Экспертиза волос

Глава 33. Особые действия эксперта при исследовании трупов.

. . .

Волосы.

В результате борьбы и самообороны при убийстве, изнасиловании и других преступлениях в руки пострадавшего, на одежду его и преступника, на орудия преступления и различные предметы на месте происшествия могут попадать волосы как преступников, так и потерпевших. Эти волосы бывают выпавшими, вырванными или отделенными тем или иным способом, происходят с головы или других областей тела.

Обнаружение, изъятие и направление волос на экспертизу. Волосы обнаруживают путем тщательного осмотра невооруженным глазом или при помощи лупы. Их снимают с предмета либо пальцами, либо пинцетом с резиновыми или пробковыми наконечниками и помещают в пакет из чистой бумаги, а затем в конверт, который немедленно заклеивают и прошивают ниткой таким образом, чтобы волосы не были повреждены. Концы нитки пропускают через бирку и припечатывают к ней сургучной печатью (печать следователя). На пакете и конверте делают надпись с указанием количества волос и места их обнаружения.

Для разрешения вопроса о возможности происхождения волос от потерпевшего или подозреваемого обязательно представляют в судебно-медицинскую лабораторию с целью сравнительного исследования образцы волос того и другого, взятые с головы или иных областей тела (в зависимости от характера преступления). Ввиду того, что волосы на различных участках головы одного и того же человека бывают неодинаковыми, берут образцы с лобной, теменной, затылочной и обеих височных областей, помещая их в отдельные пакеты, а затем в общий конверт с соответствующими надписями. Каждый конверт опечатывают описанным ранее способом. У живых лиц волосы срезают острыми ножницами по возможности ближе к коже, у трупов — срезают или выдергивают.

Все конверты с волосами складывают в один пакет, а затем в коробку или ящик небольшого размера и пересылают в судебно-медицинскую лабораторию.

При этом очень важно своевременно изъять образцы волос для сравнения; запоздалое взятие их в большинстве случаев лишает эксперта возможности прийти к определенным выводам, так как волосы с течением времени могут изменяться.

Документация остается той же, что и при назначении экспертизы крови (стр. 306).

Вопросы, разрешаемые экспертизой. При экспертизе волос могут быть разрешены следующие вопросы:

1) являются ли изъятые объекты волосами;

2) кому принадлежат волосы — человеку или животному (видовая принадлежность);

3) с какой области тела человека они произошли (региональное происхождение);

4) каким способом отделены волосы и какие повреждения на них имеются;

5) какие изменения претерпели волосы (искусственная окраска и т. д.);

6) кому они могут принадлежать — потерпевшему, подозреваемому или другому лицу (экспертиза сходства волос).

Основным методом для разрешения перечисленных вопросов служит микроскопическое исследование. Поскольку волосы непрозрачны, их рассматривают в просветляющей жидкости, например в ксилоле.

Толщину волос измеряют в тысячных долях миллиметра (микроны) окуляр-микрометром, истинное значение делений которого предварительно определяют по шкале объект-микрометра,

Кутикулу (поверхностный слой) изучают на негативных отпечатках, сделанных на слое желатина, полистирола и др.

Для изготовления поперечных срезов волосы заключают в специальные среды (целлулоид, целлоидин + воск) и делают на микротоме срезы 10 — 15 микрон толщины.

Установление, являются ли объекты волосами. Волосы представляют собой ороговевшие образования и отличаются от растительных и искусственных волокон структурой. Волос состоит из трех слоев: сердцевины или мозгового вещества, занимающего центральную, осевую часть волоса; коркового слоя, окружающего сердцевину; кутикулы, находящейся поверх коркового слоя. Конец волоса, укрепленный в коже, называется корневым, противоположный — свободным или периферическим.

Сердцевину составляют клетки, расположенные в один или несколько рядов. Между ней и корковым слоем содержится либо воздух, либо, что наиболее вероятно, газообразные продукты жизнедеятельности еще не ороговевших клеток, отчего мозговое вещество представляется более или менее черным. Сердцевина не является постоянной частью волоса. В тонких волосах человека она обычно отсутствует.

Корковое вещество состоит из веретенообразных клеток, вытянутых по длине волоса. В клетках содержится пигмент в виде зерен различной величины, цвет и количество которых в основном обусловливают цвет волос. Различают крупно-, средне- и мелко-зернистый пигмент. Седые волосы пигмента не содержат.

Кутикула представляет собой слой тонких клеток, располагающихся черепицеобразно таким образом, что нижележащие (ближе к корневой части волоса) клетки частично покрывают вышележащие.

Рис. 42. Волосы: а) человека, б) животного
Рис. 43. Кутикула волос: а) человека, б) животного

Цвет волос человека в пучке или пряди определяют как черный, темно-русый, русый, светло-русый, белокурый или рыжий. Основные цвета детализируют указанием оттенков: золотистый, пепельный и пр. К определению цвета отдельных волос применяют обычные обозначения: черный, коричневый, желтый и т. д.

Определение видовой принадлежности. Волосы человека отличают от волос животных по совокупности признаков, характеризующих сердцевину, корковый слой и кутикулу (таблица 3, рис. 42 — 44).

Рис. 44. Поперечные срезы волос: а) человека, б) животного

Установление регионального происхождения. О региональном происхождении волос человека судят тоже по совокупности признаков: форме, длине, толщине, состоянию периферических концов, форме поперечных срезов, особенностям.

Таблица 3

Волосы человека
Волосы животного
Сердцевина волоса
Состоит из мелких клеток, тонкая, многократно прерыва­ется на протяжении волоса, неравномерна по толщине в разных участках. Состоит из клеток, соединенных между собой по определенной си-стеме, иногда отделенных друг от друга межуточным веществом тол­стая, непрерывная, более или ме­нее равномерная по толщине Структура сердцевины служит основным признаком, по которому устанавливают, какому именно жи потному принадлежат волосы
Корковое вещество
Имеет значительную тол­щину, составляет главную массу волоса. Пигмент распо­ложен преимущественно в пе­риферической области корко­вого слоя (ближе к кутикуле). Скопления зерен пигмента обычно незначительны. Тонкое. Пигмент расположен центрально (ближе к сердцевине) Зерна его образуют значительные скопления, вытянутые по длине во­лоса. Бывает так называемое коль­цевидное распределение пигмента что обусловливает полосатую ок­раску волоса (светлые его участки чередуются с темными).
Кутикула
Клетки плотно прилежат друг к другу, в связи с чем зубчатость контуров волос при микроскопическом иссле­довании мелка и плохо раз­личима. Клетки имеют более разнооб­разную форму, свободные их края отогнуты от коркового слоя в силу чего зубчатость контуров волос чаще всего крупна и отчетливо за-

По форме волосы с головы могут быть прямыми, волнистыми и курчавыми. Волосы бороды и длинные волосы туловища нередко курчавы. Короткие волосы тела, ресницы, волосы бровей обычно дугообразны.

Наиболее длинными являются волосы с головы, наиболее короткими — пушковые волосы лица, туловища и конечностей.

Наибольшую толщину имеют волосы бороды, усов и бакенбард (до 0,166 мм), далее следуют волосы на половых органах; на груди; ресницы, брови и волосы ноздрей; в подмышечной впадине; на тыле кисти и голени; на голове; пушковые волосы (0,020 мм).

Рис. 45. Периферические концы волос:
а) игловидно истонченный, б) зашлифованный, в) метлообразный, г) свежеостриженный, д) остриженный некоторый срок тому назад

Периферические концы бывают разнообразны в зависимости от условий, в которых находятся волосы (рис. 45). Естественный конец игловидно истончен. Если волос подвергался механическим воздействиям (расчесывание и пр.), он заканчивается метлообразным расщеплением или верхушка его имеет вид кисточки. Под влиянием не очень грубого трения, например одеждой, свободный конец волоса постепенно зашлифовывается и приобретает полушаровидную форму. Конец стриженого волоса характеризуется поверхностью, косо или поперечно расположенной по отношению к продольной оси волоса. Эта поверхность, в зависимости от остроты примененного орудия, является более или менее зазубренной. Край свежеостриженного волоса острый. С течением времени он закругляется (зашлифовывается); по степени зашлифовки можно приблизительно судить о сроке, прошедшем с момента стрижки.

Поперечные срезы волос с головы наиболее часто имеют круглую или овальную форму, волос бороды и усов — треугольную или многоугольную, волос лобка — почкообразную.

Особенности волос, зависящие от регионального происхождения- их, заключаются в порыжении, отслоении кутикулы, наличии бактерий и грибков. Это преимущественно относится к волосам подмышечных впадин и половых органов.

Микроскопическое исследование позволяет судить также о способах отделения волос, повреждениях и изменениях их.

Способы отделения волос. Повреждения. Корневой конец волоса может быть оборван, отделен каким-либо орудием или иметь луковицу — естественный утолщенный конец, находящийся в коже.

Отживший волос выпадает из кожи. Луковица его бывает ороговевшей, имеет колбообразную форму. Луковица вырванного жизнеспособного волоса состоит из жизнедеятельных клеток и нередко является деформированной вследствие примененного насилия; на корневой части имеются оболочки волосяного влагалища. Для вырванного отживающего волоса характерна ороговевшая колбообразная луковица, окруженная остатками наружного влагалища волоса.

При обрыве волоса с постепенным преодолением его эластичности образуется ступенеобразный конец; конец волоса, оборванного быстрым, сильным движением, ровный (рис. 46).

Зазубренная и бугристая поверхность отделения свидетельствует о нарушении целости волоса каким-либо режущим или острым рубящим орудием.

Разволокнеиие, раздавливание вещества волоса характерно для тупого или тупогранного орудия.

При действии высокой температуры (пламя и пр.) в волосе появляются вакуоли (пустоты) различной величины, заполненные воздухом, и вздутия; волос скручивается, рыжеет и, наконец, обугливается.

При различных видах завивки волос клетки кутикулы могут быть резко отогнуты от коркового слоя.

Насекомые, в частности моль, причиняют волосам повреждения в виде дефектов различной глубины.

Рис. 46. Корневые концы волос:
а) выпавшего волоса, .6) отживающего, в) вырванного, г) оборванного медленным движением с постепенным преодолением эластичности волоса, д) оборванного быстрым сильным движением.

Изменения волос. Искусственную окраску волос распознают по неестественному оттенку и неравномерному распределению ее на участках одного и того же волоса; по наличию наложений красителя между клетками кутикулы и прокрашиванию последней, что особенно отчетливо видно на поперечных срезах волос; по различию цвета корневого конца, находившегося в коже и поэтому оставшегося неокрашенным, и остальной части волоса.

Темные волосы трупов, погребенных в земле, могут посветлеть, а светлые потемнеть. Это зависит от действия почвы и продуктов гнилостного разложения трупа.

Экспертиза сходства волос. Выяснение сходства или различия волос, изъятых в качестве вещественных доказательств, с волосами потерпевшего и подозреваемого — сложная задача, так как волосы каждого человека, даже на какой-либо одной области тела, например на голове, неодинаковы, а волосы разных людей могут быть похожи.

Исследованию в первую очередь подвергают все объекты, направленные как- вещественные доказательства, поскольку среди них могут быть не только волосы человека, но и волосы животных, а также растительные или искусственные волокна.

Тщательно изучив невооруженным глазом и микроскопически волосы, оказавшиеся человеческими, установив региональное их происхождение, переходят к исследованию образцов волос с соответствующих участков тела потерпевшего и подозреваемого. Количество волос, которое необходимо изучить в каждом конкретном случае, точно установить заранее невозможно — все зависит от степени разнообразия волос.

Из данных исследования отдельных волос слагаются общие характеристики их.

Далее следует непосредственное сличение волос, представленных на экспертизу, с волосами потерпевшего и подозреваемого либо в одном препарате, либо при помощи сравнительного окуляра или микроскопа. Затем изготовляют негативные отпечатки кутикулы и сравнивают рисунки кутикулы, получившиеся на отпечатках, делают поперечные срезы волос и тоже сличают их.

При экспертизе сходства волос пользуются не только указанными способами исследования, но и всеми необходимыми и доступными в том или ином случае дополнительными методами (подсчет линий рисунка кутикулы, установление оптических свойств волос, воздействие некоторыми химическими веществами и др.), Из них особо следует выделить определение в волосах групп изосерологической системы АВО. Ввиду того, что волосы являются ороговевшими образованиями, перед реакцией абсорбции (стр. 316) их приходится предварительно обрабатывать одним из трех способов: механическое измельчение до порошкообразного состояния; размягчение химическими веществами, в частности раствором бромистого лития; изменение под влиянием ультразвука.

В процессе судебно-медицинских экспертиз разрешается вопрос не о тождестве, а лишь о сходстве волос.: Здесь возможны два варианта выводов:

1) волосы не сходны между собой и, следовательно, происходят от разных людей;

Психология bookap

2) волосы сходны и могут принадлежать одному и тому же человеку.

Если в качестве вещественных доказательств изъяты лишь единичные волосы, проведение экспертизы сходства в подавляющем большинстве случаев оказывается безрезультатным.

О чем расскажет анализ ДНК, с какими предметами и вещами сложнее работать эксперту и какие резонансные преступления в Брестской области были раскрыты благодаря судебно-генетической экспертизе, Intex-press узнала у Татьяны Клизы, заместителя начальника отдела судебно-биологических и судебно-генетических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз РБ по Брестской области.

Судебно-генетическая экспертиза (больше известная в народе как ДНК-исследование) является относительно новым видом экспертизы в криминалистике. В Беларуси ее впервые провели в 1993 году для установления отцовства.

– Сегодня ДНК-анализ является наиболее точным методом, который помогает определить происхождение биологического материала от конкретного лица, – поясняет Татьяна Клиза. – До определенного момента генетические экспертизы проводились только в Минске. Но потребность правоохранительных органов в таких исследованиях возрастала, поэтому их начали проводить во всех областных центрах. В Бресте такой отдел открылся в 2007 году.

В настоящее время ни одно расследование по таким уголовным делам, как убийства, причинения тяжких телесных повреждений, разбои, грабежи, преступления против половой свободы и неприкосновенности не проводится без судебно-генетических экспертиз. В настоящее время в ГКСЭ ведется также разработка методов, которые позволят по ДНК описать внешность человека: определить цвет глаз, волос, возраст и рост, установить этническую принадлежность.

Уникальный след

Судебно-генетическая экспертиза, говоря простым языком, представляет собой следующее: эксперты находят на объекте исследования биологический материал (кровь, слюну, сперму и т.д.) и выделяют из него ДНК. Дальше эксперту предстоит работа по идентификации злоумышленника. Кстати, часто бывают ситуации, когда именно результаты судебно-генетической экспертизы ложатся в основу доказательной базы при расследовании преступлений.

– Многие думают, что ДНК выглядит как в учебнике биологии: двойная спираль. Мы же видим его в виде графиков, чем-то похожих на кардиограмму сердца. Для экспертов-генетиков ДНК – уникальный след.

По словам Татьяны Клиза, ей часто задают вопрос, можно ли изменить ДНК – ведь иногда человеку и кровь переливают, и орган какой-то могут пересадить.

– На самом деле генетический код человека остается неизменным на протяжении жизни, – с улыбкой говорит специалист.

«Порой мне кажется, что наши эксперты творят чудеса»

Еще одна особенность ДНК – возможность «прочесть» ее даже спустя время.

– Порой мне кажется, что наши эксперты творят чудеса: получают положительные результаты, казалось бы, даже в самых безнадежных ситуациях. На самом деле, все вещественные доказательства в нашем отделе «говорят», даже если прошло время и кажется, что следов не осталось, – отмечает Татьяна Клиза.

Единственное – требуется больше времени и на саму экспертизу. По словам Татьяны Клизы, дольше и сложнее всего работать с вещественными доказательствами по нераскрытым преступлениям прошлых лет. Эти предметы долго хранились и прошли уже не одно экспертное исследование.

Но не все зависит от судебной экспертизы. Результат ДНК-анализа есть, а преступник неизвестен, и, чтобы его установить, требуется время.

– Пример тому – убийство новорожденного, которого нашли в мусорном баке в Барановичах. С первых минут наши эксперты были включены в работу. Генотип погибшего ребенка выделили, были исследованы образцы ДНК тысячи женщин (только брестскими экспертами-генетиками – около 2,5 тысячи), а родителей нашли буквально спустя четыре года, благодаря случайности. Был установлен генотип биологического отца, а через него установили мать, и преступление было раскрыто.

Но бывают случаи, когда благодаря ДНК-экспертизе установить преступника удается за считанные часы. Так было, когда в Барановичах совершили нападение на девушку.

– Нам предоставили на экспертизу землю, в которой мог находиться биоматериал нападавшего. Исследовали и действительно нашли биоматериал и выделили генотип. К концу дня была установлена личность преступника, – рассказывает Татьяна Клиза.

Идеальных преступлений не бывает

Каждый эксперт стремится найти и расшифровать след, оставленный злоумышленником. И идеальных преступлений, по мнению Татьяны Клиза, нет – всегда найдется хоть малюсенький след, за который современная экспертиза может зацепиться.

Как пример — одно из преступлений, где злоумышленник, казалось, предусмотрел все. Была убита пожилая женщина. Убийца, чтобы создать себе алиби, после этого пришел в магазин и украл маленькую бутылочку водки. Мужчину задержали и поместили в ИВС. Он был уверен, что все идет хорошо: погибшую пенсионерку никто не ищет, а он сам сидит в ИВС.

Убитую спустя какое-то время нашли соседи. Эксперты установили примерное время смерти, и оперативники в итоге вышли на след мужчины, который сидит в изоляторе. К этому времени он успел постирать свою одежду.

– Экспертиза была сложной. Мы сантиметр за сантиметром исследовали его куртку. К восьмому часу осмотра одежды с помощью химических реагентов мы обнаружили малюсенькое пятнышко крови, которое было на рукаве куртки под ниткой в шве, – говорит Татьяна Клиза. – Выделили генотип, и он совпал с ДНК погибшей.

Узнав о результатах экспертизы, преступник понял, что отпираться бесполезно.

УДК 343.983.7:343.982.323

DOI 10.24411/2078-5356-2019-10226

Сучкова Елена Владимировна Elena V. Suchkova

кандидат биологических наук, заместитель начальника отдела экспертиз биологических объектов управления медико-биологических экспертиз и учетов

Экспертно-криминалистический центр МВД России (125130, Москва, ул. Зои и Александра Космодемьянских, 5)

E-mail: evsuchkova@mail.ru

Кулик Сергей Дмитриевич Sergey D. Kulik

доктор технических наук, профессор кафедры компьютерных систем и технологий Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» (115409, Москва, Каширское шоссе, 31)

E-mail: sedmik@mail.ru

Никонец Денис Артурович Denis A. Nikonets

кандидат технических наук, программист баз данных ООО «МРФК» (117105, Москва, Нагорный проезд, 12, корп. 1)

сandidate of sciences (engineering), DB programmer

MRFK LTD (12/1 Nagorniy proezd, Moscow, Russian Federation, 117105)

E-mail: denis_n@mail.ru

Оценка возможности применения статистической обработки результатов исследования при производстве судебной биологической экспертизы волос с головы человека

Предложен новый подход к проведению иденти- A new approach to forensic human identification us-

фикации человека по комплексу морфологических ing of the set of the morphological characteristics of the

признаков волос человека. Итогом работы являет- human hair is proposed. The result of the work is the

ся разработка математической модели для количе- development of a mathematical model for the evaluat-

ственной оценки идентификационной значимости ing of the probability of a set of the matching features

комплекса совпадающих признаков объекта и срав- in the investigated hair object and comparative hair

нительных образцов волос, а также алгоритма ее samples, as well as the algorithm of its application. применения.

© Сучкова Е.В., Кулик С.Д., Никонец Д.А., 2019

Ключевые слова: морфологическое исследование волос, вероятностно-статистическая оценка, идентификация человека, математическая модель.

Keywords: microscopical hair analysis, probability evaluation, forensic identification, mathematical model.

Известно, что волосы часто встречаются на местах происшествий. При дефиците иных следов особенно важным становится получение как можно более полной информации об обнаруженных волосах, а также безошибочность действий эксперта при производстве судебной экспертизы

Для оценки доказательственного значения результатов экспертизы волос человека важным является то, известен ли круг лиц, возможно причастных к расследуемому событию. Для ответа на вопрос о происхождении исследуемого волоса с головы человека от проверяемого лица в рамках производства судебной биологической экспертизы эксперту необходимо исследовать его образцы волос (не менее 10 волос с каждой из перечисленных областей головы: лобная, теменная, правая височная, левая височная, затылочная). Если совпадают все индивидуально значимые микроморфологические признаки представленного волоса и образцов волос, формулируется вероятный положительный вывод Категоричный отрицательный вывод теоретически может формулироваться в том случае, если не совпадает хотя бы один из индивидуально значимых признаков.

В случае исследования волос с головы человека возникает вопрос: можно ли достичь такого уровня вероятности встречаемости выявленных признаков, при котором эксперты могут констатировать практически неповторимую совокупность и сформулировать вывод в категорической форме, а также вместо вывода о возможности формулировать вывод о вероятности происхождения волоса от проверяемого лица?

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Несмотря на то, что впервые волосы были использованы в качестве вещественного доказательства в 1861 году , в настоящее время в доступной криминалистической литературе практически отсутствуют данные о статистических исследованиях, касающиеся сравнительного этапа исследования волос. Не изучена возможность использования совокупности качественных и количественных показателей и статистической обработки полученных результатов. Отсутствует информация о частоте встречаемости комплексов микроморфологических признаков волос.

Оценка возможности применения математической обработки микроморфологических при-

знаков волос человека для получения статистического обоснования выводов эксперта требует подготовки специальных экспериментальных данных. Необходимо понимать, какие из этих признаков можно описать количественными характеристиками, а какие могут быть описаны только качественными. Также следует учесть возможную зависимость признаков друг от друга и получить информацию о частоте их встречаемости на малой выборке.

Для решения задач, поставленных в данной работе, при определении объема выборки учитывали тот факт, что с ростом объема выборки новые признаки совокупности появляются все реже и практически перестают обнаруживаться. В итоге принимается решение прекратить сбор образцов, несмотря на наличие информации о существовании признаков, не вошедших в данную выборку . В связи с этим было изучено 22 500 волос с головы 450 человек мужского и женского пола разных возрастов (от 7 месяцев до 90 лет), проживающих в различных субъектах Российской Федерации .

Для успешного осуществления идентификации выбираются признаки, отвечающие ряду условий: специфичность, воспроизводимость (способность к неоднократному отображению), выраженность, относительная устойчивость, с учетом того, что все объекты материального мира подвержены изменениям . Характеристики идентификационно значимых морфологических признаков волос не противоречат условию воспроизводимости и устойчивости: определенное сочетание признаков проявляется на каждом волосе головы человека. Одинаковые проявления основных (идентификационно значимых) признаков стабильны, обнаруживаются как на протяжении одного волоса, так и на всех волосах с головы одного человека . Ранее проведенные исследования показали, что основные микроморфологические признаки волос с головы человека не изменялись на протяжении 12 лет. Также имеются данные, что воздействие низкой температуры и ультрафиолетовое облучение не исключают возможности установления происхождения волоса от конкретного человека . Выраженность признака, то есть отсутствие сомнений в его наличии, обеспечивается возможностью его обнаружения в поле зрения микроскопов разных моделей

несколькими экспертами. Специфичность совокупности признаков определяется как сочетанием различных признаков, так и наличием в этой совокупности отдельных оригинальных (редко встречающихся) признаков. Не все известные в судебной экспертизе микроморфологические признаки обнаруживались в исследуемых образцах волос изучаемой выборки. Чем оригинальнее признак, тем выше его идентификационная значимость.

В рамках настоящей работы проводились исследования 77 качественных и 9 количественных признаков, характеризующих волосы. Данные признаки выявляются при исследовании с помощью светового микроскопа.

Семьдесят семь микроморфологических признаков являются только качественными, они объединены в соответствующие группы. Среди них можно выделить шесть основных групп идентификационно значимых признаков: рисунок кутикулы, цвет фона коркового слоя, цвет, размер, архитектоника и расположение пигмента. Другие признаки (наличие седины, обесцвечивания, окрашивания, повреждений, заболеваний волос и т. д.) являются дополнительными. Каждый из них может иметь несколько вариантов проявления.

Девять признаков — количественные, также объединены в три группы (максимальная толщина волос, максимальное количество линий кутикулы на 1 мкм, максимальная длина пиг-ментофор). Кроме того, в расчет введены качественные признаки, которые являются производными от количественных признаков. Таким образом, с целью унификации расчетов все количественные признаки были преобразованы в качественные признаки.

В процессе работы было выделено несколько вариантов проявления каждого микроморфологического признака, учитываемых при исследовании волос человека, которым присвоены числовые индексы. Затем исследовались микроморфологические признаки волос с головы каждого донора. Волосы помещали на предметные стекла в капли просветляющей жидкости (дистиллированная вода), накрывали покровными стеклами. Микроморфологические признаки волос (кутикула, сердцевина, корковый слой, пигмент, корневые и периферические концы, оптический край) изучали в обычном проходящем свете микроскопа <^еюа DM 1000″ при увеличениях 100х, 200х и 400х. Исследование проводили в соответствии с имеющимися методическими рекомендациями . Для оценки вероятности появления

комплекса качественных признаков в изучаемых образцах волос полученное описание волос было выражено в виде условных числовых индексов.

Опираясь на эти данные, разработана математическая модель для оценки частоты встречаемости и значимости индивидуализирующих признаков волос с головы человека. В случае увеличения выборки, полученная модель позволит вносить дополнения в индексируемый перечень при обнаружении новых признаков.

Исследование имеющейся выборки показало, что некоторые из выявленных признаков обязательно присутствуют в случае одновременного наличия иных признаков, то есть данные признаки могут быть зависимы друг от друга. Известно, что наличие зависимых признаков в рассматриваемой совокупности изменяет идентификационную значимость данной совокупности . В этой связи важно определить и учесть в расчетах степень зависимости признаков друг от друга . Для определения зависимых признаков следует опираться как на экспертные наблюдения, основанные на изучении признаков объекта, так и на методы математической статистики. Так, если эксперту, исходя из его опыта, известно, что признак X встречается всегда вместе с признаком X то для расчета суммарной идентификационной значимости будет использован только один из них. Также в рамках исследования решается задача выявления частичной статистической зависимости для пар признаков. Для этого в каждом из шести основных показателей (групп микроморфологических признаков) введены дополнительно групповые признаки. Всего было введено 8 групповых признаков. С использованием разработанной математической модели выполнен расчет идентификационной значимости этих групповых признаков. Таким образом, если они встретятся в исследуемом образце, то для получения суммарной идентификационной значимости используется значимость именно соответствующего группового признака, при этом идентификационные значимости отдельных признаков не будут учитываться. Применение данных методов позволит учесть зависимость признаков.

Одним из критериев значимости (информативности) идентификационных признаков является частота встречаемости (значимость идентификационных признаков обратно пропорциональна частоте их встречаемости в объектах множества, в которое входит искомый объект) .

Оценка возможности применения статистической обработки совпадающих микроморфологических признаков волос человека состоит из трех этапов исследования:

1) разработка математической модели для вычисления на следующем этапе идентификационной значимости совокупности совпадающих индивидуализирующих признаков волос человека;

2) получение конкретных значений частоты встречаемости и вычисление идентификационной значимости для каждого признака;

3) анализ полученных результатов и вывод о возможности применения статистической обработки микроморфологических признаков волос человека для получения статистического обоснования выводов эксперта.

Для статистической обработки совпадающих частных признаков традиционно в отечественной криминалистике используют вероятностно-статистическую оценку совпадающих частных признаков, то есть оценку вероятности появления такого набора признаков .

Задача получения вероятностно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка формулируется следующим образом :

Пусть © = {91,…,9т} — множество т признаков, характеризующих волосы проверяемых лиц. Пусть все проверяемые лица образуют множество Ъ (в качестве данной совокупности можно использовать, например, население Земли или Российской Федерации). Пусть п человек (в данном исследовании п = 450), образцы волос которых были использованы как экспериментальные данные, образуют множество Ъп, являющееся подмножеством Ъ (то есть Ъп с 2).

Рассмотрим к-го человека Ък, где к =1 ^ п,

а Ъ, — элемент множества Ъп, то есть Ъ, е 2п.

кк

Оценку будем искать в виде одностороннего доверительного интервала. В качестве оцен-

ки неизвестной истинной вероятности появления совокупности признаков волос у человека возьмем верхнюю границу одностороннего доверительного интервала, то есть будем использовать заведомо завышенное значение вероятности по сравнению с истинной вероятностью Р(8). Иными словами, Р^) — верхняя граница доверительного интервала вероятности появления совокупности признаков Р(8), то есть Р{Р^) < Р^)} = у, где у — заданный коэффициент доверия. Далее будем использовать в качестве оценки суммарной идентификационной значимости 1(8) следующее выражение : = Для принятия ре-

шения об идентификации человека предложен следующий порядок действий эксперта:

— установление пригодности исследуемых объектов и образцов волос для решения задачи о происхождении каждого объекта от проверяемого лица;

— выделение совпадающих признаков исследуемых объектов и образцов волос на сравнительном этапе экспертизы; для каждого из таких признаков по заранее известным табличным данным рассчитываются значения соответствующих оценок идентификационных зна-чимостей;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— определение оценки суммарной информативности (суммы оценок идентификационных значимостей всех признаков для одного человека);

— принятие решения об идентификации человека по микроморфологическим признакам волос с помощью заданного порога Q; если оценка суммарной идентификационной значимости 1(8) больше заданного порога, то есть 1^) > Q, тогда принимается решение об идентификации человека по микроморфологическим признакам волос. Чем выше порог принятия решения Q, тем меньше вероятность ошибки, но тем реже будет приниматься решение об идентификации.

109 845 ~ 7.109 ‘

получим примерно 1 случай на 7 млрд (это примерно соответствует численности населения Земли)).

Таким образом, показана принципиальная возможность статистической обработки результатов исследования и условия применения статистической оценки комплекса микроморфологических признаков волос с головы человека.

Рассчитана величина идентификационной значимости микроморфологических признаков волос с головы человека, при этом учтена статистическая зависимость микроморфологических признаков волос человека.

Разработан новый подход, позволяющий проводить идентификацию человека по комплексу морфологических признаков единичного волоса. Итогом работы является разработка математической модели для количественной оценки идентификационной значимости комплекса совпадающих признаков объекта и сравнительных образцов волос, а также алгоритма ее применения.

Примечания

1. Аверьянова Т. В. Судебная экспертиза: Курс общей теории. М.: Норма, 2006.

2. Сучкова Е.В. Судебно-экспертное исследование волос человека и животных: монография. М.: Юрлитинформ, 2015.

6. Сучкова Е.В., Кулик С.Д., Никонец Д.А. Статистическая оценка результатов исследования морфологических признаков волос с головы человека при производстве судебной экспертизы // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2017. № 6 (35). С. 231—235.

7. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном и уголовном процессе. М.: Норма, 2009.

9. Разоренова О.И., Никифорова Ж.М. . Комплексное исследование волос человека: учебное пособие. М.: ЭКЦ МВД России, 1997.

10. Сучкова Е.В. Влияние некоторых факторов внешней среды на морфологические признаки волос человека // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. Тула, 2016. Вып. 2—2. С. 191—198.

11. Типовые экспертные методики исследования вещественных доказательств: / под ред. А.Ю. Семенова. Ч. 2. М.: ЭКЦ МВД России, 2012.

14. Белкин Р.С. Курс криминалистики: в 3 т. Т. 2. М.: Юристъ, 1997.

15. Колдин В.Я. Судебная идентификация. М.: Лекс Эст, 2002.

17. Гамаюнова Ю.Г. Комплексная трасолого-во-локноведческая экспертиза: научно-методическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2009.

18. Кулик С.Д., Никонец Д.А. Использование существующих почерковедческих методик для идентификационного поиска исполнителя рукописи // Нейрокомпьютеры: разработка, применение. 2016. № 9. С. 64—70.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Averjanova T.V. Forensic Science. Moscow: Norma Publ., 2006. (In Russ.)

14. Belkin R.S. The course of criminalistics: in 3 vol. Vol. 2. Moscow: Yurist Publ., 1997. (In Russ.)

15. Koldin V.Ya. Forensic identification. Moscow: Leks Est Publ., 2002. (In Russ.)

admin