Этапирован

УИК РФ Статья 73. Места отбывания лишения свободы

1. Осужденные к лишению свободы, кроме указанных в части четвертой настоящей статьи, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

2. При отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для их размещения.

3. Осужденные женщины, несовершеннолетние осужденные направляются для отбывания наказания по месту нахождения соответствующих исправительных учреждений.

4. Осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 — 206, 208 — 211, 275, 277 — 279, 281, частями первой, первой.1 и третьей статьи 282.1, частями первой, первой.1 и третьей статьи 282.2, статьей 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 и статьей 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные за иные преступления, в отношении которых имеется информация об их приверженности идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии (при отсутствии достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) и оказании ими в связи с этим в период содержания под стражей, отбывания наказания соответствующего негативного воздействия на других обвиняемых (подозреваемых), осужденных, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

УИК РФ Статья 74. Виды исправительных учреждений

1. Исправительными учреждениями являются исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию, осужденных, в отношении которых приговор суда вступил в законную силу и которые подлежат направлению в исправительные учреждения для отбывания наказания, осужденных, перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое, осужденных, оставленных в следственном изоляторе или переведенных в следственный изолятор в порядке, установленном статьей 77.1настоящего Кодекса, а также в отношении осужденных на срок не свыше шести месяцев, оставленных в следственных изоляторах с их согласия.

2. Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные колонии особого режима. В исправительных колониях могут создаваться изолированные участки с различными видами режима, а также изолированные участки, функционирующие как тюрьма. Порядок создания, функционирования и ликвидации указанных участков определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

3. В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные преступления небольшой и средней тяжести, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в порядке, установленных пунктами «в» и «г» части второй статьи 78 настоящего Кодекса.

4. В исправительных колониях общего режима отбывают наказание осужденные мужчины, кроме перечисленных в частях пятой, шестой и седьмой настоящей статьи, а также осужденные женщины.

5. В исправительных колониях строгого режима отбывают наказание мужчины, впервые осужденные к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений; при рецидиве преступлений и опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

6. В исправительных колониях особого режима отбывают наказание осужденные мужчины при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы на определенный срок или пожизненным лишением свободы.

7. В тюрьмах отбывают наказание осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, осужденные к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 281, 317, 360, 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переведенные из исправительных колоний.

8. В лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях отбывают наказание осужденные, указанные в части второй статьи 101 настоящего Кодекса. Лечебно-профилактические учреждения выполняют функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осужденных. В лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях могут создаваться изолированные участки, функционирующие как колонии-поселения. Порядок создания, функционирования и ликвидации указанных участков определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

9. В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими возраста 19 лет. В воспитательных колониях могут создаваться изолированные участки, функционирующие как исправительные колонии общего режима, для содержания осужденных, достигших во время отбывания наказания возраста 18 лет. Порядок создания, функционирования и ликвидации указанных участков определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

УИК РФ Статья 75. Направление осужденных к лишению свободы для отбывания наказания

1. Осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора суда в законную силу. В течение этого срока осужденный имеет право на краткосрочное свидание с родственниками или иными лицами. Порядок направления осужденных в исправительные учреждения определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

2. Администрация следственного изолятора обязана поставить в известность одного из родственников по выбору осужденного о том, куда он направляется для отбывания наказания.

«Примерно по 70—80 заключённых из каждого крупного мужского СИЗО столицы ежемесячно отправляют в другие регионы сразу после вынесения судом приговора, не дожидаясь рассмотрения апелляционных жалоб. Из женского СИЗО №6 каждый месяц вывозят приблизительно 20 человек», — сказал собеседник RT.

По его словам, такая практика существовала и раньше, а после окончания карантина возобновилась.

«Раньше заключённый писал заявление с отказом от этапирования в другой регион до рассмотрения жалобы на приговор суда, а теперь представители администраций московских СИЗО заявляют, что мнение арестантов и адвокатов не имеет значения», — отметил правозащитник.

В ОНК утверждают, что осуждённые участвуют в рассмотрении своих жалоб на приговоры с помощью видеосвязи.

Как добавили в ОНК, заключённые жалуются правозащитникам на то, что фактически лишаются при этом помощи адвоката, многие не в состоянии оплатить защитникам перелёты, гостиницы.

Во ФСИН прокомментировали RT ситуацию с этапированием.

«В целях соблюдения требований ст. 23 федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» ФСИН России принято решение о переводе осуждённых по согласованию с судами для дальнейшего содержания под стражей в СИЗО других близлежащих территориальных органов ФСИН России, где имеются условия для их размещения», — говорится в ответе ФСИН на запрос RT о причинах этапирования столичных арестантов в другие регионы.

Статья 23 закона предусматривает предоставление заключённому в СИЗО индивидуального спального места и устанавливает норму санитарной площади в камере в размере 4 кв. м.

Нарушения прав подсудимых на защиту в сложившейся ситуации во ФСИН не усматривают. В пресс-бюро ведомства указывают на то, что для участия адвокатов в рассмотрении уголовных дел «используется видео-конференц-связь, которая получила широкое применение в судах».

Как подчёркивается, точно так же и заключённые могут воспользоваться этим правом, что «отвечает закреплённому в Конституции России принципу состязательности, а также правовым позициям Европейского суда по правам человека».

Кроме того, добавили в ведомстве, решение по данному вопросу принимает суд.

«Вопрос о форме участия в судебном заседании осуждённого, содержащегося под стражей, решается судьёй апелляционной инстанции», — подчеркнули в пресс-бюро ФСИН.

Ранее в УФСИН Москвы сообщили, что передачи для вновь поступивших в столичные СИЗО будут приниматься без предварительной записи в электронной очереди.

В российских колониях и СИЗО запретили свидания. Такие ограничения ФСИН ввела из-за эпидемии коронавируса. В некоторых местах лишения свободы родственники не могут даже оставить передачу, попасть к заключенным пока могут лишь адвокаты и члены Общественных наблюдательных комиссии. Корреспондент Север.Реалии изучил, готовы ли учреждения ФСИН к пандемии коронавируса.

Петрозаводское СИЗО-1 в центре города: здесь почти четыре года ждет решения городского суда 64-летний карельский исследователь сталинских репрессий Юрий Дмитриев. Недавно он перенес простуду – из-за болезни пропустил несколько свиданий с дочерью Катериной. Но сегодня Катя снова не может попасть к отцу: теперь по распоряжению ФСИН все свидания с людьми в учреждениях ФСИН России запрещены из-за эпидемии коронавируса. Единственный способ связи – телефонные звонки по разрешению судьи и переписка по почте. Раньше Катя могла увидеть папу и сказать пару слов в коридоре суда, пока его вели до зала заседания, но теперь туда пускают только непосредственных участников процесса. Катерина Клодт вовсе не выступает против мер предосторожности в такое время, хотя считает некоторые запреты слишком суровыми.

Катерина Клодт

– На свидании мы сидим в отдельном помещении, с осужденными, разговариваем через стекло по телефону. Каким образом мы можем занести им инфекцию? И как проверяются работники: конвоиры, которые возят людей в суды, например, из СИЗО? Они ведь тоже ходят домой, ездят в общественном транспорте, как и мы. Почему считается, что именно родственники могут заразить человека в СИЗО, а сотрудники нет? – спрашивает она.

В СИЗО Петрозаводска Клодт заверили, что все необходимые лекарства для лечения больных заключенных у них есть. На вопросы Север.Реалии о ситуации в учреждениях Карелии, в пресс-службе УФСИН сообщили, что «в случае выявления у лиц, содержащихся под стражей, симптомов заболевания или подозрений на новую коронавирусную инфекцию, начальникам территориальных органов ФСИН России поручено организовать их госпитализацию в учреждения государственных и муниципальных систем здравоохранения».

Между тем уже появилась петиция, в которой требуют отпустить Дмитриева из СИЗО. «Дмитриеву 64 года, последние три из них он провел в заключении, при этом виновность Дмитриева никогда и никем не была доказана. Напротив, в апреле 2018 г. суд вынес оправдательный вердикт по основным статьям обвинения. Новое обвинение, новое следствие и новый суд длятся уже почти два года, – говорится в ней. – Здоровье его уже значительно подорвано – всю осень и зиму Дмитриев чувствовал себя плохо, в феврале перенес тяжелую простуду, после которой сильно ослаблен».

По словам сотрудников карельского ОНК, которые побывали в СИЗО-1 Петрозаводска 24 марта, наблюдателей пропускают внутрь после медосмотра и в медицинских масках, заходить в камеры запрещено.

О том, что происходит в карельских колониях, корреспонденту Север.Реалии рассказали родственники заключенных. В колонии №9 в Петрозаводске особых мер профилактики распространения вируса нет: сотрудникам измеряют температуру, единственная профилактика для заключенных – чесноком и луком.

Маски, которые шьют заключенные ИК Карелии

Маски заключенным не положены. Зато правительство Карелии закупило у местного ФСИН около 100 тысяч масок: их шьют в карельских колониях, чтобы продавать в социальных аптеках республики. Правда, пользователи соцсетей уже успели раскритиковать их качество и внешний вид: слишком тонкие, нитки торчат.

Переполненные камеры

По мнению бывшего члена ОНК Петербурга, правозащитника Леонида Агафонова, вся система ФСИН в России – это «один тифозный барак», и если в колониях начнется эпидемия, то заболеют все.

– В СИЗО людей все время тасуют в автозаках – там возят в суд людей из разных СИЗО, на следственных действиях и во многих еще местах. А в колониях бараки на 100–150 человек, на всех три туалета, то есть, если там грипп, то все ложатся в эпидемии страшной по несколько раз, в больницы никого не берут, если врач добрый – даст таблетку парацетамола, и это все, – рассказывает Агафонов.

Анастасия Некозакова

Член петербургской ОНК Анастасия Некозакова говорит, что в местах лишения свободы и в «мирное время» существуют серьезные проблемы с доступом к медицинской помощи, а теперь, во время пандемии, они могут усугубиться. Сегодня в Петербурге закрыты для посетителей СИЗО №5, СИЗО №6, в СИЗО №1 («Кресты»), в том числе запрещен на месяц прием передач, а в СИЗО №3 в комнате для приема передач одновременно может находиться не больше трех человек.

– На мой взгляд, эти ограничения избыточны, ведь перестали принимать даже передачи, присланные по почте, а это уже непонятно, почему: ведь если вирус живет на поверхностях 24 или 48 часов (на самом деле на некоторых поверхностях, например, пластике, он живет 72 часа. – СР), то за время, пока идет посылка, он давно исчезнет. В конце концов, можно протереть поверхности упаковки передачи спиртовой салфеткой, но вообще вероятность заражения в случае приема посылок мне кажется маловероятной. В СИЗО №1 также не допускаются члены ОНК и представители местных исполнительных комиссий, а это незаконно, – говорит Некозакова. – Тем более что на сайте ФСИН – ни по России, ни по Петербургу – таких ограничений нет. Там есть только о необходимости профилактических мер – что все посетители должны быть в масках и перчатках.

Несколько дней назад она с другими членами ОНК была в СИЗО №5 Петербурга. По ее словам, никаких профилактических мероприятий там не было: температуру не проверяли, сотрудники без масок.

– Хотя я думаю, что вообще-то всем посетителям: и адвокатам, и следователям – маски при посещении СИЗО надевать следовало бы, да и сотрудникам тоже. Но не уверена, что они обеспечены масками, чтобы менять их каждые 2–3 часа. Кстати, руководство ОНК и нам самим рекомендовало ограничить свои посещения мест лишения свободы, и идти туда только в экстренных случаях – мы же едем на общественном транспорте. Но все же шансы, что заразу принесут сами сотрудники этих учреждения, мне кажется, несравненно выше, – считает она.

Также правозащитников Петербурга беспокоит ситуация с Центром временного содержания иностранных граждан города и Ленинградской области. По словам Анастасии Некозаковой, там может одновременно находиться 366 человек, но сейчас центр перегружен на треть. И если в учреждениях ФСИН есть хотя бы медсанчать, отвечающая за здоровье заключенных и подследственных, то поскольку Центр временного содержания относится к МВД, то никакой помощи, кроме экстренной, там оказывать не обязаны.

СИЗО-1 в Петрозаводске

– Все выдворения приостановлены, самолеты не летают, границы закрыты, – и если туда кто-то занесет заразу, или кто-то уже попал туда больной – то, конечно, все эти сотни человек заболеют.

Туда же даже во время простой эпидемии гриппа родственники передают лекарства, но их все время не хватает

Я не знаю, подпадает ли коронавирус под понятие экстренной помощи – и сколько же этой помощи надо будет туда отправить. Туда же даже во время простой зимней эпидемии гриппа родственники передают лекарства, но их все время не хватает. В этом Центре, кстати, тоже приостановили свидания, но передачи принимать продолжают. А ведь там находятся не преступники, они совершили всего лишь административное правонарушение, хоть бы хватило политической воли, чтобы этих людей отпустить и заменить им выдворение штрафом, не брать на себя ответственность за их здоровье. Что будет, если все эти люди заболеют одновременно?

«Конфиденциальности нет»

В период карантина сложнее попасть к подзащитным в СИЗО или колонии стало и адвокатам. Впрочем, по мнению адвоката Юрия Новолоцкого, запрет на встречи стал бы серьезным нарушением права на защиту лиц, привлекаемых к уголовной ответственности:

– Пока судопроизводство приостановлено, это еще куда ни шло, а если оно есть – по мере пресечения и другим вопросам, – как, спрашивается, защитник может выполнить свою миссию, не повстречавшись со своим доверителем? Меры можно принимать разные, но здравый смысл должен оставаться.

Сотрудники ФСИН боятся, что кто-то из осужденных может заразиться

По словам адвоката из Петрозаводска Наталии Черновой, в Карелии пока никаких ограничений для адвокатов нет: запреты введены только на свидания с родственниками, а сотрудники ФСИН опасаются, что кто-то из осужденных может заразиться. Чернова говорит, что по крайней мере в начале марта осужденных продолжали этапировать, то есть перевозить из региона в регион, но сейчас защитников из других городов просят по возможности отказаться от поездок в карельские колонии, объясняя тем, что в любом момент может быть введен полный карантин и тогда никого не пустят.

Иван Павлов

По словам руководителя правозащитного объединения юристов и журналистов Команды 29 Ивана Павлова, в некоторые СИЗО Петербурга адвокатов пропускают, просто померив температуру, и встречи идут в обычных кабинетах, в других СИЗО адвокатов заставляют надевать средства защиты, а встречи проходят через стекло по телефону.

– Мир столкнулся с такой угрозой впервые, поэтому мы должны набраться терпения и эти меры соблюдать, если среди них не появится мер, чересчур агрессивных и репрессивных, – сказал Иван Павлов.

В целом, меры, принимаемые в учреждениях ФСИН, кажутся Павлову адекватными. Однако, применяются они в разных учреждениях по-разному. Адвокат Виталий Черкасов из Международной правозащитная группы «Агора» уже посещал одного из своих подзащитных в СИЗО №3 по новым правилам.

– Мы добросовестно подготовились – у нас собой были маски, гель для обработки рук, хотя от нас этого не потребовали, только проверили бесконтактным способом температуру. В адвокатском кабинете мы по собственной инициативе надели маски, чтобы не подвергать риску нашего подзащитного. Но мы не видели, чтобы администрация СИЗО применяла какие-то чрезвычайные меры, – рассказал Черкасов.

А вот у адвоката Леонида Крикуна – другой опыт, он побывал в СИЗО №2, оно же «Кресты-2» в Колпино, где с 20 марта по распоряжению начальника СИЗО полностью запрещены свидания с родственниками и передачи, а встречи заключенных с адвокатами и следователями проводятся в кабинетах для краткосрочных свиданий через стекло по телефону.

Леонид Крикун

– Раньше мы могли в спокойной обстановке все обсудить негромким голосом, чтобы никто не слышал, прочитать и передать друг другу бумаги, а теперь все это громко, через стекло и по телефону, который предназначен не только для переговоров, но и для прослушивания разговоров заключенных с родственниками, чтобы не передавалась запрещенная информация. То есть конфиденциальности никакой. Причем к заключенному приходят следователь и адвокат, а к иностранным гражданам еще и переводчик, а телефон один на всех, так что общаться сложно. Адвокатов и следователей пускают только в масках и перчатках, но по итогам следственных действий составляется протокол, на который три часа кашляют и чихают следователь, адвокат и переводчик, а потом он передается заключенному на подпись – и зачем тогда все эти предосторожности? И если раньше работало 50 следственных кабинетов, то теперь – всего 20 ячеек для свиданий, то есть попасть к подзащитному стало гораздо сложнее, – говорит Крикун. – Но все рады, что хоть так можно попасть к подзащитным, и желают, чтобы меры не были ужесточены.

Будет ли амнистия?

По мнению Некозаковой из ОНК, в период эпидемии коронавируса, тех, кто сидит в СИЗО по нетяжким обвинениям, следует перевести на домашний арест, а амнистию, которую предполагается объявить к 9 мая, перенести на более ранний срок.

– Особенно тревожно за пожилых людей и людей с хроническими заболеваниями – если они заболеют коронавирусом в заключении, у них нет надежды на качественную медицинскую помощь, – говорит она

СИЗО-1, «Кресты», Петербург

Член петербургской ОНК Роман Ширшов согласен с коллегой, однако скептически относится к тому, что даже небольшое количество заключенных отпустят из СИЗО под домашний арест.

– Даже если бы хотели кого-то отпустить – в чем я сомневаюсь, то в кратчайшие сроки в нашей реальности это маловероятно, – считает Ширшов.

За последнее время в тюрьмах разных стран мира прошли бунты из-за пандемии коронавируса: заключенные возмутились антисанитарными условиями, ужесточением карантинных мер и запретами на свидания с родными. В Италии беспорядки произошли в 27 исправительных учреждениях страны. А в США, чтобы предотвратить вспышку COVID-19, принято решение досрочно провести амнистию по всей стране.

В России досрочное освобождение заключенных было запланировано к 9 мая в честь 75-летия Победы. В Госдуму были представлены несколько проектов амнистии, в том числе предлагавшие выпустить из тюрем участников «московского дела», однако председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников назвал амнистию к годовщине Победы маловероятной. Всего в настоящий момент в учреждениях уголовно-исполнительной системы России содержится более полумиллиона человек.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1086-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мигули Александра Анатольевича на нарушение его конституционных прав статьей 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, статьями 167 и 214 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Мигуля оспаривает конституционность статьи 77.1 «Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве» УИК Российской Федерации, статей 167 «Последствия неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, их представителей» и 214 «Высылка копий решения суда» ГПК Российской Федерации. Как следует из представленных материалов, определением суда общей юрисдикции от 22 июля 2016 года, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, А.А. Мигуле было отказано в удовлетворении заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы на вынесенное по делу с его участием решение суда от 12 мая 2010 года.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 458-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Побережьева Александра Вадимовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.В. Побережьев утверждает, что часть вторая статьи 77.1 «Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве» УИК Российской Федерации, как не предусматривающая перевод осужденного, отбывающего лишение свободы, из региона, в котором он отбывает наказание, в другой регион для обеспечения ему возможности участия в судебном заседании по рассмотрению его жалобы в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации, нарушает права, гарантированные статьями 45 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N АПЛ16-582 Обстоятельства: Постановлением удовлетворено ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ст. 317 УК РФ. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

Для предоставления суду возможности проведения действий по подготовке дела к судебному разбирательству, Тунтуева А.Х., до последующего решения суда о месте его содержания, необходимо оставить в следственном изоляторе СИЗО-2 г. Пятигорска Ставропольского края в порядке и на основаниях, указанных в части 2 статьи 77.1 УИК РФ.

Оснований для включения в срок отбывания наказания в тюрьме времени, проведенного Осинцевым И.В. в период с 10 марта 2013 по 26 мая 2016 года в СИЗО<…> не имеется, поскольку в указанный период времени Осинцев И.В. отбывал наказание в виде лишения свободы по приговору от 25.12.2009 года, в этот период под стражей по рассматриваемому делу он не содержался, был помещен в следственный изолятор в порядке и на условиях, определяемых статьей 77.1 УИК РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1283-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киричека Романа Васильевича на нарушение его конституционных прав статьями 125, 389.11 и 389.12 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Р.В. Киричек, отбывающий наказание в виде лишения свободы, просит признать не соответствующими статьям 2, 17 — 19, 21 (часть 1), 23 (часть 1), 24 (часть 2), 29 (часть 4), 33, 45, 46 (части 1 и 2), 48, 50 (часть 3), 52 — 56, 118 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации статьи 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб», 389.11 «Назначение и подготовка заседания суда апелляционной инстанции» и 389.12 «Участие сторон в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в суде апелляционной инстанции» УПК Российской Федерации и статью 77.1 «Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве» УИК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 N 1134-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лунева Дмитрия Владиславовича на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

Часть третья статьи 77.1 УИК Российской Федерации закрепляет, что в случаях, предусмотренных частями первой и второй данной статьи, осужденные содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда; право осужденного, привлекаемого в качестве подозреваемого (обвиняемого), на свидания осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»; право осужденного, привлекаемого в качестве свидетеля либо потерпевшего, на длительное свидание на территории исправительного учреждения или за его пределами и право несовершеннолетнего осужденного на краткосрочное свидание с выходом за пределы воспитательной колонии заменяются правом на краткосрочное свидание или телефонный разговор в порядке, предусмотренном частью третьей статьи 89 данного Кодекса. Таким образом, данная норма сама по себе не регулирует вопросов обеспечения реализации права осужденного, переведенного в следственный изолятор, на телефонные разговоры.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 291-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Подшивалова Тимофея Михайловича на нарушение его конституционных прав статьей 77.1 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Т.М. Подшивалов, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы, просит признать не соответствующей статьям 2, 18, 19 (часть 2), 24 (часть 2), 46 (часть 1) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации статью 77.1 «Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве» УИК Российской Федерации, которая, по его мнению, не предусматривает ознакомление с материалами гражданского дела в качестве основания для этапирования осужденного, даже когда этапирование ввиду материального положения осужденного остается единственной возможностью для такого ознакомления.

В колониях общего режима Тверской области РФ, куда этапируют украинского политзаключенного Владимира Балуха, применяют насилие к заключенным.

Об этом 28 февраля «Крым.Реалии» рассказала адвокат Балуха Ольга Динзе.

«По моей информации, Балуха этапируют в колонию общего режима Тверской области. Я могу только предположить, в какую колонию. Эту информацию не уточнили. Возможно, это колония номер 6 общего режима.

В Твери достаточно жесткие колонии, находящиеся под администрацией и, соответственно, там частые случаи применения насилия к заключенным. Он свой срок будет досиживать в не очень хороших условиях», — сообщила Динзе.

По ее словам, адвокатам так и не удалось выяснить причину этапирования Балуха.

«Причина этапа нам не известна, и мы сможем узнать информацию от Балуха, когда он прибудет.

Или информация может быть построена на предположениях: керченская колония просто хотела избавиться от неудобного «заключенного» и соответственно перевела его в другую колонию», — отметила адвокат.

Напоминаем:

  • 26 февраля Динзе подтвердила, что незаконно осужденного в России украинского политзаключенного Владимира Балуха этапируют в Тверь.
  • 21 февраля поздно вечером Балуха вывезли из СИЗО города Краснодара.
  • Крымчанина отправили по этапу без теплых вещей, ведь накануне у его жены Натальи Балух в СИЗО Симферополя не приняли посылку с вещами и продуктами.
  • Правозащитники заявляли, что подобные действия власти РФ по отношению к Балуха «нарушают не только международное гуманитарное право, но и законы самой Российской Федерации».
  • 25 января 2019 года подконтрольный России Керченский городской суд отказал Балуху в условно-досрочном освобождении.
  • В октябре 2018 года «Верховный суд Крыма» пересмотрел приговор осужденному к 5 годам колонии Балуху и сократил срок приговора на месяц: до 4 лет и 11 месяцев колонии со штрафом в 10 тысяч рублей.
  • Балух более 200 дней держал голодовку, протестуя против приговора.
  • ФСБ России задержала Владимира Балуха 8 декабря 2016 года. Сотрудники ФСБ утверждали, что нашли на чердаке его дома 90 патронов и несколько тротиловых шашек.
  • Защита Балуха и правозащитники утверждают, что он стал жертвой репрессий за свою проукраинскую позицию: из-за флага Украины, который находился во дворе его дома.
  • Правозащитный центр «Мемориал» признал Владимира Балуха политическим заключенным.

admin