Цессия гк РФ

1. Право, принадлежащее кредитору, может перейти к другому лицу на основании сделки (уступка требования), в силу закона или по решению суда.

Коммент. ст., как и весь § 1 гл. 24 ГК, направлена прежде всего на регулирование вопросов уступки требования. Однако соответствующие правила носят универсальный характер, в силу чего большинство из них могут применяться и к двум другим видам перехода права требования (см. коммент. к ст. 387 ГК).

2. Использование законодателем термина "передача" подчеркивает волевой характер уступки требования. По своей правовой природе уступка (цессия) представляет собой договор, посредством которого кредитор (цедент) передает принадлежащее ему требование другому лицу (цессионарию).

Уступку требования недопустимо отождествлять с договором, лежащим в ее основании (куплей-продажей, дарением и др.). Последний лишь определяет хозяйственную цель, которую желают достичь стороны. Такой договор только создает обязанность передать требование (является обязательственной сделкой), но не переносит это требование автоматически на другое лицо (контрагента). Непосредственная передача осуществляется посредством самостоятельного волевого акта — договора цессии, носящего характер распорядительной сделки.

Данный вывод справедлив и для ситуации, когда сделка уступки и договор, служащий для нее основанием, совершаются одновременно и даже оформляются единым документом. С правовой точки зрения и в этом случае мы имеем дело с двумя различными сделками.

Распорядительный характер договора уступки не позволяет рассматривать его в ряду оснований передачи имущества (купли-продажи, дарения и т. п.). Договор цессии и лежащая в его основании обязательственная сделка имеют различную правовую природу, а потому не могут рассматриваться как однопорядковые величины и противопоставляться друг другу. Только неправильным представлением о сущности рассматриваемых сделок можно объяснить встречающиеся в доктрине и судебной практике утверждения о коллизии "возмездной уступки" и "купли-продажи права требования".

Следствием недоразумения является и широко обсуждаемая проблема "безвозмездной цессии". Распорядительный характер договора уступки исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только обязательственная сделка, лежащая в основании уступки, но никак не договор цессии.

3. Договор уступки представляет собой абстрактную сделку. Это означает, что его действительность не зависит от наличия или действительности обязательственной сделки (купли-продажи, дарения и т. п.), лежащей в его основании. Договор цессии проявляет свое действие и при недействительности основания, по которому он совершается (иное мнение (см.: Кротов М. В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве // Очерки по торговому праву. Вып. 6. Ярославль, 1999. С. 62) основывается на смешении цели договора и основания уступки, а потому не может быть принято).

Следствием абстрактного характера уступки является повышенная оборотоспособность уступаемого требования. Новый кредитор (цессионарий) при предъявлении требования к должнику не обязан доказывать существование и действительность основания уступки. Равно и должник не вправе заявлять против предъявленного требования возражения, вытекающие из сделки между цедентом и цессионарием, лежащей в основании договора цессии — купли-продажи, дарения и т. п. (см. коммент. к ст. 386 ГК).

Абстрактностью уступки объясняется и то обстоятельство, что должник, добросовестно действовавший в соответствии с полученным уведомлением об уступке, считается исполнившим обязательство надлежащему кредитору. При применении последствий недействительности сделки, лежащей в основании цессии, положение добросовестного должника не должно затрагиваться (подробнее см.: Новоселова Л. А. Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 28-32).

Абстрактный характер уступки отнюдь не означает, что при отсутствии либо недействительности обязательственной сделки-основания цедент теряет возможность использовать какие-либо способы защиты и несет риск имущественных потерь. В подобной ситуации происходит неосновательное обогащение цессионария за счет цедента. Как следствие, ст. 1106 ГК предусматривает возможность последнего требовать восстановления прежнего положения, т. е. обратного перевода уступленного права на себя по решению суда. Если же на момент предъявления кондикционного требования к цессионарию последний уже осуществил переданное ему право или произвел иное распоряжение, исключающее обратный переход (например, уступил право другому лицу), потерпевший (цедент) вправе требовать от цессионария возмещения действительной стоимости неосновательно полученного (см. ст. 1105 ГК).

4. Коммент. ст., как и § 1 гл. 24 ГК в целом, регламентирует переход только обязательственных прав. Соответственно, не могут быть предметом уступки права, носящие неимущественный характер, а также иные, кроме обязательственных, имущественные права. Из этого не следует, что подобные права вообще не могут переходить к другому лицу в порядке правопреемства. Однако вопрос о принципиальной допустимости передачи таких прав должен обсуждаться на основании специальных норм, регламентирующих их правовой режим. Этими же нормами, а не правилами § 1 гл. 24 ГК, следует руководствоваться и при определении механизма такой передачи.

5. Коммент. ст. исходит из принципиальной допустимости уступки любого обязательственного права независимо от основания его возникновения.

Уступка прав

Предметом цессии могут быть как права, вытекающие из договора, так и требования внедоговорного характера (например о возмещении вреда, причиненного имуществу, требование из неосновательного обогащения).

Как исключение уступка требования может быть запрещена законом или соглашением сторон. Кроме того, невозможность уступки может вытекать из существа требования (см. ст. 383, 388 ГК и коммент. к ним).

6. Абзац 2 п. 1 коммент. ст. устанавливает недопустимость применения правил § 1 гл. 24 ГК к регрессным обязательствам. Данное предписание исходит из различной правовой природы институтов правопреемства и регресса, и как следствие, различного механизма их действия.

Под правом регрессного (обратного) требования понимается право субъекта (регредиента), исполнившего обязательство за должника (регрессата), требовать от последнего возврата исполненного за него регредиентом. Произведенное регредиентом исполнение погашает первоначальное обязательство, поэтому регрессное требование является самостоятельным и не зависит от обязательства (основного обязательства), существовавшего между регрессатом и его кредитором. Поведение участников основного обязательства не оказывает какого-либо влияния на права и обязанности регредиента и регрессата. Условия осуществления права требования регредиента к регрессату также не зависят от условий осуществления права прежнего кредитора регрессата. Течение срока исковой давности по регрессному обязательству начинается с момента исполнения основного обязательства.

В рамках преемства же нового обязательства не возникает, а происходит переход существующего требования. Право цессионария базируется на праве цедента, производно от него в своем объеме и условиях осуществления. Цессионарию переходит право цедента со всеми его преимуществами и обременениями.

Абзац 2 п. 1 коммент. ст. призван показать лишь различия сущности преемства и регресса. Однако он не может толковаться как установленный законом запрет уступки регрессного требования (см.: Ефимова Л. Н. Перемена лиц в обязательстве (законодательство и практика его применения) // Арбитражная практика. 2003. N 11. С. 14). Регрессное требование представляет собой право обязательственного характера и, как следствие, может быть уступлено кредитором (регредиентом) другому лицу.

7. Поскольку цессия не изменяет правового положения должника, согласия последнего на совершение уступки не требуется. Вместе с тем п. 2 коммент. ст. предусматривает необходимость получения такого согласия в случаях, прямо установленных законом или договором.

Обязательность согласия должника не превращает уступку в трехстороннюю сделку (иное мнение (см: Кротов М. В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве. С. 64) не бесспорно). Согласие не является частью фактического состава договора уступки, а представляет собой одностороннюю сделку должника, адресованную цеденту, цессионарию или обоим вместе. Будучи односторонней сделкой, согласие должника нуждается не в принятии, а лишь в восприятии его одной (или обеими) стороной договора цессии. Признание за согласием значения самостоятельной сделки означает, что на него не распространяются правила ст. 289 ГК (см. коммент. к ней) о форме уступки.

8. Коммент. ст. (равно как и иные правила § 1 гл. 24 ГК) не предъявляет к рассматриваемому договору требования о "полном и безусловном выбытии кредитора из обязательства". Поэтому не исключается возможность частичной уступки, а также уступки прав, вытекающих из длящегося обязательства (подробнее см. коммент. к ст. 384 ГК).

Уступка права не влечет автоматической замены стороны по первоначальному договору, равно как и перехода к цессионарию наряду с уступленным требованием обязанностей по этому договору. Соответственно, уступка требования, вытекающего из взаимного договора, не только принципиально возможна, но и по общему правилу не требует соблюдения каких-либо дополнительных условий. Иное мнение (см.: Комментарий к ГК РФ, части первой (постатейный). 2-е изд. / Под ред. О. Н. Садикова. М., 2002. С. 741. (автор главы — М. Г. Масевич)) не может быть принято, поскольку основывается на не вполне корректном отождествлении категорий "договор" и "обязательство".

9. Пункт 3 коммент. ст. содержит традиционные для отечественного законодательства положения, регулирующие "внешние" последствия уступки.

Учитывая, что должник не принимает участие в цессионном договоре, коммент. норма связывает его обязанность произвести исполнение цессионарию лишь с получением им уведомления.

Это отнюдь не означает, что законодатель обусловливает действительность уступки фактом получения должником уведомления о ней. Последнее находится за пределами юридического состава цессии (об этом подр. см.: Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 363) и не оказывает влияния ни на действительность совершенной уступки, ни на момент ее вступления в силу.

Соответственно, при неоднократной уступке кредитором одного и того же требования нескольким цессионариям преимущество будет иметь тот из них, кому требование было уступлено ранее, даже если уведомление об этой уступке было получено должником позже.

10. Не влияя на "внутренние" отношения между цедентом и цессионарием, уведомление имеет особое значение для "внешних" последствий уступки. Пункт 3 коммент. ст. возлагает на цессионария риск неблагоприятных последствий неуведомления должника о состоявшейся уступке. Под "неблагоприятными последствиями" следует понимать: а) возможное увеличение числа возражений должника, которые он может использовать против требования цессионария (см. ст. 386 ГК и коммент. к ней); б) возможное увеличение числа требований должника, которые он может предъявить к зачету требования цессионария (см. ст. 386, 412 ГК и коммент. к ним); в) возможность для должника освободиться от обязательства исполнением, произведенным в адрес цедента.

Соответствующий правовой эффект производит лишь письменное уведомление должника, в котором указаны предмет уступки и личность цессионария.

Пункт 3 коммент. ст. не уточняет, какая из сторон договора цессии (цедент или цессионарий) должна направить письменное уведомление о состоявшейся уступке должнику, признавая легитимным уведомление любой из сторон. Не следует признавать правового эффекта за уведомлением, полученным должником от третьих лиц (иное мнение см.: Белов В. А. Уведомление должника об уступке требования // Законодательство. 2001. N 7. C. 15-16).

11. Установленная п. 3 коммент. ст. фикция — признание надлежащим исполнения, произведенного неуведомленным об уступке должником в адрес цедента — исключает возможность предъявления должнику требования об исполнении со стороны цессионария. Однако, поскольку цедент не является обладателем уступленного права, а, следовательно, получил исполнение в отсутствие правового основания, цессионарий может предъявить к нему кондикционное требование о возврате неосновательно полученного, а также о возмещении доходов (см. ст. 1104, 1105, 1107 ГК, п. 10 Письма ВАС N 49).

Если, несмотря на полученное уведомление, должник произведет исполнение цеденту, такое исполнение не может быть признано надлежащим. Подобное исполнение не прекращает обязательства должника и не исключает возможность предъявления к нему соответствующего требования со стороны цессионария. После исполнения цессионарию должник, в свою очередь, может истребовать от цедента неосновательно полученное. Вместо предъявления требования об исполнении к должнику цессионарий вправе истребовать от цедента как неосновательное обогащение все полученное последним от должника.

В современном мире мы каждый день вступаем в гражданско-правовые отношения различного рода: заключаем договоры купли-продажи, аренды, мены, займа и кредита, возмездного оказания услуг, банковского счета, находим вещи, создаем произведения науки и искусства, а иногда и нарушаем чьи-то права, путем, например, неосторожного причинения вреда и т. д. Все эти действия влекут возникновение обязательств. В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: уплатить деньги, передать имущество, выполнить работу, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Человек, который, например, одолжил деньги по договору займа, может неожиданно столкнуться с ситуацией, когда к нему приходит письмо от некого коллекторского агентства, в котором указывается, что свой долг он должен вернуть не тому лицу, у которого одолжил деньги, а этому агентству, которое «купило» этот долг и является новым кредитором. Закон разрешает лицу передать принадлежащее ему право (требование) другому лицу по сделке (уступка требования). Такая возможность установлена в п. 1 ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Причем, по общему правилу, для осуществления такой уступки согласия должника не требуется. При этом статьей 384 ГК РФ установлена неизменность прав кредитора, что означает переход всех прав, которыми обладал первоначальный кредитор, в полном объеме к новому кредитору, в том числе права залога, взыскания неустойки, процентов и т.д. Договор уступки права (требования) традиционно именуется договором цессии, а его стороны – цедент (первоначальный кредитор) и цессионарий (новый кредитор). В соглашении об уступке права (требования) может быть предусмотрен переход не всего права, а только его части.

Какие же действия следует предпринять должнику, который узнал о такой уступке, как убедиться в том, что именно это лицо является настоящим кредитором по его обязательству? Попробуем в этом разобраться. Для защиты прав должника законом установлена норма, согласно которой обязательство по отношению к новому кредитору возникает у должника только с момента его надлежащего письменного уведомления о факте перехода права. До получения уведомления, хотя формально переход права уже состоялся, для должника единственным кредитором по-прежнему является цедент, то есть первоначальный кредитор, и должник все ещё вправе исполнить обязательство ему. Такое исполнение будет признано надлежащим (Постановление Президиума ВАС РФ от 16.05.2006 N 15550/05 по делу N А32-3604/2005-50/60), а риск неблагоприятных последствий при этом будет лежать на новом кредиторе. Законом не установлено, кем именно должно быть осуществлено данное уведомление, поэтому уведомление может быть произведено как цедентом, так и цессионарием. Стороны также могут урегулировать данный вопрос непосредственно в тексте самого договора уступки права.

Получение должником уведомления от цессионария

В скорейшем уведомлении должника заинтересован именно новый кредитор (цессионарий), поэтому, как правило, уведомление должника производит он. В силу п. 1 ст. 385 ГК РФ такое уведомление должно сопровождаться соответствующими доказательствами перехода права (требования) взыскания дебиторской задолженности. Простое уведомление должника цессионарием без предоставления таких доказательств еще не влечет обязанности должника исполнить обязательство новому кредитор, так как до получения доказательств должником, цессионарий по отношению к нему является по сути «чужим» и, скорее всего, незнакомым лицом. Если должник на основании такого бездоказательного уведомления исполнит обязательство новому кредитору, то в случае недействительности цессии такое исполнение будет считаться ненадлежащим. Кроме того, согласно ч.

Договор уступки прав требования

1 ст. 385 ГК РФ после получения уведомления о переходе права и до предоставления доказательств такого перехода, должник вправе вообще не исполнять обязательство.

Закон не возлагает обязанности на должника потребовать от нового кредитора предоставления доказательств, хотя такое право ему предоставлено. Темнее менее, в случае получения уведомления должнику все же следует проявить активность и потребовать от нового кредитора предоставления достаточных доказательств цессии. Причиной этому является то, что по некоторым делам судами выносились решения не в пользу «молчаливых» должников. По этим делам в уведомлениях содержались документы, не являвшиеся, по мнению должников, достаточными доказательствами о взыскании долга, но являвшимися таковыми по мнению цессионариев. В результате чего суды впоследствии расценивали молчание должников как удовлетворенность полученными доказательствами, что влекло возникновение у них обязанности исполнить обязательство цессионарию.

По всей видимости, это связано с тем, что действующий закон не конкретизирует, какие именно документы должны расцениваться в качестве достаточных доказательств прав нового кредитора. Из судебной практики следует, что для доказательства перехода права должны быть представлены «подлинные документы, удостоверяющие наличие, состав и размер задолженности» (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 11.12.2009 по делу N А43-29046/2008-7-671, ФАС Московского округа от 16.06.2010 N КГ-А40/5767-10-Б-1,2). С этим можно не согласиться, т.к. подлинные документы до исполнения обязательств должны быть у кредитора – другое дело – надлежаще оформленные копии, не вызвающие сомнений в их содержании и оформлении

Документы, служащие подтверждением прав нового кредитора

Прежде всего, таким документом является само соглашение об уступке права (требования), оформленное должным образом с четким изложением передаваемых прав и их объемом.

Должнику необходимо обратить внимание на форму, в которой такая сделка совершена. Форма данного соглашения должна соответствовать форме сделки, из которой и возникло право, являющееся предметом цессии. Другими словами, если право (требование), перешедшее по договору цессии, вытекает из договора, совершенного в простой письменной форме или нотариальной форме, то и сам договор цессии должен быть совершен в той же форме.

В договоре должны быть четко поименованы цедент, цессионарий и должник.

Ещё один важный момент — это условие о предмете соглашения, так как если предмет не согласован, договор является незаключенным и не влечет никаких юридических последствий. В данном случае предмет – это уступаемое право, поэтому в договоре уступки права (требования) должно содержаться точное указание на то, какое именно право и в каком объеме переходит к новому кредитору, а также основание его возникновения. В договоре уступки права (требования) должно быть точное указание о сумме выплаты по принятым работам или предметам, а также сроков их оплаты или просроченной задолженности с указанием всех подтверждающих это документов (актов приемки, счетов, писем о задолженности и т.п.)

Например, в договоре уступки права (требования) может содержаться указание на акты приемки выполненных работ, по которым оплата должником не произведена, с приложением упомянутых актов приемки к договору цессии (Постановление ФАС Московского округа от 16.06.2010 N КГ-А40/5767-10-Б-1,2).

Если договор цессии не соответствует всем вышеназванным требованиям, и должник, имея возможность установить это несоответствие, тем не менее, исполнил обязательство новому кредитору, то в случае последующего признания договора недействительным, должник не вправе будет претендовать на статус добросовестного лица, и его обязательство перед первоначальным кредитором не будет считаться погашенным. Напротив, если же будет доказано, что должник не знал и не мог знать о незаключенности договора, то исполнение будет признано надлежащим.

При этом нужно учитывать, что акт сверки расчетов, подписанный должником и первоначальным кредитором, сам по себе не является достаточным доказательством существования требования (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 19.04.2005 по делу N А11-2553/2003-К1-9/136).

Понятно, что после предоставления цессионарием необходимых доказательств перехода к нему прав, с указанием в уведомлении реквизитов для исполнения обязательства, должник становится обязанным перед этим кредитором (в той части, в которой права были переданы), а первоначальный кредитор утрачивает право требования к должнику. Другими словами, с этого момента должник обязан исполнить обязательство новому кредитору, и никому другому. («В силу положений, предусмотренных статьями 312, 382, 385 ГК РФ, должник при предоставлении ему доказательств перехода права (требования) к новому кредитору не вправе не исполнять обязательство данному лицу» — постановление Президиума ВАС РФ от 23 ноября 2004 г. N 8414/04.)

Получение должником уведомления от цедента

Ситуация, когда должник получает уведомление о переходе права не от нового кредитора, а от первоначального, отличается от описанной выше, так как цедент не является по отношению к должнику «чужим» лицом (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.04.2008 N А10-3986/07-Ф02-1517/08).

Как указывает Президиум ВАС РФ в постановлении от 23 ноября 2004 г. N 8414/04, «кодекс не предусматривает обязательность предоставления должнику в качестве доказательства перемены кредитора соглашения, на основании которого цедент принял обязательство передать право (требование) цессионарию. Достаточным доказательством является уведомление должника цедентом о состоявшейся уступке права (требования) либо предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования)». Таким образом, Президиум расценивает уведомление должника первоначальным кредитором как доказательство действительности цессии, равного по силе предоставлению цессионарием оригинала соглашения об уступке права и всех сопутствующих документов. Такая позиция ВАС представляется вполне разумной, так как цедент является лицом, не заинтересованным в уведомлении должника о факте уступки, и уж если он уведомляет должника, значит, уступка точно состоялась.

В любом случае, даже если цессия и будет впоследствии признана недействительной, права должника, исполнившего обязательство новому кредитору, никак не будут ущемлены, его исполнение будет признано надлежащим. Это прямо выражено в п. 14 Постановления Президиума ВАС РФ от 23 ноября 2004 г. N 8414/04, что разрешило существовавшие до него противоречия в судебной практике (в частности, Постановление ФАС Московского округа от 10.03.2005, 17.03.2005 N КГ-А40/1344-05-Б и Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.01.2001 N Ф04/126-801/А70-2000).

Последствия неисполнения цедентом обязанности по передаче документов, удостоверяющих права требования к должнику

П. 2 ст. 385 возлагает на кредитора, уступившего требование (цедента), обязанность по передаче цессионарию документов, удостоверяющих права требования к должнику, которые и передаются по соглашению об уступке права (требования). Однако ошибочно мнение, согласно которому неисполнение данной обязанности влечет недействительность самой цессии. На самом деле на действительность цессии ни в коей мере не влияет передача этих документов, и момент перехода права совпадает во времени с моментом совершения сделки уступки права требования в требуемой законом форме, а не с моментом передачи правоустанавливающих документов. Эта позиция выражена Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 23 ноября 2004 г. N 8414/04: "уклонение цедента от передачи цессионарию документов, удостоверяющих переданное последнему право (требование), само по себе не свидетельствует о том, что данное право (требование) не перешло к цессионарию".

Возражения должника против требования нового кредитора

Следует упомянуть и ещё об одной норме, призванной защищать права должника. В соответствии со ст. 386 ГК должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Например, возражения о недействительности основания возникновения обязательства, о недействительности заключенного сторонами договора цессии (в том числе в связи с пропуском сроков исковой давности), о том, что обязательство должником уже исполнено, и т.д.

Возражения должника обычно выражаются путем направления новому кредитору письма, претензии либо подачи в суд соответствующего иска.

Новинки проекта гражданского кодекса

Проект внесения изменений ГК, разработанный в конце 2010 года во исполнение указа президента от 18 июля 2008 года "О совершенствовании гражданского законодательства" Советом при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, предусматривает ряд существенных изменений в нормы, регулирующие институт уступки права требования.

В частности, более четко проработан вопрос об уведомлении должника. В новом кодексе более четко будет прописана норма ст. 385 ГК. Уведомление, полученное как от цедента, так и от цессионария, будут «иметь силу для должника», кроме того, в закон попадет установившееся судебной практикой правило о том, что получение уведомления от первоначального кредитора доже без доказательств будет влечь обязанность должника не вправе не исполнять обязательство новому кредитору. Также в этой статье будет разрешен вопрос о последствиях получения должником нескольких уведомлений о переходах права. В этом случае он должен исполнить обязательство в соответствии с уведомлением о последнем переходе права.

До настоящего момента в практике не было единого мнения о правовом значении запрета уступки права, установленного соглашением должника и кредитора. Разработчиками проекта внесена ясность. Такой запрет не лишит силы саму цессию, и не повлечет расторжение договора, из которого возникло переданное право, но тем не менее отрицательные последствия для нарушившего такой запрет кредитора все же возникнут, — ответственность перед должником за нарушение договора.

Проектом разрешен доктринальный спор о моменте перехода требования при совершении цессии. Таким моментом должен считаться момент заключения договора, но стороны могут иначе урегулировать этот вопрос.

В целом же планируемые изменения можно отметить как положительные. Внесение Проекта в Госдуму планируется в феврале будущего года.

Ксения Аникторис,
юрист ООО "Мегаполис-Консалтинг"

Перейти к следующей статье: Обеспечительные меры как возможность не выводить деньги из коммерческого оборота

Текущая редакция ст. 388 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.

2. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

3. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

4. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него.

Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения.

5. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

Комментарий к статье 388 ГК РФ

1. Законодательно закреплены следующие условия уступки требования:
1) допускается уступка требования между кредитором (цедентом) и другим лицом (цессионарием) при условии, что такая уступка требования не противоречит закону. При этом цедентом является первоначальный кредитор, уступающее требования другому лицу (новому кредитору), а цессионарием — новый кредитор, которому уступается соответствующее требование;
2) установлен запрет уступки требования без согласия должника по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (например, уступка права требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна так как личность участника имеет существенное значение);
3) закреплены правовые последствия заключения соглашения между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (см. п.1 ст. 2 ГК РФ).

При этом заключение соглашения:
а) не лишает юридической силы уступку;
б) не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование;
в) кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за неисполнение условий соглашения.

4) предусмотрено право на получение неденежного исполнения как один из видов уступки требования, которое может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. При этом должнику и цеденту предоставлена возможность заключить между собой соглашение, содержащее условие о запрете или ограничении уступки права на получение неденежного исполнения.

5) предусмотрена возможность уступки требования солидарным кредитором. У солидарного кредитора право уступить требование третьему лицу возникает только с согласия других солидарных кредиторов, иное может быть предусмотрено соглашением между солидарными кредиторами.

Следует отметить, что комментируемая статья посвящена в большей степени не условиям уступки требования, а ограничениям при такой уступке. Пунктом 1 комментируемой статьи устанавливается общий запрет на уступку требования, если такая уступка противоречит закону. В частности, противоречить закону будет уступка прав, которые не могут переходить к другим лицам (ст. 383 ГК РФ). Противоречить закону будет и уступка, представляющая собой злоупотребление правом, например совершенная лишь с целью создать дополнительные обременения должнику, а также уступка, совершенная в целях ограничения конкуренции или злоупотребления доминирующим положением на рынке (ст. 10 ГК РФ с комментариями). Уступка прав, осуществление которых требует специальных разрешений или лицензий также противоречит закону. Исключениями являются уступка банком своих прав по кредитному договору лицу, не имеющему банковской лицензии, и передача страховщиком прав, полученных в результате суброгации лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности (см. п.2, 3 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

2. Пункт 2 комментируемой статьи не допускает уступку без согласия должника в случае, если личность кредитора в обязательстве имеет для должника существенное значение. При возникновении спора доказывать данное обстоятельство надлежит должнику. Факт же получения согласия со стороны должника должны доказать стороны договора об уступки требования.

Нормы п.2 статьи необходимо отличать от дефиниции ст. 383 ГК РФ. В случае с отношениями, регулируемыми ст. 383 ГК РФ, имеет место связь личности кредитора с обязательствами. Эти обязательства персональны, а связь формализована. В случае же с комментируемой нормой связь существует между должником и кредитором и эта связь может как иметь формально-правовой характер (должник и кредитор являются родственниками, например), так и не быть формализованной.

3. Первоначальная редакция рассматриваемой статьи предусматривала возможность установления посредством договора запрета на уступку требования. В редакции ФЗ от 21.12.2013 N 367-ФЗ комментируемой статьей устанавливаются отличные друг от друга правила для уступки денежных обязательств и для уступки неденежных обязательств. В случае с неденежными обязательствами сохраняется действовавшее прежде общее правило о возможности установления договорного запрета на уступку требования. Для денежных обязательств вводится новое правило, согласно которому уступка денежных обязательств не может быть запрещена, при условии, если обязательство связано с осуществлениями сторонами предпринимательской деятельности.

Таким образом, договором нельзя установить запрет на уступку требования при одновременном соблюдении следующих условий:
— требование является требованием из денежного обязательства, то есть обязательства произвести оплату деньгами наличным или безналичным путем;
— обязательство связано с осуществлениями сторонами предпринимательской деятельности.

При рассмотрении последнего условия необходимо обратить внимание на следующие моменты. Во-первых, для всех сторон передаваемого обязательства оно должно быть связано с предпринимательской деятельностью. Во-вторых, здесь не требуется, чтобы для цессионария обязательство цессии было связано с предпринимательской деятельностью, поскольку он не является стороной обязательства, уступка требования по которому происходит.

Следует отметить, что новые нормы, в соответствии с которыми уступка требования по денежному обязательству допустима независимо от условий соглашения сторон, являются весьма логичными, поскольку переход прав кредитора по денежному обязательству мало обременяет должника-предпринимателя, в виду того, что такое исполнение происходит безналичным путем и с этой точки зрения нет принципиальной разницы, кто является получателем такого исполнения.

4. Соглашением между должником и кредитором может быть запрещена уступка неденежного исполнения другому лицу. Такое соглашение может быть заключено одновременно с основным соглашением, являясь его частью, а может быть заключено в иной момент (ранее или позднее), отдельно от основного соглашения, из которого неденежное требование кредитора происходит.

5. Новой редакцией комментируемой статьи не разрешается уступка права на получение неденежного исполнения, если это делает исполнение значительно более обременительным для должника. Для установления допустимости уступки в данном случае необходимо определить, во-первых, обременяет ли уступка должника дополнительно. Если исполнение должником обязательства цеденту связано с определенными обременениями, исполнение должником обязательства цессионарию, даже будучи обременительным, само по себе дополнительных обременений для должника не создает. Например, должник обязан передать предмет договора в месте нахождения кредитора. Это действие, безусловно, обременяет должника, но изменение места исполнения в связи с переходом права к цессионарию, находящемуся в том же населенном пункте, что и цедент, не создает дополнительного обременения, а лишь заменяет одно обременение другим, равнозначным.

Под дополнительными обременениями следует понимать:
— обязанность должника выполнить дополнительные действия;
— необходимость исполнить обязательство иным, отличным от первоначального, способом;
— необходимость нести дополнительные затраты при исполнении обязательства.

Во-вторых, если дополнительные обременения для должника уступкой требования все же создаются, необходимо рассмотреть насколько они существенны. При оценке данного обстоятельства необходимо учитывать значительность обременений, которые понес бы должник при исполнении обязательства цеденту. Существенность здесь следует понимать относительную, а не абсолютную, беря за ориентир обременения, которые несет должник при исполнении обязательства цеденту.

В соответствии с п.14 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 должник обязан доказывать, каким образом уступка нарушает его права и законные интересы. Поскольку дополнительные обременения, налагаемые на должника уступкой, являются частным случаем нарушения законных интересов должника, доказывать как само наличие этих обременений, так и их значительность обязан должник.

6. Пунктом 5 комментируемой статьи устанавливается запрет на уступку солидарного требования одним из кредиторов без согласия других кредиторов.

Договор цессии (уступки права требования) по ГК РФ в 2018 году

Нормой не регулируется ни форма обращения за таким согласием, ни форма самого согласия. Поскольку согласие есть сделка, то к его форме применяются общие нормы о форме сделок ст. 158-165 ГК РФ, из которых можно сделать вывод, что согласие может быть выражено в любой форме, если соглашением между солидарными кредиторами не предусмотрено иное. Тем не менее кредитору, пожелавшему уступить свои права требования, необходимо учитывать, что обязанность доказывания факта согласия остальных солидарных кредиторов лежит на нем, факт же письменного согласия доказать проще.

Согласие может быть как общим, так и конкретизированным, то есть согласием на совершение отчуждения по определенной сделке. Положениями статьи не предусмотрено отзыва согласия.

Закон не запрещает остальным солидарным кредиторам выдвигать дополнительные требования в обмен на выражение согласия. Например, другие кредиторы могут потребовать для себя преимущественного права приобретения уступаемого требования, как условие дачи общего согласия на уступку.

В соответствии с комментируемым пунктом солидарные кредиторы могут прийти к соглашению, которым устанавливаются иные правила относительно уступки требования, чем установлены п.5 настоящей статьи. Указанным соглашением может быть установлен как полный запрет на уступку права одним из сокредиторов, так и право кредитора произвести уступку без согласия других сокредиторов.

7. Применимое законодательство:
— Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (Нью-Йорк, 12.12.2001);
— Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА;
— ФЗ от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях";
— Закон РФ от 07.02.92 N 2300-I "О защите прав потребителей".

8. Судебная практика:
— постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 N 17;
— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146;
— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120;
— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 N 56;
— постановление ФАС Московского округа от 02.12.2013 по делу N А40-33825/13-133-315;
— постановление ФАС Поволжского округа от 14.11.2013 по делу N А65-4954/2013;
— постановление ФАС Поволжского округа от 12.11.2013 по делу N А57-760/2013;
— постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.10.2013 по делу N А19-16063/2012;
— постановление ФАС Поволжского округа от 24.10.2013 по делу N А65-9251/2012;
— постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.09.2013 по делу N А10-4019/2012.

Консультации и комментарии юристов по ст 388 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 388 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Оформление уступки требования в обязательстве

Невыполненные условия договора: что делать?

Этот вопрос звучит с завидной периодичностью и имеет различные правовые способы решения. Что же делать, когда, например, проданный товар не оплачивается. Ведь оплатить продукцию можно как до передачи ее покупателю, так и по истечении определенного сторонами срока.

Если договором купли-продажи предусмотрена оплата товара в кредит, то через определенное время, покупатель должен сделать это в срок, предусмотренный договором. Но нередки случаи, когда недобросовестные покупатели, получив товар, забывают оплатить его в срок.

Эта статья посвящена договору уступки права требования (цессии).

Статья 382 Гражданского кодекса РФ разрешает продавцу или кредитору передать свое право (требование) другому человеку или организации, получив с них желаемую оплату за поставленный товар. Новый кредитор, в свою очередь, самостоятельно взыскивает затраченные средства с недобросовестного должника, в том числе и через суд.

Однако следует обратить внимание на особенности договора уступки права требования (цессии). Ссылаясь на туже норму права, узнаем, что для перехода прав продавца (кредитора) к другому лицу не требуется согласие должника, если в договоре или специальном законе не указано иное. Но, если договор содержит условие об обязательном согласии должника на заключение договора цессии, то уступка прав требования возможна только при наличии такого согласия.

А как быть, если срок действия основного договора уже истек, а долги остались?

Заключать договор цессии без согласия должника.

Но принимать решение следует с большой оглядкой на практику судов. Поскольку и в этом вопросе суды не имеют единого мнения. В пункте 3 статьи 425 Гражданского кодекса РФ говорится о том, что законом или договором может быть предусмотрено, прекращение всех обязательств сторон по окончании срока действия договора.

Если же в договоре это отдельной строкой не прописано, то он считается действующим до определенной в нем даты. Следовательно, если, например, покупатель не оплатил товар или оплатил его не в полном объеме, условие о невозможности передать права третьим лицам также остается в силе.

Суды отказываются взыскивать с недобросовестной стороны образовавшуюся задолженность, ссылаясь на недействительность сделки между старым и новым кредитором (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа N Ф09-9065/10-СЗ от 08.11.2010 по делу N 76-41041/2009-37-920/25 или Решение Арбитражного суда Челябинской области от 20.01.2011 по делу N А76-18741/2010).

Противоположное мнение опирается на пункт 4 статьи 425 ГК РФ. Указанная норма гласит, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение. Следовательно, для договора, в котором указан период его действия, истечение срока означает прекращение действия вытекающих из договора обязательств, однако неисполненные в срок обязательства по-прежнему необходимо исполнять, даже за пределами установленного срока.

Когда срок действия договора прекращается, обязательства по нему также прекращаются, за исключением неисполненных. И по договору цессии передаются именно эти обязательства. Пожалуй, эта позиция судов более логична и обоснована (Постановление ФАС Центрального округа от 3 августа 2011 г. по делу N А48-4422/2010).

Завершая неоднозначно решаемую судами и оттого проблемную тему договора цессии, остается надеяться, что в ближайшее время будет издано отдельное постановление, которое своими разъяснениями будет способствовать защите прав и законных интересов продавцов (кредиторов).

« Ответственность руководителя и контролирующих лиц в случае банкротства юридического лицаЕсть долги? Останетесь дома! »

admin