таких признаков, как прокол бумаги в центре оттиска круглой печати ножкой циркуля, если он использовался для нанесения рамки, неоднородность по размеру и рисунку одноименных букв, нерадиальное расположение отдельных букв текста и несимметричное расположение их по отношению к разделительным знакам, тексту или рисунку во внутренней рамке. Для оттисков с изготовленного кустарным способом клише помимо указанных признаков характерно зеркальное изображение отдельных букв, отсутствие некоторых элементов печатных знаков. При влажной копировке подлинного оттиска производится перетискивание его на подделываемый документ. Основным признаком такой подделки является перевернутое (зеркальное) изображение оттиска. Чтобы избежать зеркальности изображения, прибегают к промежуточной перекопировке на липкий материал (яичный белок, фотобумагу). Оттиск на документе в этом случае соответствует оригиналу, однако он имеет пониженную интенсивность окраски (выглядит бледным), вокруг него могут быть обнаружены микрочастицы материала промежуточного клише и измененная люминесценция бумаги в ультрафиолетовых лучах (см. подр.: Криминалистика. Под ред. проф. В.А. Образцова. — М., 1995).

Что делать, если ваш оппонент в суде представил поддельный документ, который может повлечь для вас проигрыш дела? Как правильно заявить о фальсификации доказательства? Как суд реагирует на подобные заявления? Что может повысить шансы на исключение спорного доказательства из материалов дела? Ответы на эти и другие вопросы в материале.

В ноябре прошлого года Верховный суд РФ рассмотрел дело, в котором разъяснил, как правильно заявлять о фальсификации доказательства и как суд должен на подобное заявление отреагировать (см. Определение ВС РФ от 16.11.2017 № 307-ЭС17-1676 по делу № А56-71402/2015).

В рамках дела о банкротстве должника было признано обоснованным требование кредитора в размере 27 млн руб. Другой кредитор (банк) с этим не согласился, поставив перед судом вопрос о том, что ключевое соглашение, в связи с которым в реестр требований кредиторов было включено указанное выше требование, являлось сфальсифицированным, ничтожным, направленным на создание искусственной задолженности. При этом доводы о фальсификации содержались в отзывах на требование.

Суд первой инстанции отклонил доводы несогласного кредитора о фальсификации доказательства, отметив, что он в установленном ст. 161 АПК РФ порядке заявление о фальсификации не сделал, ходатайство о назначении экспертизы давности изготовления документа не заявил.

Определение суда первой инстанции устояло как в апелляции, так и в первой кассации. Тогда несогласный кредитор подал жалобу в Верховный суд РФ с просьбой отменить судебные акты по делу.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не поддержала выводы нижестоящих судов и посчитала, что для правильного разрешения спора им надлежало исследовать обстоятельства, касающиеся сделки, лежащей в основе перечисления денежных средств.

ВС РФ установил, что согласно аудиопротоколу судебного заседания после перерыва представитель банка на вопрос суда первой инстанции о наличии у участвующих в обособленном споре лиц каких-либо ходатайств пояснил, что у банка имеется ходатайство о фальсификации соглашения. Однако данное ходатайство суд первой инстанции не принял к рассмотрению, мотивировав свое решение тем, что перерыв в судебном заседании был объявлен для вынесения судебного акта по существу спора. При этом до перерыва суд первой инстанции не объявил о завершении стадии исследования доказательств.

По мнению ВС РФ, отказ в принятии к рассмотрению ходатайства банка по указанным судом основаниям незаконен. Суд должен был проверить обоснованность заявления о фальсификации, назначить экспертизу, истребовать другие доказательства или принять иные меры. Тем более что спорное соглашение существенно влияло на правовую квалификацию возникших отношений.

В результате ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов и направил спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Это дело очень ярко иллюстрирует, как много ошибок и стороны, и суд могут допустить, когда речь заходит о подаче и последующей проверке заявления о фальсификации доказательств. Рассмотрим, выполнение каких рекомендаций позволит избежать наиболее распространенных ошибок в арбитражном процессе.

Правильное определение цели подачи заявления

Если ваш оппонент в суде представил поддельный документ, необходимо оценить, какое значение данный документ имеет для разрешения спора, насколько негативные последствия он может повлечь. Здесь следует учитывать, что подача заявления о фальсификации может существенно затянуть рассмотрение спора, так что необходимо взвесить все плюсы и минусы подачи такого заявления.

Заявление может быть подано любым лицом, участвующим в деле, с целью исключить спорное доказательство из материалов дела. При этом оспаривается подлинность формы доказательства, а не его содержание. Чтобы проверить подлинность формы, необходим оригинал доказательства. Если он не был представлен в материалы дела, следует попросить суд истребовать его. Иногда более правильным стратегически будет сначала запросить оригинал, а уже после его представления в материалы дела заявлять о фальсификации.

Обоснование заявления

Рекомендуем в заявлении подробно обосновать, почему вы предполагаете, что другим лицом, участвующим в деле, или его представителем было сфальсифицировано доказательство.

Чаще всего приходится сталкиваться с тем, что экземпляры документов противоречат друг другу (например, допечатывается или искажается текст, изымаются или добавляются листы). В результате у вас на руках оказывается одна версия документа, у оппонентов — другая.

Бывают ситуации, когда документ подделывают полностью (например, приносят в суд дополнительное соглашение к договору, в соответствии с которым у должника полностью отсутствует задолженность), подделывают подписи на документе (при этом должностное лицо с вашей стороны утверждает, что документ не подписывало).

На наличие подобных противоречий и расхождений и нужно указывать.

Соблюдение требований к форме заявления

Важно помнить, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства необходимо подавать в письменной форме. Это прямо следует из ч. 1 ст. 161 АПК РФ. Иных требований к форме не установлено.

Что будет, если лицо сделает устное заявление о фальсификации? Как отмечалось в п. 36 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом.

К сожалению, лица, участвующие в деле, нередко забывают о письменной форме заявления, теряя возможность исключить спорное доказательство из материалов дела (см., например, Определение ВС РФ от 25.07.2017 № 309-ЭС17-9562 по делу № А 07-15931/2016, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2017 № 13АП-10637/2017 по делу № А56-73449/2016 и др.).

Соблюдение сроков подачи заявления

Заявление о фальсификации доказательства необходимо подавать при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Можно сделать это в предварительном судебном заседании, но следует проверить, что судом ведется протокол предварительного заседания или составлен протокол отдельного процессуального действия — подачи заявления. Как отмечалось в п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», ведение протокола при проведении предварительного судебного заседания и при рассмотрении дела в порядке кассационного производства в Кодексе не предусмотрено. Тем не менее все заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле, и результаты их рассмотрения должны содержаться в материалах дела и должны быть отражены в определении или постановлении арбитражного суда либо в протоколе о совершении отдельного процессуального действия.

Но что делать, если при рассмотрении дела в суде первой инстанции заявление о фальсификации доказательства не подавалось? Можно ли подать его в апелляции?

По общему правилу нельзя, что обусловлено, прежде всего, целью подачи заявления. Как разъяснил Конституционный суд РФ в Определении от 22.03.2012 № 560-О-О, закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности. Запрет заявлять о фальсификации доказательств в судебном заседании арбитражного суда апелляционной инстанции вызван невозможностью по общему правилу наступления последствий такого заявления непосредственно при рассмотрении дела арбитражным судом апелляционной инстанции, поскольку доказательство уже подверглось оценке в решении арбитражного суда первой инстанции, и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела.

И все же встречаются ситуации, когда подача заявления о фальсификации доказательства в суде апелляционной инстанции возможна.

Во-первых, речь идет о случаях, когда заявление подается в отношении новых доказательств, представленных при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Во-вторых, есть исключения, когда в апелляции можно заявить о фальсификации даже тех доказательств, которые были представлены в суд первой инстанции. Например, если по не зависящим от лица обстоятельствам ему не были известны определенные факты. При этом к заявлению о фальсификации должны быть приложены доказательства, обосновывающие невозможность подачи такого заявления в суд первой инстанции (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»).

Если лицо, участвующее в деле, опоздало с подачей заявления о фальсификации в суд первой инстанции и в дальнейшем при рассмотрении дела в апелляции не смогло обосновать невозможность подачи такого заявления в суд первой инстанции по не зависящим от него причинам, суд апелляционной инстанции отклонит заявление (см., например, Определение Верховного суда РФ от 26.10.2017 по делу № 309-ЭС17-9988, А07-2906/2016, постановления АС Московского округа от 25.09.2017 № Ф05-12704/2017 по делу № А40-205248/2016, Северо-Западного округа от 30.01.2017 № Ф07-12439/2016 по делу № А56-16/2016 и др.).

Но как лицо, заявляющее о фальсификации, может обосновать невозможность подачи заявления в суд первой инстанции?

Анализ арбитражной практики позволяет сделать вывод, что наиболее эффективны в такой ситуации следующие аргументы.

Первый аргумент: в суд первой инстанции не были представлены оригиналы документов, спор был рассмотрен по копиям (см., например, постановление АС Московского округа от 25.01.2017 № Ф05-20611/2015 по делу № А41-66051/2015).

Второй аргумент: суд первой инстанции необоснованно отклонил заявление о фальсификации доказательства либо не проверил обоснованность такого заявления (см., например, постановления ФАС Московского округа от 05.12.2013 № Ф05-15208/2013 по делу № А41-14208/12, АС Московского округа от 29.03.2016 № Ф05-2989/2016 по делу № А40-19502/2013).

В любом случае, чтобы не опоздать с подачей заявления о фальсификации доказательства, лучше всего подавать его заблаговременно при рассмотрении дела в суде первой инстанции через канцелярию суда или электронную систему подачи документов. Если направить заявление в суд заранее не вышло, то следует подать его в заседании с указанием на то, что оно является письменным. Даже если суд не примет ваше заявление, попытка подачи будет хотя бы зафиксирована в аудиозаписи судебного заседания.

Проверка выполнения судом процессуальных обязанностей

Согласно ст. 161 АПК РФ, если лицо, участвующее в деле, обратилось в арбитражный суд с заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, суд:

  • разъясняет уголовно-правовые последствия такого заявления;

  • исключает оспариваемое доказательство с согласия лица, его представившего, из числа доказательств по делу;

  • проверяет обоснованность заявления, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

Что касается разъяснения уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации доказательства, то есть расхождения относительно того, какие именно разъяснения и кому суд должен давать. На практике суды либо предупреждают заявителя об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ, либо предупреждают лицо, представившее доказательство, об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по ст. 303 УК РФ, либо предупреждают одновременно как заявителя, так и лицо, представившее доказательство. Большинство судов придерживаются последней позиции (см., например, постановления АС Волго-Вятского округа от 27.05.2016 № Ф01-1771/2016 по делу № А79-1689/2015, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2015 № 13АП-10364/2015 по делу № А21-7851/2014).

Стоит отметить, что на практике доказать наличие состава преступления, предусмотренного ст. 303 и 306 УК РФ, крайне сложно, связь между судами и правоохранительными органами практически отсутствует, так что зачастую фальсификация доказательств остается безнаказанной.

Само по себе неразъяснение уголовно-правовых последствий судом не является основанием для безусловной отмены решения суда.

Другое дело, если суд не предложил лицу, представившему оспариваемое доказательство, его исключить. В такой ситуации решение суда в последующем может быть отменено (см., например, постановление АС Московского округа от 15.08.2016 № Ф05-11316/2016 по делу № А40-68558/15).

Проверить обоснованность заявления о фальсификации суд может несколькими способами (абз. 4 ч. 1 ст. 161 АПК РФ):

  • назначить экспертизу;

  • истребовать другие доказательства (сопоставить оспариваемое доказательство с другими);

  • принять иные меры.

Если по мнению лица, заявившего о фальсификации, назначение экспертизы будет наиболее эффективным для проверки обоснованности заявления, целесообразно сразу об этом просить суд. Однако свою позицию необходимо хорошо аргументировать, поскольку назначение экспертизы — это право, а не обязанность суда.

Суды исходят из того, что они самостоятельно определяют способы проверки доводов заявителя и не связаны мнением участвующих в деле лиц относительно этих способов, а также наличием или отсутствием ходатайств об истребовании доказательств, назначении экспертизы, привлечении к участию в деле третьих лиц и пр. (см., например, постановления АС Западно-Сибирского округа от 20.06.2017 № Ф04-1535/2017 по делу № А45-11575/2016, Северо-Западного округа от 04.08.2017 № Ф07-7191/2017 по делу № А56-4829/2016, Уральского округа от 27.04.2017 № Ф09-1459/17 по делу № А60-23088/2016, Московского округа от 10.11.2015 № Ф05-14912/2015 по делу № А40-135944/13 и др.).

В соответствии с ч. 2 ст. 161 АПК РФ результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания.

На неисполнение судом процессуальных обязанностей после подачи заявления о фальсификации можно ссылаться при обжаловании судебного акта.

Выполнение приведенных в статье рекомендаций позволит повысить шансы на исключение спорного доказательства из материалов дела.

Как распознать фальсификацию доказательств без проведения экспертизы, на какие хитрости идут адвокаты, чтобы поймать оппонентов на подмене документов, и когда суд не будет вдаваться в подробности действительности доказательств. Кроме этого, эксперты «Право.ru» рассказывают, как убедить суд провести экспертизу в том учреждении, которое предлагаете вы, и почему показания свидетелей порой важнее экспертизы.

В середине ноября этого года до Экономколлегии Верховного суда дошло дело, в котором банк-кредитор уверял, что требования другого кредитора должника основываются на мнимом договоре поручительства. Кредитная организация указала в письменных возражениях на то, что спорный документ подписали позднее проставленной на нём даты, чтобы не нарушался срок исковой давности. Но первая инстанция не стала вникать в вопрос о фальсификации. В определении суд указал, что заявление о фальсификации нужно делать по правилам ст. 161 АПК, то есть одновременно просить провести экспертизу давности изготовления спорной бумаги. Банк этого не сделал, поэтому следует считать, что о фальсификации в деле не заявлялось, решил суд (дело № А56-71402/2015).

Апелляция и Окружной суд оставили такое решение без изменений. Хотя банк настаивал, что АПК не запрещает заявить о фальсификации в письменных возражениях и суд обязан в любом случае рассмотреть этот вопрос. Лишь Экономколлегия ВС согласилась с доводами банка, отменила акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (см. «ВС разбирался, как правильно заявлять о фальсификации доказательств»). Вообще же, юристам часто приходится сталкиваться с фальсификацией доказательств со стороны их недобросовестных оппонентов.

Фальсификации в арбитражных и гражданских делах

По словам Виктора Гербутова, партнера юрфирмы Noerr, в арбитражном и гражданском процессах чаще всего фальсифицируют письменные доказательства. Он объясняет это сравнительной легкостью подлога и значимостью таких доказательств в российском процессе. Если говорить о конкретных категориях арбитражных споров, то в коммерческих разбирательствах обычно фальсифицируются те доказательства, с помощью которых одна из сторон хочет доказать или опровергнуть наличие задолженности, говорит Сергей Коновалов, юрист «Saveliev, Batanov & Partners». Речь идет о договорах, актах сверки расчетов, актах приема-передачи работ.

В делах о банкротстве пытаются подделать договоры займа и поручительства, поясняет эксперт: «Именно с помощью этих документов аффилированные кредиторы собираются создать контролируемое банкротство или уменьшить конкурсную массу». В корпоративных разбирательствах недобросовестная сторона часто представляет искаженные решения органов управления и протоколы собраний, предупреждает Коновалов. Кроме перечисленного, в арбитражных делах можно столкнуться и с фиктивными ценными бумагами. Вексель – излюбленное поле творчества для мошенников всех мастей, говорит партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев: «Виной этому правовая природа вексельного обязательства – абстрактного и безусловного».

Но в любом случае чаще всего фальсифицируют те документы, на которых нужно «проставлять» меньше реквизитов, рассказывает Мария Сидорова, партнер АБ «А2.Адвокаты». В судах общей юрисдикции в таких случаях доходит до курьезов. Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», вспоминает, как однажды его оппоненты в СОЮ представили договор купли-продажи, якобы заключенный задолго до того, как аналогичное соглашение подписали с клиентом эксперта. Но уже шапка документа выдала в бумаге «фальшивку», говорит адвокат: «В ней фигурировали паспортные данные, которые могли появиться лишь спустя два года, после подписания этого договора».

Подлоги в уголовном процессе

А вот в уголовном процессе подделкой доказательств в подавляющем большинстве случаев занимаются сотрудники правоохранительных органов, констатирует Денис Саушкин, управляющий партнер АБ «ЗКС»: «Как правило, фальсифицируют протоколы различных осмотров, допросов свидетелей и потерпевших». По словам управляющего партнера АБ «ЕМПП» Сергея Егорова, следователи могут оформить протокол допроса несуществующего свидетеля, в который вносятся заведомо ложные данные. Иногда выясняется, что подписанта в это время не было в стране или он уже умер давно, делится курьезами Саушкин. Порой обвиняемые и их защитники с удивлением замечают, что в некоторых документах от их имени стоит подпись, сделанная не их рукой, добавляет руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. Еще одна хитрость правоохранителей – в документе внезапно меняется дата его составления, чтобы бумага попадала под процессуальный срок, рассказывает юрист.

Но явная фальсификация доказательств в рамках уголовного дела встречается нечасто, уверяет Егоров. Во-первых, это все же преступление (ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), отмечает эксперт. А во-вторых, закон предоставляет следователю все необходимые возможности, чтобы собрать нужные стороне обвинения доказательства и повлиять на допрашиваемых свидетелей, исказив их действительные показания, говорит юрист. По его мнению, недобросовестному опытному следователю не надо ничего фальсифицировать для достижения нужного результата: «Где-то можно мягко надавить на свидетелей – и они дадут необходимые показания. А какие-то доказательства, которые не ложатся в русло обвинения, можно в уголовное дело вообще не приобщать».

Как распознать юридические подделки

Чтобы распознать «фальшивку» в уголовном деле, адвокату не нужно обладать какими-то специальными познаниями, уверяет Егоров. По его словам, защитнику достаточно внимательно изучить материалы дела и пообщаться с доверителем, чтобы выявить подделку. Иногда можно пойти и на хитрость самому адвокату, говорит Хутов. Он рассказывает, что некоторые защитники при ознакомлении с материалами уголовного дела на особенно важных документах ставят невидимые пометки: «Если какой-то лист пропадет, то пометки на нем не будет и появится возможность доказать подмену». А вот в арбитражных и гражданских делах юристу бывает довольно сложно распознать сфальсифицированные доказательства, кроме случаев грубой подделки, отмечает Гербутов. В такой ситуации лучшим помощником юриста будут доверительные отношения с клиентом, который сможет дать необходимые пояснения, не стесняясь неудобной истины, утверждает Газдиев.

Если речь идет о подделке подписи, то тут юристу может помочь эксперт, который сопоставит бумаги и зачастую без проведения исследования «на глаз» сможет определить, является ли оспариваемая подпись поддельной, говорит Сидорова. В любом случае, на потенциальную подложность доказательства укажет тот факт, что оппонент представляет бумагу, которая резко противоречит стандартной форме и стилю других документов сторон, объясняет Евгений Лиджиев, юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры». Так что, когда кто-то что-то подделывает, это все равно становится видно, делится опытом старший юрист «Монастырский, Зюба, Степанов и партнеры» Михаил Осипов: «Всегда остаются какие-то несостыковки».

Как правильно заявлять об экспертизе

При малейших сомнениях в подлинности документа надо обязательно заявлять о его фальсификации в суде первой инстанции, советует Максим Степанчук, партнер КА «Делькредере»: «Без такого заявления существует риск, что суд не будет вдаваться в вопрос действительности доказательства». Просьба провести экспертизу, которая не сопровождается заявлением о фальсификации доказательства, как правило, отклоняется судами, сразу предупреждает Гербутов: «Это вызвано тем, что обычное ходатайство об экспертизе не обязательно для суда, и такие просьбы часто используются для недобросовестного затягивания процесса». Кроме этого, важно помнить, что сторона, заявившая о фальсификации, может нести уголовную ответственность за заведомо ложный донос, предостерегает эксперт. Вязовик замечает, что для проверки заявления о фальсификации письменных доказательств суд не во всех случаях назначает экспертизу. Суд может проверить подлинность документов и другими способами, в частности, вызвав на заседание свидетелей, объясняет Коновалов, приводя в пример такие решения Окружных судов в делах № А75-5827/2013, № А56-35183/2014 и № А19-3883/2013.

Понимая, что передо мной подделка, прежде чем просить назначить экспертизу, я часто совершаю следующий процессуальный маневр. Сначала я прошу суд предложить оппоненту представить на обозрение оригинал документа. В некоторых случаях уже на этой стадии смелость «фальсификаторов» заканчивается, и они ограничиваются лишь копией, что при наличии заявления о фальсификации лишает такое доказательство силы. Если всё же оригинал представляют, я сразу прошу приобщить его в материалы дела, мотивируя это тем, что к моменту назначения экспертизы оригинал может исчезнуть. Помню, как в одном из дел суд не удовлетворил моё ходатайство, а в следующее заседание вместо оригинала бумаги оппонент представил справку о том, что у него украли портфель с оспариваемым документом внутри.

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры»

В уголовных делах по этому вопросу своя специфика. Саушкин поясняет, что заявлять о фальсификации в суде надо только после оглашения доказательства, которое вызывает сомнения, и тогда уже ходатайствовать о назначении необходимых экспертиз: «Если это сделать до оглашения, то обвинение может вообще не использовать спорное доказательство, либо попытаться легализовать «фальшивку» другими способами». В идеале же ходатайство о назначении экспертизы стоит заявлять еще на этапе предварительного следствия, поскольку суд реже идет навстречу адвокатам в этом вопросе, утверждает адвокат МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг.

Хутов обращает внимание еще и на пробел, который содержит УПК по этому вопросу. В законодательстве предусмотрена обязанность следователя знакомить обвиняемых и их защитников с постановлением о назначении экспертизы, но не указано – в какой срок. Из-за этого следователь знакомит с таким постановлением фактически уже после получения результатов исследования, объясняет Хутов: «Таким образом, фактически нарушается право обвиняемого на постановку эксперту вопросов и предложение другого экспертного учреждения». В такой ситуации имеет смысл самостоятельно обратиться к специалисту и провести необходимое исследование, которое может опровергнуть экспертизу следователя, советует юрист.

Добиться экспертизы у определенного специалиста

Добиться назначения экспертизы – это еще половина дела. Важно, чтобы исследование проводили специалисты, которые являются профессионалами в той области, которая вызвала споры у сторон. Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права», замечает, что российский суд не связан какими-либо конкретными требованиями при выборе эксперта: «Поэтому важно убедить, что ваши кандидатуры проведут экспертизу лучше, чем предложенные оппонентами». Упор следует делать на стоимость и сроки проведения экспертизы – судьи стеснены административными регламентами и по возможности стремятся завершить рассмотрение дела в максимально короткие сроки, добавляет Газдиев: «Эксперт, предлагающий свои услуги быстро и недорого, будет фаворитом». Также важны регалии экспертов (дипломы, сертификаты, данные о научных работах), отмечает Осипов. Кроме этого, он советует проанализировать практику по конкретному судье, чтобы понять, с какими экспертами он работает и как часто назначает «сторонних» экспертов.

Почему важна методика исследования

В деле № А40-71125/2015 суд признал недопустимой почерковедческую экспертизу, которая показала, что документы от имени поставщика подписаны ненадлежащим лицом. Суд указал на нарушения методики проведения исследования, а именно – на недостаточный объем образцов почерка, предоставленных для экспертизы (см. «Верховный суд объяснил, почему признаки «однодневки» у контрагента – это не страшно»).

Источник: адвокат МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг

Китсинг дополнительно предлагает акцентировать внимание и на преимуществе методик, которые используют конкретные эксперты. А в уголовных делах суды обычно назначают проводить экспертизу в госучреждениях, констатирует Саушкин. Тогда уже адвокатам надо работать с качеством итогового заключения такого исследования и в случае необходимости просить назначить дополнительную или повторную экспертизы, резюмирует юрист.

admin