Что является высшей ценностью?

Последняя редакция Статьи 2 Конституции РФ гласит:

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Комментарий к Ст. 2 КРФ

Статья 2 раскрывает важнейшую сторону содержащейся в ст. 1 характеристики РФ как правового государства. Одним из важнейших признаков такого государства является выраженное в этой статье провозглашение человека, его прав и свобод высшей ценностью. Это единственная высшая конституционная ценность; все остальные общественные ценности (в том числе обязанности человека) такой конституционной оценки не получили и, следовательно, располагаются по отношению к ней на более низкой ступени и не могут ей противоречить. Только в отдельных, специально оговоренных в Конституции РФ исключительных случаях, при особых, как правило временных, обстоятельствах отдельные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены (например, ст. 55, 56).

Провозглашение прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью явилось важным новшеством в конституционном праве и во всем законодательстве России. Ранее верховенство всегда принадлежало государственным интересам. В советское время они отождествлялись с «общественными» интересами, которым требовалось подчинять индивидуальные и коллективные личные права и интересы.

Подчеркивание прав и свобод человека как высшей ценности, признаваемой, соблюдаемой и защищаемой государством, не означает и не допускает какого-то принижения государства. Напротив, эта обязанность правового государства может значительно повысить его авторитет и значение в жизни общества, в организации социально-экономической и культурной жизни. Разумеется, при условии, если эти необходимые общественные функции государства будут полно и последовательно исполняться.

Статья 2 Конституции вводит в действие в нашей стране высшие правовые принципы, выработанные демократическими движениями и закрепленные конституционным опытом народов Западной Европы, США и многих других стран, осуществляет стремления либеральных и демократических движений России по крайней мере с начала XIX в. Этот мировой опыт обобщен рядом международно-правовых актов, в разное время признанных Россией и обязательных также для нее. Это Устав ООН 1945 г., Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах, а также Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Устав Совета Европы, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и др.

Обладателями (субъектами) этих прав и свобод являются каждый человек (т.е. гражданин России, иностранный гражданин или лицо без гражданства), каждый гражданин РФ, а в точном определении, в осуществлении и защите прав и свобод участвует и государство — РФ.

В тех же многочисленных случаях, когда речь идет о правах и свободах, прежде всего политических, принадлежащих только гражданам РФ, статьи Конституции прямо указывают на это (например, ст. 31-33, 59-62). В отдельных случаях Конституция особо говорит о правах иностранных граждан и лиц без гражданства (например, ч. 1 ст. 63).

Представляется неосновательной теоретическая трактовка ст. 2 Конституции как только «декларативной нормы», не порождающей конкретных правоотношений и не являющейся основанием для защиты человеком своих прав и свобод в суде (см.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2001. С. 11). Статья 2 не часть преамбулы, не содержащей прямых правовых предписаний. Напротив, это важнейшая основа конституционного строя, которой, как и другим положениям гл. 1, никакие другие положения Конституции РФ 1993 г. не могут противоречить; это означает, что другие положения Конституции должны прежде всего ей соответствовать, как и основанные на них законы и подзаконные акты. Устанавливая общую обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, Конституция тем самым требует от каждого органа государственной власти в пределах его компетенции принимать все необходимые меры (законодательные, исполнительные и судебные) по защите прав и свобод общего характера, а от каждого должностного лица этих органов в пределах его компетенции конкретно действовать в этом же смысле. Статья 2 Конституции Российской Федерации предоставляет право всем гражданам, общественным объединениям, средствам массовой информации и т.д. предусмотренное Конституцией и законом право требовать информацию, обжаловать бездействие и незаконные действия органов государства и их должностных лиц. Статья 2 — конституционное основание для мобилизации всех правовых возможностей всех звеньев и работников государственного аппарата для полной и первоочередной защиты прав каждого человека и гражданина. Каждый орган государства и каждый чиновник в своей сфере имеют и должны строжайшим образом исполнять свои правозащитные обязанности. Их систематические грубые нарушения требуют принятия всех таких мер, а вовсе не отрицания высшей юридической силы ст. 2, как и всей Конституции РФ. Ведь многие важнейшие положения международного и конституционного права тоже нередко имеют весьма общий и абстрактный характер и конкретизируются многими другими правовыми положениями; но это не дает оснований отрицать принципиальное правовое значение таких положений.

Конституция 1993 г. впервые ограничила роль государства в установлении прав человека и гражданина. Конституция исходит из того, что государство не дарует, не предоставляет людям их основные, т.е. конституционные, права и свободы. Они принадлежат людям от рождения: как сказано далее в ст. 17, права и свободы человека неотчуждаемы, т.е. они не могут быть приобретены (даже от государства) и не могут быть никому переданы (ч. 2 ст. 17). Поэтому даже отказ от них недействителен. Точно так же права гражданина в полном объеме приобретаются в большинстве случаев с рождением (в некоторых случаях с принятием российского гражданства), достижением определенного возраста и являются столь же неотчуждаемыми.

Однако Конституция значительно повысила роль и ответственность государства в обеспечении полного соблюдения и защиты этих прав и свобод.

Российская Федерация приняла на себя обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, ограждать их от любого незаконного вмешательства или ограничения.

Вместе с тем это вовсе не значит, что государство вовсе воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод граждан или во все их отношения, складывающиеся в гражданском обществе. Напротив, не вмешиваясь без объективной потребности в эти отношения, оно обязано не допускать злоупотребления правами и свободами, ибо их осуществление не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 17), в том числе их всеобщие законные интересы. Признавая конституционные права и свободы граждан, государство в своих законах конкретно определяет содержание, объем, пределы этих прав, гарантии их соблюдения, а также обязанности человека (например, уплата налогов, охрана окружающей среды) и гражданина (военная служба, возможность ее замены альтернативной гражданской службой и др.). Одни эти права и свободы иногда могут вступать с другими правами и свободами (например, с правом собственности, личными свободами) в некоторое противоречие, которое общество и государство должны разрешать в соответствии с конституционными правами и свободами. Они могут, а иногда и обязаны поощрять такое осуществление прав и свобод, которое в наибольшей степени соответствует их политическим, социальным, экономическим, экологическим, культурным задачам и функциям.

Соотношение понятий «право» и «свобода» характеризуется прежде всего тем, что в значительной степени это синонимы; то и другое — субъективное право любого человека или только гражданина России.

Но иногда между ними проводится различие. Иногда «правом» называют юридическую возможность требовать чего-то от властей и других лиц, а «свободой» — возможность действовать без государственного вмешательства. Эта искусственная конструкция слишком резко отделает права от свобод. Нередко термином «свобода» обозначаются более широкие возможности индивидуального выбора без указания на его конкретный результат. Такое указание предоставляло бы уже «право». При этом «право» может самой Конституцией РФ быть включено в состав «свободы». Так, статьей 28 не только установлена «свобода совести, свобода вероисповедания», но в состав этой свободы включено «право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Нередко свободами называют только политические права или другие группы прав, признаваемые наиболее важными.

Следует уделить внимание и вопросу о соотношении и взаимосвязи прав и свобод с обязанностями, также устанавливаемыми Конституцией. В иерархии конституционных предписаний верховенство явно принадлежит правам и свободам; об этом говорит текст ст. 2 и заглавие гл. 2 КРФ. В них об обязанностях человека и гражданина не упоминается вовсе, хотя в конце текста гл. 2 есть несколько статей о таких обязанностях. Это значит, что конституционные права и свободы сводят обязанности, в том числе перед государством, к необходимому минимуму, а обязанности могут в некоторой (определяемой Конституцией, а на ее основании — законом) степени ограничивать многие, хотя и не все права и свободы. В некоторых статьях Конституции также раздельно говорится об обязанностях человека, т.е. «каждого», которые, как правило, нуждаются в конкретизации законом применительно к отдельным группам их носителей.

Конституционная обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина состоит в создании условий для их реализации и механизма для их защиты. Обеспечение таких условий и защита прав и свобод человека и гражданина входят в функции всех органов государственной власти и органов местного самоуправления, статус которых определяется государством посредством закона. Статья 18, входящая в состав гл. 2 Конституции, устанавливает, что права человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием. Этой статье по ее смыслу, по-видимому, лучше было бы находиться в гл. 1 (вероятно, в составе ст. 2 в качестве ее части); это, в соответствии со ст. 16, увеличивало бы ее обязательность для всех органов государственной власти и органов местного самоуправления, т.е. для гл. 2-8 Конституции. Для осуществления государством его обязанностей по защите прав и свобод человека и гражданина Конституция предусматривает широкий набор гарантий этих прав и соответствующих юридических процедур (см. комментарии к ст. 33, 45-57, 59, 60, 82, ч. 1 п. «е», ст. 114, п. 4 ст. 125 и др.).

Особую роль в защите прав и свобод человека и гражданина от нарушения органами государственной власти и органами местного самоуправления, а также другими лицами играют органы судебной власти. Предусмотрен Конституцией и орган, который занимается только данной проблемой, — Уполномоченный по правам человека. Однако довольно активная деятельность Уполномоченного по правам человека не исключает необходимости скорейшего полного исполнения конституционного положения о создании системы административного судопроизводства (ст. 118, ч. 2). Независимые и беспристрастные административные суды — необходимое средство для укрепления законности деятельности государственных органов текущего управления (главным образом аппарата исполнительной власти), должностные лица которых нередко в своих действиях и решениях проявляют бюрократические наклонности к произволу, беззаконию, волоките и даже коррупции. Нынешнее отнесение разрешения споров из административных отношений к сфере гражданского, а не административного судопроизводства и подчинение их его принципам в составе ГПК противоречит ст. 118 Конституции и недостаточно способствует преодолению пороков аппарата исполнительной власти, нетерпимость которых неоднократно отмечал Президент РФ В.В. Путин.

Остается настоятельной необходимость преодолеть различные проявления недооценки значения прав и свобод человека и гражданина, недостаточное их признание, неполное соблюдение, слабую защищенность, систематические нарушения, которые были неоднократно констатированы органами Совета Европы (СЕ), подготавливавшими вступление России в его состав. Вслед за принятием в феврале 1996 г. двух федеральных законов — о присоединении РФ к Уставу СЕ и о ее присоединении к ряду других документов СЕ — 28 февраля 1996 г. Россия подписала и вскоре ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Конвенция и ряд протоколов к ней стали частью российской правовой системы согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Парламентская ассамблея СЕ в сотрудничестве с Федеральным Собранием РФ продолжает осуществлять меры рекомендательного и контрольного характера, касающиеся совершенствования политических, правовых, социальных, административных и иных отношений, прежде всего в области охраны и защиты прав человека в России. Растущее число дел о нарушениях этих прав, ответчиком по которым выступает РФ, также подтверждает настоятельную необходимость значительно усилить работу всех звеньев государственного механизма по полному признанию, соблюдению и защите конституционных прав человека и гражданина, чего требует статья 2 Конституции РФ.

Из Конституции РФ известно, что власть в России принадлежит большинству граждан (народу). Согласно статье 2 Конституции РФ – «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства», т.е. – это обязанность нанятых гражданами государственных служащих: чиновников всех рангов, начиная с Президента, Правительства, депутатов и других членов Федерального Собрания, судебной системы, Росгвардии, СК, прокуратуры, ФСБ, ФСО, СВР, ФСИН, полиции, армии и т.д.
Обратите внимание, важнейшая обязанность всех этих нанятых гражданами чиновников государства по Конституции – признание, соблюдение и защита прав и свобод большинства граждан России, а не захват чиновниками власти у большинства граждан России для принятия законов, делающих большинство граждан бесправными и позволяющих государственным чиновникам и их друзьям-олигархам обворовывать граждан и страну. И все эти армии «соблюдающих и защищающих права и свободы граждан» чиновников из силовых структур, в отличие от защищаемых ими граждан, в первую очередь имеют не снижаемые сегодня льготы по сроку выхода на пенсию и постоянно индексируемые зарплаты и пенсии больших размеров.
Власть в России принадлежит большинству граждан (народу) – это «высшая ценность» Конституции РФ.
Если чиновниками осуществляется неконституционный захват власти у большинства граждан РФ в какой-либо форме, то проводящие такой захват власти чиновники и другие способствующие этому граждане должны немедленно освобождаться от занимаемых должностей и подвергаться уголовному наказанию.
Неконституционным захватом власти чиновником (-ами) признаётся реализация от имени государственной структуры управленческого решения, принятого самостоятельно чиновником (-ами) путём исключения (игнорирования) мнения большинства граждан РФ, или неподчинение чиновника (-ов) решению большинства граждан РФ по любому из вопросов общественной жизни граждан или деятельности государства РФ на выделенной территории, в стране или за её пределами.

Библиотека

ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА, ГАРАНТИРОВАННЫЕ КОНСТИТУЦИЕЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА РЕАЛИЗАЦИИ

2009 А.В. Дронова; Калужский филиал негосударственного аккредитованного частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия» Научный руководитель: А.С. Безгубов

«На бумаге, — замечает К.Маркс, — легко можно прокламировать конституции, право каждого гражданина на образование, на труд, и, прежде всего на известный минимум средств существования. Но тем, что все эти великодушные желания написаны на бумаге, сделано еще не все; остается еще задача оплодотворения этих либеральных идей материальными и разумными социальными убеждениями.»

Правовое положение (статус) человека и гражданина в полном объеме характеризуется совокупностью прав, свобод и обязанностей, которыми он наделяется как субъект правоотношений, возникающих в процессе реализации норм всех отраслей права, и конституционное право выполняет особую роль в установлении правового положения человека и гражданина. Конституционное воплощение этот институт получил в главе 2 действующей Конституции Российской Федерации: «Права и свободы человека и гражданина». В нормах этой главы конкретизирована одна из основ конституционного строя России, которая провозглашена в статье 2 Конституции и в которой устанавливается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Признание высшей ценности прав и свобод человека означает приоритет прав и свобод человека в деятельности всех органов государства, их ориентацию на эти права и свободы. Высшая ценность прав человека, во-первых, в выражении его свободы, во-вторых, права человека призваны служить ограничителем всевластия государства, препятствовать произволу государственных органов и должностных лиц, необоснованному вторжению государства в сферу личной свободы человека. В этой связи следует обратить внимание на проводимое разграничение универсальных прав и свобод на права и свободы человека и гражданина. Такой подход не является традиционным для нашего конституционного регулирования, которое сводило положение человека только к его взаимосвязи с государством в качестве гражданина, получающего свои права в «дар» от государственной власти и всецело ей подчиненного.

Проводя различия между человеком и гражданином Конституция Российской Федерации восстанавливает те общечеловеческие ценности, которые возникли в результате буржуазных революций и нашли свое воплощение в законодательных актах, впервые в истории человечества закрепивших равенство, свободу, право на счастье, — в Декларации независимости 1776 г. (США), Билле о правах 1791 г. (США), в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. (Франция).

Существует мнение, что конституция должна отражать в своем содержании все то, что уже было достигнуто к моменту ее принятия. В стране на тот момент должны быть, если не сами права и свободы граждан (права и свободы являлись бы целью государства), то механизмы их реализации. В нашей стране их не было не на момент создания конституции, не сейчас, во время их должного выполнения.

Принятые конституции и законы хотя и важны, но это далеко не все то, что нужно для претворения записанных в федеральной Конституции прав и свобод россиян. Кроме того, необходимо, чтобы эти акты неукоснительно исполнялись всеми, кому это положено. Можно принять отличную по форме и содержанию Конституцию, издать не менее прекрасные законы, но грош цена им, если они живут лишь на бумаге.

Целями данной работы являются:

— исследовать теорию и практику реализации прав и свобод человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации;

-в процессе исследования выявить имеющиеся недостатки в практической реализации прав и свобод человека и гражданина, заявленных в Конституции Российской Федерации;

-выявить недостатки действующего законодательства, в часть противоречащей Конституции РФ и внести соответствующие предложения.

В Конституции РФ 1993г проводится разграничение основных прав и свобод на права и свободы человека и гражданина. Права гражданина охватывают сферу отношений индивида с государством, в которой он рассчитывает не только на ограждение своих прав от незаконного вмешательства, но и на активное содействие государства в их реализации. Статус гражданина вытекает из особой правовой его связи с государством — института гражданства (ст.6 Конституции РФ). Там, где речь идет о правах человека, используются формулировки «каждый имеет право”, «каждому гарантируется” и т.д., что подчеркивает признание прав и свобод за любым человеком, находящимся на территории России, независимо от того, является ли он гражданином РФ, иностранцем или лицом без гражданства.

Конституционные права и свободы являются главным элементом конституционного правоотношения, в котором участвует государство и гражданин. Для гражданина смысл такого правоотношения состоит в получении защиты своих прав, а для государства — в обязанности предоставить эту защиту.

Основные права и свободы не только признаются государством, но и защищаются им, так как значимость конституционно закрепленных прав выражается в том, что именно их реализация обеспечивает объявление государства как демократического и правового. В каком бы государстве ни находился человек — он является свободным существом, которое находится под защитой мирового сообщества, собственного государства, гражданином которого он является, а также государства, в котором он находится. Это состояние свободы не даруется государством (такое положение имело место в прежней конституции), а принадлежат ему от рождения (ст.17 ч.2 Конституции РФ).

Часть 1 ст.1 Конституции РФ провозглашает Российскую Федерацию демократическим правовым государством с республиканской формой правления. Смысл правового государства раскрывается через ст.2 Конституции: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства”. Поэтому основные права и свободы не только признаются государством, но и защищаются им, как необходимое условие его существования.

Конституционным правам и свободам свойственны признаки, которые лежат в основе других прав, закрепляемых иными отраслями права. Все права и свободы граждан в той или иной сфере жизни производны от основных прав и свобод, закрепленных непосредственно в Конституции. Отличие конституционных прав и свобод заключается в неотделимости их от личности. Человек (гражданин) не вправе отказаться или передать другому лицу такие права.

Конституционные права и свободы составляют ядро правового статуса личности и лежат в основе всех других прав, закрепляемых иными отраслями права. Конституция лишь устанавливает принципы, на которых должно строиться текущее законодательство.

Права и свободы традиционно делятся в науке на три группы: 1) личные; 2) политические; 3) экономические, социальные и культурные. Эта классификация помогает уяснению относитель­ной целостности прав и свобод каждой группы. В Конституции России такое разделение на группы прямо не делается, но в из­ложении заметна сгруппированность прав по указанным основа­ниям. Данная классификация в достаточной мере условна, по­скольку отдельные права по своему характеру могут быть отнесе­ны к разным группам. Например, свобода слова в равной мере может быть отнесена как к личным, так и к политическим пра­вам. Все права и свободы неразделимы и взаимосвязаны, так что любая их классификация носит условный характер.

Личные права и свободы включают: право на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жиз­ни, жилища, свободное передвижение и выбор места жительства, свободу совести, свободу мысли и слова, судебную защиту своих прав, юридическую защиту, процессуальные гарантии в случае привлечения к суду и др.

Политические права и свободы включают: право на объедине­ние, проведение собраний, митингов и демонстраций, участие в управлении делами государства, право избирать и быть избран­ным и др.

К числу экономических, социальных и культурных прав и сво­бод относятся: свобода предпринимательства, свобода творчества, право частной собственности, право на труд, отдых, забастов­ку, охрану семьи, социальное обеспечение, жилище, охрану здо­ровья, образование, участие в культурной жизни и др.

Провозглашенные государством права и свободы всегда означают определенную для лиц юридическую возможность поступать так или иначе. Отсюда «возможность» есть тот исходный конструктивный элемент, который дает представление о правах и свободах человека и гражданина. В правовом обобщении имеющиеся у лица права и свободы всегда ассоциируются с наличием у него предоставленных законом возможностей.

Чтобы стать реальностью, превратиться в действительность, возможность должна осуществиться в активной, целенаправленной деятельности человека. Для превращения возможности в действительность, для достижения поставленных целей из множества дозволенных, допустимых Конституцией и законами вариантов человек избирает такой вариант поведения, который, по его представлению, полнее всего обеспечивает нужные ему результаты. Это можно проиллюстрировать на содержании норм ст.34,37 Конституции РФ. Опираясь на содержащиеся в них положения, каждый человек может выбирать себе работу. Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч.1 ст.34), а также каждый вправе выбирать род деятельности и профессию (ч.1 ст.37).

А как же реализуются данные права на практике и существуют ли нарушения прав и свобод человека? Рассмотрим на конкретных примерах.

В соответствии с п.1 ст.37 Конституции Российской Федерации: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию».

В процессе реализации права человека на труд встречаются разнообразные и многочисленные препятствия, которые без своевременного их устранения снижают эффект правового регулирования.

Обратимся к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ. В соответствии п.3.ст.9 главы 3,где сказано о том, что: » Решение о присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (далее — квалификационная комиссия) после сдачи лицом, претендующим на приобретение статуса адвоката (далее также — претендент), квалификационного экзамена». В этой же главе в п.1 ст.9 говорится о том, что статус адвоката в Российской Федерации вправе приобрести лицо, которое имеет высшее юридическое образование, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования, либо ученую степень по юридической специальности. Но как можно говорить о квалификационном экзамене после сдачи государственных экзаменов государственной аттестационной комиссии в образовательном учреждении высшего профессионального образования? Получается второй раз подтверждаешь свои знания, тем более членам общественного объединения, но я думаю достаточно одного раза, например, в институте при сдаче Государственных экзаменов. Ведь знания даются один раз, они неотчуждаемы, а право пользования ими может быть ограничено только судом (например, Уголовное законодательство предусматривает такой вид наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на определенный срок). Реализация прав и свобод может выражаться в форме фактического правообладания, пользования, распоряжения ими или в защите, восстановлении прав в случае их нарушения.

В практике судебных органов есть судебное решение, в котором отменен повторный экзамен, после лишения прав на управление транспортным средством. Данное судебное решение еще раз подтверждает то, что лишение пользоваться правом не лишает знаний человека и гражданина.

В соответствии со ст.12 гл.3 Федерального закона » Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ», квалификационная комиссия в трехмесячный срок со дня подачи претендентом заявления о присвоении ему статуса адвоката принимает решение о присвоении либо об отказе в присвоении претенденту статуса адвоката. То есть определенный круг людей, цеховиков, решает «пускать ли в свои владения» того или иного специалиста, тем самым, создавая монополию на данный род деятельности, но это нарушение п.1 ст.37 Конституции РФ-ограничение права на труд. И данное нарушение Конституции РФ в какой-то мере способствует и коррупции в целом (сращивание адвокатов с судом, следствием и чиновниками), а также и коррупции внутри самой адвокатской палаты.

А в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Но в чем заключается противоправность, если гражданин, являясь специалистом, хочет и может работать по своей профессии? Ведь как гласит п.1 ст.37 «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию».

Хотелось обратить внимание еще на один момент. Чтобы заниматься адвокатской деятельностью, нужно вступить в адвокатскую палату. То есть, если не вступишь, то и работать не будешь. Это противоречит п.2 ст.30 «Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». Образуется так называемое «цеховое производство», где принимаются на работу только «угодные и нужные люди».

Конечно, стоит заметить, что общественное объединение защищает свои интересы, где основной целью все-таки, по моему мнению, является подбор высококвалифицированных специалистов, но не стоит забывать о действующем законодательстве, об Основном законе нашей страны-Конституции РФ, которому не должны противоречить принимаемые нормативно-правовые акты.

Нормативные акты при правильном их составлении — эффективный регулятор общественных отношений и процессов. Однако свобода законодателя в принятии тех или иных решений не безгранична. В частности, разработчики нормативных актов должны максимально учитывать объективные потребности реальной действительности, состояние того или иного участка социальной жизни общества. В том случае, если принятые нормативно-правовые акты будут противоречить объективной действительности, содержащиеся в них нормы как минимум станут не применяющимися на практике. Даже хорошие идеи не могут быть претворены в жизнь с помощью нормативных актов, если общество к ним не готово или нет необходимых условий.

Аналогичен и закон о нотариате, который также в угоду цеховым интересам нотариусов требует сдачи экзаменов квалификационной комиссии и членстве в нотариальной палате.

Не стоит забывать и о таком важном конституционном принципе — «Все равны перед законом и судом» (ст.19 Конституции РФ). Однако глава 52 «Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» УПК РФ регламентирует особое производство по уголовным делам в отношении:

1) члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления;

2) судьи Конституционного Суда Российской Федерации, судьи федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мирового судьи и судьи конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, присяжного или арбитражного заседателя в период осуществления им правосудия; (в ред. Федерального закона от 29.05.2002 N 58-ФЗ)

3) Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудиторов Счетной палаты Российской Федерации;

4) Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

5) Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты Российской Федерации;

6) прокурора;

7) Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации; (п. 6.1 введен Федеральным законом от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

8) руководителя следственного органа; (п. 6.2 введен Федеральным законом от 05.06.2007 N 87-ФЗ)

9) следователя;

10) адвоката; (в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

11) члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса; (п. 9 введен Федеральным законом от 04.07.2003 N 94-ФЗ).

12) зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы, зарегистрированного кандидата в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. То есть к простому рабочему гражданину применяется один закон-Конституция РФ, а к лицам наиболее образованным, занимающим высшие должности в государстве другой — глава 52 УПК РФ.

Необходимо отметить и то, что некоторые законодательные изменения в Уголовном кодексе РФ ущемляют права граждан (человека) на соответствующую судебную защиту чести и достоинства, жизни и здоровья (ст.46 Конституции РФ). Так 8.12.2003 года в УК РФ внесены изменения, ликвидировавшие институт неоднократности, в результате исчез квалифицирующий признак неоднократности рецидива, что не позволяет принимать соответствующее наказание преступникам и рецидивистам, совершившим повторные преступления неоднократно. Так по п. б ст.105 УК РФ наказание за убийство может стать пожизненным или наступить смертная казнь, т.е. за убийство двух и более лиц, охваченное одним умыслом. А за убийство тех же двух и даже более лиц, не охваченное одним умыслом наказание не может превышать более 25 лет.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что существуют противоречия между Конституцией Российской Федерации и принимаемыми нормативно-правовыми актами. В результате ущемляются права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации. В данной работе исследовано, каким образом Федеральный закон Российской Федерации может ограничить такие основные права, как право на труд, право выбирать род деятельности и профессию.

Можно по-разному относиться к недоброкачественности законов. Но, бесспорно, некоторые явления, обусловливающие качество законов, следует считать естественными и неизбежными. Ведь при внимательном рассмотрении обнаруживается, что качество закона — это не константа, оно изменяется по мере развития общества, повышения правосознания членов общества, устаревания закона. Другие же обстоятельства, влияющие на качество, ведут к разбалансированности правовой системы и нарушению ее нормального функционирования.

Однако нельзя не признать, что качество работы отечественных законодателей и регулятивные возможности многих исходящих от них нормативных правовых документов остаются пока на недостаточно высоком уровне, чтобы можно было говорить о, безусловно, позитивных результатах правовой реформы.

Поскольку низкое качество законов нельзя считать нормальным правовым явлением, способом и одним из факторов сохранения качества законов является совершенствование законодательства. Постоянное совершенствование законодательства — необходимое условие своевременного и эффективного учета в нормативных актах потребностей общественного развития, сочетания интересов общества, отдельных его социальных слоев и индивидов, а также важная предпосылка укрепления законности.

Я думаю целесообразно согласиться с высказыванием видного отечественного юриста В.С. Основина: «Устанавливая вместе с основными правами и свободами систему материальных гарантий, обуславливающих для граждан возможность осуществления этих прав и свобод, нормы государственного права тем самым устанавливают правовые основания защиты прав личности. Они дают как бы канву, по которой нормы других отраслей права создают сложный узор правовой защиты личности, ее прав и интересов».

Маркс К.,Энгельс Ф.Соч.Т.3.С.687-688.

Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. Москва,1997.С.9.

Баглай М.В. Конституционное право РФ. М.,2007.С.191.

Баглай М.В. Конституционное право РФ. М.,2007.С.191.

Кувшинов Дмитрий Александрович,
адвокат Минской городской коллегии адвокатов,
магистр права
Аннотация. В данном исследовании дается понятие ценностям, раскрывается их природа и юридическая значимость; анализируется процесс их трансформации в конституционно-правовые нормы. Раскрывается содержание термина «конституционализация права» как метода конституционно-правового регулирования, текущего (отраслевого) законодательства; исследуются правовые позиции Конституционного Суда и практика их реализации в процессуальном законодательстве.
Ключевые слова: ценности, конституционно-правовые ценности, конституционализация права, Конституционный Суд.
Введение. В преамбуле Конституции Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями), принятой на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года, говорится, что данная Конституция принята, опираясь на многовековую историю развития белорусской государственности и направлена на утверждение прав и свободы каждого гражданина Республики Беларусь, а также на обеспечение гражданского согласия, незыблемых устоев народовластии и правового государства, сознавая себя полноправным субъектом мирового сообщества.
Конституция Беларуси подтверждает свою приверженность общечеловеческим ценностям. К таким ценностям, прежде всего, следует отнести свободу, равенство, справедливость, справедливое правосудие, право каждого на адвокатскую юридическую помощь.
Основная часть. В Толковом словаре современного русского языка ценность определяется как явление, предмет, имеющий то или иное значение, важный, существенный в каком-нибудь отношении .
В юридической литературе под ценностью понимается «объектно-предметная форма проявления общественного отношения» .
В этом случае «ценность» выступает как «любое отношение, учреждение, правило, принцип, которые рассматриваются как благо и вызывают уважение и одобрение, воспринимаются как своего рода ценности». Эти ценности О.В.Мартышин называет «инструментальными», поскольку они служат средством для достижения более высоких целей. Применительно к государственно–правовым явлениям инструментальные ценности выступают как «правовые или юридические» . По утверждению, О.В.Мартышина, государство и право представляют собой наиболее важные правовые ценности, ибо они «необходимые формы организации общественной жизни, призванные обеспечить высшие универсальные ценности – справедливость, равенство, свободу, общее благо, порядок, безопасность или некоторые из них». К ценностям О.В.Мартышин относит также и принципы, которые выступают их юридической формой .
Известный российский ученый Н.В.Витрук к объектам ценностных отношений относит конституцию, законы, иные нормативные правовые акты, нормативные установления целей, задач, принципов, норм, презумпций, символов, а также те явления и процессы, которые ими опосредуются и регулируются» . «Ценность Конституции, – отмечает он, – состоит в ее содержании, в том, что она закрепляет и гарантирует общеправовые ценности, ценности, имеющие фундаментальное значение для общества, государства, народов России, для каждой личности, т.е. конституционные ценности» .
При этом Н.В.Витрук определяет иерархию конституционных ценностей, особо выделяя те ценности, которые квалифицированы в качестве основ конституционного строя. Они являются определяющими. Никакие другие положения не могут противоречить основам конституционного строя РФ. Эти ценности, по его мнению, имеют особый правовой статус, поскольку они, а также основные права и свободы человека и гражданина могут быть пересмотрены лишь путем принятия новой Конституции в весьма усложненном порядке.
К основным конституционным ценностям наряду с вышеназванными Н.В.Витрук относит народовластие, государственный суверенитет, безопасность и территориальную целостность, верховенство права и верховенство Конституции (конституционность и конституционный порядок), общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, идеологический и политический плюрализм, единство экономического пространства и свободу экономической деятельности, социальное гарантирование достойной жизни человека; демократическое правовое государства, парламентаризм, разделение властей, федерализм, местное самоуправление, справедливое правосудие» . Их особенностью является то, что они одновременно являются идеалом и целью общественного и государственно–правового развития.
В Конституции Республики Беларусь основные конституционные ценности закреплены в разделе I («Основы конституционного строя», II «Личность, общество, государство», IV «Президент, Парламент, Правительство, Суд», VIII «Действия Конституции Республики Беларусь и порядок ее изменения». Они могут быть изменены только путем референдума.
При этом Конституцией Республики Беларусь предусмотрен жесткий и усложненный порядок изменений и дополнений Конституции. Конституция, законы о внесении в нее изменений и дополнений считаются принятыми, если за них проголосовало не менее двух третей от полного состава каждой из палат Парламента (ст. 140 Конституции Республики Беларусь).
В Российской Федерации изменения и дополнения в Конституцию носят более гибкий характер, поскольку Конституционное собрание наделено широкими полномочиями в решении вопроса о том, оставить действующую Конституцию неизменной, разработать проект новой Конституции и принять его 2/3 голосов от общего числа членов Конституционного Собрания или вынести проект новое голосование.
Однако такой закон о Конституционном собрании до сих пор не принят, поэтому численность этого органа, порядок его созыва, срок полномочий и порядок его деятельности к настоящему времени не определен.
Что касается поправок к Конституции РФ, то этот вопрос урегулирован Федеральным законом от 04.03.1998 №33-ФЗ «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции РФ». Закон получает наименование, отражающее суть данной поправки. Он одобряется Государственной Думой и Советом Федерации в порядке той же процедуры, что и федеральный конституционный закон. На него не распространяется президентское «вето».
В Республике Беларусь, как отмечено выше, инициировать изменения и дополнения Конституции вправе только Президент или не менее 150 тысяч граждан Республики Беларусь, обладающих избирательным правом (ст.138 Конституции). Представляется возможным расширить круг инициаторов по изменению и дополнению Конституции Беларуси, включив в их круг Парламент, Правительство, а также группу численностью не менее одной пятой членов Совета Республики или депутатов Палаты представителей.
В разделе VIII «Действие Конституции Республики Беларусь и порядок ее изменения» четко определена форма изменения Конституции. Это, как правило, изменения Основного Закона путем референдума.
Не путем референдума могут быть изменены и дополнены» такие разделы Конституции, как раздел III (Избирательная система. Референдум», раздел V «Местное управление и самоуправление», раздел VI «Прокуратура. Комитет государственного контроля», раздел VII «Финансово–кредитная система Республики Беларусь».
Представляется, что в эти разделы необходимо включить также раздел IV «Президент, Парламент, Правительство, Суд», а также исключить из ст. 140 Конституции положение о толковании актов Конституции, предоставив возможность толкования Конституции Конституционному Суду Республики Беларусь. В настоящее время такое право закреплено за Палатой представителей (ст. 97 Конституции), которая воспользовалось таким правом только один раз, приняв конституционный Закон Республики Беларусь от 12 июня 1997 г. «О толковании части первой статьи 143 Конституции Республики Беларусь» .

К сожалению, Конституционный Суд Республики Беларусь права официального толкования Конституции не имеет и, безусловно, это ограничение создает трудности в модернизации конституционных ценностей и их реализации в текущем (отраслевом) законодательстве.
Между тем современная реальность требует возможных изменений и дополнений действующей Конституции, которые позволят в будущем сделать ее более гибкой и мобильной и с учетом современных вызовов и рисков. К примеру, в современных условиях может возникнуть необходимость в целях повышения эффективности президентской деятельности ввести должность вице-президента и что для этого необходимо проводить референдум? Такой вопрос можно было бы решить путем издания конституционного закона в будущем.
Следует отметить, что в действующей Конституции Республики Беларусь, закреплены широкие полномочия Президента, что позволила Главе государства, опираясь на сильную президентскую власть, предоставленную Конституцией, преодолеть возникший в стране политический и экономический кризис и обеспечить стабильность и независимость Республики Беларусь.
Как отмечает В.Д.Зорькин, стабильность Конституции и созданной на ее основе всей правовой системы является условием предсказуемости экономической, социальной и политической жизни. Поэтому снятие политических и социальных противоречий должно осуществляться, как правило, не через замену Конституции, а через ее интерпретацию и толкование. И здесь велика роль Конституционного Суда. И далее, – отмечает В.Д.Зорькин, именно он дает толкование Основному Закону и осуществляет интерпретацию в каждом конкретном деле. Из его решений складывается живая интерпретация Конституции, поскольку «формальный текст Основного Закона любой страны имеет резервы для интерпретации применительно к жизненным условиям» .
Полагаем, что спорной является позиция Г.А.Василевича о том, что в Конституции Республики Беларусь не определена иерархия принципов, так как все они важны и в зависимости от специфики конкретного вида общественных отношений могут выходить на первый план .
Как было отмечено выше, в системе конституционных ценностей, особо выделяются те ценности, которые квалифицированы в качестве основ конституционного строя (раздел I), а также основные права и свободы гражданина (раздел II) и могут быть пересмотрены лишь путем принятия новой Конституции в весьма усложненном порядке. При этом в ст. 21 Конституции Республики Беларусь говорится, что обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства.
Для реализации этих ценностей в ст. 7 Конституции Республики Беларусь закреплен принцип верховенства права. Он существенно отличается от других конституционных принципов, как по своему функциональному значению, так и по объему конституционного регулирования.
Следует отметить, что объем конституционно–правового регулирования определяют ценности, лежащие в основе построения и применения конституционно–правовых норм.
Отсюда важность их не только фиксации в конституционно–правовом акте, но и реализация.
При отсутствии закрепления этих ценностей в конституции или в законах, имеющих конституционное значение, они могут выступать в качестве доктрины. Так, в Конституции РФ принцип верховенства права выступает в качестве доктрины защиты прав человека в правовых позициях. Тогда как в Конституции Республики Беларусь данный принцип закреплен и гарантирует реализацию конституционно-правовых ценностей в национальной правовой системе путем конституционализации текущего (отраслевого) законодательства, включая процессуальное законодательство.
Следует отметить, что Конституция Республики Беларусь, принятая на тринадцатой сессии Верховного Совета Республики Беларусь двенадцатого созыва 15 марта 1994 года, предусматривала изменения и дополнения в Конституцию только путем референдума. Решение об изменении и дополнении Конституции путем референдума считалось принятым, если за него проголосовало большинство граждан, внесенных в списки для голосования (ст. 149 Конституции).
Новая редакция Конституции 1996 года сделала ее более гибкой и более адекватной к современным потребностям общества и государства. Именно в новой редакции Конституции был установлен принцип верховенства права (ст. 7 Конституции). В Конституции 1994 года, принятой на тринадцатой сессии Верховного Совета Республики двенадцатого созыва 15 марта 1994 года, указанный принцип не был зафиксирован. В ней были закреплены такие конституционные принципы как разделение властей (ст. 7), верховенство Конституции (ст. 7, 128), правового государства (ст. 1), равенства перед законом (ст. 22), неприкосновенность и достоинство личности (ст. 25), презумпция невиновности (ст. 26). и др., которые были сохранены в новой редакции Конституции и получили возможность их реализации в национальной правовой системе на основе принципа верховенства права. В этой связи значительно усилилась роль Конституции как Основного Закона не только государства, но и гражданского общества в целом. Тем самым созданы правовые предпосылки для формирования и развития современного конституционализма в Республике Беларусь с учетом ее конституционной идентичности.
Считаем, что именно ценностный подход позволяет рассматривать Конституцию, как в формальном смысле, так и в материальном смысле. В формальном смысле Конституция –это Основной Закон, в материальном смысле – это система норм, принципов и др. материально–правовых средств.
В ст. 12 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2018 года «О нормативных правовых актах» дается понятие Конституции как Основного Закона Республики Беларусь, имеющего высшую юридическую силу и закрепляющего основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений .
Нам представляется более плодотворным рассматривать Конституцию как Основной Закон, фиксирующий основные права и свободы человека и гражданина, принципы общественного и государственного устройства, а также те ценности и ценностные ориентиры, которые определяют общественное и государственное развитие.
В юридической литературе справедливо отмечается, что важность Конституции не только в том, что она определяет верховенство данного нормативного правового акта в общей системе правовых источников, но и в том, что именно ее структура, как правило, «предопределяет и общую структуру конституционного права как отрасли национального права» .
Исходя из ценностного подхода к понятию Конституции, Г.А.Гаджиев отмечает, что конституционное право в России сейчас рассматривается как разновидность правового знаково–символического концептуального пространства. В основе концептуализма конституционного права находится идея, согласно которой в тексте конституции используются слова, сочетания, выполняющие роль неких символов, образов, вызывающих у просвещенных юристов мгновенные ассоциации с юридическими концепциями и доктринами. Такими символами (образами) являются слова «демократия», «республика», «правовое государство» и т.д. Для понимания этой мысли можно сравнить конституционный текст со стенографией. И далее, – он отмечает, – что реальность текста Конституции и реальность конституционного права– это не одно и то же . Конституционное право по своему объему гораздо шире самого текста Конституции.
Полагаем недостаточным сводить понятие конституции только к нормативному тексту. Тем более, что и сама конституция, как было установлено выше, является ценностью. При этом в ней зафиксированы нормы, принципы, идеи, цели и задачи. Сведения конституции только к позитивным нормам права ограничивает предмет конституционно–правового регулирования и фактически сдерживает реализацию конституционных задач и целей. При этом следует отметить, что «субъектные ценности», к которым относятся установки, оценки, требования, запреты и т.д., выражаются в форме норм. Следовательно, норма права является как ценностью, так и формой реализации ценностей.
На широкое понимание конституции указано и в современных диссертационных исследованиях. Так, исследуя вопросы верховенства права в США, Р.М.Аллалыев пришел к выводу, что понятие «Конституция США» включает в себя решения Верховного суда, содержащие в той или иной форме толкования текста Конституции США. И они, по его мнению, оказывают значительное влияние на решение судебных и политических органов, являясь «двигателем конституционного процесса» .
На необходимость широкого понимания конституционного права указывают не только ученые-юристы, но и политики.
Как отмечает Председатель Правительства российской Федерации Д.А.Медведев, сегодня конституция шире понятия нормативного текста Основного Закона. В любой развитой стране конституция – это не только конституционные законы и практика органов конституционного правосудия.
Конституция как система государственного и общественного уклада –это международные договоры, законы, акты глав государств и правительств, акты министерств и ведомств, судебная практика, опыт взаимодействия органов публичной власти друг с другом и с общественными институтами, с региональной и муниципальной властью.
В наши дни, – пишет Д.А. Медведев, –юридический процесс, процесс формирования, модификации и реализации конституционных норм намного сложнее собственно законодательного процесса, процесса подготовки и принятия изменений в конституцию.
Не только практика применения положений конституции, но даже подзаконное регулирование, по его мнению, могут неузнаваемо изменить толкование Основного Закона, модифицировать смысл его норм воздействия в связи со стремительно меняющимися политическими, экономическими и социальными условиями. Это придает любой современной конституции, – отмечает, – Д.А.Медведев, с «одной стороны, гибкость и адаптированность и может привести к глубоким проблемам развития государства как механизма управления, основанного на принципе верховенства права, но, с другой стороны, «к угрозе возникновения технологического, управленческого разрыва в системе публичной власти» .
На необходимость расширения рамок конституционного права указывает и Председатель Государственной Думы Российской Федерации В.М.Володин, отметив в этом важную роль Конституционного Суда России, который «непосредственно актуализирует Конституцию, применяя в ее трактовке различные правовые доктрины – такие как конституционная идентичность нации или необходимость поддержания доверия к закону» .
Заслуживает также внимание рассмотрение конституционного права и системы ценностей в метафизической парадигме, на которую указывают российские ученые В.И.Крусс и Г.М. Лановая . Суть её заключается в том, что в правопонимании превалируют первичные неюридические формы конституционного права, которые в дальнейшем формализуются в правовые отношения и способствуют развитию гражданского общества. Следовательно, здесь упор делается на неюридические источники конституционного права.
Такой подход имеет большое теоретическое и практическое значение. Во-первых, позволяет в системе ценностей выделить фундаментальные, универсальные ценности и частные, специфические ценности в отдельных сферах деятельности. Во-вторых, дать оценку существующей иерархии ценностей, чтобы добиться на практике их баланса. В-третьих, устранить возникшие коллизии между ними. И самое главное – «нарастить конституционно-правовую ткань» путем конституционализации текущего (отраслевого) законодательства.
Ценностный подход позволяет преодолеть последствия тоталитарного режима и поставить в качестве цели построение социального правового государства. Для реализации этой цели необходимо новое правопонимание. В юридической литературе обоснована точка зрения, что «право по своей социальной сущности является средством общественного согласия, компромисса». Специфика права как средства общественного согласия, компромисса раскрывается в его институционном определении. «Право есть нормативно закрепленная и реализованная справедливость» . Особенно важен такой подход в отношении разработки и принятия текущего (отраслевого) законодательства, включая процессуальное, на основе демократии, прав человека и верховенства права, «составляющих краеугольную основу развития современной цивилизации».
На онтологическую проблему реальности прав человека, выступающих как общеправовые ценности, обратил внимание судья Конституционного суда РФ Г.А.Гаджиев. Опираясь на труды Роберта Алекси, он отметил, что «конституционные права понимаются как результат конституционной позитивации прав человека». При этом «перечисление в конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Суть онтологической гипотезы в том, по его мнению, что «протоправа образуют правовую реальность, а прошедшие позитивацию, т.е. признанные государством права, – это уже иная реальность, реальность прав» .
Схожую позицию по данному вопросу занимает и судья белорусского Конституционного Суда А.Г.Тиковенко, отмечая, что непосредственное закрепление в Конституции принципов «вовсе не означает, что этим их перечень исчерпывается». Предлагает ряд конституционных принципов дополнить такими как: поддержания доверия граждан к закону и действиям государства (легитимность публичной власти), участие граждан в управлении делами общества и государства, пропорциональность ограничений прав и свобод личности, сохраняющая их сущность («ядро») и обеспечивающая достижение законных целей и баланс индивидуальных и публичных интересов, неприкосновенность и равенство всех форм собственности и их правовой защиты; равные условия и возможности для развития всех форм собственности и их свободное использование вместе со способностями всеми субъектами экономической деятельности, идеологическое многообразие и политический плюрализм, охрана окружающей среды человеком и государством . И эта концепция может учитываться при толковании духа и буквы Конституции.

Такая концепция дает возможность выявить возникновение и развитие ценностных отношений в определенный период становления и развития государства. И самое главное проследить их «трансформацию» в правовую форму. Данный «процесс» применительно к конституционному праву Г.М.Лановая называет «юридизацией». И это явление, по ее мнению, особенно ярко проявляется в отношении формирования конституционного права как права гражданского общества. «Конституционное право как тип права, –пишет Г.М.Лановая, – и возникает, и воспроизводится, и функционирует в первую очередь как неюридическое право–право гражданского общества…» . Следовательно, Конституция при таком подходе будет являться Основным (высшим) законом гражданского общества.
Естественно возникает вопрос о том, какова же роль государства в формировании конституционного права? Государству Г.М. Лановая отводит роль «санкционирования, признания и гарантирования тех конституционных правовых норм, которые воспроизводятся гражданским обществом». И далее, – отмечает Г.М.Лановая,– «конституционное законодательство должно получать свое развитие не за счет конструирования новых институтов и норм, а за счет подтверждения юридического закрепления новых идей и выведения вытекающих из признания таких идей общеобязательных следствий, касающихся организации и осуществления государственной власти» .
Безусловно, такой концепт заслуживает внимание, поскольку он определяет специфику возникновения конституционного права в отличие от иных типов права и базируется на определенной идеологии в форме «политической философии» конкретной эпохи. Однако и роль государства является значительной (если не сказать решающей) в процессе признания, закрепления и гарантирования общеправовых ценностей, имеющих фундаментальное значение для общества, государства и личности.
По справедливому замечанию Г.А.Василевича: «Конституция является отражением политической и социальной борьбы, расстановки сил на момент ее принятия. Она будет неизменна, пока не изменится конфигурация политических сил, способных поменять ее содержание.
Оптимальным вариантом является ситуация, когда Конституция отражает социальный компромисс и содержит механизмы разрешения конфликтов» .
1. Действительность свидетельствует, что именно модель президентской Республики в стране обеспечила устойчивость и стабильность системы государственной власти и системы государственного строя в целом. Однако это не исключает дальнейшей модернизации президентской власти, а также других институтов государственной власти, в частности, Парламента, Правительства и суда в будущем. Важно, как проводить необходимые конституционные трансформации: путем принятия новой Конституции или в рамках действующей Конституции путем внесения изменений и дополнений в порядке, предусмотренном конституционным законом. Для решения этих вопросов необходимо при проведении референдума исключить из ст. 140 Конституции Республики Беларусь раздел IV Конституции «Президент, Парламент, Правительство, суд», поскольку в настоящее время такие изменения допускаются только путем референдума.
2. Назрела необходимость усилить роль Конституционного Суда Республики Беларусь, предоставив ему полномочия о толковании Конституции, что позволит преодолеть несовершенство Конституции и законов, обеспечив приспособление ее к новым условиям развития страны.
3 Целесообразно также закрепить конституционное положение о введении института конституционной жалобы граждан в Республике Беларусь, что даст возможность усилить защиту их конституционных прав и свобод граждан.
4 В целях реализации концепции «естественных прав» человека, поскольку они не «даруются» человеку государством, а признаются, было бы целесообразным ст. 2 и ст. 21 Конституции Республики Беларусь изложить в новой редакции, указав на обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, что будет способствовать также развитию не только государственных, но и общественных институтов.
Список цитированных источников
1. Ушаков, Д.Н. Толковый словарь современного русского языка/под ред. Татьянченко Н.Ф. – М.: Альта–Пресс, 2015. – 1216 с.
2. Витрук, Н.В. Конституция Российской Федерации как ценность и конституционные ценности. Конституция Российской Федерации: доктрина и практика: Материалы научно–практической конференции, посвященной 15–летию Конституции Российской Федерации и 60–летию Всеобщей декларации прав человека. Санкт–Петербург, 13–14 ноября 2008 г./отв. ред. В.Д. Зорькин. – М.: Норма, – 2009. – 320 с.
3. Мартышин, О.В. Проблема ценностей в теории государства и права / О.В. Мартышин // Государство и право. – 2004. – № 10. – С. 5–14
4. О толковании части первой статьи 143 Конституции Республики Беларусь : Закон Респ. Беларусь, 12 июнь 1997 г., N 43–З : КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2019.
5. Зорькин, В.Д. Россия и Конституция в ХХI веке. Взгляд с Ильинки / В.Д. Зорькин. – М.: Норма. – 2007. – 400с.
6. Василевич, Г.А. Конституция–основа национальной правовой системы / Г.А. Василевич. Минск: Право и эконо мика. – 2009. – 691 с.
7. О нормативных правовых актах Закон Республики Беларусь : Закон Респ. Беларусь, 17 июль 2018 г., N 130–З : КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2019.
8. Конституционное право зарубежных стран: учебник /под общ. ред. М.В.Баглая, Ю.И.Лейбо, Л.М.Энтина. – 4–е изд., перераб. и доп. – М.: Норма: – ИНФРА–М, – 2017. – 976 с.
9. Гаджиев, Г.А. О судебной доктрине верховенства права / Г.А. Гаджиев // Сравнительное конституционное обозрение. – 2013. – №4 (95). – с. 12–25.
10. Аллалыев, Р. М. Концепция верховенства права в США: теоретико–правовое исследование: автореф. дисс. … канд. юрид. Наук : 12.00.01 / Р.М. Аллалыев. – ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов». – 2019.
11. Медведев, Д.А. Конституция, функции Правительства России и эффективные технологии управления / Д.А. Медведев // Закон. – №12. – 2013. – С. 32—40
12. Володин, В.М. Живая Конституция Развития / В.М. Володин // Парламентская газета. – 19 июля. – 2019 года.
13. Лановая, Г.М. Общие закономерности воспроизводства и современные особенности юридического оформления конституционного права / Лановая, Г.М. // Конституционное и муниципальное право. – 2011. – № 3. – С. 2 – 4
14. Лившиц, Р.З. Современная теория права : Краткий очерк / Р. З. Лившиц ; Отв. ред. Н. С. Малеин ; Российская академия наук. Институт государства и права. – М. – 1992. – 94 с.
15. Тиковенко, А.Г. Конституционные принципы как критерий конституционности нормативных правовых актов и основа единства и развития правовой системы. Право в современном белорусском обществе. Сборник научных трудов. Выпуск 10. Минск «Бизнесофсет». – 2015. –113с.
16. Василевич, Г.А. Источники белорусского права / Г.А.Василевич, С.Г. Василевич. – Минск: БГУ. – 2016. – 263с.
17. О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2017 году Решение Конституц. Суда Респ. Беларусь, 23 янв. 2018 г., N Р–1120/2018 : КонсультантПлюс. Беларусь / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2019.

admin