Добросовестного приобретателя

Приобретение недвижимости — процедура достаточно сложная, связанная с определенными рисками. Одна из основных задач покупателя максимально обезопасить себя от негативных последствий, возникновение которых возможно после оформления права собственности на желаемую недвижимость.

На практике довольно распространенной является ситуация, когда после совершения сделки купли-продажи покупатель — новый законный собственник недвижимости, заплативший за нее немалую сумму, вдруг получает повестку в суд, по которой он привлекается в качестве ответчика по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения, предъявленному объявившимся законным собственником. Что делать в такой ситуации?

В подобных случаях необходимо помнить о наличии в современном гражданском законодательстве такого юридического понятия как «добросовестный приобретатель».

Судебная практика на этот счет достаточно неоднозначная, но довольно интересная для ее анализа и изучения.

Прежде чем перейти к освящению судебной практики по данному вопросу, необходимо разобраться, как определяется понятие «добросовестный приобретатель» действующим законодательством.

Добросовестным приобретателем в силу ст. 302 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) является лицо, которое не знало и не могло знать, что приобрело возмездно имущество у лица, не имеющего право на отчуждение.

Таким образом, добросовестным приобретателем является лицо, обладающее в совокупности следующими двумя признаками:

— приобретенное таким лицом имущество получено от субъекта, который не имел права заключать сделки ( юридическое лицо, частный субъект или государственный орган);

— указанное лицо не знало (и не могло знать) о том, что права законного собственника нарушаются.

Одним из самых обсуждаемых и примечательных судебных актов по вопросу истребования имущества у добросовестного приобретателя является постановление Конституционного Суда РФ от 22.06.2017 № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского Кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца» (далее — Постановление № 16-П).

Суть дела заключалась в следующем:

21 июня 2007 года на имя В.А. Соколовой по поддельным документам было выдано свидетельство о праве на наследство в отношении жилого помещения, собственник которого Б.В. Соколов скончался в 1994 году. При этом, как было установлено следствием, Б.В. Соколов не имел наследников ни по завещанию, ни по закону.

В последствие данная квартира стала предметом договоров купли-продажи от 23 июля 2007 года и от 15 августа 2007 года.

28 апреля 2008 года указанную квартиру приобрел А.Н. Дубовец.

При этом в договоре купли-продажи цена жилого помещения была указана в размере 999 000 руб., однако согласно имеющимся в деле копиям расписок продавец получил от А.Н. Дубовца помимо суммы, указанной в договоре, еще 6 001 000 руб.

В связи с завершением уголовного дела город Москва в лице Департамента городского имущества 5 ноября 2014 года обратился с исковыми требования к А.Н. Дубовцу, Н.А. Дубовец и нотариусу, выдавшему свидетельство о праве на наследство в отношении приобретенного А.Н. Дубовцом жилого помещения.

Решением Никулинского районного суда города Москвы от 26 мая 2015 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 года, данные исковые требования удовлетворены частично: спорное жилое помещение истребовано из владения А.Н. Дубовца, постановлено выселить из него А.Н. Дубовца и Н.А. Дубовец, признано право собственности города Москвы на это жилое помещение; в остальной части (о признании недействительными свидетельства о праве на наследство и свидетельства о государственной регистрации права на недвижимое имущество) в удовлетворении исковых требований отказано.

В передаче кассационных жалоб на данные судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции также отказано (определение судьи Московского городского суда от 10 марта 2016 года и определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 мая 2016 года).

Удовлетворяя исковые требования города Москвы, суд первой инстанции сослался на то, что спорное жилое помещение является выморочным имуществом, выбыло из владения города Москвы помимо воли собственника в результате противоправных действий третьих лиц и на основании статей 301 и 302 ГК РФ подлежит истребованию из владения А.Н. Дубовца, который не представил доказательств того, что он является добросовестным приобретателем спорного жилого помещения. По мнению же суда апелляционной инстанции, доводы о добросовестности приобретателя жилого помещения не имеют правового значения, поскольку имущество выбыло из владения собственника помимо его воли.

Вслед за Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) Конституционный Суд РФ признал, что интерес добросовестного приобретателя выше публичного интереса (интереса неопределенного круга лиц) и указал на следующие моменты.

Правовое регулирование, в соответствии с которым защита прав лица, считающего себя собственником имущества, возможна путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются предусмотренные статьей 302 ГК РФ основания, дающие право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.), отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота и направлено в целом на установление баланса прав и законных интересов всех его участников.

Приведенная правовая позиция была сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П применительно к отношениям с участием граждан и юридических лиц.

Что касается отношений по поводу истребования жилых помещений из владения граждан по искам публично-правовых образований, в собственность которых оно ранее поступило как выморочное имущество, то применительно к этим отношениям необходимо учитывать их специфику, обусловленную тем, что к публично-правовым образованиям, хотя они и вступают в гражданские правоотношения на равных началах с другими участниками гражданского оборота, нормы гражданского законодательства, относящиеся к юридическим лицам, могут быть применимы, только если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК РФ).

Переход выморочного имущества в собственность публично-правового образования независимо от государственной регистрации права собственности и совершения публично-правовым образованием каких-либо действий, направленных на принятие наследства, не отменяет требования о государственной регистрации права собственности.

Собственник имущества, по общему правилу, несет бремя содержания принадлежащего ему имущества (ст. 210 ГК РФ), что предполагает и регистрацию им своего права, законодательное закрепление необходимости которой, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, является признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу.

Бездействие же публично-правового образования как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности, в определенной степени создает предпосылки к его утрате, в том числе посредством выбытия соответствующего имущества из владения данного публичного собственника в результате противоправных действий третьих лиц.

При регулировании гражданско-правовых отношений между собственником выморочного имущества и его добросовестным приобретателем справедливым было бы переложение неблагоприятных последствий в виде утраты такого имущества на публично-правовое образование, которое могло и должно было предпринимать меры по его установлению и надлежащему оформлению своего права. В правовом демократическом государстве, каковым является Российская Федерация, пренебрежение требованиями разумности и осмотрительности при контроле над выморочным имуществом со стороны собственника — публично-правового образования в лице компетентных органов не должно влиять на имущественные и неимущественные права граждан, в частности добросовестных приобретателей жилых помещений.

В указанном аспекте оспоренное положение ст. 302 ГК РФ признано соответствующим Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд, кроме того, признал оспоренное положение не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно допускает истребование как из чужого незаконного владения жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя, который при возмездном приобретении этого жилого помещения полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН) и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности на него, по иску соответствующего публично-правового образования в случае, когда данное публично-правовое образование не предприняло своевременных мер по его установлению и надлежащему оформлению своего права собственности на это имущество.

Конституционный Суд прямо указал на необходимость судебного пересмотра дела Александра Дубовца в установленном законом порядке.

Указанное дело было пересмотрено по новым обстоятельствам в порядке п. 3 ч. 4 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ). При повторном рассмотрении дела Никулинским районным судом города Москвы доводы Александра Дубовца о его добросовестности как приобретателя были признаны «заслуживающими внимания», а выводы, изложенные в Постановлении № 16-П, стали основанием для отказа в удовлетворении изначальных требований департамента города Москвы.

Суд постановил, что право собственности Александра Дубовца на ранее истребованную у него квартиру должно быть восстановлено, а само судебное решение — являться основанием для вселения заявителя в квартиру.

Необходимо отметить, что вынесение вышеуказанного Постановления № 16-П послужило основанием для правоприменительных последствий и для тех граждан, чьи дела рассматривались в Конституционном суде до принятия данного Постановления. По общему правилу Суд в таких случаях выносит определения по жалобе и признает, что у лиц, чьи жалобы поступили до вынесения им Постановления, также возникает право на пересмотр их дел по новым обстоятельствам в порядке п. 3 ч. 4 ст. 392ГПК РФ.

Еще одним примечательным судебным актом, связанным с истребованием недвижимого имущества у добросовестного приобретателя, является Определение Верховного Суда РФ от 01.02.2018 № № 305-ЭС17-13675.

Согласно данному определению лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неправомочным отчуждателем.

Ситуация, рассматриваемая данным судебным актом, заключалась в следующем.

В 2010 г. Администрация заключила с ОАО договор аренды земельного участка сроком на 15 лет. Впоследствии ОАО и Общество заключили соглашение о передаче последнему прав и обязанностей арендатора по договору аренды в пределах срока его действия. Затем Общество заявило о намерении построить на участке предприятие для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции, что и было сделано после получения соответствующих разрешений.

В дальнейшем Общество приобрело указанный земельный участок в собственность, в связи с нахождением на данном земельном участке принадлежащих Обществу объектов недвижимости, на основании договора купли-продажи от 10.09.2014.

03.11.2015 указанный земельный участок с расположенными на нем объектами недвижимого имущества были проданы Обществом по договору купли-продажи Агросервису.

Проверкой Министерства имущественных отношений было выявлено существенное превышение площади проданного Обществу участка по отношению к площади здания, расположенного на нем на момент продажи.

В связи с этим Администрация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи участка, заключенного между Администрацией и Обществом, применении последствий данной сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи между Обществом и Агросервисом о прекращении права собственности последнего на данный участок и исключении из ЕГРП соответствующей записи, а также об истребовании участка из чужого незаконного владения Агросервиса. В качестве основного довода истец указал, что земельный участок был предоставлен Обществу в собственность с нарушением законодательства.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорные договоры купли-продажи являются недействительными, однако не истребовал участок из владения Агросервиса, признав его добросовестным приобретателем по возмездной сделке, поскольку участок выбыл из владения собственника по воле Администрации, осуществляющей распоряжение им, и при ее активном участии.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом первой инстанции о ничтожности спорных договоров купли-продажи, но, сославшись на ст. 273, 301, 302 ГК РФ и ст. 36 (в редакции от 10.09.2014, действовавшей на момент заключения договора купли-продажи) и 11.9 Земельного кодекса РФ, все же истребовал спорный земельный участок из владения Агросервиса и обязал передать его Администрации, посчитав, что компания не может быть признана добросовестным приобретателем. Эту позицию поддержал и окружной суд.

Однако судебная коллегия ВС РФ посчитала, что суд первой инстанции, признавая недействительным договор купли-продажи, заключенный Обществом и Агросервисом, а другие суды, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Администрации об истребования спорного участка из владения Агросервиса и удовлетворяя данное требование Администрации, неправильно применили нормы материального права.

Суд сослался на п. 1 ст. 302 ГК РФ, которой установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Также ВС РФ сослался на позицию ЕСПЧ, согласно которой, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно. ЕСПЧ также указывал, что ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица.

Верховный Суд также указал, что у апелляционного и кассационного судов не было оснований для опровержения вывода первой инстанции о признании Агросервиса добросовестным приобретателем, со ссылкой на то, что он должен был предположить незаконность сделки по предоставлению участка в собственность Общества ввиду существенного превышения площади участка по отношению к размерам расположенных на нем объектов недвижимости. Нарушение предусмотренного ранее действовавшими ст. 33 и 36 Земельного кодекса РФ порядка предоставления земельного участка в собственность Общества является основанием для признания договора недействительным, но не может быть в данном деле критерием для оценки добросовестности последнего приобретателя участка.

Также Суд отметил, что истребование в пользу Администрации у Агросервиса земельного участка, на котором расположены законно приобретенные им объекты недвижимости, противоречит закрепленному в подп. 5 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса РФ принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

ВС РФ указал, что поскольку надлежащим способом защиты интересов собственника является виндикационный иск, предъявляемый к последнему приобретателю имущества, и в данном деле спор о праве собственности на участок между Администрацией и Агросервисом подлежал рассмотрению только путем предъявления виндикационного иска, в удовлетворении которого суд первой инстанции правильно отказал, у судов не имелось правовых оснований для удовлетворения требования Администрации о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного Обществом и Агросервисом.

Встречаются ситуации, когда вещь была передана в ходе исполнения обязательств по какой-то сделке, и при этом приобретшее имущество лицо ничего не знало о том, что получает его от того, кто на деле не обладает правами, которыми должен был бы обладать для совершения сделки добросовестный участник гражданско-правового оборота, или находится в состоянии, когда он не может полностью понимать сущность своих поступков.

Законодательство допускает, что собственник может получить право истребовать своё имущество у добросовестного покупателя в тех случаях, когда оно было утеряно им или лицом, которому легальный собственник передал его во владении, было похищено или выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Правила, согласно которым собственник имеет право требовать своё имущество у добросовестного приобретателя, устанавливает ст. 302 ГК РФ.

Почему появляется возможность истребовать имущество у добросовестного приобретателя

При формировании правил этой статьи законодатель исходил из того, что при возникновении каких-то неблаговидных ситуаций нормативные акты должны быть направленными на поддержку социальной справедливости. Конечно, если кто-то купил вещь, собрался ею владеть, но тут узнаёт, что её придется вернуть из-за того, что сделка содержала изначальный порок, о котором он даже не подозревал, то он испытывает трудности и психологический дискомфорт. Однако его потери значительно меньше, чем потери того, у кого вещь вышла из сферы владения незаконным путём, к примеру, в результате преступной активности мошенников.

Изначально предусматривается, что в таких ситуациях добросовестный приобретатель не терпит никаких потерь, кроме тех, что связаны с возвратом ситуации к её изначальному состоянию, поскольку подразумевается возврат ему всех тех средств, которые оказались затраченными на приобретение вещи.

Рассматриваемая статья охватывает ситуации всего двух видов. Первая связана с тем, что до сделки, связанной с отчуждением имущества в силу купли-продажи, мены или других предусмотренных законом способов, непрерывность прав собственника была нарушена в силу наступления каких-то негативных обстоятельств. Некое другое лицо, отличное от правообладателей, завладело вещью или правами на неё, и совершило сделку с добросовестным покупателем. Вторая с тем, что сам правообладатель является недееспособным, что ему удалось скрыть, или находился в состоянии, когда не мог руководить своими поступками по своей воле в силу каких-то иных причин.

Во всех этих ситуациях спорное имущество выбывает из владения собственника помимо его воли. В данном же контексте речь и идёт о том, что при наличии определенных обстоятельств имущество может быть виндицировано у возмездного добросовестного приобретателя. Данная ст. 302 ГК РФ устанавливается лишь право легитимного владельца истребовать имущество у приобретателя. Окончательное решение, разумеется, зависит от суда, который должен тщательно исследовать все индивидуальные особенности.

Практические аспекты применения ст. 302 ГК РФ

Бремя доказательства своей добросовестности ложится на приобретателя. С одной стороны это несколько не соответствует принципу презумпции добросовестности осуществления участниками гражданских правоотношений своих субъективных прав, закреплённому в п. 3 ст. 10 ГК РФ. С другой — положения ст. 302 ГК РФ просто потеряют смысл, если окажется, что приобретатель знал о порочности сделки, но всё равно на неё пошёл. К примеру, знал о том, что в реальности права на вещь принадлежат другому лицу, а продавец действует вопреки закона, как минимум совершая правонарушение.

Доказывать свою честность не приходится посредством оправдания в том, что ответчик не провёл собственного расследования. Нужно лишь убедить суд в отсутствии сведений об истинной природе сделки, указав, к примеру, что ему были представлены документы или свидетельства обладания тем лицом, с которым он совершает сделку, правами на вещь, что он приобрёл.

Если сделку совершило лицо, лишённое дееспособности по решению суда, то в ряде случаев приобретатель не имеет возможности узнать об этом. Информацию мог бы предоставить опекун и законный представитель, но если он этого не сделал, то значит нет оснований считать приобретателя недобросовестным. Правда, никаких преимуществ ему это не даст, поскольку такие сделки признаются недействительными в силу правила ст. 171 ГК РФ. Однако возможны ситуации, когда недееспособность признаётся судом позже сделки, а на момент её совершения лицо оставалось юридически дееспособным, хотя на практике уже тогда не могло полностью понимать значимость своих поступков. Вот в таком случае опекуну ничего не остаётся, как прибегать к положениям ст. 302 ГК РФ.

Немаловажное значение имеет и цена. Если окажется, что она соответствует средней рыночной по региону, то это будет весомым критерием для того, чтобы считать приобретателя добросовестным. Это нужно в силу того, что недобросовестность является неоспоримым фактором того, что вещь, приобретённая в силу совершения сделки, должна быть возвращена владельцу. В таком случае суд признаёт сделку недействительной. Если же это не повлечёт за собой фактический возврат, владелец вправе инициировать иск о неосновательном обогащении.

При наличии добросовестности приобретателя дело обстоит гораздо сложнее, а суды разных инстанций очень часто придерживаются противоположных точек зрения на одно и тоже дело.

Так, п. 2 ст. 302 ГК РФ устанавливает норму, согласно которой безвозмездное приобретение имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, даёт собственнику право истребовать имущество во всех случаях. Но это не означает, что если один совершеннолетний и дееспособный гражданин подарит другому какую-то вещь, то одариваемый должен будет тут же её вернуть, когда того потребует жена дарителя. Несмотря на то, что семейное имущество является совместно нажитым, даритель имел право распоряжаться вещью. Окончательное решение суда будет зависеть от ряда факторов. Скорее всего суд сочтёт, что правила ст. 302 ГК РФ для такой ситуации неприменимы вовсе, именно в силу того, что участники долевой собственности несут коллегиальную ответственность.

Судебная практика показывает, что в случае добровольной передачи собственником правомочия владения вещью другому лицу, которое в силу этого неправомерно отчуждает вещь, неблагоприятные последствия в виде отсутствия возможности виндикации вещи у добросовестного возмездного приобретателя возлагаются на собственника в качестве определённой санкции за неосмотрительность в выборе контрагента.

Такой же подход распространяется и на случаи, когда отчуждение вещи, являющейся коллективной семейной собственностью, происходит одним членом семьи без согласия других. В судах полагают, что до тех пор, пока сохраняется семейная общность, невозможно обвинить покупателя чего-то, что продаёт совершеннолетний сын, не спросясь родителей. В случае же, если он страдает каким-то расстройством личности или аддикцией, то нужно воспользоваться правилами о частичном ограничении его в дееспособности с назначением попечителя. Если этого не сделано, то не следует сетовать на то, что распродаются семейные ценности.

Следует отметить, что ст. 302 ГК РФ тесно связана с темой недействительности сделок, а многие практические вопросы её применения до сих пор не имеют однозначных ответов. Наиболее острое выражение полемика имела в период массового оспаривания результатов приватизации и имеет по делам о жилой недвижимости. ВАС РФ изложил свою позицию о недопустимости удовлетворения иска о применении последствий недействительности сделки в ситуациях, когда спорное имущество не подлежит виндикации.

Это особо было выделено в Постановления Пленума ВАС РФ № 8. ВС РФ практически абстрагировался от полемики, в связи с чем решающим стало мнение Конституционного Суда РФ. Его позиция сводится к тому, что при отсутствии условий для удовлетворения виндикационного требования общий механизм приведения сторон в первоначальное положение посредством реституции, предполагающий лишение третьего лица, возмездно и добросовестно приобретенного имущества, не применяется. Поэтому общее число исков, удовлетворённых именно по правилам ст. 302 ГК РФ, крайне мало.

Применение ст. 302 ГК РФ на примере определения ВС РФ

Наиболее ярко позицию ВС РФ в практическом применении положений статьи об истребовании имущества, приобретённого добросовестным лицом, отражает определение № 305-ЭС17-13675 по делу № A41-103283-2015. Его суть сводится к тому, что администрация муниципального образования передала субъекту хозяйственной деятельности в аренду земельный участок. Юридическое лицо заключило договор с другим, в результате чего возник комплекс для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции. Это дало предпринимателям основание для того, чтобы обратиться к Администрации МО с заявлением о выкупе участка. Все разрешения у собственников коммерческой недвижимости имелись, поэтому сделка состоялась. После её завершения производственный сельскохозяйственный комплекс был продан, но с земельным участком, который в разы превышал тот, что нужен для нормальной работы объекта.

Приобретателем стал некий Агросервис. Администрации МО это совершенно не понравилось, поэтому был подан иск об отмене сделки. Его удовлетворил арбитражный суд начальной инстанции, но только в части признания недействительными спорных сделок о земельном участке. Саму же собственность у Агросервиса не истребовал, сочтя его добросовестным приобретателем. Суд апелляционной инстанции, куда обратилась Администрация, принял решение о том, что участок подлежит возврату и сослался на положения ст. ст. 273, 301, 302 ГК РФ и ст. 36 и 11.9 Земельного кодекса РФ.

Этим решением остались недовольны предприниматели и дело дошло до ВС РФ. Там же отметили, что апелляционный суд не признал Агросервис добросовестным покупателем с формулировкой о том, что он мог и должен был знать, что договор купли-продажи земельного участка от 10.09.2014 был заключен Администрацией МО и Обществом с нарушением требований земельного законодательства.

В определении ВС РФ было указано, что на основании ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать имущество даже тогда, когда приобретатель является добросовестным. Было процитировано постановления Пленума N 10/22 о том, что собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика относительно того, что он является добросовестным приобретателем. В итоге ВС РФ отменил все решения судов, кроме самого первого, которое изменил, но оставил в силе.

Судебная коллегия установила, что для отмены изначальной сделки не требовалось признавать Агросервис недобросовестным приобретателем. Никаких норм и положений он не нарушил. Достаточно было признать недействительным только договор купли-продажи участка от 10.09.2014 и отказать в удовлетворении остальных требований.

Москва, 1 января 2020, 03:23 — REGNUM Сегодня, 1 января, вступил в силу закон, направленный на защиту добросовестных приобретателей жилья, сообщает ИА REGNUM.

Законом закрепляется в Гражданском кодексе РФ презумпция добросовестности лица, полагавшегося на данные государственного реестра (ЕГРН). Добросовестным приобретателем недвижимости является тот, кто при его приобретении полагался на данные государственного реестра, пока в судебном порядке не доказано, что он знал (или должен был знать) об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого к нему перешли права.

Если же жилая недвижимость была истребована от добросовестного приобретателя на основании судебного акта, то ему полагается компенсация. По выбору правообладателя компенсация может быть выплачена в размере реального ущерба, либо исходя из кадастровой стоимости истребованной недвижимости. Требовать компенсации гражданин сможет в судебном порядке из казны Российской Федерации, если в течение полугода ему не был возмещен ущерб причинителем вреда.

Закон имеет обратную силу. Законом устанавливается запрет на истребование государством (Российской Федерацией, субъектом РФ или муниципальным образованием) жилого помещения, выбывшего из его собственности, у добросовестного приобретателя-гражданина по истечении трех лет. Закрепляется, что суд будет отказывать госорганам в истребовании жилья, если после его выбытия из владения публичного собственника истекло три года с момента государственной регистрации права первого добросовестного приобретателя. Данное положение распространяется, в том числе, на добросовестных приобретателей, которые получили имущество безвозмездно в результате приватизации. Бремя доказывания в этих случаях возложено на истца-публичного субъекта.

Одновременно уточняются правила ГК РФ о приобретательной давности. Указывается, что течение срока приобретательной давности начинается со дня поступления вещи во владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности — не позднее момента государственной регистрации прав.

Эта статья нашего блога будет посвящена понятию, которое сегодня довольно часто можно встретить в публикациях, связанных с проблемами покупки недвижимости.

Добросовестный приобретатель недвижимости – кто это? Почему принципиально важно иметь этот статус, покупая недвижимость? Какими документами или действиями можно подтвердить, что покупатель действительно является добросовестным?

Понятие «добросовестный приобретатель недвижимости»

Чтобы понимать значение этого понятия, обратимся к Гражданскому кодексу РФ – в статье 302 добросовестным приобретателем вообще является любое лицо, которое возмездно приобрело имущество у другого лица и при этом не было осведомлено об имеющихся законных основаниях, запрещающих отчуждение объекта продавцом.

Если речь идет о рынке недвижимости, то статусом добросовестного приобретателя может быть наделен покупатель, который абсолютно законно приобрел объект недвижимости, но впоследствии стал ответчиком по иску с требованием об изъятии этого имущества (в данном случае – квартиры, дома или земельного участка) из незаконного владения. В случае если покупатель был осведомлен об имеющихся законных препятствиях к отчуждению имущества у продавца, считаться добросовестным приобретателем он не может.

Таким образом, существует два главных критерия, на основании которых приобретатель недвижимости получает статус «добросовестного»:

  • первый: покупатель не знал и не мог знать, что имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело прав его отчуждать;
  • второй: покупатель не обладал информацией об отсутствии у продавца прав на законное отчуждение объекта недвижимости, но стремился выяснить все обстоятельства.

Следует понимать, что присутствие этих двух факторов необходимо будет доказать в ходе судебного разбирательства. Тем не менее действующая в стране судебная практика (по аналогии с презумпцией невиновности) признает принцип презумпции добросовестности приобретателя, т. е. считает его добросовестным, пока не будет доказано обратное. Однако по отношению к продавцу также действует данное положение, поэтому и покупатель, и продавец находятся в данной ситуации в равных правах. Кто действительно будет признан добросовестным – должен решить суд.

При принятии решения в пользу приобретателя суд будет рассматривать вопрос о том, проявил ли покупатель должную осторожность при заключении сделки. Здесь будут приниматься во внимание следующие факторы:

  • был ли приобретателем произведен осмотр объекта недвижимости перед его покупкой;
  • принимались ли необходимые действия для выяснения прав продавца (продавцов) на продажу, проверялась ли юридическая чистота объекта;
  • являлась ли заявленная продавцом цена объекта рыночной либо она была гораздо ниже других объектов на рынке;
  • имел ли покупатель информацию о присутствии у третьих лиц прав на недвижимость, которую он приобретает.
  • например, договор с юридической компанией о проверке «чистоты сделки» будет доказательством вашего желания выяснить все о покупаемом объекте и вашей добросовестности.

Как вы понимаете, все это необходимо будет подтвердить документально.

Какие документы необходимы покупателю, чтобы доказать свою добросовестность?

В постановлении Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего Апелляционного суда РФ от 29.04.2010 г., на которых рассматривались вопросы, возникающие в судебной практике в процессе разрешении имущественных споров, указывается, что приобретатель обязан выяснить правомочия продавца на отчуждение недвижимости. Речь здесь идет о получении выписки из ЕГРН.

В упоминаемом выше постановлении нет полного перечня документов, необходимых для доказательства приобретателем свой добросовестности, и это является существенным правовым преимуществом в руках добросовестного покупателя – можно с помощью опытных юристов прибегнуть к различным способам доказательства своей добросовестности и выиграть суд.

Закон свидетельствует, что имущество нельзя истребовать у добросовестного покупателя, если оно приобреталось возмездно и прежний хозяин утратил на него право вследствие добровольного подписания документов.

Судебные разбирательства, связанные с недвижимостью вообще, и иски по поводу незаконного отчуждения имущества – мероприятия сложные, нередко растянутые во времени, требующие сил и средств. Чтобы вам не пришлось доказывать свои права на недвижимость в суде, воспользуйтесь нашими рекомендациями:

  • Перед подписанием документов обязательно проведите юридическую проверку приобретаемого объекта. Не каждый покупатель сможет выполнить ее своими силами – гораздо надежнее, если проверка чистоты квартиры будет выполнена специалистами; о том, что это такое, вы можете узнать из нашей статьи «Юридическая чистота объекта».
  • Узнайте историю объекта от момента его приватизации – сколько раз он отчуждался, когда произошел последний переход права собственности.
  • Старайтесь избегать приобретения недвижимости по доверенности. Если же вы все-таки остановились на подобном объекте, потребуйте встречи с собственником перед принятием решения, чтоб убедиться в его согласии на продажу.
  • Проверьте дееспособность продавца – попросите у него предоставить перед сделкой справки НД и ПНД. Сегодня это вполне обычная практика, и отказ от предоставления справок должен насторожить покупателя.
  • Указывайте в договоре реальную сумму сделки, а деньги передавайте непременно с распиской, в которой прописана переданная сумма. Такой документ необходимо составить в присутствии двух свидетелей.

Следуя данным рекомендациям, вы сможете свести к минимуму риски приобретения проблемной недвижимости и возникновения ситуаций, требующих судебного разбирательства. И все же полностью обезопасить себя покупатель не может – по мнению специалистов, каждая сделка, совершенная на вторичном рынке, даже если была проверена юридическая чистота объекта, может быть признана ничтожной. Это не будет означать, что риэлтор, юрист или сотрудник регистрационного органа проявили профессиональную недобросовестность – могут возникнуть ситуации, которые приведут к признанию вашей сделки незаконной. В соответствии с положениями статьи 302 ГК Российской Федерации возможно истребование квартиры даже если вы – добросовестный приобретатель недвижимости. В итоге вы как покупатель теряете приобретенную квартиру и средства, затраченные на ее покупку.

В настоящее время полноценной государственной защиты добросовестных приобретателей объектов недвижимости не существует, а между тем покупателю необходимы гарантии – в виде возможности компенсировать материальный ущерб, если сделку по определенным причинам признают недействительной.

С 2003 года действует положение, согласно которому и собственник отчужденного незаконно жилья, и добросовестный его приобретатель имеют право на единоразовую компенсацию из средств государства. Однако учитывая, что подзаконных актов по механизмам реализации этого положения нет, а размер разовой компенсации ограничен одним миллионом рублей, считаться действительно реальной защитой покупателя это положение не может.

Несмотря на все вышесказанное, возможность добросовестному приобретателю отстоять свои финансовые права и права на приобретенное имущество есть. Титульное страхование позволяет защитить имущество от потери в результате утраты прав собственности на него.

О титульном страховании

Практика страхования титула в Европе и на Западе очень распространена, в нашей же стране такой вид страхования еще не получил большой известности. Тем не менее все чаще именно такое страхование объектов недвижимости используется при ипотечном кредитовании.

По сути, страхованием титула покупатель обеспечивает свое право на приобретенную квартиру. На сегодняшний день титульное страхование считается наиболее эффективным и безопасным механизмом защиты интересов добросовестных приобретателей. В качестве объекта страхования здесь выступает право владения недвижимостью, страховым же случаем является лишение права владения. Титульное страхование призвано защитить покупателя от таких рисков, как:

  • ошибки при составлении договоров и документов;
  • недееспособность продавца;
  • обнаружение фактов нарушения закона при ранее совершенных сделках с объектом;
  • нарушение права третьих лиц на владение данным имуществом;
  • совершение мошеннических действий.

Если наступает страховой случай, страхователь получает компенсацию от страховой компании в размере полной рыночной стоимости квартиры.

Следует понимать, что полис страхования титула новый собственник жилья может подписать и до регистрации своего права собственности, и после. В любом случае, в силу он вступает после регистрации нового права на владение объектом в ЕГРН.

Срок титульного страхового полиса может составлять от одного года до 10 лет. Рекомендуется заключать подобный договор страхования на максимальный срок, так как срок исковой давности равен именно 10 годам.

Стоимость полиса титульного страхования рассчитывается индивидуально в каждом конкретном случае. Она складывается из рыночной цены объекта, срока действия полиса и оценки рисков. Базовая ставка в разных страховых компаниях колеблется в пределах 0,2-0,5% от стоимости квартиры. После изучения специалистом компании истории объекта и после того, как будет проведена проверка чистоты квартиры, оценивается степень возможности наступления страхового случая и выводится окончательная стоимость полиса титульного страхования.

Этой теме мы посвятили целую статью «Титульное страхование».

Сегодня недвижимость относится к самым дорогим активам, поэтому приобретая квартиру, необходимо стремиться максимально и всесторонне защитить свои права собственника. Теперь вы знаете, кто такой добросовестный приобретатель недвижимости, и сможете обезопасить себя всеми возможными способами.

1. Комментируемая статья содержит ограничения виндикации, при которых отдается предпочтение интересам добросовестного владельца перед интересами бывшего собственника. Данные ограничения, неизвестные римскому праву, были выработаны в европейском средневековом праве в связи с развитием торгового оборота и являются примером того, как противоправное состояние признается порождающим юридические последствия во имя правовой стабильности.

2. Большинство современных российских ученых разделяют точку зрения, согласно которой невозможность виндикации имущества от добросовестного приобретателя объясняется тем, что у него возникает право собственности на имущество (соответственно бывший собственник уже не является надлежащим истцом по виндикационному иску).

При переработке вещи незаконным владельцем вопрос о возможности ее виндицирования также решается с учетом добросовестности ответчика, т.е. возникло ли у последнего право собственности на переработанную вещь (ст. 220 ГК).

Право собственности у приобретателя возникает на основании сложного юридического состава при одновременном совпадении следующих условий (п. 1 комментируемой статьи):

а) выбытие вещи из владения собственника по его воле (что чаще всего означает передачу вещи собственником во владение какого-либо лица по сделке, не предусматривающей право распоряжения вещью, например по договору аренды);

б) отчуждение вещи неуправомоченным лицом (передача вещи приобретателю по сделке, целью которой является перенос права собственности);

в) возмездность приобретения (при безвозмездности приобретатель не несет имущественных потерь при изъятии у него вещи, и, следовательно, его интересы не имеют приоритета над интересами пострадавшего собственника);

г) добросовестность приобретения.

3. В отношении денег и ценных бумаг на предъявителя установлен усеченный юридический состав, при котором у приобретателя возникает право собственности (п. 3 комментируемой статьи):

а) отчуждение вещи неуправомоченным лицом (в том числе и незаконным владельцем);

б) возмездность приобретения (п. 2 комментируемой статьи специально обращает внимание, что безвозмездное приобретение ни в каких случаях не дает права на защиту от виндикационного иска);

в) добросовестность приобретения.

4. При выявлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что имеются основания для ограничения виндикации, истец дополнительно должен доказать, что имущество выбыло из его владения или владения лица, которому имущество было передано собственником во владение помимо их воли. Ответчик должен доказать, что он приобрел имущество возмездно.

Принято считать, что на приобретателя распространяется презумпция добросовестности. Однако современная судебная практика указывает иное.

Судебная практика:

Приобретатель должен доказать, что он не знал и не мог знать о том, что имущество приобретено у лица, не имевшего права на его отчуждение (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

Ответчик в рамках комментируемой статьи доказывает, что он является собственником, т.е. опровергает утверждение о праве собственности истца. В данном случае возложение на него бремени доказывания обстоятельств, на которые он ссылается в подтверждение своих доводов, оправданно. Однако при доказывании добросовестности ответчик должен был бы доказывать отрицательные факты (не знал, не мог знать), что является недопустимым.

Фактически речь идет о том, что ответчик должен раскрыть обстоятельства приобретения им вещи, на основании которых суд сможет сделает вывод, было ли приобретение добросовестным. Следует обратить внимание, что в соответствии со ст. 426 ГК покупатель (т.е. возмездный приобретатель) обязан привлечь продавца к участию в виндикационном процессе, тем самым раскрывая требуемые от него сведения.

5. Добросовестность и недобросовестность приобретателя устанавливаются по тем же критериям, что и добросовестность (недобросовестность) незаконного владельца (см. комментарий к ст. 303 ГК).

6. Ограничения виндикации породили проблему конкуренции виндикации и реституции. Иногда бывший собственник вместо заведомо проигрышного по условиям комментируемой статьи виндикационного иска предъявляет требование о признании недействительной сделки (цепочки сделок) по отчуждению имущества лицом, которому он передавал вещь только во владение с применением последовательной реституции ко всем участникам сделок.

Судебная практика пресекла подобный обход ограничений виндикации и распространила защиту добросовестного приобретателя и на сферу обязательственного права.

Судебная практика:

Права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.) (Постановление КС РФ от 21.04.2003 N 6-П).

admin