Безнадзорные животные

Энциклопедия МИП » Гражданское право » Гражданское право » Животные в гражданском праве

Основы правового регулирования животных как объектов гражданских прав, применение к животным общих правил об имуществе.

Основы правового регулирования животных как объектов гражданских прав

В Гражданском законодательстве есть ряд норм, непосредственно посвященных правовому режиму животных. Основополагающей следует считать положения ст.137 ГК, согласно которой к ним применимы общие правила о движимом имуществе.

Названная статья содержит оговорку о недопустимости жесткого обращения с живыми созданиями.

Ст. 221 ГК регламентирует обретение права собственности на объекты животного мира, признанные общедоступными по решению собственника или в силу местного обычая. Ст. 230-232 ГК устанавливает режим обращения с безнадзорными животными, номинально имеющими хозяина, однако временно выбившими из-под его опеки. При отсутствии сведений о собственнике по истечении полугода после заявления о находке, фактический держатель животного обретает право собственности на него.

Применительно к домашним животным как объектам гражданских прав выделен такой специальный способ прекращения права собственности, как выкуп в связи с ненадлежащим содержанием, жестоким обращением (ст. 241 ГК). Принудительный выкуп имущества у собственника не является беспрецедентным явлением. Однако обычно такие меры принимаются в отношении дорогостоящих объектов недвижимости – памяток истории, архитектуры, культуры, а также земельных участков с/х назначения.

В рамках закона 52-ФЗ «О животном мире» законодатель признает существование экологической связи диких животных, находящихся в естественном состоянии, с природой. Всякое антропогенное воздействие на них запрещено. При этом регулирование имущественных отношений в области природопользования производиться посредством гражданско-правовых норм (ст.3 52-ФЗ).

Значимое влияние на правовое положение и режим охраны домашних животных оказывает профильное законодательство, а именно – 123-ФЗ «О племенном животноводстве», 4979-I «О ветеринарии». На дикие особи распространяется природоохранное законодательство. Животные как таковые не упомянуты в перечне объектов охраны (ст.4 закона 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»). Однако животный мир и организмы признаются компонентами природной среды, а животные – частью экосистемы (ст.1 7-ФЗ). Последние, в свою очередь, подлежат специальной охране.

Животные как объекты гражданских прав

Традиционно животных делят на диких и домашних. Такое разграничение имеет принципиальное значение для определения правового режима животных как одушевленных вещей. В гражданском обороте в большей степени задействованы домашние животные. Поэтому приведенные ниже определения и характеристики касаются, прежде всего, именно их.

Несмотря на обилие законов, регламентирующих правовое положение животных в России, их определения законодатель не дал. В пределах ст.1 52-ФЗ определен логический объем категории «животный мир». Он включает совокупность организмов:

  • населяющих РФ, пребывающих в состоянии естественной свободы;
  • в силу международного права отнесенных к природным ресурсам исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ.

Толковые словари обычно трактуют понятие «животное» следующим образом. Это организм (существо), обладающий способностью чувствовать и передвигаться. В отличие от растения питается готовыми органическими соединениями.

Тихомиров М.Ю., Тихомирова Л.В. (авторы классической юридической энциклопедии) причисляют к числу животных представителей зоологического типа позвоночных. К животным они относят также беспозвоночных, в силу развитой нервной системы способных испытывать боль. Такая характеристика как «способность к болевым ощущениям» имеет принципиальное значение для определения правового режима охраны и использования животных. Она учитывается при определении наличия/отсутствия жестокого обращения как основания для принудительного изъятия животного.

Верующие люди придерживаются мнения об одухотворенности животных. Доводы по этому поводу содержаться непосредственно в Священном Писании. Наличие души у животных и их разница с душами людей является предметом теологических споров.

Нельзя забывать, что отношение к животным и определение их правового положения отображает уровень развития общества. В классическом римском праве, категории и принципы которого стали базой развития гражданского законодательства всех правовых систем романо-германской группы (в том числе – российской), рабы и животные относились к движимому имуществу. Отличия положения животных и рабов сводилось к тому, что последние признавались «говорящим», а вторые «молчащим» орудием.

Животное как наследник: к дискуссии о возможности признания животного субъектом права

Сегодня в англо-саксонской правовой системе завещания в пользу животных – распространенная практика. Возможность завещания животному обусловлена общей концепцией наследования. Воля покойного здесь практически ничем не ограничена. В качестве основания для отмены завещания в суде обычно рассматривается только недееспособность завещателя.

В отечественной правовой доктрине нашумевший случай завещания в пользу животного (дворового пса Серка) случился в XIX ст. в Угличе. Купчиха Мария Леонтьева оставила ему баснословную по тем временам сумму – 100 тыс. руб., лишив наследства родственников. Последние обжаловали завещание в суд, однако успеха не добились. После смерти пса имущество перешло в пользу города.

Действующее законодательство не признает возможности составления завещания в пользу животного, поскольку согласно доктрине гражданского права оно является объектом, а не субъектом права. Учитывая одушевленность животных, законодатель создал механизм, с помощью которого наследодатель может позаботиться о питомцах на случай своей смерти.

Ст.1139 ГК «Завещательное возложение» предполагает возможность поставить обретение имущества в порядке наследования под условие совершения общественно полезного действия. Завещатель волен обязать наследника содержать и заботится о своем домашнем животном. Законодатель не ограничивает наследодателя в степени конкретизации обязанностей наследника по поводу животного. Правила ухода могут содержать пункты касательно питания, выгула, посещения ветеринара и проч. Наследодатель также может поручить надзор за выполнением заранее оговоренного плана мероприятий специализированной компании.

Особенности правового режима животных как одушевленных вещей

Такие особенности проистекают из признаков животных как специфических объектов гражданских прав. В их числе:

  • принадлежность к живой природе;
  • одушевленность;
  • применительно к высшим существам – наличие зачатков ума, воли, чувств (по этому признаку животные отличаются от имущества всех других видов, в том числе – от растений);
  • необходимость питаться адекватной пищей, при отсутствии или недостатке которой наступает неизбежная болезнь или гибель животного;
  • наличие клички – собственного имени, используемого для общения с животным, а зачастую и родословной, медкнижки и других документов.

Вышеизложенное очевидно свидетельствует о необходимости специфического обращения с животными, борьбы против ненадлежащего обращения с ними. Установление правового режима животных и их отделение от всех других разновидностей имущества находится одновременно в правовой и нравственной плоскости.

Принадлежность к живой природе подразумевает необходимость обеспечения животных пищей и адекватными условиями содержания. В отношении собственника такое обязательство презюмируется. Его неисполнение может послужить основанием для принудительного выкупа в порядке ст.241 ГК. Впрочем, бесхозяйственное отношение к животным невыгодно и самому владельцу, поскольку вследствие его безалаберных действий или бездеятельности они могут заболеть (а это влечет расходы на ветпомощь) или погибнуть.

Особенности животных как одушевленных вещей должны учитываться при заключении гражданско-правовых сделок, особенно – договоров аренды.

Существует практика установления правил содержания арендуемых животных. Однако следует учитывать, что как и человек, животное подвержено болезням и старости.

Во время действия договора аренды животное может покалечиться или погибнуть, в том числе – без вины арендатора. В связи с этим в договоре следует определить:

  • механизм определения наличия вины арендатора в болезни/увечье/смерти животного;
  • сумму и процедуру компенсации причиненных собственнику животного убытков.

Об обеспечении надлежащего содержания животных в ситуациях, не связанных с договорными отношениями позаботился непосредственно законодатель. В силу ст.230 ГК лицо, задержавшее безнадзорное животное, на время розыска хозяина может оставить его у себя.

Однако только при условии, что имеет или может создать надлежащие для содержания животного условия. В противном случае поисками временного пристанища для безнадзорных животных занимается полиция или муниципалитет (ст.230 ГК). Такое положение очевидно направлено против возможных фактов жесткого обращения.

Применение к животным общих правил об имуществе

Возможность такого применения проистекает из положений ст.137 ГК «Животные».

Сделана оговорка, что общие правила об имуществе могут применяться, если:

  • профильными законами не оговорено иное;
  • это не противоречит принципам гуманности, не содержит признаком жесткого обращения с животными.

В целом в отношении животных могут заключаться обычные гражданско-правовые сделки. Живые организмы могут быть куплены, проданы, обменяны, подарены, завещаны, переданы в залог, возмездное или безвозмездное пользование.

Что до гуманности, то эта категория является несколько абстрактной. Так, договора по продаже домашнего скота на скотобойню или пушного зверя на забой ради шкурок вряд ли можно назвать гуманными, однако в договорной практике они распространены. В сельской местности забой доморощенного скота (причем не только птицы и кроликов, но также свиней, коров, овец) зачастую проводится собственными силами людьми, не имеющими специального образования и разрешительной документации. Очевидно, что госструктуры и муниципалитеты не стремятся, да и не имеют возможности контролировать процесс.

Заключение и исполнение договоров в отношении животных зачастую происходит на общих основаниях. Так, к договорам купли-продажи применяются обычные правила гл.30 ГК относительно момента совершения сделки (передача скота), перехода рисков утраты и гибели. Перевозка осуществляется по правилам гл.40 ГК, хотя обе стороны, бесспорно, должны учесть специфику груза. Ввиду одушевленности, в отношении животных фактически невозможно заключить договор хранения (гл.47 ГК).

Специфика распределения с/х продукции, полученной от животного арендатором, регламентирована ст.136 ГК. По закону плоды и продукция, полученные законным держателем вещи, принадлежат последнему. Таким образом, рожденной арендуемой коровой теленок или данное ею молоко принадлежит арендатору.

В отношении животных особо актуальна возможность заключать сделки, прямо не оговоренные законом (ст.421 ГК).

В городах в последнее время получили распространение нетрадиционные договора:

  • сделки типа «питомец напрокат», посредством заключения которых взрослые могут оценить свои возможности по уходу, а дети – получить опыт общения с животными;
  • договора о размещении питомца в спецучредждении для кормления и ухода за ним на время командировки или отпуска хозяина;
  • дрессировки, обучения, натаски служебных собак, собак-охранников и подобное.

Приобретение безнадзорных животных

В силу ст.230 ГК безнадзорным признается животное, которое номинально имеет хозяина, однако временно вышло из-под его надзора и опеки. Выявившее пригульный скот лицо обязано возвратить его собственнику, а если последний неизвестен – проинформировать полицию или муниципалитет. Сделать это нужно в срок до трех суток, иначе действия задержавшего чужое животное лица могут быть расценены как присвоение чужой вещи.

Лицо, нашедшее чужое животное, вправе оставить его у себя на время розыска хозяина при условии создания надлежащих условий содержания.

Если в течение полугода розыскные мероприятия местных властей и полиции не увенчались успехом, лицо, которое содержало животное, обретает право собственности на него по умолчанию (ст.231 ГК).

В случае отказа от права собственности животное поступает во владение муниципалитета. «Старый» владелец, явившийся за животным уже после перехода права на него, может инициировать возврат животного только ввиду жестокого обращения, причем – на возмездных основаниях.

Запрет на жестокое обращение с животными

Под жестоким обращением принято понимать причинение физического вреда или страданий животному, которое не связано с самообороной. Такие действия могут быть вызваны хулиганскими побуждениями, сопровождаться применением садистских методов. Не признаются жестоким обращением с животными дератизация и дезинсекция (мероприятия, связанные с плановым уничтожением крыс и насекомых). Дискуссии вызывает жестокость причинения вреда для выгоды – например, охота ради меха, мяса.

Прямой запрет на жесткое обращение содержится в ст.137 ГК «Животные». Однако сути и признаков жестокости ГК не раскрывает. Ст. 241 ГК предусматривает возможность принудительного выкупа домашних животных у владельцев ввиду ненадлежащего обращения. Основанием для принудительного выкупа признается вердикт суда, выкупную цену (согласованную сторонами или установленную судом) уплачивает истец.

В обоснование иска необходимо доказать «явное противоречие» выбранного собственником способа обращения с животным установленным на основании закона правилам и общепринятым моральным нормам. Количество судебных разбирательств по этому поводу незначительно. Оно очевидно не соответствует масштабам проблемы жесткого обращения с животными.

Жестокое обращение с животными формирует состав уголовного преступления, предусмотренного ст. 245 УК. Виновный может быть привлечен к ответственности в форме штрафа, ареста, исправительных работ, ограничения свободы за жестокое обращение:

  • из хулиганских либо корыстных побуждений;
  • с применением садизма;
  • повлекшее гибель или увечье животного;
  • в присутствии малолетних.

Аналогичное групповое деяние в силу уголовного закона влечет ответственность вплоть до лишения свободы на 2 года.

Возмещение вреда, причиненного людям со стороны животных

Животное признается объектом, а не субъектом права. По этой причине оно не может быть признано виновным в причинении вреда здоровью или имуществу человека. Однако животные, выявившие агрессию к человеку, во избежание подобных случаев в будущем могут быть усыплены.

Вред, причиненный дикими особями, находящимися в естественных условиях по общему правилу компенсации не подлежит. Исключение – ситуации, в которых определенное лицо в силу своих должностных полномочий или договорных обязательств ответственно за обеспечение безопасности людей или сохранность имущества. Нанесение вреда животными может быть отнесено к разряду страховых случаев.

За ущерб, причиненный домашним животным, отвечает его собственник. В частности, применяются правила ст. 1079 «Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих». Согласно последней ущерб, причиненный источником опасности, возмещается собственником или законным держателем вещи (арендатором, владельцем на праве хозяйственного ведения) в полном объеме кроме случаев, если последний докажет, что вред возник вследствие:

  • умысла потерпевшего;
  • противоправных действий сторонних лиц;
  • непреодолимой силы;
  • кражи или иного противоправного выбытия животного из его законного владения.

Особенности гражданско-правового оборота в отношении животных, занесенных в Красную книгу

В РФ действует правительственное постановление №158 от 19.02.16 «О Красной книге РФ». Животные, занесенные в Красную книгу, подлежат особой охране. Они могут изыматься из естсественной среды обитания только в исключительных случаях в разрешительном порядке. Исходя из положений ГК и 52-ФЗ можно утверждать, что краснокнижные животные ограничены в гражданском обороте.

Порядок выдачи лицензий на связанную с ними деятельность регламентирован правительственным постановлением №156 от 19.02.96, правила добывания краснокнижных животных (кроме водных) – постановлением №13 от 06.01.97.

Краснокнижные животные защищаются в том числе, посредством уголовно-правовой охраны. Лица, виновные в несанкционированной добыче и продаже особо ценных животных, упомянутых в Красной книге, привлекаются к ответственности по ст.258.1. Уничтожение мест обитания краснокнижных животных карается согласно ст.259 уголовного закона.

Сергей Коньков / ТАСС

В декабре 2018 года в России приняли закон «Об ответственном обращении с животными» — окончательно он вступит в силу в начале 2020-го. Среди прочего, закон запрещает отлов бездомных собак с целью их убийства. Ассоциация «Благополучие животных» полгода изучала закупки в разных областях и республиках России, а также местные нормативные акты. Выводы исследования: в большинстве регионов бродячих животных продолжают убивать. «Медуза» ознакомилась с докладом — и выяснила, что даже если все делать по нынешнему гуманному закону, жестокости по отношению к бездомным собакам и кошкам может стать только больше.

В российских регионах продолжают убивать собак. Это незаконно

В декабре 2018 года в России приняли закон «Об ответственном обращении с животными», защищающий в том числе бродячих кошек и собак от жестокого обращения. Среди основных принципов документа — «отношение к животным как к существам, способным испытывать эмоции и физические страдания», и «воспитание у населения нравственного и гуманного отношения к животным».

Полностью федеральный закон вступает в силу с 1 января 2020-го. С этого момента начнет действовать норма о том, что единственное основание для эвтаназии — неизлечимая болезнь животного, доставляющая ему непереносимые физические страдания. И еще одно положение: особи, представляющие опасность для людей, должны не умерщвляться, а помещаться в приют и содержаться там до их естественной смерти.

Действующие положения закона уже сейчас запрещают истребление кошек, собак и других безнадзорных зверей. Их защищает также Уголовный кодекс, он предусматривает наказание за жестокое обращение с животными — однако по соответствующей 245-й статье дела возбуждаются редко и еще реже доходят до суда.

С конца 2018 года по июль 2019-го ассоциация «Благополучие животных», объединяющая организации и активистов-зоозащитников, проверила, как в регионах России соблюдаются нормы федерального закона. Для этого юристы организации изучили региональных нормы и проанализировали госзакупки. Выяснилось, что на местном уровне часто обходят федеральное законодательство против жестокого обращения с животными.

Мониторинг показал, что только в 15 из 85 субъектов федерации законодательно закреплен принцип гуманного отношения к животным, а в закупках этих 15 регионов учтен принятый федеральным законом метод ОСВВ. Представители «Благополучия животных», как и многие другие зоозащитники, утверждают, что этот метод — один из самых эффективных в борьбе с проблемой безнадзорных кошек и собак.

В нормативных правовых актах еще 30 регионов страны говорится о необходимости гуманного обращения с животными, у которых нет владельцев. Но при этом в нормах, а также в закупочной документации, которую публикуют власти, содержится множество лазеек, позволяющих истребление животных. Например, нечетко описаны основания для эвтаназии пойманных собак и кошек — или не предусмотрена стерилизация, вакцинация и возможность содержания зверей в приюте. В таких случаях подрядчики чаще всего убивают пойманных собак.

Хуже всего с регуляцией популяций бездомных животных дело обстоит в 40 регионах. В числе аутсайдеров — Астраханская, Кемеровская и Ульяновская области, а также республики Тыва, Калмыкия и Ингушетия. В местных нормах много неточностей и нарушений федерального закона — а закупки, которые проводят муниципалитеты, подразумевают убийство пойманных собак и кошек как фактически единственный способ обращения с бродячими животными после поимки.

Министерство природных ресурсов и экологии (выпускает методические указания для работы с бездомными животными) не ответило на вопросы «Медузы» о том, каким образом в документах на выполнение бюджетных заказов могут присутствовать требования об уничтожении животных. В администрации Астраханской области отказались комментировать ситуацию без согласования с начальством; связаться с администрацией Кемеровской области «Медузе» не удалось.

Бездомных животных убивают из-за туманности формулировок и неграмотности чиновников

«До принятия федерального закона в этой сфере был правовой вакуум. Я думаю, раньше ситуация была хуже, чем сейчас. Закон — первый шаг на пути к гуманизации взаимодействия человека и животного», — говорит юрист ассоциации «Благополучие животных» Екатерина Кузьменко. До 2018 года каждый субъект федерации сам выбирал, каким образом регулировать численность бродячих животных, применялись и крайне негуманные средства — в том числе отстрелы животных.

Из-за того, что закон принят совсем недавно, объясняет Кузьменко, во многих регионах законодательство еще не приведено в соответствие с федеральным. Такая ситуация, к примеру, в Ульяновске — где собак отлавливают, отправляют на временную передержку (чтобы в случае ошибки хозяин животного смог найти его и вернуть домой), а затем «утилизируют».

«Сейчас наше управление ЖКХ и благоустройства ждет порядка. Департаментом ветеринарии, то есть региональным органом, должен быть разработан порядок, как это все должно происходить. А пока мы работаем по-старому», — говорит «Медузе» сотрудник пресс-службы ульяновской администрации Евгений Носов. По его словам, до конца 2019 года у администрации заключен контракт с частным предпринимателем на отлов 3 141 животного. «Это определили по денежным средствам, которые дали на данные мероприятия, — поясняет Носов. — Был разыгран контракт, выиграл предприниматель, предложивший наиболее приемлемую цену — два миллиона 813 тысяч рублей».

Есть регионы, в нормативных актах которых массовая стерилизация как единственный метод регуляции численности животных уже зафиксирована. Но в некоторых из них документы написаны нечетко и могут трактоваться двояко — часто эта неопределенность касается оснований для эвтаназии. Среди причин умерщвления животного, к примеру, могут быть указаны одичалость, невостребованность, агрессивность или потенциальная опасность животного для государства и общества.

«Очевидно, что все эти формулировки достаточно общие. При этом критерии оценки и диагностики этих состояний не прописаны», — комментирует Кузьменко. Существование таких лазеек, по ее словам, приводит к тому, что любое животное можно легко признать опасным или агрессивным и на этом основании усыпить. «Убить и утилизировать животное дешевле, чем содержать его , кормить, стерилизовать и вакцинировать. Более того, для проведения комплекса гуманных мероприятий нужна материально-техническая база, которой у недобросовестных подрядчиков зачастую нет», — говорит юрист.

В пример она приводит город Новошахтинск Ростовской области. Там в нормах закреплен метод регулирования численности бездомных животных — массовая стерилизация. Но одновременно записан широкий перечень оснований для эвтаназии. «Подрядчик, который реализует контракт, пользуется этой лазейкой: признает всех животных неизлечимо больными или агрессивными и на этом основании применяет эвтаназию. Так по сути метод регулирования численности животных сводится к массовому убийству, — объясняет Кузьменко. — Возникает вопрос к заказчику, то есть местной администрации, о нецелевом расходовании бюджетных средств. Ведь она принимает такие услуги как соответствующие и оплачивает их».

По словам секретаря управления городского хозяйства Новошахтинска, единственный человек, способный прокомментировать ситуацию, находится в отпуске. Другая сотрудница, занимающаяся контролем в сфере закупок, отказалась отвечать на вопросы «Медузы».

Часто противоречия встречаются и в закупочной документации. В одном пункте требований к исполнителю может говориться, что эвтаназия возможна только при определенных обстоятельствах, связанных с состоянием животного. А в другом — что необходимо умертвить точное количество животных или заранее определенный процент отловленных животных.

«Именно заказчик, формируя закупочную документацию, создает предпосылки для того, что по факту будет происходить с животными в ходе реализации контракта. Очевидно, что на этапе объявления закупки заказчик не может знать, у скольких животных будут выявлены основания для эвтаназии, ведь их еще не отловили и не осмотрели, — говорит Кузьменко. — У подрядчика в этом случае возникнет сложная ситуация. Ведь в контракте не предусмотрена оплата за полный комплекс гуманных мероприятий для здоровых животных».

Директор ассоциации «Благополучие животных» Мария Лежнева рассказывает, что нередко причиной формирования негуманных закупок становятся стереотипы: «Все еще большое количество ветврачей и чиновников, которые задействованы в этой сфере, считают стерилизацию опасной. Они говорят, что стерилизованный пес теряет возможность для выживания на улице — другие собаки его сожрут. Или что это против церкви — лишать удовольствия собак. С одной стороны — ретроградность. С другой — еще и глупость».

Ассоциация «Благополучие животных»

Екатерина Кузьменко замечает, что нарушения в закупочной документации иногда возникают из-за того, что при ее формировании нужно учесть как законодательство о закупках, так и об обращении с животными. «Это объективно непростая задача , — говорит юрист. — К тому же, подготовка у заказчиков по этому вопросу, особенно в небольших населенных пунктах, невысокая».

Внедрение более гуманных методов займет пять-семь лет. Но может стать и хуже

В одной из статей федерального закона об ответственном обращении с животными (она вступит в силу с января 2020 года) говорится, что подрядчики во время отлова животных должны снимать свои действия на видео. А после поимки кошек и собак — их нужно стерилизовать и вакцинировать. Также предусмотрено содержание зверей в приюте и последующий возврат на улицу: эту процедуру подрядчик тоже должен снимать на видео. Съемки, в случае сомнений в том, что работы вообще проводились, исполнитель будет обязан предоставлять властям по требованию.

Если все так и будет, стерилизация животных станет не только более гуманным способом уменьшения популяций, но и более действенным, чем уничтожение особей. «Убийство требует постоянного убийства. Если на определенной территории мало животных, собака будет рождать не двух щенков, а например, десять. Соответственно количество животных не снизится. При системе ОСВВ количество не только снижается, но и не возобновляется», — объясняет Мария Лежнева.

Одними из первых в России метод ОСВВ начали применять в Нижнем Новгороде: там соответствующий закон приняли еще в 2013 году, когда на улицах города было больше семи тысяч собак. С 2014-го в Нижнем Новгороде появился благотворительный фонд «Зоозащита НН», который занялся отловом бездомных животных, их стерилизацией и вакцинацией от бешенства (иногда — и от других вирусов). К 2016 году численность бездомных собак сократилась до 4,5 тысячи. Сейчас их — 2,5 тысячи, а к 2020-му будет всего 800 на миллионный город, утверждает директор фонда Владимир Гройсман.

При этом ОСВВ как метод невыгоден нечестным чиновникам и подрядчикам, уверена юрист Екатерина Кузьменко. Дело в коррупции: «Когда применяется метод массового умерщвления с последующей утилизацией, подрядчикам (к сожалению, часто недобросовестным) легко завысить объем выполняемых услуг. Например, отловить и умертвить 50 животных, а в отчетных документах указать 100. Проверить это будет во много раз сложнее, чем если бы животные были живы и находились на содержании «.

Президент фонда «Забытые животные» Анастасия Комагина не согласна со своими коллегами из ассоциации «Благополучие животных». Ей в целом не нравится закон об ответственном обращении 2018 года: «Он заявлен как гуманный. Когда закон полностью вступит в силу, он приведет к теневому уничтожению бездомных животных. То, что и сейчас происходит».

Она признает, что ОСВВ может быть действенным средством — но для регуляции числа бродячих кошек и в странах с теплым климатом, вроде Италии или Греции. «Потому что более-менее есть условия для существования . Кроме того, кошки не конфликтные животные по сравнению с собаками. Но оставлять на улицах собак — это возвращение в первобытное общество», — считает Комагина.

Она уверена, что от внедрения ОСВВ уровень коррупции не уменьшится: «Потому что невозможно все полностью проконтролировать. Деньги перечисляются, собака прооперирована и выбрасывается на улицу, деньги освоены — все, контроля никакого. Если собака помрет через два дня после операции — естественная смерть». Делать операции качественно, по мнению Комагиной, в условиях бюджетного заказа («кто меньше дал, тот и получил тендер») подрядчики вряд ли будут. А в том случае, если заниматься стерилизацией станут зоозащитники, активистов начнет «травить население».

«Потому что люди крайне не хотят видеть бездомных собак на улицах городов, — уверена Комагина. — Люди боятся, дети боятся. Собаки реально проявляют территориальную агрессию. Я сама люблю собак, у меня есть собаки. Но нужно понимать, что нельзя просто закрыть глаза и сказать: «Я не буду делать эвтаназию, давайте запретим эвтаназию». После этого животные не перестанут умирать. Будут умирать еще более жестоко, к сожалению».

Альтернативой, по ее мнению, могла бы стать «прозрачная гуманная эвтаназия», а также всеобщий учет домашних кошек и собак с их обязательной чипизацией и просвещение владельцев животных (в первую очередь в том, что касается стерилизации). «Основной приток бездомных животных на улицу — это потомство владельческих животных. Убежала — родила. На даче нагуляла — выбросили», — объясняет руководитель фонда.

Мария Лежнева из ассоциации «Благополучие животных» признает, что метод ОСВВ эффективен только тогда, когда применяется в комплексе с другими мерами. И когда на все эти меры есть деньги. Она приводит в пример Сочи и Крым: там действует гуманное законодательство и подрядчики работают по системе ОСВВ, но количество животных на улицах все равно огромное. «У нас деньги выделяются по принципу «Есть столько денег — мы их дадим на это». А не по принципу «У нас столько-то собак, их нужно стерилизовать, поэтому выделяем такую-то сумму». Поэтому гуманные мероприятия проводятся только с частью собак и не приносят должного результата», — объясняет она.

«Я понимаю, что в 2020 году у нас не наступит райская жизнь для животных, — говорит Лежнева. — Потому что гуманное отношение — это не только законодательство, это еще и про граждан». По словам директора ассоциации, до 80% собак и кошек оказываются на улице, потому что от них отказались прежние хозяева. Росту численности бездомных животных способствуют и те владельцы животных, которые разрешают нестерилизованным питомцам гулять без присмотра.

«Проблема с животными на улице — критическая. Животных слишком много, — заключает Лежнева. — Думаю, нужно лет пять-семь, чтобы наладить систему и стабилизировать ситуацию». Сколько именно бездомных животных в городах России, ей точно неизвестно. Такой мониторинг пока никто не проводил.

С 15 апреля по 15 сентября 2019 года на территории Слободского района состоится отлов животных без владельца, сообщает сайт администрации Вахрушевского городского поседения.

В соответствии с ФЗ от 27.12.2018 № 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными и о внесении изменений в отдельные Законодательные акты Российской Федерации, постановлением Правительства Кировской области от 18.04.2012 «148/201 «О Порядке отлова, учета, содержания и использования безнадзорных домашних животных на территории Кировской области» отлову подлежат животные без владельца, потерявшиеся, сбежавшие, брошенные или иным образом оставшиеся без попечения людей.
владелец животного — физическое лицо или юридическое лицо, которым животное принадлежит на праве собственности или ином законном основании;

домашние животные — животные, которые находятся на содержании владельца — физического лица, под его временным или постоянным надзором и местом содержания которых не являются зоопарки, зоосады, цирки, зоотеатры, дельфинарии, океанариумы;

животное без владельца — животное, которое не имеет владельца или владелец которого неизвестен.

admin