Допрос с пристрастием: что это?

Технологии, методы и средства проведения стрессового (шокового) интервью. Зачем и кому оно может быть полезным?

Случалось ли Вам когда-либо устраиваться на работу? Наверняка при этом Вы проходили интервью. Могу предположить, что, скорее всего, даже не одно. Вспомните: как Вы себя чувствовали во время собеседования, какие эмоции Вас одолевали? В большинстве случаев кандидат испытывает волнение, иногда беспокойство, реже панический страх. Интервью при приеме на работу само по себе является стрессом для человека. А если работодатель умышленно применяет техники стрессового (шокового) интервьюирования?! Нервы выдерживают не у многих.

В последнее время стрессовые собеседования приобретают все больше популярности. Используют их по назначению и невпопад, выборочно и ко всем без исключения претендентам на вакантные должности, целенаправленно и без особой в этом надобности. Кто-то это делает для того, чтобы проверить кандидата на стрессоустойчивость, кто-то ради спортивного интереса, кто-то удовлетворяет свои собственные амбиции, а кто-то пытается докопаться до глубины души потенциального сотрудника. Цели разные и применяемые «шоковые» методы тоже разные. Приглашаю Вас заглянуть за кулисы театра, в котором происходит действие спектакля под названием «Стрессовое интервью».

Самый распространенный способ создания напряжения заключается в том, что кандидату предлагают пройти в комнату для переговоров и подождать там, пока освободиться человек, пригласивший его на собеседование. Причем причина задержки может вообще не аргументироваться. Время ожидания не ограничено. Обычно комната переговоров оснащена миниатюрной видеокамерой, благодаря которой можно наблюдать, чем занимается предоставленный сам себе человек. Анализ поведения кандидата дает информацию о том, насколько он рационально расходует свое время, как использует внезапно представившиеся возможности, показывает степень его любознательности. Одна крупная компания, занимающаяся производством и реализацией безалкогольных напитков, оставляет еще ко всему же на столе закупоренную бутылку воды. Естественно, «забыв» положить открывалку. Находчивость, проявленная кандидатом при откупоривании бутылки, берется во внимание при принятии решения о найме.
Подобная стратегия поведения оправдана, если Вам нужен сотрудник, способный проявлять терпение и такт, смиренно дожидаясь внимания ЛПР (лицо, принимающее решение). Чаще всего этот подход применяется при подборе секретарей, бухгалтеров, специалистов, ведущих переговоры с VIP-клиентами. Но есть и другой вариант интерпретации результатов. Например, если речь идет о специалистах по продажам, которые должны демонстрировать напористость и драйв, склонность к бездейственному ожиданию окажется для них отрицательным качеством.

Негативные последствия для работодателя:

1) хороший профессионал, являющийся значимым кандидатом для Вашей компании, может остаться недовольным таким отношением к себе, обидеться и уйти к конкурентам;

2) существует риск смещения акцентов в критериях отбора (не всегда тот, кто способен «высидеть» себе должность будет ценным сотрудником).

Иногда компании прибегают к более изощренному, хотя и менее распространенному стилю проведения интервью. Кандидату предлагается список, содержащий 20-25 вопросов. Выделяется ограниченное количество времени, например, 30 минут (причем промежуток времени заведомо недостаточный для глубокого освещения всех вопросов). Инструкция для соискателя звучит примерно так: «Ответьте, пожалуйста, в устной форме на эти вопросы, выбрав по своему усмотрению порядок и стиль изложения. У Вас есть пол часа». Дальше задача интервьюера — сохранять полное безразличие: безучастное выражение лица, отсутствие каких-либо вербальных или невербальных проявлений, мимики. Для ужесточения процедуры могут использоваться дополнительные средства: отсутствие зрительного контакта; «сверление» кандидата глазами; пристальное разглядывание какой-либо части тела или одежды и т.д. Время от времени интервьюер поглядывает на часы, что вызывает дополнительное волнение кандидата. Особенно приглянулась эта методика HR-ам крупных холдингов и иностранных компаний. Не обходят ее своим вниманием и рекрутинговые агентства, периодически тестируя самообладание кандидатов на руководящие должности.

Сама по себе методика (без применения полицейских методов) весьма полезна, особенно при подборе руководителей высшего и среднего звена. Она дает ценную информацию, которую никаким другим способом получить не удастся:

  • способен ли менеджер структурировать время;
  • какой у него масштаб мышления – застрянет в мелочах или будет решать стратегические задачи;
  • насколько будущий руководитель самостоятелен, нужны ли ему постоянные указания и одобрения;
  • какую тактику выберет для выполнения поставленной задачи;
  • как будет действовать в условиях цейтнота.

Используют «игру в молчанку» руководители и рекрутеры преследуя еще одну, немаловажную для компании цель: выведать как можно больше информации о кандидате, не предоставив взамен практически никаких сведений о компании и предполагаемой вакансии. Согласитесь, в условиях ужесточения конкурентной борьбы и учащения случаев коммерческого шпионажа совсем неплохо подстраховаться.

Негативные последствия для компании:

1) приняв участие в подобной экзекуции кандидат может не решиться прийти к Вам на второе собеседование;

2) не всегда оправданны временные затраты: во-первых, необходимо хорошо продумать список вопросов; во-вторых, иногда за более короткий промежуток времени можно понять, что человек Вам не подходит.

Следующая технология, которую я наблюдала в одной фармацевтической компании, занимающейся дистрибуцией медикаментов, несомненно, добавит остроты ощущений неподготовленным к такому повороту событий. Не обращая внимания на присутствие уже пришедшего на собеседование кандидата, два интервьюера обсуждают предыдущих соискателей. Причем темой обсуждения становятся не только профессиональные знания и навыки, но и внешний вид, манера поведения, допущенные ошибки. В своих критических высказываниях, как бы случайно, задеваются характеристики, присущие кандидату, который находится прямо перед ними (образование, предыдущий опыт работы, стиль одежды, прическа и т.д.). «Сверх наглости» со стороны интервьюеров – это попросить человека принять участие в обсуждении, высказав свое мнение. Тем, кто теряется, обижается, демонстрирует неадекватную реакцию или начинает оправдываться, отказывают безоговорочно. Компании, занимающиеся предоставлением услуг, используют другой вариант данной технологии. Поскольку информация для них является конкурентным преимуществом, очень важно не ошибиться в подборе человека, который будет иметь доступ к конфиденциальным сведениям. Интервьюер, опираясь на имеющиеся у него факты или собственные вымыслы, нелестно отзывается о компании, в которой человек работал до этого. Втягивая собеседника в разговор, он задает провокационные вопросы, напрямую связанные с коммерческой тайной – уровень продаж, структура компании, маркетинговые стратегии и т.п. Если кандидат, пытаясь понравиться, начинает «сливать» всю информацию – у него нет шансов быть принятым на работу.

Как правило, подобным испытаниям подвергаются специалисты по продажам и обслуживанию клиентов, а также все, кто принимает участие в переговорах. Помимо диагностики уровня стрессоустойчивости можно получить немало интересной информации о существующем положении и тактических планах своих конкурентов.

Негативные последствия для компании:

1) профессионалу, который был бы действительно предан компании, может не понравиться Ваш интерес к конфиденциальной информации предыдущего работодателя, и он не захочет иметь с Вами дело;

2) бывают случаи, когда, прикрываясь невозможностью разглашения коммерческой тайны, кандидаты маскируют свою некомпетентность в обсуждаемом вопросе.
К стрессовым методикам относятся также групповые интервью. Организовываются они, чаще всего, в тех случаях, когда руководители не имеют достаточного опыта для самостоятельной оценки кандидата, либо при подборе ключевых специалистов, чья работа будет существенно влиять на результаты компании в целом. Технология проведения по форме напоминает перекрестный допрос. Интервьюеры (обычно 3-4 человека), рассаживаются по кругу. В центре круга отводится место для кандидата. Хаотично задаются вопросы, из разных сфер жизнедеятельности человека: образование, профессиональные компетенции, достижения и неудачи за последние 2 года, личная жизнь, мечта и т.д. Темп собеседования постепенно возрастает, требуя от соискателя молниеносных ответов на поставленные вопросы. Способность быстро ориентироваться в обстановке и адекватно реагировать на поведение и реплики участников переговорного процесса дает кандидату серьезное преимущество при принятии решения о найме.

Применение групповых интервью позволяет сэкономить время и сократить этапы собеседований. Его важным преимуществом является также возможность составить более объективное мнение о кандидате, на основании высказываний всех интервьюеров. Целесообразно принимать коллегиальное решение при замещении вакансий главного бухгалтера, менеджера по персоналу, юриста, руководителей структурных подразделений.

Негативные последствия для компании:

1) не структурированность интервью может привести к тому, что важные вопросы так и не будут заданы;

2) интервьюер, чье мнение не совпало с коллегиальным решением о приеме кандидата на работу, будет относиться предвзято к новому сотруднику.
Апогеем стрессовых собеседований является откровенно хамское поведение интервьюера: прерывание на полуслове, неожиданные и некорректные вопросы, ухмылки, хихиканье, комментарии, выражающие сомнения в компетентности кандидата, опровержение его слов, прямые оскорбления личности. Приведу 2 примера, ярко демонстрирующих методику в действии. Интервьюер внезапно перебивает рассказ кандидата о его функциональных обязанностях на предыдущем месте работы вопросом: «Какая у Вас сексуальная ориентация?» или «Вы, наверное, часто пьете?» Услышав ответ на свой вопрос, соискателя просят продолжить прерванный рассказ. Оценивается способность быстро переключаться и сохранять самообладание. И второй пример. Выслушав самопрезентацию кандидата, интервьюер на повышенных тонах, с нескрываемым раздражением, произносит монолог приблизительно следующего содержания: «Неужели Вы действительно уверенны, что с подобными знаниями и опытом работы можно претендовать на эту должность? Вы отняли у меня 40 минут драгоценного рабочего времени! На что я его потратил?! …» Дальше следуют оскорбительные эпитеты в адрес соискателя. Заканчивается выступление следующими словами: «Ну, хорошо. Даю 5 минут, чтобы Вы смогли меня убедить в том, что должен принять Вас на работу».
Справедливости ради стоит отметить, что жесткие технологии применяются крайне редко. Основной их целью является измерение глубины уверенности кандидата в себе и своем профессионализме.

Прибегать к подобного рода технологиям нужно только в случаях крайней необходимости. К таким случаям может относиться специфика организации: компании, структурные подразделения или службы, четко ориентированные на работу с клиентами (операционисты банков, страховые и рекламные агенты, сотрудники абонентских отделов, сферы услуг и т.п.); компании, в которых директор (или непосредственный руководитель) – самодур.

Категории персонала, которые должны быть готовы к таким испытаниям нервной системы на прочность: операторы call-centers, юристы, представляющие интересы компании в суде, специалисты по продажам и телемаркетингу, ТОП-менеджеры.

Негативные последствия для компании:

1) интервьюер может заслужить репутацию бестактного собеседника, подвергнуться физическому воздействию со стороны разъяренного кандидата;

2) негативная информация, распространяющаяся достаточно быстро, способна существенно испортить имидж компании.
Стрессовые методики при подборе персонала являются очень мощным и грозным инструментом. Неумелое использование может привести к серьезным разрушительным последствиям для компании. Поэтому, прежде чем их использовать, стоит убедиться, что это действительно нужно. Необходимость может быть продиктована следующими условиями:

  • в своей работе сотрудник будет постоянно (или, по крайней мере, часто) сталкиваться с ситуациями, требующими от него стрессоустойчивости и спокойного реагирования;
  • необходимо выяснить, что скрывает кандидат за маской хладнокровия и самообладания;
  • нужно получить как можно больше информации о личностных качествах человека, претендующего на руководящую должность или ключевую позицию, т.к. он будет иметь полномочия распоряжаться ресурсами компании;
  • если есть сомнения в достоверности слов кандидата, которые нельзя проверить иным способом.

И напоследок несколько советов, если Вы все же уверены, что без шока в общении с кандидатом не обойтись:

1. Четко и конкретно определите цель, которая должна быть достигнута в ходе стрессового интервью. Это поможет Вам выбрать наиболее подходящий метод и тщательно подготовиться.

2. Как показывает практика, лучше использовать комбинированное собеседование, включающее элементы стрессовых методик. Во-первых, это даст возможность получить более полную информацию о кандидате; во-вторых, не будет так утомительно для соискателя и для самого интервьюера.

3. После шокового собеседования сообщите кандидату о том, что Вы использовали стрессовую методику и объясните, зачем это было необходимо. Постарайтесь снять накопившийся негатив: предложите собеседнику чашечку кофе, и мило поболтайте с ним 5-10 минут на нейтральные темы. Такое поведение даст Вам возможность сохранить свое лицо, репутацию компании и нормальные отношения с кандидатом.

Адаменко Елена
Компания: Турана, консалтинговая компания (все статьи компании)

Комментарий удалён

Алексей | 28.01.2013, 21:09 Поддерживаю! Не раз попадал на такие собеседования, в каждом случае оставалось только негативное отношение к компании и соответственно я всегда советовал своим знакомым в такие компании не обращаться. Как правило в такой компании и работа будет такая же.

Кетрин | 29.01.2013, 09:20 Алексей, поддерживаю ваше мнение!

Елена | 29.01.2013, 10:59 Все зависит от того, на сколько грамотно интервьюеры проводят такого рода «испытания»

Руся | 29.01.2013, 13:05 Интервьюер должен обладать психодиагностическими методами, уметь создавать психотип человека,а эти метод ерунда. Есть шизофреники которые обладают хорошим интеллектом и стресо устойчивостью.

Татьяна | 02.02.2013, 09:14 Ели соискатель не выдерживает шокового интервью, то пусть радуется, что не будет работать в компании, где применяются методы психологического воздействия. Из опыта работы знаю,что на таких предприятиях людей стараются сломать, а потом делают с ними что хотят, а это непозволительно, особенно для начинающих.

Ирина | 17.08.2013, 20:51 Я бывала на таких шоковых интервью. В основном в Москве. Их было больше сотни. Я до сих пор не понимаю, как моя нервная система выдержала эту череду испытаний.

Избиение людей при задержании стало настолько обыденным фактом, что это давно уже никого не удивляет. Чаще всего грешат так называемым жестким приемом различные спецподразделения милиции. Несколько лет назад, когда я работал криминальным репортером на белорусском телевидении, руководитель одного из таких подразделений откровенно посетовал в разговоре: «Сейчас скучно стало, вот раньше были бандиты — стрельба, мочилово, а сейчас — скукота. Одни наркоманы да бизнесмены. Ну треснул им парочку раз, хоть бы посопротивлялись, подергались. Так нет же, врежешь сапогом по морде, а он молчит». Эти слова мне довелось проверить в СИЗО, куда меня поместили по обвинению в мошенничестве (см. «БелГазету» N4 от 30 января 2012г.).

Подавляющее большинство избитых людей, которых я видел сразу после задержания, действительно были наркоманами. Как-то раз в РУВД Советского района Минска, где я находился в первые дни задержания, «заехало» сразу несколько подобных граждан. Все они выглядели как после побоища, хотя задерживали их в разных местах и при разных обстоятельствах. Один из парней, которого звали Сергей, являлся типичным представителем золотой молодежи. Правда, выглядел отвратительно — лицо было разбитым и опухшим, джинсы разодраны, испачканы в крови, дорогая кожаная куртка полностью разорвана.

«Кто тебя так?» — поинтересовался я у него. «При задержании избили. Собирались с компанией отметить студенческий праздник. Я, дурак, решил купить амфетамин. Пошел в дискоклуб, там меня свели с неким Виталиком. А его, видимо, пасли, при покупке меня и взяли». «А почему избили до полусмерти?» — удивленно спросил я. И получил ответ: «Без понятия. Я стоял, и мне сбоку неожиданно ногой как зарядили по лицу. Упал, а дальше уже меня сапогами лупили, я толком и не помню, куда били и как. Отключился».

Другой избитый наркоман по имени Дима рассказал, как задерживали его. Происходило это на улице вечером, возле дома во дворе, где играли маленькие дети и сидели на лавочках старушки. С нескольких сторон на него неожиданно набросилась группа людей и стала избивать. Дети испугались, а бабушки стали кричать, что сейчас вызовут милицию, на что им сообщили, что мы, мол, сами из милиции.
Мотив подобных действий спецподразделения управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков очень прост. Задача — не успеть дать подозреваемым избавиться от наркотиков, улик. Другое дело, что бьют уже и после того как человека заковали в наручники — для профилактики.

А вот опознать оперативника, превысившего свои полномочия, невозможно — все сотрудники подобных спецподразделений в таких случаях находятся в масках.

ИЗ ЛИЧНОГО ОПЫТА

Мне повезло: после задержания, а затем и ареста меня не били и не пытали, единственной пыткой стало помещение в «стакан» райотдела на несколько суток без какой-либо еды. Это еще то испытание. В крохотной клетке размером метр на полтора и бетонной лавочкой шириной в человеческую кисть сидеть круглые сутки невероятно трудно психологически. Свежий воздух через небольшое вентиляционное отверстие практически не поступает, стоит страшная сырость, а периодически мерцающая лампочка не дает расслабиться уставшему организму. На четвертые сутки нахождения в подобном месте я уже еле передвигался. Небритый, с нечищеными зубами и посиневшим лицом, выглядел как настоящий бомж. Поднимаясь на третий этаж на очередной допрос к следователю, я пыхтел как 90-летний старик, а единственной мыслью было желание поесть и выспаться.

Поэтому первая каша — обыкновенная сечка, которую дали, этапировав в СИЗО, запомнилась надолго. До сих пор кажется, что это была самая вкусная каша в моей жизни.

СТРАШНАЯ ГАЗЕТА

Главное современное требование к допросу — быстрота получения информации. По физическому воздействию на человека обычно различают три его степени.

В первом случае суть сводится к отсутствию у допрашиваемого всяких следов следственных действий. Сложность проведения допроса заключается в необходимости морально сломать личность допрашиваемого, который впоследствии не сможет или не захочет рассказывать об этом. В практической плоскости это заключается в психологическом прессинге, к примеру, легком похлопывании свернутой газетой по половым органам мужчины. Это не больно, но очень страшно — при мысли, что может последовать дальше.

Допросы второй и третьей степени проходят гораздо жестче. Это может быть удушение с помощью противогаза, когда просто перекрывается шланг, воздействие электрическим током и избиение резиновой палкой по мягким частям тела. Сдавливание пальцев в двери или иных приспособлениях. Иногда допрашиваемого кладут боком и топчут ему ногами щиколотки. Подобных средств существует великое множество. Практика показывает, что, как правило, ни один человек не может выдержать таких пыток и очень быстро оказывается сломленным.

Получение необходимой информации с помощью физического воздействия зачастую в правоохранительных органах считается необходимостью. При их использовании есть определенные негласные правила: физические страдания должны поддерживаться и продолжаться таким образом, чтобы не было иных способов избавиться от них, кроме как дав правдивые показания. Пытки должны быть легкоприменяемыми, но причиняющими большие и длительные страдания и желательно не оставляющими следов. О применении пыток не должен знать никто, кроме лиц, имеющих к этому отношение.

В СИЗО таким избитым первое время кажется, что они попали в рай и все пытки и избиения закончились. У арестованных зачастую складывается впечатление, что следственные и оперативные органы о них просто-напросто забыли. В большинстве случаев так оно и есть, но далеко не всегда.

Иногда вместе с обвиняемым в тюрьму приходит секретная бумага, о которой ему, естественно, ничего не известно. Попадает она к оперативным сотрудникам СИЗО и называется спецдонесением.

Для сотрудников эта бумага является обычным рабочим документом, для арестованного в подавляющем большинстве случаев сулит кошмарную жизнь в СИЗО. Суть ее — в необходимости раскрутить обвиняемого на признание или дополнительную информацию.

Такого обвиняемого определяют не в обычную, а специальную камеру. Наиболее распространена так называемая кумовская со специальным человеком, который за определенные поблажки в режиме пытается с арестованным найти общий язык, подружиться, убедить любыми способами эту информацию сообщить или раскрутиться на новую статью и новый срок.

РЕДКОЕ ВЕЗЕНИЕ

В подавляющем большинстве случаев использование спецсредств остается безнаказанным. Но мне довелось встретить людей, которым удалось доказать, что их признательные показания «выбиты».

Двоих молодых парней обвинили в краже парктроников с автомобилей. Избив их при задержании, сотрудники правоохранительных органов продолжили выбивать показания силой и на допросах. Естественно, парни признались во всем, в чем только могли.

Только вот очень оперативно сработали родственники и адвокаты обвиняемых, вовремя сняв у них побои и доказав на суде, что травмы получены во время первых допросов. «Выбитые» показания суд признал недействительными и вместо 50 эпизодов, в которых обвиняли парней, на суде было доказано всего несколько. Это существенно повлияло на срок заключения, который по уголовной статье «Кража» оказался минимальным для них.

Таким образом, вместо того чтобы по крупицам собирать доказательства вины молодых людей, сотрудники правоохранительных органов пошли по пути наименьшего сопротивления. Но жестоко просчитались и вместо того, чтобы улучшить, сильно подпортили себе статистику раскрываемости преступлений.

Факты превышения служебных полномочий подобного рода вызывают неприятие у подавляющего большинства обычных людей, а методы могут быть оправданы лишь в единичных случаях. К примеру, в ситуации с террористом, заложившим бомбу, когда оперативно-следственные службы точно знают, что она совсем скоро взорвется, но не знают где. Однако, к сожалению, смысл термина «исключительные ситуации» банально искажается и становится просто обычной работой, которая вызывает у отдельных сотрудников правоохранительных органов порой звериную жестокость, а у обычных граждан вызывает неприятие и ненависть к ним.

Стремление спецпрокурора Роберта Мюллера допросить президента США Дональда Трампа в Москве рассматривают как возможность положить конец «российскому досье», которое тормозит развитие двусторонних отношений. Об этом заявил «Известиям» глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачёв. Ранее стало известно, что экс-директор ФБР, расследующий возможные связи Трампа с Москвой, хочет вызвать его «на интервью». Хозяин Овального кабинета согласился дать показания спецкомиссии.

В Москве хотят как можно быстрее закрыть страницу разбирательств о «российском вмешательстве». По словам Константина Косачёва, Дональду Трампу пора уже покончить с «надуманными разбирательствами».

— Речь идет о продолжении политической борьбы внутри США. Разумеется, это не имеет никакого отношения к России. Трамп выразил готовность провести интервью, чтобы окончательно снять все домысли о его якобы связях с Москвой. Никакой конкретики со стороны обвинителей до сих пор не было предъявлено и не может быть предъявлено по определению. Никаких тайных связей между Трампом и РФ никогда не было и нет. Если он сможет доказать отсутствие надуманных прессой контактов, то это положительно скажется на развитии диалога между нашими странами, — сказал сенатор.

На просьбу «Известий» разъяснить ситуацию Белый дом, ФБР и Госдепартамент США не смогли предоставить оперативного комментария. А пресс-секретарь спецпрокурора Роберта Мюллера написал «Известиям», что «отказывается комментировать расследование».

— Не было никакого сговора. После года расследований всем стало понятно, что история со сговором мертва. Против меня не проводятся никакие расследования. Может быть, оно идет в отношении Хиллари , я не знаю… Мы можем пойти двумя путями. Можем закрыться и расследование будет длиться годы. Но когда ты не сделал ничего плохого, в этом нет смысла… Нужно быть открытым и покончить с этим… Мы открыты. Это расследование плохо влияет на нашу страну — мы выглядим глупо, — заявил Трамп 6 января в загородной резиденции в Кэмп-Дэвиде, отвечая на вопрос, готов ли он дать показания Мюллеру.

Политологи отмечают, что для Белого дома важно не только показать свою готовность к сотрудничеству, но и подобрать «правильный» формат общения с Мюллером. По мнению эксперта клуба «Валдай» Максима Сучкова, тема «российского вмешательства» становится для США перманентной угрозой, а это значит, что от этих показаний зависит многое.

— Адвокаты Трампа опасаются, что он может сказать то, что будет использовано против него, либо оказаться неискренним, и тогда ему могут инкриминировать ложь под присягой. А это, в отличие от всего, в чем обвиняли Трампа до сих пор, уже реальный повод для импичмента. Поэтому юристам важно подобрать «правильный» формат контактов с Мюллером. Сейчас они пытаются узнать у ФБР, будет ли «допрашивать» Трампа сам Мюллер или кто-то из его помощников. Защита хочет избежать прямого «собеседования» и настаивает на формате письменных ответов, — рассказал «Известиям» эксперт.

В истории Америки известны случаи, когда президенты давали показания. Это редкое явление, однако за последние десятилетия четырем президентам США приходилось становиться свидетелями перед минюстом. Американская юридическая система основана на прецеденте, и Дональду Трампа есть из чего выбирать.

Иконе американских консерваторов Рональду Рейгану удалось избежать очной ставки и ограничиться письменными показаниями. Тогда американское правосудие хотело выяснить, знал ли глава Белого дома о тайных поставках американского оружия Ирану в обход эмбарго. Рейган вышел сухим из воды, а скандал «Иран-контрас» вошел в историю как одна из самых грандиозных афер ЦРУ. Напротив, президенту Биллу Клинтону не удалось избежать личного интервью по поводу своих сексуальных связей с практиканткой Белого дома Моникой Левински. Допрос длился более четырех часов и чуть было не закончился импичментом для демократа. От дачи показаний не отказались президенты Джеральд Форд и Джордж Буш-мл. Правда, тогда президентам США не инкриминировались столь серьезные преступления.

Глава Белого дома имеет все основания настаивать на удаленной переписке с Мюллером, так как и такой случай имел место в истории США. Правда, еще никогда в истории страны обвинения в адрес президента не были столь громкими. А если Белый дом откажется от интервью, спецпрокурор будет иметь право уже официально вызвать президента для дачи показаний перед жюри присяжных. И, зная взрывной характер Трампа, от этого интервью можно ожидать чего угодно.

admin