Деликты в римском праве

содержание ..  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  ..

ГЛАВА 14 ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ДЕЛИКТОВ (римское право)


§ 1. Понятие и квалификация деликтов (римское право)

В Древнем Риме наряду с нарушением прав и интересов государства, которое рассматривалось как уголовное преступление (crimin publicum), выделялись и так называемые частные правонарушения — деликты.

Деликтом или частным правонарушением (delictum) считалось причинение вреда отдельному человеку, его семье или имуществу вследствие прямого и косвенного нарушения прав этого лица. Причем, в круг правонарушений частного характера римское право включало и такие, которые с точки зрения современного права относятся к категории уголовных преступлений, как например, кража или увечье.

Важно, что это нарушение должно носить неправовой характер, т. к. закон допускал принудительный привод должника в суд или уничтожение имущества, с помощью которого кто-либо пытался совершить преступление.

Деликт порождал со стороны потерпевшего стремление наказать обидчика и возместить имущественный ущерб, а со стороны нарушителя возникала обязанность возместить причиненный вред.

Субъектом правонарушения могло быть признано только физическое лицо, причинившее вред также физическому лицу. Римское право не предусматривало (юридически) возможность причинения вреда юридическому лицу, так же как не могло совершить его лицо юридическое (корпорация или муниципия), поскольку в конечном счете действия совершают конкретные люди.

Ответственность за последствия деликта была строго личной и безусловной. Римское право гласило: «Никого нельзя освободить от ответственности за правонарушение». В том числе, не освобождалось от ответственности и должностное лицо, даже если деликт был совершен в процессе исполнения служебных обязанностей.

Критерий дееспособности при деликтах несколько отличался от договорных обязательств. Так, несовершеннолетние (девочки 7-12 лет, юно-ши 14 лет) не могли вступать в договорные отношения без участия опекуна, но за деликт ответственность несли с семилетнего возраста.

В отношении подвластных лиц в области деликтов сформировалась неизвестная договорному праву ноксальная ответственность. При совершении деликта личный характер ответственности приводил к установлению определенной зависимости нарушителя от пострадавшего, и первоначально нормальным следствием правонарушения подвластного стала выдача его потерпевшему (noxae deditio). Однако домовладыка мог нейтрализовать личный аспект правонарушения, выплатив потерпевшему компенсацию. Со временем ответственность за правонарушение подвластного стала восприниматься как штрафная обязанность его домовладыки с правом замены на выдачу подвластного для отработки долга. Причем, в римском праве действовал принцип «кара следует за личностью» (noxa caput sequitur). Согласно этому правила ноксальная ответственность за правонарушение не закрепляется за лицом, в чьей власти находился нарушитель в момент совершения деликта, а переходит на того домовладыку, в чьей власти находится подвластный в момент вчинения иска.

Важнейшим моментом для квалификации деликтов была виновность субъекта. Римские юристы говорили: «Люди нарушают право умышленно, в порыве чувств или случайно. Умышленно — разбойники в шайке, в порыве чувств — пьяные в драке, случайно — когда на охоте стрела, выпущенная в зверя, убивает человека». Наличие вины в той или иной форме было обязательно для наступления частноправовой ответственности. Но в отличие от уголовного права частноправовая виновность не обязательно должна заключать в себе моральный элемент, т.

106. Обязательства как бы из деликтов

е. присутствие вредной направленности воли. Главное — в объективном итоге деяния, причем, ущерб мог быть причинен не только активными действиями субъекта, но и его бездействием. В зависимости от отношения виновного лица к причинам появления деликта различалось несколько основных форм частноправовой виновности.

Во-первых, это умышленный ущерб (dolus), неразрывно связанный со злостным умыслом (dolus malus). В этом случае лицо желало наступления вредных последствий и сознательно реализовало свои действия для нанесения ущерба другому лицу. Главным критерием здесь было противоречие гражданской порядочности, сопряженное с определенным «вызовом» правовому статусу другого лица.

Во-вторых, это неумышленный ущерб, когда лицо не желало вредных последствий, но не проявило требуемую в обществе осмотрительность и вышло за пределы правового и общественного поведения. В свою очередь, неосторожность подразделялась на 3 подвида. Грубая неосторожность или грубая вина (culpa lata) приравнивалась к умышленному ущербу (dolus) и наступала, когда совершивший деликт показал себя непонимающим того, что присуще среднему человеку и обычному хозяину (например, в помещении костров не разводят). Легкая вина или простая неосторожность (culpa levis) и наступала в случае такого нарушения, какое не допустил бы заботливый хозяин, пекущийся о своих вещах. И собственно небрежность или вина легчайшая (culpa levissima) наступала в том случае, когда ее можно было избежать только при высочайшей бдительности и предусмотрительности, которых нельзя требовать от каждого и которые обязательны только в специальных ситуациях. Но это обстоятельство все равно не может служить абсолютным извинением.

Третьей формой частноправовой виновности был случайный ущерб, вызванный более случаем (casus), чем поведением лица. В этом случае субъект не только не желал причинить ущерб, но и соблюдал все условия нормального, правового поведения в отношении другого лица, но тем не менее стал материальной причиной ущерба. С точки зрения частного права случай не освобождал от ответственности.

Исключением, снимающим ответственность, было действие непреодолимой силы. Римское право понимало под этим физическую невозможность человека противодействовать ей (cui resisti non potest). Конкретно римское право относило к действию непреодолимой силы кораблекрушение, вызванное штормом, наводнение, землетрясение, извержение вулкана. Этот перечень был исчерпывающим и расширению не подлежал.

Характерной чертой частного правонарушения было наличие объективного вреда, материального нарушения личных и имущественных прав. Чистый умысел, покушение, посягательство не рассматривались в связи с деликтным правом. Либо деликт совершен, либо правонарушения вообще нет. Например, покушался поджечь урожай, но не поджег.

Таким образом, законченное понятие частного деликта предполагало наличие трех элементов: это объективный вред, причиненный противозаконными действиями одного лица другому, вина лица, совершившего противоправное деяние, и признание со стороны объективного права данного

действия частноправовым деликтом, т. е. устанавливающим для данного деяния частноправовые последствия, применяемые в порядке гражданского процесса.

Особенности обязательств из деликтов. Деликтные обязательства, порожденные нарушением частных прав, имели ряд особенностей.

Ответственность за деликт была исключительно имущественной вне зависимости от его характера, личного или материального. Эта ответственность могла распространяться как на возмещение прямого вреда, так и косвенного, прямых и косвенных убытков. Конкретные размеры устанавливались индивидуальными исками. Причем, произвольно устанавливать сумму и размеры возмещения ущерба было нельзя. Ответственность выражалась либо в точно обозначенной предписаниями закона сумме, либо в кратной сумме ущерба. В случае совершения деликта несколькими лицами ответственность определялась принципом кумуляции, т. е. каждый участник нес ответственность в полном объеме. В отличие от договорного обязательства ответственность по деликтному обязательству не передавалась по наследству, т. е. наследник правонарушителя не нес ответственности, за исключением тех случаев, когда ему поступало какое-то имущество, полученное в результате деликта. Тогда он отвечал в размере обогащения. Наследникам потерпевшего предоставлялось право требования с нарушителя лишь по нарушениям материальных прав. Иски по личной обиде предоставлялись только обиженному, но не его наследнику.

содержание   ..  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  ..

574. Публичные и частные деликты

574. В ряду оснований возникновения обязательств видное место занима­ют деликты, delicta, maleficia. Деликт — это противоправное действие, право­нарушение. В зависимости от последствий, связанных с деликтами, они раз­делялись в римском праве на публичные деликты, delictapublica, и частные, delictaprivata.*

*Термин delictapublica неизвестен источникам римского права. Источники употребляют выражения Indiciapublica, crimina. Термин dellctapublica -позднейшего происхождения и получил широкое распространение как термин, отчетливо противополагающий соответствующую группу деликтов delictaprivata. Изучение detictapublica не входит в зада­чи настоящего учебника.

 Публичными деликтами были те, которые признавались нару­шающими интересы государства в целом и влекли за собою телесное наказа­ние, а иногда и смертную казнь — criminacapitalia — или имущественное взыскание, по общему правилу, поступавшее в доход государства. Дела об этих деликтах были подведомственны особым уголовным судам и разреша­лись по специальным правилам судопроизводства. Наоборот, частные делик­ты рассматривались как посягательства только на интересы частных лиц; ис­ки из таких деликтов предъявлялись потерпевшими частными лицами. Денежные штрафы, на взыскание которых были направлены эти иски, посту­пали потерпевшему и взыскивались в общем порядке, установленном для разрешения имущественных споров. В том же порядке рассматривались и де­ла о тех delictaprivate, которые в древнейшее время влекли за собою телесное   наказание.

Несмотря на то, что со времени законов XII таблиц и до периода им­перии римская система частных деликтов претерпела значительные измене­ния, и выработанные претором и юристами положения постепенно смягчили казуистический характер древнейшего права в этой области, однако, римское право никогда не выработало общего принципа, в силу которого подлежал бы возмещению всякий имущественный вред, причиненный противоправным действием. Наоборот, деяние признавалось деликтом лишь при существова­нии соответствующей особой нормы о данном роде деяний, — если оно бы­ло отнесено к числу деликтов законом или преторским правом. Существовал   и последовательно пополнялся круг деликтов, но не было единого понятия деликта. В этом смысле ход развития обязательств из деликтов родственен процессу развития договорных обязательств, которые также навсегда оста­лись в римском праве обязательствами из признанных правом контрактов и приравненных к ним соглашений, но не обязательствами из любого законно­го соглашения. Тем не менее, в ходе исторического развития обязательств из деликтов сложились некоторые черты, общие для всех деликтных исков и оп­ределившие тем самым основное содержание обязательств из деликтов.

К содержанию книги: Римское частное право

Смотрите также:

 РИМСКОЕ ПРАВО  

 ДРЕВНИЙ РИМ. История Древнего Рима     РИМ. Культура древнего Рима    Древние римляне

  Древний Рим. Римское право. МАНЦИПАЦИОННАЯ ФОРМУЛА И РИМСКАЯ «ФАМИЛИЯ»

Гай — и это особенно важно для нашей темы — специально подчеркивает, что «само это право свойственно только римским гражданам» {I, 119} и что «этим способом
bibliotekar.ru/polk-20/27.htm

  Древний Рим. Древний Рим и рабство связаны в наших представлениях …

Не будет преувеличением сказать, что и сам Гай видел римское право находящимся в постоянном движении, ….. Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА
bibliotekar.ru/polk-20/24.htm

  Древний Рим. «ЧУЖОЕ ПРАВО» И «ОТЕЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ» В Институциях Гая …

Но упомянутое выше изобилие регулируемых римским правом вопросов, связанных с рабством, требует от нас ….. Глава I. ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО РИМА
bibliotekar.ru/polk-20/25.htm

  Римское право. Юрист Помпоний, написавший краткую историю римского …

Культура древнего Рима. Европа. Глава третья. Римское право Часто считают, что уже в те древней-шло времена в Риме существовала полная частная
bibliotekar.ru/polk-20/10.htm

  Древний Рим. Римское право. МАНЦИПАЦИОННАЯ ФОРМУЛА И РИМСКАЯ «ФАМИЛИЯ»

Гай — и это особенно важно для нашей темы — специально подчеркивает, что «само это право свойственно только римским гражданам»…
bibliotekar.ru/polk-20/27.htm

  БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Приданое невесты

У новых народов, усвоивших римское право, римский институт П. (дотальная система) столкнулся с германским началом общности имуществ у. …
bibliotekar.ru/bep/325.htm

  БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Наследство, вступление в наследство.

54. Деликтные обязательства в римском праве. Понятие и виды деликатов.

Право

Лишение наследства прежде совсем не допускалось, но мало-помалу начало входить в жизнь под римским влиянием и допускалось в римским правом
bibliotekar.ru/bep/303.htm

  БРОКГАУЗ И ЕФРОН. Наследство. Приобретение наследства

Римское право, однако, допускало П. наследства в силу призвания для "домашних наследников" (heredes domestici, т. е. агнаты, стоявшие под …
www.bibliotekar.ru/bep/330.htm

  ВИЗАНТИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ. Общественная и политическая системы Византии

Византия сохраняет доставшийся ей от Рима сакральный образ Власти. Римское право сохраняется и модифицируется. Однако византийская законность …
www.bibliotekar.ru/culturologia/33.htm

Последние добавления:

Международное публичное экономическое право   Международное право

50. Деликтные обязательства

Понятие деликта в римском праве. Виды деликтов.

Несмотря на то, что со времени законов XII таблиц и до периода империи римская система частных деликтов претерпела значительные изменения, и выработанные претором и юристами положения постепенно смягчили казуистический характер древнейшего права в этой области, однако, римское право никогда не выработало общего принципа, в силу которого подлежал бы возмещению всякий имущественный вред, причиненный противоправным действием. Наоборот, деяние признавалось деликтом лишь при существовании соответствующей особой нормы о данном роде деяний, – если оно было отнесено к числу деликтов законом или преторским правом. Существовали последовательно пополнялся круг деликтов, но не было единого понятия деликта. В этом смысле ход развития обязательств из деликтов родственен процессу развития договорных обязательств, которые также навсегда остались в римском праве обязательствами из признанных правом контрактов и приравненных к ним соглашений, но не обязательствами из любого законного соглашения. Тем не менее, в ходе исторического развития обязательств из деликтов сложились некоторые черты, общие для всех деликтных исков и определившие тем самым основное содержание обязательств из деликтов.

Виды деликтов:

1. Обида (iniuria).

2. Кража (furtum).

3. Неправомерное уничтожение или повреждение чужих вещей (damnum iniuria datum).

4. Грабеж.

5. Угроза

6. Обман.

Обман (мошенничество) – Компенсировался возмещением ущерба. Ответчик, добром отдавший неправомерно полученное, освобождался от ответственности.

Обида – неправомерное действие в смысле личной обиды.

Тема 13. Обязательства из деликтов и как бы из деликтов.

В законах XII таблиц были указаны отдельные виды личных обид:

1. повреждение конечностей человеческих тела, караемое по закону "око за око", если стороны не достигнут соглашения о выкупе.

2. повреждение внутренней кости, караемое штрафом.

Позднее понятие "обида" включало в себя не только обиду действием, но и другое оскорбительное, пренебрежительное отношение к чужой личности. Необходимым элементом стало намерение обидеть. Штраф определялся судом.

Литература

1. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов / Под общ. ред. акад. РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нерсесянца. – 2-е изд., изм. и доп. – М.: Норма, 2006.

2. Покровский И.А. История римского права. – М.: Статут, 2004.

3. Римское частное право: учебник / под ред. проф. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: ИД "Юриспруденция", 2006.

4. Закон XII таблиц // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Под ред. Черниловского З.М. М., 1984.

5. Институции Гая // Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Под ред. Черниловского З.М. М., 1984.

Обязательства из деликтов

Понятие и квалификация деликтов

В Древнем Риме наряду е нарушением прав и интересов государства, которое рассматривалось как уголовное преступление (erimin publicum), выделялись и так называемые частные правонарушения — деликты.

Деликтом или частным правонарушением (delictum) считалось причинение вреда отдельному человеку, его семье или имуществу вследствие прямого и косвенного нарушения прав этого лица. Причем, в круг правонарушений частного характера римское право включало и такие, которые с точки зрения современного права относятся к категории уголовных преступлений, как например, кража или увечье.

Важно, что это нарушение должно носить неправовой характер, т. к. закон допускал принудительный привод должника в суд или уничтожение имущества, с помощью которого кто-либо пытался совершить преступление.

Деликт порождал со стороны потерпевшего стремление наказать обидчика и возместить имущественный ущерб, а со стороны нарушителя возникала обязанность возместить причиненный вред.

Субъектом правонарушения могло быть признано только физическое лицо, причинившее вред также физическому лицу. Римское право не предусматривало (юридически) возможность причинения вреда юридическому лицу, так же как не могло совершить его лицо юридическое (корпорация или муниципия), поскольку в конечном счете действия совершают конкретные люди.

Ответственность за последствия деликта была строго личной и безусловной. Римское право гласило: «Никого нельзя освободить от ответственности за правонарушение». В том числе, не освобождалось от ответственности и должностное лицо, даже если деликт был совершен в процессе исполнения служебных обязанностей.

Критерий дееспособности при деликтах несколько отличался от договорных обязательств. Так, несовершеннолетние (девочки 7—12 лет, юноши 14 лет) не могли вступать в договорные отношения без участия опекуна, но за деликт ответственность несли с семилетнего возраста.

В отношении подвластных лиц в области деликтов сформировалась неизвестная договорному праву ноксальная ответственность. При совершении деликта личный характер ответственности приводил к установлению определенной зависимости нарушителя от пострадавшего, и первоначально нормальным следствием правонарушения подвластного стала выдача его потерпевшему (nохае deditio). Однако домовладыка мог нейтрализовать личный аспект правонарушения, выплатив потерпевшему компенсацию. Со временем ответственность за правонарушение подвластного стала восприниматься как штрафная обязанность его домовладыки с правом замены на выдачу подвластного для отработки долга. Причем, в римском праве действовал принцип «кара следует за личностью» (nоха caput sequitur). Согласно этому правила ноксальная ответственность за правонарушение не закрепляется за лицом, в чьей власти находился нарушитель в момент совершения деликта, а переходит на того домовладыку, в чьей власти находится подвластный в момент вчинения иска.

Важнейшим моментом для квалификации деликтов была виновность субъекта. Римские юристы говорили: «Люди нарушают право умышленно, в порыве чувств или случайно. Умышленно — разбойники в шайке, в порыве чувств — пьяные в драке, случайно — когда на охоте стрела, выпушенная в зверя, убивает человека». Наличие вины в той или иной форме было обязательно для наступления частноправовой ответственности. Но в отличие от уголовного права частноправовая виновность не обязательно должна заключать в себе моральный элемент, т.е. присутствие вредной направленности воли. Главное — в объективном итоге деяния, причем, ущерб мог быть причинен не только активными действиями субъекта, но и его бездействием. В зависимости от отношения виновного лица к причинам появления деликта различалось несколько основных форм частноправовой виновности.

Во-первых, это умышленный ущерб (dolus), неразрывно связанный со злостным умыслом (dolus malus). В этом случае лицо желало наступления вредных последствий и сознательно реализовало свои действия для нанесения ущерба другому лицу. Главным критерием здесь было противоречие гражданской порядочности, сопряженное с определенным «вызовом» правовому статусу другого лица.

Во-вторых, это неумышленный ущерб, когда лицо не желало вредных последствий, но не проявило требуемую в обществе осмотрительность и вышло за пределы правового и общественного поведения. В свою очередь, неосторожность подразделялась на 3 подвида. Грубая неосторожность или грубая вина (culpa lata) приравнивалась к умышленному ущербу (dolus) и наступала, когда совершивший деликт показал себя непонимающим того, что присуще среднему человеку и обычному хозяину (например, в помещении костров не разводят). Легкая вина или простая неосторожность (culpa levis) и наступала в случае такого нарушения, какое не допустил бы заботливый хозяин, пекущийся о своих вещах. И собственно небрежность или вина легчайшая (culpa levissima) наступала в том случае, когда ее можно было избежать только при высочайшей бдительности и предусмотрительности, которых нельзя требовать от каждого и которые обязательны только в специальных ситуациях. Но это обстоятельство все равно не может служить абсолютным извинением.

Третьей формой частноправовой виновности был случайный ущерб, вызванный более случаем (casus), чем поведением лица. В этом случае субъект не только не желал причинить ущерб, но и соблюдал все условия нормального, правового поведения в отношении другого лица, но тем не менее стал материальной причиной ущерба. С точки зрения частного права случай не освобождал от ответственности.

Исключением, снимающим ответственность, было действие непреодолимой силы. Римское право понимало под этим физическую невозможность человека противодействовать ей (cui resisti non potest). Конкретно римское право относило к действию непреодолимой силы кораблекрушение, вызванное штормом, наводнение, землетрясение, извержение вулкана. Этот перечень был исчерпывающим и расширению не подлежал.

Характерной чертой частного правонарушения было наличие объективного вреда, материального нарушения личных и имущественных прав. Чистый умысел, покушение, посягательство не рассматривались в связи с деликтным правом. Либо деликт совершен, либо правонарушения вообще нет. Например, покушался поджечь урожай, но не поджег.

Таким образом, законченное понятие частного деликта предполагало наличие трех элементов: это объективный вред, причиненный противозаконными действиями одного лица другому, вина лица, совершившего противоправное деяние, и признание со стороны объективного права данного действия частноправовым деликтом, т.е. устанавливающим для данного деяния частноправовые последствия, применяемые в порядке гражданского процесса.

Особенности обязательств из деликтов. Деликтные обязательства, порожденные нарушением частных прав, имели ряд особенностей.

Ответственность за деликт была исключительно имущественной вне зависимости от его характера, личного или материального. Эта ответственность могла распространяться как на возмещение прямого вреда, так и косвенного, прямых и косвенных убытков. Конкретные размеры устанавливались индивидуальными исками. Причем, произвольно устанавливать сумму и размеры возмещения ущерба было нельзя. Ответственность выражалась либо в точно обозначенной предписаниями закона сумме, либо в кратной сумме ущерба. В случае совершения деликта несколькими лицами ответственность определялась принципом кумуляции, т.е. каждый участник нее ответственность в полном объеме. В отличие от договорного обязательства ответственность по деликтному обязательству не передавалась по наследству, т.е. наследник правонарушителя не нес ответственности, за исключением тех случаев, когда ему поступало какое-то имущество, полученное в результате деликта. Тогда он отвечал в размере обогащения. Наследникам потерпевшего предоставлялось право требования е нарушителя лишь по нарушениям материальных прав. Иски по личной обиде предоставлялись только обиженному, но не его наследнику.

Виды деликтов

Главнейшими видами деликтов, которые выделяло римское право, были случаи нанесения личной обиды, кража личного имущества, неправомерное уничтожение или повреждение чужих вещей.

Обида.

Неправомерные действия в отношении отдельной личности римское право квалифицировало как обиду (iniuria, что значит «не по праву»). Ее содержанием были материальные, т.е. выраженные вовне действия одного лица в отношении другого, нарушившие достоинство или телесную неприкосновенность, или то и другое вместе. Как говорили римские юристы: «Обида совершается вещью или словом; вещью состоит в ударе рукой, словом — без руки».

Самым тяжким видом обиды считалось членовредительство (membrum ruptum), менее тяжким — повреждения внутренние (os fractum), еще менее серьезным — побои и т. д. Особой оценке подлежало оскорбление, так как не всякие намеренные слова могли считаться таковыми.

Ответственность за обиду в древнейшую эпоху предполагала точную в смысле таксации сумму штрафа соответственно подвиду iniuria. За членовредительство первоначально предполагалось возмездие по принципу талиона, если не договорятся о выкупе, за остальные телесные повреждения — 300 ассов и 25 за оскорбление. Со временем стала очевидной недостаточность такой формы возмещения, поскольку номиналы штрафов веками оставались неизменными, а инфляция обесценивала деньги.

Вы точно человек?

Кроме того, формальная оценка не могла учесть всех субъективных моментов нанесения «обиды». Поэтому по эдикту претора со второй половины И века до н. э. истец получил возможность сам обосновывать имущественный размер претензии по обиде, который корректировался претором. «Atrox (ущерб) оценивается сообразно действию, месту или лицу», т. с. на квалификацию обиды, как тяжкой или менее тяжкой, стал влиять не только причиненный вред, но и место нанесения обиды (например, при скоплении народа), и характер действий.

Важность индивидуального оформления правового требования в случае инъюриа усугублялась необходимостью постоянства личного восприятия. «Нельзя считать претерпевшим того, кто однажды согласился с подобным действием». Иначе говоря, однажды не предъявив иск по поводу конкретной обиды, лицо утрачивало в дальнейшем право предъявлять кому-либо иск по поводу аналогичных действий.

Кража.

Кража (furtum) квалифицировалась как противоправное посягательство на имущество частного лица. Но понятие furtum в римском праве было гораздо шире современного понятия кражи. Оно охватывало не только похищение чужого имущества, но и кражу пользования (furtum usus), когда осуществлялось корыстное, намеренное пользование вещью при отсутствии на то права (например, использование вещи, принятой на хранение); кражу владения (furlum possesjionis) когда залогодатель произвольно овладевал собственной вещью, в этом случае получалось, что собственник совершал кражу собственной вещи; кражей считалось также изменение пользователем узуфрукта хозяйственного назначения вещи.

По определению римского юриста Павла: «Кража — это изъятие вещи, совершенное по обману, с целью обогащения, будь то изъятие самой вещи, или пользования, или владения ею». Таким образом, кражу совершал любой индивид, пользующийся вещью без воли хозяина, а не только тот, кто явно уносил чужую вещь. Объектом кражи могла быть любая движимая вещь, но только телесная и не принадлежащая к категории бесхозных. Действия субъекта должны выражаться в определенном изменении материального отношения к вещи: унос, увод, удержание, использование отданного на хранение и т.п. и эти действия должны были совершаться против воли истинного собственника или обладателя вещи (украсть можно не только у полноправного собственника, но и у юридического обладателя вещи).

Посягательство на вещи, находящиеся в общественной собственности, рассматривалось как уголовное преступление.

Уже законы XII таблиц различали явное воровство, когда вор был пойман с поличным (furlum monifcstum). и тайное воровство (furtum пес manifestum). Критерий «открытости», «явности» совершения кражи не являлся общепризнанным в римском праве. Одни юристы считали таким критерием поимку правонарушителя во время совершения кражи, другие — если просто вор был застигнут на месте преступления, третьи — если вор отнес вещь для себя в укрытие, четвертые — если правонарушителя видели с украденной вещью в любом месте. Первоначально воровство каралось бичеванием и передачей вора под власть пострадавшего, позже последнее было заменено на четырехкратное возмещение ущерба. В случае ночной или вооруженной кражи вора можно было убить на месте.

Неявной кражей считалось любое иное похищение имущества, т.е. наказывалось или обнаружение краденого, или обнаружение неправомерных действий в отношении чужих вещей. Этот вид карался двухкратным к стоимости вещи штрафом. Подвидами кражи признавались случаи, когда украденная вещь обнаруживалась при обыске дома подозреваемого в присутствии свидетелей, так называемое обнаружение кражи (furtum couceptum), и скрытая кража (furtum oblalum), кода вещь оказывалась подброшенной другому лицу с целью скрыть подлинного вора. Оба эти подвида кражи влекли трехкратный штраф от стоимости вещи.

В конце классической эпохи е точки зрения последствий и санкций к краже стали приравнивать грабеж (rapina), т. е. открытое и явное отнятие кого-либо имущества, прежде всего, денег По иску, введенному претором Лукуллом в 76 г до н. э., грабеж карался четырехкратным штрафом от стоимости имущества или возмещением ущерба, если иск был подан по истечении года со дня совершения.

Повреждение или уничтожение чужого имущества.

Незаконное посягательство на чужое имущество выражалось не только в его корыстном присвоении, но и в виновном уничтожении или повреждении чужих вещей. Отдельные частные случаи такого рода деликтов были сформулированы еще в законах XII таблиц. С изданием в 286 г. до н. э. закона Аквилия был установлен общий деликт повреждения чужих вещей, сформулированный в первой и третьей главах закона. Первая глава предусматривала ответственность за убийство чужого раба или скота в размере максимальной цены уничтожаемой вещи. В третьей главе устанавливалась ответственность за повреждение любых вещей в размере наивысшей стоимости за последний месяц. В законе предусматривалась ответственность только за прямой ущерб, нанесенный в результате физических действий виновного — damnnm согроге corpori datum, т. е. ущерб, нанесенный телом телу.

Со временем в иных случаях стали применять иски по аналогии, а также учитывать косвенный ущерб.

Квазиделикты

Обязательства как бы из деликтов (квазиделикты). Придавая большое значение регулированию деликтных обязательств, римское право, тем не менее, не выработало общего принципа. что всякое виновное причинение имущественного вреда порождает деликтное обязательство, а пользовалось перечнем частных деликтов. Но в некоторых случаях обязательство возникало из недозволенного действия, но при таких обстоятельствах, когда не существовало ни одного из предусмотренных нормами права деликтов. Со временем сформировалась группа так называемых квазиделиктных ситуаций. Критерий отбора ситуаций в эту группу до сих пор остается неясным. Наибольший интерес представляют следующие:

  • ответственность судьи за ненадлежащее осуществление судопроизводства, наступавшая не только за ущерб, вызванный принятием по небрежности или недобросовестности неправильного решения, но и за ненадлежащее выполнение всех других возложенных на судью функций, например, отсутствие судьи в день разрешения возникшего спора;
  • ответственность за вылитое и выброшенное, которую независимо от своей вины нес хозяин помещения, если совершенные действия причиняли вред объектам, находившимся на улице; ответственность по данному иску была различна, исходя из характера причиненного ущерба: за поврежденное имущество собственника присуждалась двойная цена, за ранение свободного человека взыскивался штраф «по справедливой» оценке судьи, в случае смерти свободного человека взыскивался штраф в размере 50 тысяч сестерциев;
  • ответственность за поставленные и подвешенные в этом помещении предметы, если они своим возможным падением угрожали ущербом находившимся на улице вещам, скоту, рабам или свободным; по иску в этом случае взыскивали штраф в 10 тысяч сестерциев;
  • ответственность владельцев кораблей, постоялых дворов и конюш
admin