Фактические отношения

На рассмотрение Госдумы внесена поправка в Семейный кодекс, согласно которой мужчина и женщина, прожившие вместе более пяти лет, будут признаваться мужем и женой, даже если их брак официально не зарегистрирован. Для этого в Семейном кодексе появится понятие «фактические брачные отношения».

Фото: /eddiephotograph

«Фактические брачные отношения – не зарегистрированный в установленном порядке союз мужчины и женщины, проживающих совместно и ведущих общее хозяйство. Признаками фактических брачных отношений являются: совместное проживание в течение пяти лет; совместное проживание в течение двух лет и наличие общего ребенка (общих детей)», – говорится в законопроекте.

Статус фактических брачных отношений влечет наступление прав и обязанностей супругов, предусмотренных семейным и гражданским законодательством. В частности, для вступления в такие отношения лица должны быть совершеннолетними, не состоять в другом браке и не быть близкими родственниками.

«Признаками фактических брачных отношений являются: совместное проживание в течение пяти лет; совместное проживание в течение двух лет и наличие общего ребенка (общих детей)».

«Наши соотечественники не считают штамп в паспорте необходимым условием для создания полноценной семьи, – объясняют авторы законопроекта. – Однако с точки зрения закона так называемое сожительство не признается и не порождает никаких юридических последствий, что ставит членов подобного союза в весьма уязвимое положение». Поэтому он предлагает распространить на имущество, нажитое в период совместного проживания, «законный режим имущества супругов»: все, что нажито ими в период сожительства, будет признаваться совместной собственностью.

«Совершенно лишняя инициатива»

В пояснительной записке к документу содержится ссылка на страны, где имеются подобные законы, – Швеции, Нидерландах, Норвегии, Франции и Германии. Однако в России реакция на подобные инициативы оказалась достаточно сдержанной.

Зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что ее новый законопроект «немножко пугает». «Я считаю правильным не вторгаться законодательно в эту область, потому что, если взрослые люди хотят заключить брак, они это сделают. А если не хотят, по любым причинам, то законодатель их обязывать не должен, – отметила Пушкина в комментарии порталу iz.ru. – Есть законный брак. Вступать в него должны добровольно. А автоматически считать его заключенным – совершенно лишняя инициатива».

Фото: /tonodiaz

По ее мнению, принятие такой поправки в Семейный кодекс приведет к возникновению многочисленных судебных споров, где один из супругов будет доказывать, что сожительство продолжалось пять лет, а другой – что четыре с половиной. «Бред же получится», – констатировала зампред думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей.

«Есть законный брак. Вступать в него должны добровольно. А автоматически считать его заключенным – совершенно лишняя инициатива».

В Общественной палате РФ новую законодательную инициативы прокомментировали еще жестче. «Этот закон направлен исключительно на дележку имущества, вопрос не должен так стоять, ответственность супругов не должна быть материально мотивирована, – уверена член ОП Элина Жгутова. – Ответственность отца, который часто уходит от семьи, вряд ли повысится, если его заставят делить имущество».

По мнению Жгутовой, новые поправки в Семейный кодекс лишь узаконят «порочную практику так называемых сожительств». По результатам анонимного опроса, проведенного в мессенджере Telegram, за приравнивание сожительства к брачным отношениям проголосовали 27% респондентов, против – 73%.

В пояснительной записке к новому законопроекту отмечается, что «по данным Минтруда, в 2016 году было официально зарегистрировано минимальное количество браков в Российской Федерации за последние 20 лет». Новый закон, вероятно, поможет подправить эту статистику, если позволит чиновникам приравнивать «гражданские» браки к официальным. Но на отношение россиян к институту семьи и брака он не повлияет.

По данным опросов ВЦИОМа, 81% россиян не считают незарегистрированный брак чем-то предосудительным, а 60% уверены, что главный мотив для вступления в брак – рождение детей. 79%россиян убеждены, что в браке жить лучше, чем в одиночестве. А 12% предпочитают не жениться, заявляя что-то типа «семейная жизнь не для меня, и каждый день видеть одного и того же человека я просто не в состоянии».

Сегодня, когда брак перестал быть экономической и социальной необходимостью, гораздо больше бракосочетаний совершается исключительно по любви

При этом социологи отмечают, что сегодня, когда брак перестал быть экономической и социальной необходимостью, гораздо больше бракосочетаний совершается исключительно по любви. В пользу этого говорит динамика браков и разводов: по данным Росстата, в 2017 году было заключено почти на 47 тысяч больше браков, чем в 2016-м. Количество разводов при этом выросло за год всего на 3 тысячи.

Фото: /stokkete

В результате в прошлом году на 905,9 тысячи браков пришлось 505 тысяч разводов. Чаще всего подают на развод женщины, среди самых частых причин разводов – измены, пьянство и рукоприкладство. При этом, как отмечают социологи, если в 1960-е годы после развода вновь выходили замуж 30-40% женщин, то сегодня – 70%.

Сологамия и хикикомори

Статистика количества официальных браков в России – слабая тень кризиса семьи, который сегодня разворачивается в развитых странах мира. Речь даже не идет о распространении однополых браков.

Кстати, когда Верховный суд США два года назад легализовал однополые браки, израильская газета Maariv разразилась ехидной статьей по поводу того, что «когда весь мир уходит от утомительного института брака, ЛГБТ-общине разрешили жениться».

«Дорогие мои геи, прежде чем вы радостно окунетесь с головой в омут под названием «брак», знайте, что хоть формально распадается лишь треть браков, это значит только то, что все остальные страдают молча, – написал автор заметки Дрор Рафаэль. – Вы получили равную возможность быть несчастными, а равенство – это очень важно».

Но это уже вчерашний день. Сегодня набирает популярность сологамия, то есть брак с самим собой. Первой такой «брак» в 1993 году заключила американка Линда Бейкер, а теперь это безумие уже распространено и в Европе. На официальном сайте движения, selfmarriageceremonies.com, утверждается, что брак с самим собой способствует саморазвитию и достижению счастья, это «возможность сделать объявление, перевести ситуацию в формальное русло, поделиться любовью к себе и освятить ее».

«Брак с самим собой способствует саморазвитию и достижению счастья, это возможность сделать объявление, перевести ситуацию в формальное русло, поделиться любовью к себе и освятить ее».

Социологи расценивают сологамию как «закономерный результат развития нарциссизма и индивидуализма в современной культуре, основанной на социальных сетях». «Брак с самим собой – это естественное следствие современного индивидуализма, который заходит гораздо дальше индивидуализма традиционного, – отмечает британский социолог Джон Хорват. – Традиционный индивидуализм так или иначе учитывает ограничения традиций и обычаев. Постмодернистский индивидуализм опирается на идею об абсолютной автономии человека. Людям говорят, что они сами – единственные архитекторы своей свободы и предназначения, а главная цель их жизни – упоительная гонка за реализацией собственных интересов».

Обратной стороной распространения этих «новых форм семьи» оказывается беспрецедентное количество одиноких людей, что становится огромной социальной проблемой в развитых странах. На прошлой неделе в Великобритании даже был учрежден пост министра по вопросам одиночества. Министром стала Трейси Крауч, которой предстоит разработать первую в истории страны правительственную стратегию по борьбе с проблемой одиночества.

На противоположной стороне земного шара, в Японии, крупнейшая национальная газета «Майнити симбун» на прошлой неделе опубликовала большую статью о хикикомори – людях, сознательно изолирующих себя от общества. Впервые о них СМИ заговорили около десяти лет назад, тогда речь шла прежде всего о подростках.

Фото: /inesbazdar

В 2010 году было проведено первое общенациональное исследование, по результатам которого количество людей, «которые более полугода не ходят в школу или на работу», составило около 700 тысяч человек. Сейчас их число сократилось до приблизительно 540 тысяч человек. Однако при этом количество японцев, находящихся в состоянии хикикомори более семи лет, увеличилось с 17 до 35%. Обнаружилось, что этот синдром становится затяжным, а также то, что ему теперь подвержены люди все более старших возрастных категорий.

В Японии 45% женщин и более 25% мужчин в возрасте от 16 до 24 лет заявили, что «не заинтересованы в сексуальных контактах и презирают их».

Сегодня больше всего хикикомори насчитывается среди японцев старше 40 лет. Причем средняя длительность самоизоляции от общества в этой возрастной группе составляет более 22 лет. Но это не единственная беда: параллельно с проблемой хикикомори японцы обсуждают новое социальное явление – «проблему 80-50». Суть проблемы в том, что все больше родителей в возрасте 80-89 лет продолжают материально содержать своих 50-60-летних сыновей и дочерей.

В прошлом году шоком для японского общества стали результаты социологического исследования, которые СМИ назвали «синдром безбрачия». В ходе широкомасштабного социологического опроса выяснилось, что 61% незамужних мужчин и 49% женщин в возрасте 18-34 лет никогда не состояли в каких-либо романтических отношениях.

45% женщин и более 25% мужчин в возрасте от 16 до 24 лет заявили, что «не заинтересованы в сексуальных контактах и презирают их». На основании этих опросов японские демографы составили прогноз, согласно которому численность населения Страны восходящего солнца к 2060 году сократится на треть.

Заключить брак в 16 лет возможно по уважительной причине и с разрешения органа местного самоуправления. Субъектами РФ могут быть установлены порядок и условия, при которых разрешено вступление в брак до 16 лет с учетом особых обстоятельств.

Брачный возраст в Российской Федерации устанавливается в 18 лет и совпадает с наступлением полной дееспособности гражданина (п. 1 ст. 13 СК РФ; п. 1 ст. 21 ГК РФ).

Однако из этого общего правила имеются исключения. В некоторых случаях можно заключить брак до наступления совершеннолетия.

Семейное законодательство РФ предусматривает возможность снижения брачного возраста на два года, то есть до 16 лет. При этом закон относит решение вопроса о снижении брачного возраста к компетенции органов местного самоуправления.

Для снижения брачного возраста до 16 лет необходимо наличие уважительных причин (п. 2 ст. 13 СК РФ). Перечень таких причин законодательством не предусмотрен, однако, как правило, к ним относят беременность, рождение ребенка, фактически сложившиеся брачные отношения с гражданином, не достигшим брачного возраста, и др. Разрешение на вступление в брак несовершеннолетним гражданам выносит орган местного самоуправления по месту жительства этих граждан и на основании их письменного заявления (п. 2 ст. 13 СК РФ).

Законы субъектов РФ могут устанавливать порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет (п. 2 ст. 13 СК РФ).

Решение о разрешении на вступление в брак лицу, не достигшему возраста 16 лет, например, в Московской области принимается членом Правительства Московской области, уполномоченным Губернатором Московской области, и оформляется его распоряжением исполнительным органом субъекта РФ на основании письменного заявления несовершеннолетнего (несовершеннолетних), его родителей (усыновителей, попечителей).

Лица, вступившие в брак до достижения ими возраста 18 лет, приобретают гражданскую дееспособность в полном объеме со дня государственной регистрации заключения брака. Дееспособность сохраняется у этих лиц и в случае расторжения брака до достижения совершеннолетия. Однако при признании брака недействительным суд может принять решение об утрате несовершеннолетним супругом полной дееспособности с момента, определяемого судом (п. 2 ст. 21 ГК РФ).

Смотря что понимать под гражданским браком. Ведь по закону «гражданский» и «официальный» браки – одно и то же.

Тот вид союзов, о котором недавно так ярко высказался председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов, на деле называется просто сожительством или незарегистрированным браком. Есть и другие наименования – фактический брак, бракоподобные отношения, партнерство, например. Сейчас это целый институт, и он может включать в себя огромное число разновидностей отношений. Кто-то ведет общее хозяйство и действительно проживает вместе, кому-то ближе «гостевой» вариант с периодическими визитами друг к другу, кто-то вообще может встречаться в третьих местах и разделять с партнером лишь досуг или постель.

Бывает по-разному, но исследователи сходятся во мнении, что огромное число современных «партнерств» держатся именно на интимных, сексуальных отношениях. И судя по всему, именно эту сторону подобного института имел в виду Смирнов, когда говорил о «бесплатных проститутках», которых «никто не считает за жен».

При этом слова Смирнова и реакция на них – одно из свидетельств путаницы с понятиями, так что лучше сразу определиться с терминами и их трактовками.

Как церковь понимает гражданский брак

«Извечная путаница с гражданским браком, в строгом смысле слова «гражданский брак» – это брак, зарегистрированный государством (нецерковный). С этим у церкви вообще нет проблем», – написал о словах Смирнова глава Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

Легойда сказал все верно. В современном праве любой российский брак по сути является также и гражданским. «Официальным» же, по мнению церкви, становится только венчанный брак, при заключении которого супруги прошли обряд бракосочетания в храме.

Все остальные, оформленные в ЗАГСе, – «гражданские». Но проблем с ними действительно нет: «В период христианизации Римской империи законность браку по-прежнему сообщала гражданская регистрация. Освящая супружеские союзы молитвой и благословением, церковь тем не менее признавала действительность брака, заключенного в гражданском порядке, в тех случаях, когда церковный брак был невозможен, и не подвергала супругов каноническим прещениям. Такой же практики придерживается в настоящее время РПЦ», – говорится в 10-й части Основ социальной концепции РПЦ.

Как государство понимает гражданский брак

Здесь все просто. Понятие брака в России определяет Семейный кодекс, и он довольно конкретен – браком считается лишь союз, оформленный в органах регистрации актов гражданского состояния, то есть в ЗАГС (п. 2 ст. 1 Семейного кодекса). Если же отдела ЗАГС в поселке или городе нет, то его роль могут выполнять органы местного самоуправления.

Так повелось еще с 1917 года, когда вышел декрет Совета народных комиссаров «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния». Первая же его строка гласила, что «Российская республика впредь признает лишь гражданские браки». Этот декрет был призван освободить граждан от необходимости венчаться, поскольку в Российской империи для православных христиан не существовало другого понятия брака, кроме церковного – и это в начале XX века обернулось лишними правовыми проблемами.

Как церковь и закон понимают сожительство

Конкубинат, как еще называют сожительство, явление довольно древнее. Оно присутствовало еще в римском праве, но лишь закрепляя законом определенную форму отношений и не давая при этом никаких прав партнерам – в первую очередь женщинам. При этом если внецерковные браки церковь не осуждала, то вот отношение к конкубинату во все века перекликалось с недавними словами протоиерея Смирнова.

Не одобряет сожительства и РПЦ в целом. Вот как было сформулировано отношение церкви к таким отношениям на Архиерейском совещании в 2015 году: «Отдельному рассмотрению подлежат те случаи, когда лица проживают совместно длительное время, нередко имеют общих детей, но не состоят в церковном или зарегистрированном государством браке, причем одна из сторон такого сожительства не желает ни регистрировать отношения, ни венчаться. Такие сожительства греховны, а их распространение в мире является противлением замыслу Божию о человеке, опасно для института брака и не может получить никакого признания со стороны Церкви».

Послабления допускаются лишь для той стороны, что не против зарегистрировать брак, но не может сделать этого из-за нежелания партнера.

Отношения же государственных властей с сожительством со временем менялись. Как уже упоминалось, с 1917 года советские руководители разрешили регистрировать браки без венчания, пытаясь тем самым убить двух зайцев: побороть церковь и легитимизировать огромное число ранее зарегистрированных там союзов. Последнее нужно было в том числе для защиты оставшихся в одиночестве женщин, которые ранее не могли претендовать на семейное имущество. Но процесс шел туго, и в 1926 году ВЦИК решился на радикальный шаг: новый «Кодекс о браке, семье и опеке» вводил понятие «фактического брака» – по сути, того же сожительства. Такой союз приравнивался к гражданскому браку, и при разделе имущества супруг мог доказать свое право на него, предоставив суду различные документы, переписки и прочее.

В 20-е годы около 7% браков пары по-прежнему регистрировали по старым порядкам, и новый кодекс в итоге не слишком улучшил положение. Во-первых, оказалось, что огромное число людей жили сразу на несколько семей, и каждая из них могла претендовать на часть имущества, во-вторых, процесс «доказывания» своего права был несовершенен, что влекло дополнительные сложности при рассмотрении дел, и в-третьих, к другим пунктам кодекса также были вопросы. Например, выплачивать алименты, согласно ему, должны были только мужчины – даже если виновником разрыва была женщина.

Кодекс продержался всего 18 лет – «брачная амнистия», направленная, как бы сейчас сказали, на «вывод из тени» незарегистрированных пар, провалилась. В 1944 году вышел указ президиума Верховного совета, отменявший предыдущие положения. С 8 июля 44-го официальными снова становились лишь зарегистрированные браки.

В современной России периодически возникают идеи о том, чтобы ввести в Семейный кодекс понятие «незарегистрированного союза», однако поддержки они не находят. Инициаторы пытаются обосновать свои предложения необходимостью социально защитить расстающихся партнеров, оппоненты же указывают, что Семейный и Гражданский кодексы и сейчас способны урегулировать возникающие конфликты. При этом главную претензию к проектам в Госдуме формулируют так: «Это по сути легализация сожительства, что противоречит Концепции семейной политики и не способствует сохранению семейных ценностей».

Зарубежный опыт

Существует устойчивый стереотип о том, что европейское общество давно уже пошло по пути отхода от традиционного брака в сторону более свободных отношений – в первую очередь сожительства. На самом же деле никаких существенных сдвигов статистики не видят.

Посмотрим на актуальные цифры Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) по развитым странам: 50% людей старше 20 лет живут в браке, 40% – в одиночестве или с родителями, и только 10% – в сожительстве, то есть никак не оформили свои отношения с партнером. Это средняя цифра, и в отдельных государствах показатели, конечно, могут разниться. Например, в Швеции сожительствуют 19% пар, а в Польше – 2%. Отличаются цифры и по возрастным группам. Среди людей до 34 лет сожительствующих больше, чем среди всех «взрослых» старше 20 лет в целом. И вообще – более трети (34%) европейцев живут с родителями. Особенно это ярко выражено у словаков (62%), словенцев и итальянцев (по 53%). И с годами эти цифры не сильно менялись.

А вот что меняется значительно – число рожденных в незарегистрированных парах детей. В 1970 году таких было 7,2%, в 2016-м – уже 40%. В каких-то странах цифра доходит до 60-70%. Объяснений этому несколько. Первое и главное – повышается возраст, в котором женщины выходят замуж. В странах вроде Болгарии и Италии средний возраст впервые вступающих в брак супругов и вовсе доходит до 34 лет. Свадьбы «отъезжают» по времени, и все больше детей рождаются до этого. Второй причиной аналитики называют как раз число сожительствующих пар. Хотя наибольшей проблемой становятся «гостевые» отношения, когда партнеры встречаются лишь время от времени. И это белое пятно – проблема для исследователей, признают в том числе в OECD. Нынешние опросы и переписи не способны отразить адекватные цифры по этой категории пар.

На фоне роста числа детей, родившихся в незарегистрированных отношениях, многие европейские страны пытаются принимать различные меры для защиты их и матерей. Где-то, как в Германии, сожителям предлагают заключить имущественный «Договор о партнерстве», чтобы не возникало проблем в будущем. Во Франции есть схожий «Договор о совместной жизни», который, по сути, регистрирует отношения тех, кто не хочет их регистрировать. Обычно такие документы направлены на то, чтобы упростить партнерам жизнь в налоговой и социальной сфере. Наиболее прогрессивной в этом плане считается Швеция, которая еще в 1987 году приняла акт, регулирующий отношения фактических супругов. Он дает право им претендовать на совместное имущество, освобождает от обязанности материально поддерживать партнера (как в обычном браке), а также от необходимости выплачивать долги партнера после расставания с ним или его смерти.



О принятии законопроекта №368962–7 «О внесении изменений вСемейный кодекс Российской Федерации» (по вопросу остатусе фактических брачных отношений)

Жмыхова Екатерина Владимировна, студент магистратуры

Сибирский институт управления — филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (г. Новосибирск)

В современном обществе примерно 50 % граждан перед официальным вступлением в брак и созданием семьи состоят в фактических брачных отношениях (гражданском браке). Гражданский брак является одной из негативных тенденций современного общества.

Прежде чем рассматривать нормы, представленные в Законопроекте № 368962–7 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации» (по вопросу о статусе фактических брачных отношений), следует разобрать, в чем заключается суть понятий брак и фактические брачные отношения, т. к. в обществе присутствует определенная подмена в понятии данный определений. В законе отсутствует легальное определение данных понятий, в связи с чем обратимся к научной литературе.

«Гражданский брак — союз мужчины и женщины, зарегистрированный только в органах ЗАГСа, в отличие от брака церковного»

Фактический брак — фактическое супружество, не оформленное в установленном законом порядке. В РФ нередко называется гражданским браком. Фактический брак не порождает супружеских прав и обязанностей, предусмотренных семейным законодательством. В 1927–1944 гг. советское законодательство предусматривало возможность признания в судебном порядке юридической силы фактического брака.

На данный момент в Государственной Думу Российской Федерации на рассмотрении находится Законопроект № 368962–7 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации» (по вопросу о статусе фактических брачных отношений).

Настоящий законопроект предлагает прировнять статус фактических брачных отношений и зарегистрированных отношений, путем дополнения и внесения изменений в Семейный кодекс РФ. Так предлагается дополнить ч.2 ст.1; ст.2 и дополнить гл.3.1. Предлагается следующее содержание данных статей:

  1. ч. 2 ст. 1 дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Защищаются права лиц, состоящих в фактических брачных отношениях».;

  1. ст. 2 после слов «его недействительным», словами «статус фактических брачных отношений»,
  2. дополнить главой 3.1 следующего содержания:

«Глава 3.1. Фактические брачные отношения

Статья 15.1. Порядок признания фактических брачных отношений

1. Фактические брачные отношения — не зарегистрированный в установленном порядке союз мужчины и женщины, проживающих совместно и ведущих общее хозяйство.

2. На фактические брачные отношения распространяются условия, предусмотренные настоящим Кодексом для заключения брака.

3. Признаками фактических брачных отношений являются:

ведение общего хозяйства и совместное проживание в течение пяти лет;

ведение общего хозяйства, совместное проживание в течение двух лет и наличие общего ребенка (общих детей).

4. При наличии одного из обстоятельств, указанных в части 3 настоящей статьи, союз мужчины и женщины получает статус фактических брачных отношений и влечет наступление прав и обязанностей супругов, предусмотренных семейным и гражданским законодательством.

Статья 15.2. Имущество лиц, состоящих в фактических брачных отношениях

Если договором не установлено иное, имущество, нажитое лицами, состоящих в фактических брачных отношениях, в период их совместного проживания является их совместной собственностью.

Если договором не установлено иное, в отношении имущества, указанного в части первой настоящей статьи, применяются положения главы 7 настоящего Кодекса.

Данное предложение на современном этапе развития общества является неуместным. К такому выводу можно прийти, изучив статистические данные по количеству зарегистрированных браков за последние несколько лет. Исходя из данных представленных в диаграммах ниже мы видим, что последние несколько лет прослеживалась тенденция к сокращению количества зарегистрированных браков. А данная норма может подтолкнуть граждан к дальнейшему отказу от регистрации брака, что в может привести к упадку института семьи и брака, который и так находится в не лучшем положении в настоящее время.

В законопроекте прописаны критерии соответствие, которым позволит прировнять фактические брачные отношения к официальному браку, к таким критериям относятся ведение общего хозяйства и совместное проживание мужчины и женщины (5 лет и 2 года при наличии общего ребенка). В реалиях настоящего времени, возможно, возникновение сложностей с подтверждением срока совместного проживания.

Также в пояснительной записке к законопроекту речь идет о защите имущественных интересов граждан, проживающих в фактических брачных отношениях, и защите интересов детей. Т. к. граждане не регистрирующие брачные отношения, не обладают правами и обязанности супругов, то имущество, приобретенное в период таких отношений, никак не делится между лицами после окончания подобных отношений. Но не стоит забывать, что согласно ст.12 ГК РФ определен конкретный перечень способов защиты, одним из которых будет являться защита интересов в судебном порядке, подобная норма закреплена и в ч.1 ст. 24 Семейного кодекса говорится, что «При расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда либо о разделе общего имущества супругов». Таким образом защитить свои имущественные интересы можно как состоя в фактических брачных отношениях, так и в зарегистрированном браке, основная загвоздка будет только состоять в доказательстве периода приобретения данного имущества, который нас возвращает к проблеме определения периода совместного проживания граждан.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что действующее законодательство содержит в себе достаточное регулирование зарегистрированного брака и его правовых последствий с учетом различных жизненных ситуаций и обстоятельств. У каждого гражданина есть выбор, в каких отношениях состоять. И если гражданин по каким-то причинам не хочет брать на себя ответственность и обязательства правового характера, вступая в законный брак, и избегает этого шага, то нет необходимости закреплять на законодательном уровне дополнительные виды отношений, а следует наоборот провести ряд мер для укрепления института семьи и повышения ценности брака.

Литература:

Центральный районный суд г. Сочи (Краснодарский край) — Гражданские и административные Дело № 2- 5172/19

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
27 ноября 2019 года город Сочи
Центральный районный суд г. Сочи Краснодарского края в составе судьи Вергуновой Е.М., при секретаре судебного заседания Варданян Л.Т., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Центрального районного суда г. Сочи гражданское дело по исковому заявлению Новоселовой Л. В. к Куневой Г. Ф. об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях и установлении факта отцовства посмертно,
установил:

Новоселова Л.В. обратилась в Лазаревский районный суд г. Сочи к Куневой Г.Ф. с иском об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях и установлении факта отцовства посмертно, мотивировав свои исковые требования тем, что истец является матерью несовершеннолетней дочери Новоселовой Д. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Согласно актовой записи о рождении Новоселовой Д. Г. в графе «отец» стоит пропуск. Однако отцом ребенка является Кунев Г. Н.. Ответчик приходится родной матерью Куневу Г.Н.
Истец указывает, что ДД.ММ.ГГГГ она вступила в фактические брачные отношения с Куневым Г.Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, проживали они совместно с ведением общего хозяйства, брак не был официально зарегистрирован в органах ЗАГСа. Ни истец, ни Кунев Г.Н. в зарегистрированном браке с другими лицами не состояли. Кунев Г. Н. знал, что истец беременна от него, ждет дочь и очень хотел ее рождения. ДД.ММ.ГГГГ Кунев Г.Н. умер. Через 3 месяца после его смерти спустя родился их совместный ребенок — дочь Новоселова Д. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Установление юридического факта совместного проживания и установления факта отцовства необходимо истцу для оформления пенсии по случаю потери
кормильца. Факт того, что Кунев Г.Н. является отцом Новоселовой Д. Г., и факт совместного проживания, ведения общего хозяйства истцом и Куневым Г.Н., умершим ДД.ММ.ГГГГ, подтверждается, по мнению истца, свидетельством о рождении Новоселовой Д. Г., совместными фотографиями разных лет, на которых запечатлены истец и Кунев Г.Н., полисом обязательного медицинского страхования на имя Кунева Г.Н., справкой из МБУЗ г.Сочи «Городская больница №», справкой и отделения реанимации, в которой указано, что истец в период болезни Кунева Г.Н. ухаживала за ним, договор на оказание медицинских услуг на имя Кунева Г.Н., письмами друзей, адресованными истцу и Куневу Г.Н., показаниями свидетелей — друзей Кунева Г.Н., которые могут подтвердить, что истец проживала с Куневым Г.Н., вела общее хозяйство, Кунев Г.Н. знал о том, что истец беременна, ждал и желал рождения дочери. На основании изложенного истец просит суд установить факт состояния ее в фактических брачных отношениях с Куневым Г. Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, установить факт того, что Кунев Г. Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умерший ДД.ММ.ГГГГ, является отцом Новоселовой Д. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения.
Определением от ДД.ММ.ГГГГ Лазаревского районного суда г. Сочи гражданское дело по иску Новоселовой Л.В. к Куневой Г.Н. передано по подсудности в Центральный районный суд г. Сочи.
ДД.ММ.ГГГГ указанное гражданское дело поступило в Центральный районный суд г. Сочи, ДД.ММ.ГГГГ принято к производству Центрального районного суда г. Сочи.
В судебном заседании истец Новоселова Л.В. на удовлетворении исковых требований настаивала и суду пояснила, что брак между нею и Куневым Г.Н. не был зарегистрирован по той причине, что Кунев Г.Н. имел судимость, что могло негативно отразиться на учебе ее старшего сына по юридической специальности. Проживала она с Куневым Г.Н. некоторое время на в Центральном районе г. Сочи, а некоторое время жили в ее доме в селе г. Сочи. У Кунева Г.Н. детей не было, Д. – его единственный ребенок. Не согласна с письменным отзывом ответчика Куневой Г.Ф., утверждающей, что ее сын Кунев Г.Н. не мог иметь детей, не имел с истцом сексуальных связей, поскольку считает, что нет необходимости доказывать очевидные обстоятельства, поскольку она и Кунев Г.Н. несколько лет проживали одной семьей и вели общее хозяйство.
Ответчик Кунева Г.Ф. в судебное заседание не явилась, о дате и месте судебного заседания извещена надлежаще, под расписку в материалах дела (л.д. 78), направила в суд письменное заявление об отложении судебного заседания до ДД.ММ.ГГГГ в связи с прохождением лечения по поводу заболевания ног, а также письменный отзыв на исковое заявление, в котором указала следующее.

С заявленными требованиями Новоселовой Л.В. в части установления юридического факта брачных отношений между нею и Куневым Г.Н. ответчик не согласна по следующим основаниям. Российское законодательство не имеет таких понятий, как «фактические брачные отношения» или «гражданский брак». Семейное законодательство Российской Федерации признает только брак, заключённый в органах записи гражданского состояния. Закон не устанавливает прав или обязанностей для людей (сожителей), чьи отношения не зарегистрированы в органах ЗАГСа. Следовательно, права и обязанности супругов возникают только с момента государственной регистрации брака. Из чего следует, что установление фактических брачных отношений без их государственной регистрации невозможно, как и возникновение у сожителей, не зарегистрировавших брак в установленном порядке, прав и обязанностей супругов. В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за 1 квартал 2002 г. (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ ДД.ММ.ГГГГ) изложена однозначная позиция суда, а именно: установление судом факта нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после ДД.ММ.ГГГГ, не допускается. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 247 ГПК РСФСР суд рассматривает дела об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях в определенных законом случаях, если регистрация брака в органах записи актов гражданского состояния не может быть произведена вследствие смерти одного из супругов. Как разъяснил Пленум Верховного Суда СССР в п. 6 постановления от ДД.ММ.ГГГГ N 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение», в соответствии с действующим законодательством суд не вправе рассматривать заявление об установлении факта нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после ДД.ММ.ГГГГ Следовательно, установление данного факта не влечет юридических последствий. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 8 «О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР» указано, что до принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР, могут применяться судами в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств. (Определение №Вп02-1). В Определении Конституционного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 26-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Иониной В. П.» также изложена позиция суда по признанию юридического факта нахождения лиц в брачных отношениях: «Правовое регулирование брачных отношений в Российской Федерации осуществляется только государством. В настоящее время закон не признает незарегистрированный брак и не считает браком сожительство мужчины и женщины. Оно не порождает правовых последствий и поэтому не устанавливается судами в качестве факта, имеющего юридическое значение. Исключение сделано лишь для лиц, вступивших в фактические брачные отношения до ДД.ММ.ГГГГ, поскольку действовавшие в то время законы признавали равноправными два вида брака — зарегистрированный в органах ЗАГСа и фактический брак… В ч.1 ст. 12 СК РФ изложены условия вступления в брак: взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста. Исходя из изложенного следует, что, несмотря на достижение брачного возраста, между Куневым Г.Н. и Новоселовой Л.В. отсутствовало добровольное согласие на вступление в брак и регистрация его в органах ЗАГСа, их сожительство не является браком, не может судом быть признано браком и, соответственно, не может повлечь юридические последствия, как у лиц, зарегистрировавших брак в органах ЗАГСа.
По юридическому факту установления отцовства Кунева Г.Н. Новоселовой Д.Г. заявителем не представлены доказательства отцовства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от Кунева Г.Н. Согласно ст. 49 СК РФ суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица. Как следует из заявления Новоселовой Л.В., она не имеет намерения провести молекулярно-генетическую экспертизу, позволяющую установить отцовство с высокой степенью точности. Мнение ответчика по данному вопросу однозначное: молекулярно-генетическая экспертиза необходима.
Другими доказательствами невозможности быть отцом Новоселовой Д.Г. являются следующие фактические обстоятельства. ДД.ММ.ГГГГ Кунев Г.Н. был осужден Центральным районным судом г. Сочи по ст. 231 ч 2 «в», ст. 228 ч. 2 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, приобщился к употреблению наркотиков в подростковом возрасте. После освобождения из мест лишения свободы в 2013 году не работал ни одного дня, все время до его смерти находился на иждивении ответчика. Содержать семью он не мог, так как не имел ни постоянного, ни временного заработка. Его проживание в квартире оплачивала ответчик со своей пенсии и дополнительных подработок. Кунев Г.Н. являлся хроническим алкоголиком и наркоманом, постоянно на протяжении всей своей жизни, начиная с подросткового возраста, до последнего года своей жизни, находился в состоянии алкогольной и наркотической зависимости. В последний год жизни Кунев Г.Н. физически не мог иметь сексуальные контакты с женщинами, в том числе, с Новоселовой Л.В., тем более, зачать ребенка. Новоселова Л.В. в присутствии ответчика неоднократно говорила ему об этом, называя его импотентом и другими соответствующими словами.
Ответчик считает, что Новоселова Г.Н. не только не вступала с Куневым Г.Н. в сексуальные отношения, но и не сожительствовала с ним в бытовом смысле. Не имела и не вела с ним общего хозяйства, не имела с ним общих предметов быта, кухонной утвари, одежды, не была зарегистрирована вместе с ним по месту жительства, не платила по коммунальным счетам, не приобретала продукты и личные вещи, никакие совместные личные и хозяйственные дела их не связывали, ничего совместного они не имели, вместе даже не спали на одной кровати. После смерти Кунева Г.Н. Новоселова Л.В. не принимала участия в погребении, не оплачивала похороны и до настоящего дня ни разу не озаботилась уходом за могилой, как она утверждает, отцом её ребенка. Согласно справки о смерти № С-00016 от ДД.ММ.ГГГГ причиной смерти Кунева Г.Н явились инфекционно-токсический шок и двусторонняя полисегментарная пневмония с абсцедированием. Двусторонняя полисегментарная пневмония с абсцедированием характеризуется факторами, способствующими попаданию возбудителей в легочную ткань в результате аспирации (вдыхания) значительного количества секрета ротоглотки и наличие в организме гнойных очагов, контактирующих с кровеносным или лимфатическим руслом. Аспирационный механизм возникновения абсцедирующей пневмонии, чаще всего, наблюдается у лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, эпилепсией, инсультом, нарушениями сознания, дисфагией, ГЭРБ и др.
На основании изложенного, ответчик просит суд отказать в требованиях Новоселовой Л.В. в полном объеме.
Принимая во внимание отсутствие доказательств прохождения ответчиком Куневой Г.Ф. лечения и невозможности участия в судебном заседании вследствие заболевания, судом отказано в удовлетворении ходатайства Куневой Г.Ф. об отложении судебного заседания до ДД.ММ.ГГГГ, суд пришел к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие ответчика.
Представители третьих лиц ГУ Управления Пенсионного Фонда Российской Федерации в Лазаревском внутригородском районе города-курорта Сочи Краснодарского края по доверенности И.А.Клепаченко и Отдела ЗАГС поселка г. Сочи в судебное заседание не явились, направили в суд письменные заявления о рассмотрении дела в их отсутствие (л.д.72 и 79).На основании ч.5 ст. 167 ГПК РФ суд пришел к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие представителей третьих лиц.
Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Зимин О.Н., будучи предупрежден об уголовной ответственности за отказ и за дачу заведомо ложных показаний, суду пояснил, что знаком с Новоселовой Л.В., которую знал как жену Кунева Г.Н., который работал на предприятии у свидетеля без оформления трудовых отношений в 2015-2016 гг, Новоселова Л.В. привозила Кунева Г.Н. на работу, знает, что у Новоселовой Л.В. есть сын, видел ее в состоянии беременности, Кунев Г.Н. говорил, что, если у него родится сын, то он бросит пить.
Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Кушнирук М.А., будучи предупрежден об уголовной ответственности за отказ и за дачу заведомо ложных показаний, суду пояснил, что Кунева Г.Н. знает давно, примерно с 14 лет, с истицей познакомился через Кунева Г.Н., между ними были семейные отношения, примерно 5-6 лет до смерти Кунева Г.Н. Новоселова Л.В. проживала с ним, он был в гостях у Новоселовой и Кунева на в г. Сочи, Новоселова была беременна, они ждали ребенка, у Кунева детей не было, он радовался, что родится ребенок.
Выслушав истца, допросив свидетелей, изучив материалы дела, суд пришел к выводу об удовлетворении требований Новоселовой Л.В. по следующим основаниям.
Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка. Ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства, а также, насколько это возможно, право знать своих родителей и право на их заботу (ст. 7 Конвенции).
Таким образом, Конвенцией о правах ребенка провозглашено право ребенка знать своих родителей.
В силу статьи 47 Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ) права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке.
Как следует из содержания статьи 49 СК РФ, в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей или заявления отца ребенка (пункт 4 статьи 48 указанного Кодекса) происхождение ребёнка от конкретного лица (отцовство) устанавливается в судебном порядке по заявлению одного из родителей, опекуна (попечителя) ребенка или по заявлению лица, на иждивении которого находится ребенок, а также по заявлению самого ребенка по достижении им совершеннолетия. При этом суд принимает во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица.
В соответствии со ст. 50 Семейного кодекса РФ в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью ребенка, суд вправе установить факт признания им отцовства. Рассмотрение дела об установлении такого факт проводится в особом порядке.
Согласно правовой позиции, изложенной в п.п. 22, 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей», в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, родившегося ДД.ММ.ГГГГ и позднее, но не состояло в браке с его матерью, суд в соответствии со статьей 50 СК РФ вправе в порядке особого производства установить факт признания им отцовства. В отношении детей, родившихся до ДД.ММ.ГГГГ, от лиц, не состоявших в браке, факт признания отцовства в случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, может быть установлен судом при условии, что ребенок находился на иждивении этого лица к моменту его смерти либо ранее (статья 3 Закона СССР от ДД.ММ.ГГГГ N 2834-VII «Об утверждении Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье», статья 9 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от ДД.ММ.ГГГГ «О порядке введения в действие Кодекса о браке и семье РСФСР») (п.22), суд вправе также в порядке особого производства установить факт отцовства лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, в случае смерти этого лица. Такой факт может быть установлен судом в отношении детей, родившихся ДД.ММ.ГГГГ и позднее, при наличии доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица (статья 49 СК РФ), а в отношении детей, родившихся в период с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, — при наличии доказательств, подтверждающих хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в статье 48 Кодекса о браке и семье РСФСР (п.23).
Обстоятельства, изложенные в исковом заявлении Новоселовой Л.В., подтверждаются следующими доказательствами, исследованными в судебном заседании.
Из свидетельства серии V-АГ №, выданного отделом ЗАГС поселка города-курорта Сочи Управления ЗАГС Краснодарского края ДД.ММ.ГГГГ, о рождении Новоселовой Д. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, следует, что в графе «мать» указана Новоселова Л. В., в графе «отец» проставлены прочерки (л.д. 9).
Истец утверждает, что отцом Новоселовой Д.Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, является Кунев Г. Н., 1980 года рождения, с которым она проживала вместе несколько лет до рождения ребенка.
Указанное истцом обстоятельство подтверждено в судебном заседании допрошенными свидетелями Зиминым О.Н. и Кушнирук М.А.
Оценивая данные указанными свидетелями показания, суд принимает их в числе надлежащих доказательств по данному делу, поскольку они логичны, последовательны, не противоречат другим установленным по делу обстоятельствам, свидетели предупреждены судом об уголовной ответственности, предусмотренной статьей 307 УК РФ, подписка свидетелей приобщена к материалам дела.
Кроме того, истцом представлены суду фотографии с изображением ее и Кунева Г.Н., выполненные при жизни последнего, на которых имеются изображения Новоселовой Л.В. и Кунева Г.Н. в обнимку, фотографии выполнены в разных местах и в разное время.
Истцом представлены суду оригиналы справки Муниципального бюджетного учреждения здравоохранения города Сочи «Городская больница №» от ДД.ММ.ГГГГ за подписью заведующей отделением В.О. Островской, из которой следует, что Кунев Г. Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, с ДД.ММ.ГГГГ находился в отделении реанимации, а также справки Гомидухина А.Н., врача анестезиолога-реаниматолога отделения ОРИТ, в которой он подтверждает, что Новоселова Л.В., будучи беременной, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ навещала пациента Кунева Г.Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, находившегося на лечении в отделении ОРИТ с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: токсическое действие неизвестного вещества.
Кроме того, истцом представлен суду оригинал полиса обязательного медицинского страхования № на имя Кунева Г. Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, а также оригиналы переписки Кунева Г.Н. с Богачевым А.М. из ФКУ ИК — (8 почтовых конвертов), из которых на 7 конвертах указана фамилия получателя Новоселова Л.В., адрес: г. Сочи, .
Совокупность представленных истцом доказательств позволяет суду сделать вывод об установлении факта отцовства Кунева Г.Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в отношении Новоселовой Д.Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения.
Доводы ответчика Куневой Г.Ф. о том, что ее сын Кунев Г.Н. не мог иметь детей и не может быть признан отцом родившегося у истца ребенка, суд признает не состоятельными, поскольку они не подтверждены какими-либо доказательствами.
Проведение судебной молекулярно-генетической экспертизы на предмет установления отцовства Кунева Г.Н. в отношении Новоселовой Д.Г., на которой настаивает ответчик, не представляется возможным, поскольку из сообщения начальника ГБУЗ Бюро СМЭ № МЗ КК Шипанова И.Н. от ДД.ММ.ГГГГ № на запрос суда следует, что какой-либо аутопсийный биоматериал, пригодный для генетического исследования, при исследовании трупа Кунева Г.Н. не изымался (л.д. 53).
Доводы ответчика о том, что ее сын Кунев Г.Н. никогда не проживал вместе с Новоселовой Л.В., опровергаются как пояснениями свидетелей, так и Договором на предоставление услуг № от ДД.ММ.ГГГГ, заключенным между ООО «Дагомыс телеком» и Новоселовой Л.В., на предоставление доступа к глобальной сети Интернет по адресу: г. Сочи, , и актом приема-сдачи выполненных работ (л.д. 36, 27-39).
Согласно материалов дела, указанный адрес является местом постоянного жительства ответчика Куневой Г.Ф. (л.д. 33 – доверенность от имени Куневой Г.Ф. на имя Нодия Т.С., л.д. 52-копия паспорта Куневой Г.Ф.).
Однако суд не усматривает оснований для удовлетворения исковых требований Новоселовой Л.В. об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях с Куневым Г.Н., 1980 года рождения, поскольку согласно ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает только факты, имеющие юридическое значение.
Факт состояния в фактических брачных отношениях с Куневым Г.Н., 1980 года рождения, не имеет юридических последствий, поскольку согласно разъяснению, изложенному Верховным Судом РФ в п.6 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от ДД.ММ.ГГГГ N 9 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение», в соответствии с действующим законодательством суд не вправе рассматривать заявление об установлении факта нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после ДД.ММ.ГГГГ
На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

Заявление Новоселовой Л. В. к Куневой Г. Ф. об установлении факта состояния в фактических брачных отношениях и установлении факта отцовства посмертно — удовлетворить в части.
Установить факт того, что Кунев Г. Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, гражданин Российской Федерации, умерший ДД.ММ.ГГГГ в городе Сочи, приходится отцом Новоселовой Д. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, место рождения – город Сочи Краснодарского края, гражданки Российской Федерации.
Разъяснить, что данное решение суда после его вступления в законную силу является основанием для государственной регистрации установления отцовства Кунева Г. Н., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, гражданин Российской Федерации, в отношении Новоселовой Д. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, место рождения – город Сочи Краснодарского края, гражданки Российской Федерации, и внесения изменений в запись акта о рождении Новоселовой Д. Г..
В удовлетворении остальной части требований – отказать.
В соответствии со ст. 199 ГПК РФ мотивированное решение суда изготовлено 04 декабря 2019 года.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Краснодарский краевой суд через Центральный районный суд г.Сочи в течение месяца со дня его принятия судом в окончательной форме.
Судья:

Суд:

Центральный районный суд г. Сочи (Краснодарский край)

Судьи дела:

Вергунова Елена Михайловна (судья)

Последние документы по делу:

Судебная практика по:

Установление отцовства
Судебная практика по применению норм ст. 49, 50 СК РФ

admin